Главная
Регистрация
Вход
Среда
18.09.2019
20:35
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1094]
Суздаль [345]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [367]
Музеи Владимирской области [59]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [198]
Судогда [84]
Москва [42]
Покров [110]
Гусь [123]
Вязники [230]
Камешково [66]
Ковров [295]
Гороховец [95]
Александров [216]
Переславль [99]
Кольчугино [62]
История [29]
Киржач [68]
Шуя [92]
Религия [4]
Иваново [47]
Селиваново [28]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [67]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [68]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [29]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [30]
Муромские поэты [5]
художники [4]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 21
Пользователей: 1
Николай

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гороховец

Свадебные обряды в Мордвиновской волости, Гороховецкого уезда (1864 г.)

Свадебные обряды в Мордвиновской волости (Гороховецкого уезда)

Свадебные обряды в Мордвиновской волости, Гороховецкого уезда, сколько я знаю об них, имеют своего рода отличку от таких обрядов в других местностях здешней губернии; а потому я считаю не лишним передать их в известность любителям знать народные обыкновения.

Сватанье невесты у наших крестьян производится обыкновенным порядком. Дело всего чаще начинается с того, что жених, подметив себе невесту где-нибудь на летнем публичном гулянье, засылает от себя к ней сваху, которая, конечно из видов корыстолюбия, на пропалую нахваливает жениха в глазах невесты и выставляет на вид все его достоинства и богатство, хотя бы их вовсе и не было. По усватании невесты бывает:
Обжорный стол.
В первый базарный день после усватания невесты ее отец и мать с другими своими родственниками выезжают в ближайшее торговое село «обжирать жениха» который свидевшись на базаре с родными невесты, приглашает их с собою в харчевню, где покупает им пирогов, пива и вина, чтобы предложить порядочный завтрак. Новая родня конечно пожирает и выпивает все это с полной мужицкой энергией — нещадя живота своего и все наедаются и напиваются до отвалу. Затем вся эта полупьяная партия целым кагалом отправляется, по местному выражению, пошламберить по базару, а потом идут в трактир попить чайку да попотеть, а между прочим похвастаться богатством с той и другой стороны и покалякать об участи будущих молодых — об их счастии и т. п. Из трактира опять путь лежит в ту же харчевню—пообедать—справить «обжорный стол» и во время этого стола идет пожирание и попойка, как говорится, в смертную голову, так что порядочно достаточному жениху обжорный стол встает рублей в 10-ть 15 и 20 сер. После обеда распростившись и разцеловавшись на все манеры, с искренними пожеланиями друг другу всего доброго и полезного, вновь роднящиеся разъезжаются по домам.
Когда отец и мать невесты приедут с базара домой, тогда их дочь - невеста встречает их в доме следующим вытьем:
Ты родимый ты мой батюшка,
Ты родная моя матушка,
Уж куда вы это ездили?
Вы слыш ездили на ярморку,
Вы купили мне покупочку,
В руку косу алу ленточку,
Мне покупочька ненравится,
Ретиву сердцу некажется,
Слышь родные мои милые,
Вы проели меня, пропили,
Во чужи люди помолвили,
А я млада седне (сегодня) плакала,
Что бросаю волю девичью.

По окончании вытья родители невесты конечно начинают утешать ее будущим счастием супружеской жизни и невеста принимает опять свое обыденное положение. Чрез два или три дня, а иногда и на утро обжорного стола, будущая свекровь невесты приходит к ней в гости и приносит гостинец: сдобный колобок (лепешка) и два яйца.

Девишник Пред девишником, который всегда бывает накануне брака, кто-нибудь из ближайших родных жениха (его брат или родный дядя с женами) приезжают к невесте за дарами. Приехавшим в доме невесты предлагается ужин, за которым каждому из них невеста подносит на блюде дары (холст или полотенце) с таким приветствием:
«подарочек примите, да чего-нибудь вновь заведите».
Ну и заводят и распустят басни о том да о сем, а конечно опять всего больше о богатстве. После ужина гости уезжают, а невеста приглашает своих подруг к себе на девишник: подите девушки белитесь, да румяньтесь, говорит она, да ко мне на девишник собирайтесь, а сама начинает выть:
Ты сердечный сударь батюшка,
Что у вас это за праздничек,
Что у вас за гости были здесь,
Что за гости за торговые,
За купцы были богатые,
Какой товар они смотрели,
Али батюшка высок терем,
Али батюшка добра коня?
Они смотрели не твой терем,
Не добра коня торговали,
Высок терем про себя строен,
А добрый конь про ceбя кормлен.
Ты сердечный сударь батюшка,
Поезжайко во чисто поле,
Догони-ко дорогих гостей,
Ты напой их зеленым вином,
Ты отдай им золоту казну,
Откупи ты меня глупую,
Чтобы гости-то позапили,
Меня глупую позабыли.
Между тем девки начинают мало по малу собираться на девишник и собравшись, садятся по лавкам и скамьям вполне соблюдая правила местничества и образуя из себя кружок, а невеста в это время воет:
Подите-ка добро жаловать,
Лебедушки белыя,
За чем вас здесь долго не было,
За каким делом работою,
За домашней неуправою,
Али вести вам неподано,
Письма-грамотки неписано,
Посла скораго не послано,
Про мое горе не сказано?
Не прогневайтесь подруженьки,
Что не вышла я вас встретити,
Отрадым бы я радешенька,
Не пошли вишь резвы ноженьки,
Не пошли оне подопнулися,
Голова с плеч долой катится,
Со горюшка со великого,
Со печалюшки со немалыя.
Вы послушайте лебедушки,
Я об чем вам буду кучиться,
Низехонько буду кланяться,
Вы попойте-ка девишных песенок,
Вы девишных горемычных,
Развесель-те избу горницу,
Разжалобьте мою матушку.

И девушки начинают петь:
Часто сват ходил,
Часто ездил он,
Во деревнюшку Брюхатово,
Он и стукался под окошечко,
Под окошечко переднее,
Он и стукался потихошеньку,
Говорил речь поплавнешеньку:
Ты отдайко свет Миронушко,
Свою дочьку Агрофенушку,
За мово сынка Егорушка,
Женишек наш в уме в разуме.
Обжилася, Агрофенушка,
Обжилася, обгляделася,
Стала она сватовей бранить,
Чтобы свату то распроклятому,
Костылем бы ему подперетися,
Распроклятой то бы свахоньке,
С мешком по миру нашататися,
Котомой бы ей задавитися,
Сухарем бы ей подавитися.
Всколыхалося синее море.
Синее море.
Разыгралася белая рыба.
Беларыбица.
Берегись свет белая рыба.
Берегися.
Что хотят тебя поймати.
Вот поймати.
В шелковые нереты посадити.
Посадити.
На двенадцать тебя штучек разрубити.
Разрубити.
На двенадцати блюдах разложити.
Разложити.
На двенадцати столах разстановити.
Разстановити.
Берегись ты Агрофенушка.
Берегися.
Что хотят тебя сговорити.
Сговорити.
За детину Егорушку помолвити.
Помолвити.
Где гуси гуляли.
Да ихи!?
Где серы гуляли.
Да ихи!?
Были да гуляли:
У Мирона во сенях,
У Аксиньи во новых,
У Грунюшки во девишнике,
Уж мы диво там видели,
Это диво то не малое,
Агрофенушка то плачет,
Дочь Мироновна рыдает,
Ко ларчику припадает:
Ларчик, же ларчик,
Что не я тебя ковала,
Не я тебя золотила,
Ковал тебя родной батюшка,
Золотила родна матушка,
Золотила причитала она:
Наживали в три годочка,
Проживала в три часочка,
Свекру то новинку,
Свекрови рубашку,
Деверьям то по платочку,
Золовушкам по веночку,
Я одежу ту на грядку,
Башмачьки то под кроватку,
Сама лягу на кроватку,
Ко Егору то на ручку,
Ко Михайлычу на праву,
Уж я буду говорити,
Береги—тко сударь, жалуй,
Не давай сударь в обиду,
Ты ни свекру ни свекрови,
Ни золовкам—колотовкам,
Деверьям—кобелям.

По окончании этой песни невеста из заперегородки выходит в девичий кружок и начинает выть:
Не встать ли мне приподнятися,
На поженьки приопнутися,
Пропустите меня люди добрые,
Ко подруженькам в беседушку,
Во веселую компаньицу,
Что вы милые подруженьки,
Вы сюда меня невскричали,
На меня штоль вы огневались,
Катся (кажется) я вам недосаживала,
Грубных речей не говаривала,
Аль нет у меня снарядушки,
Разе нету светла платьица,
На белу грудь нету жемчужку,
На белы руке златых перстней, В русу косу алой ленточки?
Подымикось права рученька,
Через правое то плечико,
Слазь по матушку русу косу,
Да по алую то ленточку,
Уж ты матушка руса коса,
Уж ты свет то ала ленточка.
Не придумает моя головушка,
Куда девать красу девичью?
Как пущу ее во сырой бор,
В сыром бору заплутается,
Пущу красу в зелены луга,
В зелены луга, в чисты поля,
Уж и тут красе не местечко,
Уж и тут красе не кажется,
Моему сердцу не нравится,
Я пущу красу в зеленый сад,
Посажу красу на яблонку,
Да на самую вершиночку,
Да на красное на яблочко,
Вы подуйте ветры буйные,
И пойдут дожди осенние,
Ветры сдуют красу девичью,
Ко матушке ко сырой земле,
А моей красе не кажется,
Моему сердцу ненравится,
Разделю я красу девичью,
Моим милым подруженькам,
Вы неситкоте подруженьки,
Вы мою то красу девичью,
Ни в чем она незамарана,
Родом племен небезчещена,
В черной грязи неударена,
Уж как придет к вам подруженьки,
Уж как придет лето красное,
Вы чешите буйны головы,
Вы чешите гладко нагладко,
Вы плетите русы косынки,
Вы плетите мелко намелко,
Ты сердечная моя матушка,
Поглядико ты по лавочке,
Тут сидят мои подруженьки,
Изнаряжены изнабелены,
В русых косах алы ленточка,
На белой груди мелкой жемчуг,
На белых руках златы перстни,
У меня то звать у глупыя,
Ровно нет такой снарядушкви,
На белы руки златых перстней,
На белу грудь мелка жемчуга?

Окончив это вытье, невеста опять уходит за перегородку, а девки начинают хулить жениха следующими песнями:
Собиралась теща пирог печи,
Собиралась на базар купить соли да мука,
Купить соли да муки,
На четыре бы рубли,
Гусей лебедей,
На двенадцать рублей,
Меду да малины,
На четырнадцать рублей,
Еще встал теще пирог,
Ровно в тридцать рублей.
Этот пирожок,
Был на улице мешен,
А на солнышке печен,
На семи парах везен,
Кони—то взоржали,
Перемены себе ждали;
А колесы—то скрипят,
Дегтем мазаться хотят.
Он (пирог) в ворота не прошел,
Сквозь повети протащен,
Уж как этот пирожок,
На дубовой стол кладен,
У дубового стола,
Перломилася нога,
Раскололася доска,
Уж как этот пирожок,
Восьмерым пеподнять,
Пришел зятюшка пострел,
Пирожок весь этот съел,
Теща по горенке похаживает,
С коса на косо на зятюшка поглядывает,
Как тебя зятюшка нерозорвало,
Развысокою горой не положило?
Ты спасибо скажи теща,
Что поевши я пришел,
А неевши бы пришел,
Без другова б неушел.
Зятюшка стал,
Свою тещу в гости звать,
Приходи—ко ко мне теща,
Да на маслянце в четверг,
А в великой придешь пост,
Только редьки тебе хвост.
Собиралась теща,
На маслянице в четверг,
Встретил зять тещу,
Через три поля к себе,
Через три поля,
Да с тремя дубинам,
Он ей перву воздал честь,
По затылку тещу хлесь,
А другую воздал честь,
Тещу по брюху хлесь.
Он и третью воздал честь,
По спине тещу хлесь.
Ну спасибо тебе зятюшка,
На пиве на вине,
С пива да с вина,
Болит брюхо и спина,
А со сладкия со браженьки,
Головушка болит.
Уж вы детки ребята,
Запирайте ворота,
Не пришел бы в гости зять,
Да непозвал бы опять.
Ты изменщица подруженька,
Лицемерщица любимая,
Не хотела ты за муж идти,
Говорила: в монастырь пойду,
В монастырь пойду — в Игуменьи,
Вас подруженек с собой возьму,
А любимую подруженьку,
Я к себе ее во ключницы,
А теперь ваша подруженька,
А теперя за столом сидишь,
За столом—то за дубовым,
А за скатертям за браныем,
За закусочкам за сладкием,
Оглянись наша подруженька,
Ты на правую сторонушку,
По себе ль человека выбрала,
Он худешенек малешенек,
Из бела лица бледнешенек,
Он хлебает заливается,
Говорит речь заикается,
Он и ходит запинается,
В голове то мыши гнезда вьют,
Во бровях то жуки ползают,
А в носу то соловьи свистят,
А в усах то блохи прыгают,
На брилы то подмазки клади,
На горбу то роща выросла,
Не березова—осинова,
В этой роще не грибы растут,
Не грибы растут—мухарники,
Их брали Мордвиновски (деревня из которой жених) охальники.

После этой песни, невеста выносит девкам на всех один пряник, разделив который, поют песню в похвалу жениха:
Как во нынешнем народе,
Зерна, зерна правды нет,
Что Егор то недородушка,
А он во все переродушка,
Седлал коня со сырой земли,
А уж конь то как боярский конь,
А седелечко черкасское,
Во седле то как боярский сын,
Что Егор то свет Михайлович.

Эта песня из девишных последняя. По окончании ее, девки выходят на двор или на улицу и вместе с парнями поют хороводные песни, а потом расходятся по домам.
Если у невесты нет матери или отца, то девишник заключается вытьем следующего содержания:
Уж как было у сыра дуба,
Много витий, много павитий,
Много листьица бумажного,
Только нету у сыра дуба,
Нет вершинушки кудрявыя,
Как у нашей Агрофенушки,
Нет родимой ея матушки (или нет родного ея батюшка).
Пойду выйду во новы сени—
Отыщу там брата милаго—
Я пойду ему покланяюсь:
Ты поди брат на широкий двор,
Ты возьми-ко шелкову узду,
Ты поди-ко в зелены луга,
Отыщико ворона коня,
Оседлай-ко коня добраго,
Поезжай-ко к церкви Божией,—
Ты ударь-ко в большой колокол,
Ты подай-ко звук в сыру землю,
Ко родимой моей матушке (или батюшку),
Чтобы шла родная матушка (или батюшка)
Ко такому часу горькому—
На мою свадьбу сиротскую,
Уж несла бы моя матушка—
Во правой-то руке счастьице,
А в левой благословеньице.

День брака.

На утро после девишника невеста встав с по стели и умывшись опять начинает выть:
Ты родная моя матушка,—
Поспалась ли тебе темна ночь?
А мне глупой неуснулося,
На белой заре забылась я,
Нехорош мне сон привиделся:
Как у нас на широком дворе,
Разливалась река быстрая,
Быстра река сине морюшко—
Сине море крутберегое,
Со того-то ли со бережка
Плыла, плыла легка лодочка,
Я по бережку все ходила
И на лодку загляделася,
Золоты ключи в реку уронила,
За ключами я бросалася—
Я со бережку сорвалася,
А к другому неприбилася,
За ковыль траву хватилася,
Ковыль трава оборвалася,
А я в речку опустилася,
Да во лодочку садилася,
Да от бережку отбилася,
А к другому неприбилася,
Среди речки становилася.

Пред поездом в церковь, когда все поезжане с жениховой стороны соберутся в дом невесты, отец жениха и дружка становятся в избе наперед всех и помолившись Богу, последний обращается к домашним невесты с следующим приветствием:
Все ли у вас в доме здоровы,
Все ли благополучны?
А наш князь молодой
Стоит в чистом поле
Сам многолюден—
Двести пар,
Полтораста вершников,
Сорок попов,
Полтораста дьяков,
Пять сот пас Донских казаков,
Приказал наш сват,
Что бы двор был метеный,
А пол скобленой,
Ясли кленовы,
Сена зелены,
Овсы ядрены,
Сторожа молодые,
Падоги вязовые,
Шапки дубовые.
Обращаясь к девкам, приходящим посмотреть на поезжан:
А вы красные девицы,
Песенные мастерицы,
Песенки пойте,
На дороге не стойте,
Кони у нас вороные,
Извощики молодые,
Коней не удержат,
Да вас передавят.
Поворотим мы в право,
Глядеть станем на вас браво.
Поворотим мы в лево,
Поступать станем с вами смело.

Обращаясь к свату и свахе:
Сватушка, свахонька
Нет ли у вас шубки лисьи,
А нет лисьи, нет ли куньи
А нет куньи, примите нашу баранью
Наша баранья
Со всем исправна:
Петелки витыя,
Пуговки литыя,
Башмачки Тверские,
Чулочки панские,
Свово чада обрядите,
Да за стол посадите.

Дружка отдает свату шубу, а сам взяв жениха за руку ведет его к печке—за перегородку, подает ему на блюде курник (пресный пирог), чтобы им подарить будущего тестя; потом, взяв кусок мыла отдает его невесте: вот тебе матушка Агрофена Мироновна мыльце, говорит дружка, умойся побелее и нам будешь помилее. Затем взяв блюдо приглашает свата и сваху и всех поезжан к озолочению будущих молодых, по каковому приглашению все кладут на блюдо денег, которые после венчанья употребляются на пропой. — Пo окончании денежного сбора, дружка взяв за руку жениха и невесту подводит их к столу, за который еще заранее садится наряженная кукла и ковыряет лапоть, или шьет без узла, не уступая места будущим молодым до тех пор, когда ей (кукле) дадут сколько-нибудь денег. Чтобы выкупить место, дружка, берет ковш квасу, кладет на дно оного грош и копейку и поднося кукле говорит:
«Попейко попейко на дне-то найдеьш копейку».
«А побольше попьешь еще грош найдешь».
Выпив из ковша квас и взяв положенные в ковш деньги, кукла уступает свое место жениху и невесте, которые нимало немедля усаживаются в самый перед,— положив под себя баранью шубу.
Едва только жених и невеста и все поезжане с жениховой стороны усядутся за столом, дружка начинает свой монолог:
Старик со старухой
На печи за столбом;
Молодец со девицей
Впереди за столом.
Маленькие ребятишки,
Голубые ваши пупки,
Зеленые желудки,
Старые старухи,
Худые сарафаны,
Портошные заплаты,
Старик со старухой
На печи за столбом;
Молодец со девицей
Впереди за столом.
Красные девицы,
Пирожныя мастерицы,
Криношные блудницы,
Тварожные пагубницы,
Яичные переводницы,
Материны обманщицы,
Колобы месили,
В лес носили,
Дружовей кормили.

Монолог этот говорится для потехи и как бы в насмешку еще невышедшим о замуж девушкам. За тем обращаясь к повару, дружка предлагает ему выпить ковш квасу говоря:
Квас-то ясный,
Квас-то красный,
Повар ученый,
Черен золоченый;—
Изволь-ко выкушать,
Да речи мои выслушать
Взять не за черенок
И не за носок,
А как знаешь сам.

Повар не касаясь своими руками ковша, выпивает из оного квас, своею рукой поддерживая руку дружки и как бы в благодарность за угощение квасом обещает всем хороший обед:
Ну уж за этот квас
Накормлю и я вас!
Здесь поезжанам предлагается порядочная закуска, по окончании которой невеста воет:
Ты сердечный милый батюшка,
Непущай-ко ты надвор гостей,
Затворико ты широкий двор,
За широкием-то нашим двором,
Ты напой-ко дорогих гостей,
Ты напой их зеленым вином,
Чтобы гости-то позапили,
Да меня младу позабыли,
Чтоб уехали они домой,
Да невзяли бы меня с собой.

Между тем уже съезжаются поезжане и с невестиной стороны и когда уже придет время ехать в церковь, дружка обращается к родителям невесты за благословением:
Сватушка подступи-ко сюда пожалуй
Призывает тысяцкой и князь молодой -
И княгиня молодая—
Я дружка с поддружьем,
Сваха с конюхом—
Со всем храбрым своим поездом.
Благословляй сватушка и свахонька
Встать из-за стола дубоваго,
Из-за скатерти браныя,
Из заествы сахарныя,
Из запитья медвяного,
Новым теремом пройти,
С часты лесенки сойти,
К добру коню подойти,
Сесть на добра коня,
Съехать с широка двора,
Конем поправити,
По крутым бедрам ударити,
Ехать нам путем дорогой
Со своим суженым—
Со своим ряженым
И приехать нам к Божией церкви
Спасову образу помолиться,
На все четыре стороны поклониться,
К отцу духовному подойти—
Благословенья попросить,
Под златы венцы встать, Закон Божий принять,
Златыем перстням поменяться,—
Медвяным устам цаловаться.
Благословляйте сватушка, свахонька и все добрые люди!

Поезжане с жениховой стороны едут с будущими молодыми в церковь, а невестины сродники, забрав все приданое невесты едут в дом жениха (В этом случае невестины сродники называются коробейниками).
По приезде из церкви, молодых встречают с хлебом и солью еще на дворе, а потом уводят их «на клеть—закусывать».
Свадебный пир идет обыкновенным порядком, без всяких прикрас и прибауток. Смешно только смотреть на стариков и старух, сидящих в столе, когда они исполняют общепринятый местный обычай целованья за жаркими. Старухи, чтобы подтрунить над своими муженьками, дерут их за бороду, за нос и за волосы, неотпуская от себя и обманывая друг друга в стариковских поцелуях, и как все это делается по большой части в пьяном виде, то и доходит иногда до безобразия.
Остальное на наших крестьянских свадьбах все очень обыкновенно.
Константин Александрович Веселовский
/Труды Владимирского губернского статистического комитета. Выпуск 3. 1864 г./

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Гороховец | Добавил: Николай (13.09.2019)
Просмотров: 11 | Теги: Гороховецкий уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика