Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
17.02.2020
13:40
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [138]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1196]
Суздаль [359]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [378]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [85]
Юрьев [200]
Судогда [86]
Москва [42]
Покров [113]
Гусь [131]
Вязники [241]
Камешково [69]
Ковров [301]
Гороховец [103]
Александров [222]
Переславль [102]
Кольчугино [63]
История [39]
Киржач [69]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [48]
Селиваново [28]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [72]
Писатели и поэты [91]
Промышленность [86]
Учебные заведения [76]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [47]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [42]
Муромские поэты [5]
художники [19]
Лесное хозяйство [12]
священники [5]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [14]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Торфяные болота Национального парка «Мещера»

Торфяные болота Национального парка «Мещера»

А.Е. Возбранная (г. Гусь-Хрустальный). НАПРАВЛЕНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТОРФЯНЫХ БОЛОТ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «МЕЩЕРА» В XX В. Материалы областной краеведческой конференции (20 апреля 2007 г.). Том 2. Владимир, 2008.

Торфяные болота получили широкое распространение на территории Владимирской области. Они занимают площадь более 100 тыс. га, и запасы торфа на них оценивались в 355 млн. тонн, что составляет 6% всех ресурсов Центрального региона России.
На территории Гусь-Хрустального района расположено более 40% всех торфяных запасов и 5 из 7 самых крупных месторождений торфа: Славцево-Островское, Сулово-Панфиловское, Тасин Борское, Орловское, Курловское. На территории Национального парка «Мещера» действовало 3 торфопредприятия: Мезиновское, Тасин Борское, Бакшеевское, в буферной зоне вело торфодобычу предприятие Гусевское.
Попытки использовать торф в качестве топлива совершались еще в первой половине XIX в. Тогда основными потребителями были стекольные и текстильные предприятия династии Мальцовых. Этим предприятиям требовалось большое количество топлива, в качестве которого использовалась древесина. Ежегодно для обеспечения заводских потребностей вырубалось до 2 000 десятин, что составляло 1,6% от площади всех лесов, принадлежащих Мальцовскому промышленному товариществу (120 000 десятин). К тому времени произошло значительное сокращение лесов вокруг промышленных предприятий. Очень остро стояла энергетическая проблема. Завозить подмосковный уголь по железной дороге было очень дорого, а ввозить дрова еще дороже. Поэтому взор промышленников был обращен на местный вид топлива - торф. Второй важной причиной использования торфа стало то, что его калорийность значительно выше, чем у дров.
Процесс технического перевооружения, который усилился после реформы 1861 г., стимулировал распространение газовых регенеративных печей Сименса, которые превращали твердое топливо (торф) в горючий газ. Однако стоимость этих печей была в 12-15 раз больше обычных и широкого распространения они не получили.
Достоверно известно, что добыча торфа в Гусь-Хрустальном районе началась в 1841 г. кусковым способом. На болоте Медвежье (участок Сулово-Панфиловского болотного массива), расположенном в 12 км от г. Гусь-Хрустальный, в левобережной части р. Поль, ежегодно добывалось до 1000 куб. саженей. Ныне эта территория относится к буферной зоне парка.
Для обеспечения электричеством текстильной фабрики и стекольного завода планировалось построить в Гусь-Хрустальном электростанцию на торфе, однако война и последовавшая за ней революция помешали осуществить задуманное.
Дальнейшее развитие торфодобычи стимулировал «Набросок плана научно-технических работ» В.И. Ленина, который указывал, что при составлении плана реорганизации промышленности и экономического подъема России необходимо обратить внимание на использование «непервоклассных сортов топлива» (торф, уголь худших сортов) для получения электроэнергии с наименьшими затратами на добычу и перевозку горючего. В 1925 г. в Московской области была построена Шатурская ГРЭС, которая служила уникальным техническим образцом использования местных видов топлива. Торфопоставки на Шатурскую ТЭЦ с предприятий района сохранялись вплоть до настоящего времени, но добыча значительно снижена и ведется за пределами парка.
В 1918 г. начало работу торфопредприятие «Мезиновское», которое вело добычу на Орловском болоте. Добыча велась ручным способом, а добытый торф транспортировался на стекольный завод пос. Курловский.
В 1926 году стал работать губотдел союза горнорабочих. «Сезон тогда уже начался, и в низовых наших организациях работали люди, малознакомые с условиями труда и быта торфяников. Оттого, что работники были неопытные, на разработках возникало много конфликтов. Нормы выработок были тогда неточными, было много и других дефектов. В результате многие артели торфяников уходили с работы».
«Москвотоп с начала сезона приступает к добыче торфа на мезининских торфоразработках (Гусевского уезда). На этих торфоразработках будет работать 1200 рабочих и 10 установок машиноформовочного типа.
Мезиновские разработки уже приняты Москвотопом от Наркомзема. На этих разработках Москвотоп за сезон предполагает добыть 2 миллиона пудов сухого торфа.
Этим торфом Москвотоп предполагает полностью удовлетворить потребность в топливе предприятий МСНХ.
На оборудование разработок Моссовет отпускает Москвотопу 860000 р., из них 222900 руб. будут потрачены на приобретение механического оборудования и 501306 рублей на постройку 12 летних бараков, двух зимних, 3 жилых домов, 2 бань, клуба, пекарни, приемного покоя, прачечной, механической мастерской, кузницы и т. д.
Постройка уже начата. Продовольствие и инвентарь закупается» («Призыв» 27 февр. 1927 г.).
«Программа Мезиновских торфоразработок в этом сезоне значительно расширяется. В связи с этим, со двора механического цеха были перевезены на место добычи торфа 4 старых агрегата со всем оборудованием. Но когда перевозка была уже закончена — вдруг пришли новые агрегаты. Старые, в результате, увезли обратно во двор, а новые поставили на их место.
Вся ста история с перевозкой старых агрегатов взад и вперед стоила 2840 руб. Между тем, администрации было точно известно, что новые агрегаты прибудут. Деньги, выходит, выбросили зря. Виновных в этом надо привлечь к ответственности» («Призыв», 15 мая 1930 г.).
«Мезиновские торфоразработки, Гусевского района, в этом сезоне вдвое должны уволить выработку. Вместо 7 прошлогодних машин, ставятся 14.
Но этот вдвое увеличенный план ставится под угрозу скверной подготовкой к сезону. Сам директор разработок тов. Полухин на первом собрании торфяников сказал:
- Мы к сезону не готовы. Приезд торфяников нас застал врасплох...
И, действительно, торфяники на этом собрании говорили:
— Мы видим, что нас здесь не ждали, думали, что мы осенью приедем.
Приехавших торфяников 30 апреля никто даже не встретил. Торфяники часа три стояли под дождем на разъезде Ильичев и ждали подвод. Но не дождавшись, вынуждены были с сундуками и сумками тащиться за 4 километра на болото. Пришли на болото, ищут администрацию и торфком, а их нет. Кто-то отвел торфяников в холодную баню. Раздели их там для дезинфекции белья. И сидели они часа два раздетыми, а после часа три искали бараки. Никто им не мог указать эти бараки. К вечеру бараки кое-как нашли. Но бараки грязные, не убраны, кроватей в них не было, постели не приготовлены. Пришлось спать на полу вповалку. В столовых (общественного питания нет и сейчас) столы, скамейки и табуретки поломаны. Голодные и холодные прожили они 1 и 2 мая, затем пошли искать работу. Оказалось, что спецодежды — лаптей, бахил, рукавиц — нет. Директор говорит: «Запросили... Сегодня-завтра вышлют».
Машины стоят по зимнему. До них еще никто не дотрагивался. У них нет элеваторов, нет прессов. Когда это наладят — неизвестно. 600 торфяников гуляют, по колдоговору им платят по 3 р. 50 к. в день, торфяницы — тоже. 600 человек,— поют песни, пляшут... Весело» («Призыв», 16 мая 1930 г.).
«Нa гусевские торфоразработки все 50 артелей торфяников прибыли к 5 мая, но с первых же дней работы стало видно, что 25 артелей из Орловского округа — не работники. Они не вырабатывали норму, даже и на одну треть. Они с первого же дня целыми артелями стали требовать расчета, ссылаясь на то, что они не могут работать, так как никогда и в глаза не видели торфа. К 18 мая ушли 20 артелей орловских и три рязанских. Это грозит значительным прорывом в выполнении планового задания. Но плану грозит не только одно неуменье работать орловских торфяников. Сказывается на работе и плохая подготовленность к сезону. Если машины работают удовлетворительно, то нет квалифицированных паровщиков и мотористов, а из-за этого получаются простои даже и у хороших артелей.
Большая путаница происходит с непрерывкой. Оказывается, при вербовке артелям не разъяснили этого дела и набор производился без учета непрерывки. В результате, нe учитывались подсмены по квалификациям. Спецодежды до сего времени полностью нет. По участкам и на машинах нет часов. Определяют простои на глазок, отчего у артелей с десятниками постоянные недоразумения. Отсутствие техперсонала вызывает жалобы торфяников.
— «По целым неделям никого не видим на машинах — говорят они. — Не видим распорядительности со стороны администрации».
Неблагополучно с охраной труда. В уборных не убирается, в бараках — грязь, не хватает коек и постельных принадлежностей, в питьевых чанах — на дне грязь и мусор.
Общественное питание, из-за головотяпов гусевского ЦРК, срывается. Оставшиеся артели настояли на том, чтобы иметь своих кухарок. Все дело — в неумелом подборе обслуживающего персонала. Торфяников заставляли ждать обеда до 2 часов (6 участок). Уполномоченный артели сам разносил порции, чашки, ложки и т. д. Качество обедов плохое, так как никто за качеством не следит.
— «Выкипит - воды подольем» — говорит прислуга.
— Есть-ли у нас профорганизация — не знаем — говорят рабочие.— Никто к нам до сих пор не приходил, до сего времени не было ни одного собрания.
Соцсоревнованием разработки не охвачены. Некоторые артели сами, по собственной инициативе, вызывают друг друга (1 участок), но поддержать его начинание и оформить некому.
— «К перевыборам готовимся» - говорят работники торфкома» («Призыв», 21 мая 1930 г.).
В 1933 г. началась добыча на Тасин Борском болоте. Основными потребителями были все те же стекольные заводы: Уршельский и Тасинский, электростанции Шатурская и Владимирская. В 1933 г. на Мезиновском торфопредприятии открывается цех «Изоплит», выпускавший утеплитель для строительства.
С 1935 г. начата добыча торфа для сельского хозяйства, со всех торфопредприятий торф вывозился на поля колхозами и совхозами своими средствами (до 3 тыс. т. в год).
Значительно увеличивается торфодобыча (по области на 508 тыс. т.) в довоенные и военные годы. Гусевское торфопредприятие обеспечивало торфом все предприятия города и района. В 1943 г. во Владимир был переведен лагерь военнопленных. В Гусь-Хрустальном районе было 3 лагеря: 1 - в пос. Гусевский ок. 100 чел., 1 - в пос. Анопино ок. 50 чел., и 1 - в пос. Мезиновский ок. 50 чел. Военнопленные в пос. Мезиновский трудились на торфоразработках, добывали торф ручным способом, рыли отводящие каналы в реки Поль и Бужа, которые сохранились до настоящего времени.
В послевоенные годы торфодобыча увеличивается до 2,2 млн т. по области, из них 60% добычи приходится на Гусевское и Мезиновское предприятия.
В 1965 г. торфяная промышленность переживает свое второе рождение: осуществляется переход с кускового способа добычи на фрезерный, увеличивается длина узкоколейных ж/д, обновляется парк вагонов. В 1965 г. объем добытого торфа был максимален: торфопредприятия Мезиновское, Гусевское, Тасин Борское добыли 340 тыс. т. кускового торфа и 760 тыс. т. фрезерного торфа. Увеличивается и разнообразие выпускаемой продукции, по всей видимости, это связано с тем, что себестоимость добычи торфа всегда превышала плановую, и предприятия были вынуждены искать дополнительные источники дохода, выпуская товары народного потребления. Так, в 1971 г. на Гусевском торфопредприятии освоено производство микропарников для выращивания овощей, цветов в домашних условиях. В 1975 г. на Мезиновском торфопредприятии организовано производство торфоблоков для рассады в тепличном хозяйстве и изоляционных плит.
К началу 1980-х гг. мощности по добычи торфа были значительно снижены. В 1976 г. закрыт брикетный завод, а в 1978 г. закрывается цех «Изоплит» в Мезиновском торфопредприятии. Одна из основных причин - истощение торфа, пригодного для изготовления изоляционных плит.
Основные потребители Владимирская ТЭЦ и Шатурская ГРЭС перешли на другие виды топлива (мазут, газ). С распадом СССР и переходом на рыночную экономику торфопредприятия были вынуждены поднять цены, т.к. себестоимость торфа была довольно высокой; сельское хозяйство не смогло осуществлять закупки торфа, многие поля были заброшены, распадались совхозы и колхозы.
К 90-м годам XX в. добыча торфа повсеместно была сокращена.
В 1992 г. был создан национальный парк «Мещера», на территории которого запрещена любая деятельность, в числе которой разведка и разработка полезных ископаемых и которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам растительного и животного мира. Поэтому торфопредприятия свернули работы на территории Национального парка «Мещера». Тасин Борское торфопредприятие с 1992 г. вело добычу на территории Мезиновского торфопредприятия, а в 1999 г. было закрыто. Бакшеевское торфопредприятие ведет добычу торфа на территории Московской области, а Мезиновское, в буферной зоне, на болотах Мезиновское и Дуняшкина грива.
За весь описанный период более 60% болот Национального парка «Мещера» было осушено с целью добычи торфа. Большинство болот, расположенных в легко доступных местах, выработаны практически полностью, а те, которые расположены в трудно доступных местах, сохранились в своем естественном состоянии. Наличие крупных естественных болот в поймах рек Поль и Бужа явилось одной из немаловажных причин создания национального парка на этой территории.
В XXI в. появляются новые перспективы и направления использования торфяных болот: экологическое просвещение и туризм.

РАСТИТЕЛЬНЫЙ ПОКРОВ ЕСТЕСТВЕННЫХ БОЛОТ НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «МЕЩЕРА»

З. Н. Дроздова (г. Гусь-Хрустальный)

На территории парка сохранились в естественном состоянии 2,36 тыс. га открытых болот, болотных участков или их фрагментов и, связанных с ними, болотных флористических комплексов и растительных сообществ. На основании дешифрирования космического снимка Landsat, который в 2004 г. российской группой Wetlands был передан в пользование парку, было подсчитано примерное соотношение болот по типу водно-минерального питания. Около 65% общей их площади составляют болота мезоевтрофного типа, 25% - олиготрофного и до 10% - мезотрофного. Болота первого типа распространены в основном в южной части парка, в окрестностях оз. Святого, побережью р. Бужи. Самым крупным мезоевтрофным болотом является болото Рязановское (площадь около 700 га), представляющее собой сложную болотную систему. В ее состав входит собственно болото Рязановское и болото Старовское. Олиготрофное болото на территории парка одно - это болото Островское, расположенное в северной его части. Площадь около 600 га. Болото пытались мелиорировать, здесь сохранились следы пяти заросших сфагновыми мхами каналов. Однако существенного влияния на структуру растительного покрова болота они не оказали, и его можно рассматривать как естественную, восстановленную экосистему. Мезотрофные болота небольшие по площади (2-5 га), но они широко распространены на территории парка. Крупные по площади болота, такие, как Рязановское и Островское, в сочетании с примыкающими к ним водоемами, лесами и лугами образуют сложные эколого-ландшафтные комплексы. Исследование структуры растительного покрова естественных болот и болотных участков проводилось при участии сотрудников лаборатории болотных экосистем института биологии КАЦ РАН.

Растительный покров олиготрофных болот

Эталоном болот олиготрофного (верхового) типа является болото Островское. Это сфагновое болото с преимущественно грядово-мочажинным микрорельефом. По своему географическому положению и растительному покрову относится к среднерусским сфагновым грядово-мочажинным болотам. Среднерусские верховые болота входят в состав группы восточноевропейских верховых болот с господством в растительном покрове Sphagnum magellanicum - сфагнума магелланского. Болота этой группы занимают обширную территорию европейской части России, вытянутую с северо-востока на юго-запад почти на 1000 км. Они приурочены главным образом к низменностям, и около 25% площади болот Мещеры составляют болота такого типа.
Флора болота Островского насчитывает 33 вида сосудистых растений и листостебельных мхов. Здесь наиболее час то встречаются сосна обыкновенная (Pinus sylvestris), кустарнички подбел многолистный (Andromeda polifolia), Кассандра (Chamaedaphne calyculata) и клюква болотная (Oxycoccus palustris). Из трав - пушица влагалищная (Eriophorum vaginatum), мхов - сфагнум магелланский (Sphagnum magellanicum), сфагнум обманчивый (S. fallax), кукушкин лен (Polytrichum strictum). Довольно редко встречаются осока пятитычинковая (Сагех pauciflora), росянка английская (Drosera anglica). К числу заносных видов, встреченных в центральной части болота, относится осока пепельная (Сагех сіпегеа), произрастающая в заросшем мелиоративном канале. Отсутствие на болоте Empetrum nigrum (вороника черная), Betula nana (береза карликовая), Rubus chamaemorus (морошка), редкая встречаемость Oxycoccus microcarpus (клюква мелкоплодная), Сагех pauciflora (осока малоцветковая) - характерная особенность флоры среднерусских болот.
По формам микрорельефа и растительности на болоте выделены болотные участки 9 типов. Среди них господствуют сфагновые грядово-мочажинные, которые образуют центральную часть болота и составляют до 60% его площади. Растительность болотных участков распределяется в соответствии с микроформами их поверхности.
Гряды (уровень почвенно-грунтовых вод - УГВ - 15-25 см.) занимают сосново-кустарничково-пушицево-сфагновые (Pinus sylvestris - Ledum palustre- Sphagnum magellanicum, Pinus sylvestris-Ledum palustre+Eriophorum vaginatum - S. magellanicum, Pinus sylvestris-Eriophorum vaginatum - S. magellanicum) сообщества. В сфагновых мочажинах (УГВ 2-5 см.) обычны пушицево-сфагновые, шейхцериево-сфагновые и очеретниково-сфагновые (Сагех limosa + Eriophorum vaginatum - Sphagnum papillosum, Scheuchzeria palustris - S. papillosum+S. magellanicum, Rhynchospora alba- Sphagnum majus) сообщества. Сфагновые ковры (УГВ 7-10 см) располагаются между грядами и мочажинами или в мочажинах, занимают очеретниково-сфагновые (Rhynchospora alba - S.papillosum) ценозы. Все перечисленные сообщества характерны для среднерусских верховых (олиготрофных) болот.

Растительный покров мезотрофных болот

Среди всех болот, относящихся к классу сфагновых болот, мезотрофные (переходные) болота имеют самый обширный ареал. Они встречаются в лесотундре и проникают далеко на юг - в степную зону. Болота размещаются на водоразделах и речных долинах, в депрессиях различной формы, по берегам зарастающих озер. Эталоном мезотрофных болот парка служит болото вблизи д. Эрлекс, которое было исследовано в 2003 г. и получило название «У дороги». По растительному покрову оно относится к сосново-травяно-сфагновому типу. Его флора насчитывает 20 видов растений, из них 8 видов составляют мхи. Здесь обильно произрастают сосна обыкновенная, тростник (Phragmites austalis), осока волосисто плодная (Сагех lasiocarpa) и сфагнум обманчивый (Sphagnum fallax).
Болото состоит из двух болотных участков с волнистым микрорельефом. Сосново-осоково-сфагновый участок занимает до 80% площади болота. Растительность участка образуют сообщества Pinus sylvestris - Сагех lasiocarpa - Sphagnum fallax. Второй участок располагается на окрайке болота, его растительный покров формируют ценозы Pinus sylvcstris-Phragmites australis- S.f'allax.
На территории парка в прошлом были широко распространены мезотрофные осоково-сфагновые болота, растительность которых образовывали сообщества Сагех rostrata - Sphagnum fallax. Они входили в состав ныне освоенных сложных болотных систем «Гаринская», «Тасиновский Бор», «Мезиновская» и др. В настоящее время, вероятно, осоково-сфагновые болота в парке не сохранились, но растительность, характерная для них, встречается на болоте Островское, а также на Тасиновском Бору, в заросших торфяных карьерах. Мезотрофные болота парка представляют собой важные объекты охраны.

Растительный покров мезоевтрофных болот

Болота этого типа, как и мезотрофные болота, широко распространены по всей тайге. Они встречаются в поймах рек, речных плесах, по берегам озер, в местах, где имеется обильный выход грунтовых вод. В северной и средней подзонах тайги (например, в Карелии) такие болота занимают небольшие площади - менее 100 га, обычно до 10 га. Самые крупные болотные массивы встречаются в южных регионах европейской части России, и они приурочены к обширным низменностям, таким, как Мещерская. В Национальном парке «Мещера» евтрофные болота встречаются в поймах рек Бужа, Поль, по побережью оз. Светлое и др.
Эталонами болот мезоевтрофного (переходно-низинного) типа являются болота Рязановское и Евтрофное. Болото Рязаноское сформировалось в пойме р. Сорока. Оно имеет логообразную форму и вытянуто с северо-востока на юго-запад почти на 6 км. В западной части болота сохранилось русло небольшой реки Сорока, которая впадает в р. Посерда (Рязанская область). На болоте располагаются многочисленные островки заболоченных березово-сосновых лесов и открытые мочажины «окна» — следы погребенных частей речного русла. Болото довольно топкое и требует осторожности при его посещении.
По структуре растительного покрова болото относится к мезоевтрофному осоковому и гипново-осоковому восточноевропейскому типу. Были обследованы восточная - у д. Курлово и юго-западная - у р. Сорока части болота. Выявленная флора болота насчитывает 37 видов высших растений, из которых 26 видов являются сосудистыми растениями, а 11 видов - листостебельными мхами. Наиболее часто здесь встречаются ива пепельная (Salix сіnегеа), тростник, осока волосистоплодная, кизляк многоцветковый (Naumburgia thyrsiflora), горичник болотный (Peucedanum palustre), Sphagnum fimbriatum и S. Flexsuosum.
На болоте обильно произрастают лекарственно-ягодные растения, такие, как клюква болотная, вахта трехлистная (Menyanthes trifoliata), сабельник болотный (Comarum palustre). Структуру исследованного болота характеризуют следующие болотные участки. Евтрофные ивово-осоковые болотные участки распространены в юго-западной части болота, занимая обширные обводненные пространства от суходольных окраек до русла р. Сорока. Их растительность образуют топяные сообщества Salix сіnегеа - Carex acuta+Comarum palustre. Мохового покрова из-за обильного увлажнения здесь нет. Такие же сообщества были обнаружены на болотах, расположенных в поймах рек Бужа и Поль. Вероятно, ценозы Salix cinerea-Carex acuta являются наиболее характерными и распространенными на мезоевтрофных болотах парка. Северо-восточная часть болота, в которой находятся современные истоки р. Сорока, дренируется этой речкой. Поэтому здесь образованы болотные участки, покрытые сфагновыми мхами. Окрайки занимают березово-ивово-сфагновые участки, на которых доминируют сообщества Betula pubescens - Salix caprea - Carex nigra - Sphagnum flexsuosum. В центре сформированы облесенные березой пушистой кочковато-топяные участки. Растительный покров кочек (УГВ 15-25 см) образуют ценозы Betula pubescens - Salix сіпегеа - Phragmites australis - Sphagnum fimbriatum. В топях (УГВ 0-3 ем) обычны Phragmites australis- Sphagnum squarrosum. Промежуточные полосы между центром и окрайками северо-восточной части болота заняты осоково-травяно-сфанговыми участками, растительный покров которых представлен сообществами Carex rostrata+Comarum palustre-Sphagnum fallax.
Болото Евтрофное расположено в 100-150 м. на восток от торфяника «Гаринский». По растительному покрову оно относится к травяно-моховому. Его флора состоит из 52 видов высших растений: 12 видов листостебельных мхов и 41 - сосудистых растений. На болоте обильно произрастают рогоз узколистный (Тypha angustifolia), пушица многоколосковая (Егіорhorum polystachion), осока пепельная. Встречаются требовательные к водно-минеральному питанию растения, такие как осока волосистоплодная, осока вздутая (Carex vesicaria), Sphagnum centrale, S. subsecundum, Plagiomnium elipticum, Warnstorfia exannulata. Большая численность популяции рогоза и наличие на болоте мест произрастания кипрея железистостебельного (Еріlobium adenocaulon) свидетельствуют о прошедших здесь локальных пожарах и постпирогенной динамике растительного покрова. На болоте доминируют топяные мезоевтрофные травяно-моховые участки с кипрейно-осоково- пушицевыми сообществами.
На основании проведенного исследования можно сделать вывод, что на территории парка сохранилось разнообразие флоры и растительности естественных болот олиготрофного, мезотрофного и мезоевтрофного типов. Изученные эталонные болота следует рассматривать как объекты фонового мониторинга динамики растительного покрова естественных и освоенных торфяников.
Национальный парк Мещёра
Город Гусь-Хрустальный
Пос. Мезиновский

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Гусь | Добавил: Николай (05.12.2019)
Просмотров: 89 | Теги: Гусь-хрустальный район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика