Главная
Регистрация
Вход
Среда
26.01.2022
11:56
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1444]
Суздаль [439]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [468]
Музеи Владимирской области [62]
Монастыри [7]
Судогда [11]
Собинка [135]
Юрьев [242]
Судогодский район [111]
Москва [42]
Петушки [163]
Гусь [179]
Вязники [326]
Камешково [112]
Ковров [412]
Гороховец [127]
Александров [277]
Переславль [115]
Кольчугино [96]
История [39]
Киржач [89]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [65]
Селиваново [42]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [116]
Писатели и поэты [163]
Промышленность [106]
Учебные заведения [146]
Владимирская губерния [41]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [57]
Муромские поэты [6]
художники [43]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2067]
архитекторы [10]
краеведение [62]
Отечественная война [265]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [31]
Оргтруд [29]

Статистика

Онлайн всего: 44
Гостей: 43
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Слесарев Владислав Григорьевич

Слесарев Владислав Григорьевич

Слесарев Владислав Григорьевич (род. 25.03.1937) – председатель горисполкома гор. Гусь-Хрустальный (1978-1985), директор Гусевского филиала государственного научно-исследовательского института стекла (1985-1988), директор производственного объединения «Владимирстекло» (1988-1995).

Слесарев Владислав Григорьевич родился 25 марта 1937 г. в г. Гусь-Хрустальном. В 1943 году, в связи с переводом отца, семья переехала в г. Белгород Курской области. В 1944 году пошел в школу.
В 1948 г. вместе с родителями вернулся в Гусь-Хрустальный, где в 1954 г. окончил среднюю школу. В 1954 г. поступил в Горьковский автомеханический техникум, который закончил в 1957 году и получил специальность техника-электрика. После его окончания начал трудовую деятельность электриком на КШПС (конвейер шлифовки и полировки стекла) на с/з имени Дзержинского. В этом же году поступил во Всесоюзный инженерно-строительный институт на механический факультет.
В 1958 году назначен начальником смены цеха № 40. Впоследствии работал мастером механосборочного цеха, мастером по ремонту оборудования технического кварца № 40.
В 1962 году закончил ВЗИСИ по специальности инженер-механик.
В 1966 году назначен начальником цеха профильного стекла, а в 1972 г. - зам. начальника по новой технике цеха ВНС этого завода.
В августе 1972 года избран заместителем председателя Гусь-Хрустального горисполкома, с июня 1978 года - председатель горисполкома.

Окончил Высшую партийную школу.
За годы работы в горисполкоме с 1972 по 1985 г. решены вопросы развития многоотраслевого хозяйства города.
Построены заводы нового стекловолокна, «Швеймаш», молококомбинат, административный корпус с\з им. Дзержинского, проведена реконструкция хрустального завода, на заводе ОЧКС введён в строй цех по выращиванию искусственных кристаллов кварца. Ежегодно сдавалось в эксплуатацию 25-30 м2 жилья, застраивались новые жилые микрорайоны Эстакады, ул. Полевая, ул. Муравьева-Апостола.
При строительстве завода особо чистого стекла была построена вторая очередь городских очистных сооружений с биологической очисткой сточных вод, что увеличило мощности очистных сооружений вдвое, тем самым был решён вопрос дальнейшего строительства жилья в городе, база водоканала, при строительстве нового завода стекловолокна был простроен Северный водозабор, значительно улучшивший водоснабжение города и позволивший развивать многоэтажное жилищное строительство микрорайона Эстакада, газопровод высокого давления, городская оранжерея, созданы новые скверы, площади, благоустроена набережная.
Сданы в эксплуатацию крытый рынок, Дом быта, построены десятки магазинов, столовых, кафе, возведены здания узла связи, автовокзала, проведена реконструкция нефтебазы с открытием новой АЗС.
Построена поликлиника Хрустального завода, профилактории текстильного комбината и стеклозавода им. Дзержинского, общеобразовательная школа № 1, пристройка к школам №№ 5 и 10, ряд дошкольных учреждений, сданы в эксплуатацию ДК Хрустального завода, детская музыкальная школа, начало реставрационных работ в георгиевском Соборе, переданном Владимиро-Суздальскому музею-заповеднику, в 1983 году открыт музей хрусталя, продолжалось строительство нового родильного дома на 100 коек, станции скорой помощи, пристройки к ЦРБ, впервые в городе проведены всесоюзные автогонки па приз журнала «За рулём», «Золотая шина».


Открытие музея хрусталя

В 1981 году за успехи в хозяйственном и культурном строительстве Указом Президиума Верховного Совета СССР город был награжден орденом «Знак Почёта».
«ДЕЛА ПОВСЕДНЕВНЫЕ (Е. Добровольский. Город на речке Гусь. М .1983, С. 23)
Теоретически вся жизнь города как целого, единого организма, все его непростые задачи, даже если речь идет о городе маленьком, малом, совсем небольшом, за исключением промышленного производства, технических и экономических аспектов его заводской жизни, — все это заботы городского Совета народных депутатов.
- Наши прерогативы, — уточняет Владислав Григорьевич и складывает руки на своем широком председательском столе.
Перед ним тяжелый письменный прибор красного хрусталя и диктофон. Сейчас он его уберет в сейф вместе с кассетой, на которой проставит число и тему совещания.
Понятно, магнитофонная запись не документ, но это с юридической точки зрения. Он же с некоторых пор стал записывать торжественные обещания городских хозяйственников: вот у него кассеты, эта — подготовка к зиме, все о теплотрассах и котельных; эта - вопросы здравоохранения и строительство нового роддома обсуждали... Техника если и не все решает, то многое. Бывает, наобещает товарищ с три короба — и качество будет, и сроки выдержим, а сроки подошли, и снова требуется решение принимать. Вот тогда достает Владислав Григорьевич, мэр Гусь-Хрустального, свой диктофон, находит запись нужного заседания...
— Будем слушать? — спрашивает довольно-таки ехидно.
Виновный мяться начинает, но вначале обычно еще петушится, хорохорится, а уж как голос свой услышит и все свои торжественные заверения, с большим чувством произнесенные, - лишних слов говорить не надо: назначается окончательный срок. На доделки. Это если без оргвыводов.
Время определило, что город — долгосрочная целевая программа. Вот она в чистом виде. И когда говорят, Москва не сразу строилась, вспоминая мудрость наших предков, то вот это и есть самое авторитетное, исторически выверенное подтверждение фактора долгосрочности в успешно сложившейся программе.
Городской Совет и большого города, и маленького, и Москвы, и Гусь-Хрустального занимается всем тем, что обеспечивает человеку нормальную жизнь на сегодня и на завтра, и еще - на научно обозримое будущее, потому что горсоветом принимаются и такие решения, результаты которых в полной мере покажут себя только через многие годы.
- Вот вы набережную построили, старые деревья срубили, а берега осыпаются, — я начал. — Генплан приняли, а местные материалы не используете...
Слесарев руками развел. Сразу начинать с генплана ему сложно. Это вопрос коренной. По мнению Владислава Григорьевича, тут нужен свой подход и разъяснение некоторых особенностей не дела даже, как такового, а методологии. „Ведь по-разному можно подойти...” — он вздыхает и выключает городской телефон: разговор обещает быть долгим.
Все городские заботы, сколько бы их ни было, четко делятся на два разряда, на два фактора - фактор градообразующий и фактор градообслуживающий. Построить — полдела, в городе надо жить! Он должен стоять века, иначе зачем городить...
Собственно, что касается первого фактора — тут все понятно. Это строительство жилья, дорог, прочих коммуникаций, о которых на каждой сессии идет речь и накаляются страсти, и вот диктофон достается, это — столовые, библиотеки, кинотеатры, все то, что во всех отчетах сухо именуется „соцкультбытом”.
— Я этого слова не люблю совсем. Даже терпеть не могу, если откровенно. Куцее оно какое-то и сути не выражает. Соцкультбыт... Жизнь — это люди, страсти человеческие. Эх, да что я говорю, не первый год на свете живем, а общих решений не знаем! Нет их!
Вот он, город, на архитектурной карте. Аккуратная работа, будто вид с самолета: ровные ленты дорог, белые кубики домов, исторические памятники, леса, зеленой краской означенные, озеро и речка Гусь — синей. Людей на карте не видно. Они подразумеваются. Будто есть они и нет их, живых и непохожих друг на друга.
Но кто-кто, а горсовет и его председатель должны знать, что в городе живут реальные люди. И все эти белые кубики на самом деле совсем не белые, и совсем не кубики.
Реальность между тем свои проблемы выдвигает.
Все построенное надо обслуживать: ремонтировать, украшать, модернизировать, снабжать водой и теплом, светом, чистым воздухом, чтоб дышалось гусевскому жителю, как в раю, транспорт нужен, а то жалобы: автобусов не хватает и так далее и так далее... Все это — фактор уже градообслуживающий.
В горсовет Владислав Григорьевич Слесарев пришел с завода имени Дзержинского. Как-то, он сказал, речь зашла о хрустальщиках: „Они хрустальное стекло варили, а мы простое, но, понятно, объемы не те. Этим и гордились”.
О своем заводе, на котором начинал он электриком на КШПС — это конвейер шлифовки и полировки стекла, — мэр говорит с нежностью и особенно часто вспоминает тогдашнего своего директора Михаила Зосимовича Брауде: государственного ума был человек!
Слесарев, как и Толстов, тоже коренной гусевчанин. Здесь родился и вырос, с Виктором Павловичем в молодые годы они не дружили, все-таки разница в годах; сейчас пять лет не срок, а тогда, казалось, за пять лет весь мир объеду. (Это, естественно, с подготовкой к путешествию.) Он путешественником хотел быть, исследователем новых земель, может, еще и потому, что дедушка Роман Иванович работал на железной дороге на станции Гусь-Хрустальный и жил в домике, где все соседи были железнодорожниками, а значит, путешественниками.
Конечно, в лицо они друг друга знали и даже учились в одной школе, в бывшей гимназии, Виктор Толстов и Владислав Слесарев, но опять же: пять лет — это так много было! У юности свои масштабы.
По специальности он инженер-строитель, заочно окончил факультет „механическое оборудование стекольных заводов”. А до этого учился в Горьковском автомеханическом техникуме, все потому, что мечтал путешествовать. Еще у него за плечами Высшая партийная школа. И есть мечта — однажды выбраться куда-нибудь недели на две, на месяц и написать статью о городе Гусь-Хрустальном, о его проблемах. Может, даже и о генплане, в том смысле — как же все-таки строить город со своей сложившейся историей? Ломать ли все, или оставлять что-то, но чем, какими строительными принципами и социальными мотивами в таком случае руководствоваться?
И он уже даже начал писать об этом, приведя на первой же странице слова генерального конструктора Королева. Будто бы тот говорил ученикам, что если дело сделано быстро, но плохо, то о том, что оно сделано, быстро все забудут, будут помнить, что плохо было. Если же сделать дело хорошо, но медленно, опять же помниться будет — „медленно”. Отсюда вывод - надо работать быстро и хорошо. И только так.
Мысли знаменитых людей Владислав Григорьевич любит записывать. У него даже блокнот есть, специально для этого предназначенный.
Недавно в одном журнале Слесарев прочел, что средний англичанин мечтает и старается жить в отдельном домике со своим клочком земли, а средний француз к проблеме приобретения собственного дома относится равнодушно, поскольку в рационе его гораздо больше фруктов и овощей, чем у англичанина. Он получает больше витаминов. И вот социолог, автор статьи, задает вопрос: что же лучше?
— Мне бы его заботы, — усмехается Слесарев, а статью эту он вспомнил совсем не просто так, не к слову и не затем, чтоб показать начитанность. У Гусь-Хрустального свои проблемы, но вот интересно, и вопрос возникает: как быть, если на момент предварительного обсуждения генплана на территории города было расположено 4702 жилых строения с общей полезной площадью 895,8 тысячи квадратных метров и 34 процента, треть жилого фонда, — одноэтажные дома!
— Вот и разделился город на англичан и на французов, — сказал я. — Кому лучше?
— К тем тридцати четырем следует добавить еще около двадцати процентов, это — двухэтажные дома... - добавил он. — Конечно, в современном доме жителю лучше: горячая, холодная вода, коммунальные услуги, но, с другой стороны... Но уж ладно, давайте по порядку.
Опять тот же сакраментальный вопрос: куда может двигаться Гусь-Хрустальный? На север, на юг, на запад, на восток... если в нем растут новые предприятия, количество жителей увеличивается и город должен расширять пределы? На старых площадях ему уже и сегодня тесно.
Можно было бы двигаться на юг, и дело совсем не в лесах, в конце концов, лес растет для человека, а не наоборот. „Конечно, леса первой категории — национальное богатство, — вслух рассуждает Слесарев, — но, если мы дома в лесу поставим, как в новосибирском Академгородке... вы были в Новосибирске?.. большой беды не будет. Дело сложней...”
К югу, за рекой Варваркой, которая рекой только что по старой памяти и называется, а ныне — ручей ручьем, находятся в нескольких километрах городские очистные сооружения. Сюда по коллектору поступают фекальные воды, все или почти все заводские технологические стоки, и сложное это хозяйство, рядовому жителю неведомое, со временем, естественно, придется расширять. Нельзя уподобляться той хозяйке, которая, подметая квартиру, заметает мусор под ковер. Рано или поздно метод этот окажется несостоятельным.
Так вот, очистные сооружения и есть та первая причина, закрывающая движение на юг.
Идти на север... Там есть площади под жилое строительство, но север — Баринова роща, а для любого гусевчанина с детских лет место это драгоценное, с ним у каждого слишком много связано. И если дома многоэтажные там начнут ставить или, не довелись, цехи, вроде хрустальной химполировки, реакция будет равная той, как если в Москве Сокольники под корень вырубить или срыть Воробьевы горы.
Возможен ход на северо-восток...
Он стоит у карты, черный, кудрявый, как всегда, гладко выбритый, до синевы почти, пиджак расстегнут, руки — в карманах, вот он, председатель горсовета, Владислав Григорьевич Слесарев, человек в движениях нетерпеливый и очень непростой.
Северо-восточный район в общем-то не имеет резервных территорий в непосредственной близости от основных городских трасс. Придется заглубиться в леса, а если так, это потребует сложных транспортных решений, что сведет на нет все плюсы.
В маленьком городе свои масштабы, и если в Москве кто-то тратит на поездку на работу час в один конец, то в Гусе вариант этот невозможен: нет таких традиций, а главное, — это уже с точки зрения не человека, но города, если можно сделать такое разделение, — нет в достаточном количестве транспорта. Тех же автобусов, троллейбусов, обещанных одним широким на обещания ведомством, и вот еще одно направление, по карте такое вроде бы очевидное, отпадает.
Что касается центрального района, то он по своему составу давно сформирован, резервов нет. Наивно искать землю в центре двухсотлетнего города. Таким образом, остается западная часть, сейчас все взгляды гусевских градостроителей обращены именно туда.
Западный район вытянулся вдоль железной дороги Владимир—Тумская, с детства эти рельсы знакомы и запах нагретых на солнце шпал. Не было ничего интересней, как сидеть на зеленом холмике и всматриваться из-под руки, ожидая появления поезда. Расписание тогда не очень-то соблюдалось, прямо скажем не в обиду дедушке, ждать приходилось подолгу, но вот он возникал вдали, дышащий жаром паровоз, пар из трубы, солнце играет на промасленных боках, великое достижение техники. Песня была: „Ах, какая чудная картина, когда по рельсам мчится паро-воз!”
Сейчас транспортные средства того восторга не вызывают. Паровоз, тепловоз, в космос люди летают, куда дальше, но все мы на земле живем, в городе Гусь-Хрустальный, и призваны думать о своем городе и, главное, не забывать, что все, даже сугубо технические, решения имеют и нравственные аспекты: город строится для живых людей так, чтобы им было удобно жить, а не просто для „населения”.
Когда он начинал свою работу в исполкоме, был заместителем председателя, много ему поездить пришлось, это уж как положено и вроде не в счет, и по району, и по области, и на другие города посмотрел, посравнивал, и для себя на листке выписал как-то в чужом гостиничном номере — тогда слово „комплексность” в нынешнем смысле не употреблялось — все те показатели, которые составляют сегодня долговременную программу городской жизни.
Помнится, он записал на листке, вырванном из перекидного календаря, что Гусь-Хрустальный обязан развиваться полифункционально, то есть иметь большой выбор мест приложения труда, при этом количество и качество этих рабочих мест должно соответствовать наличию рабочей силы.
- Мудрено?
- Нет, все ясно, хотя...
- Верно! Длинновато получалось. Ныне бы я эту мысль совсем иначе выразил, короче наверное, но тогда само слово „полифункциональный” меня очаровало. Я его куда можно вворачивал и куда не стоит - тоже. Я чувствовал, что есть какие-то неведомые зависимости, определяющие жизнь города, и пытался их нащупать. Понять, выделить из общего потока.
Уже тогда он понимал, уроженец рабочего города на речке Гусь, что вся эта „полифункциональность” должна быть правильно расшифрована, а это значит: в городе необходимо иметь достаточное количество жилья, детских садиков, яслей, школ, клубов, театров, кинотеатров... Вопросы транспорта в Гусе достаточно острые. Все это — составляющие счастья. Молодым был. Для него счастье представлялось вполне и ясно достижимым рубежом. Но он в него больше смысла вкладывал, чем некоторые, и на проценты не мерил!
По прошествии лет он предпочитает говорить о категориях менее романтических, но более точных — о составляющих нормальной человеческой нашей жизни, о факторах жизнеобеспечения в целевой, долгосрочной программе. Роддом построили, крытый рынок заложили, молокозавод под крышу подвели, начали оборудование монтировать...
Фронт его повседневных исполкомовских дел достаточно широк, и самое сложное, что бы он вынес в начало того не составленного еще списка городских трудностей, — отношения с предприятиями. Проблема называется: город - предприятие — министерство — ведомство... Зависимость такая многоступенчатая протягивается, и не просто законами сложения определяется она.
Когда говорят, что Гусь-Хрустальный не „место привязки”, не безликий пункт на географической карте и, предоставляя городу средства на строительство, предприятие получает его марку, имя его, гарантию рабочего качества, если в городе есть самое дорогое, что веками складывается, — традиции трудовые, — это истина непреложная. Но ведь и то надлежит учитывать, что у предприятия, у завода, у фабрики, у научно-исследовательского института, с одной стороны, и собственно города — с другой, разные подходы к одной и той же задаче.
Можно сказать, и это будет достаточно точно, что расхождения тут тактические-де, что в стратегии все совпадает, когда по большому счету, а вот когда по мелочи... Но не обращать внимания на мелочи, не видеть этих мелочей нельзя. Иначе они — себе, мы — себе получается, и нет единого начала.
Как-то весной, когда бурно разлилась скромная их речка Гусь, только-только забранная в бетонную коробчатую трубу, озеро вышло из берегов, затопив центральную улицу Калинина от проходной „Стекловолокна” аж до старинных торговых рядов, так, что автобусы пробирались вброд чуть не по окна в воде, залило жилые помещения, первые этажи домов на Прибрежной улице в западном районе. Пока вода не спала, расселили всех пострадавших по гостиничным номерам, стали советоваться, что же делать, что предпринимать, чтоб подобное не повторилось впредь? И он подумал тогда: вот хорошо бы дом такой выстроить, как в детстве говорят — до неба, и всех в нем расселить. И Зайчикова вспомнил, с его мечтой о девятиэтажном заводском доме среди ветхих избушек.
Для директора, для предприятия, искусственно выхваченного из реальной жизни, это — решение проблемы, а для города? Для всего сложного организма каково будет?
Многоэтажное строительство требует создания мощных насосных, лифтового хозяйства, мастеров со стороны надо выписывать, платить договорные и командировочные, места в гостинице держать или, скорей всего, приглашать новых людей на постоянное жительство, переманивать откуда-то, давать квартиры в тех самых новых домах, чтоб они за ними же и следили, водой и теплом обеспечивали.
Проблемы теплоснабжения с увеличением этажности усложняются, опять специалисты нужны и, значит, квартиры. Ремонтная база растет, то, другое за ней, и выходит на поверку, по здравому-то размышлению, что выгода в сравнении с затратами не так уж и велика. Как вышивание гладью: трудов много, а эффект не бесспорен.
Главный архитектор Валерий Алиханович Джигкаев иногда приносит ему разные архитектурные журналы:
— Владислав Григорьевич, смотрите, как черти драповые строят! Здорово, а? Вот и нам бы так, ведь мы же город своеобразный!
И вот как-то принес Джигкаев статью про опыт домостроительного комбината в Дмитрове.
— Я туда поеду!
— Поедешь, подожди...
Особенно один там проект архитектора заинтересовал, и он оставил на председательском столе фотографии домов с квартирами в два этажа и при каждой квартире — свой участок в четыре, в шесть соток, чтоб сад можно было под окнами иметь, огород.
— Все хорошо, квадратный метр дорогой.
— Это как считать...
Повздыхали. Но Слесарев о другом подумал. Совсем не о стоимости квадратного метра. Нравственная сторона такого строительства не учитывается. Не то чтобы он тот социологический спор продолжал: кому лучше — англичанину с камином и своим чистым садиком или французу с витаминами в стеклянных банках, закатанных домашним способом?
Он подумал о том, какие преимущества имеет гусевчанин, живущий в таком вот „дмитровском” доме, перед тем, кого рядом, на той же улице судьба загнала на пятый этаж?
Еще мелькнуло у него кроме мысли о тех баночных компотах, что настоящий отдых не лежание на диване с газетой. И не смотренье цветного телевизора до полного опупения, пока картинка не погаснет. Настоящий отдых — это смена труда. Кажется, Павлов так говорил. Рабочий человек и по дому работать любит и может. Так как же это не учитывать в рабочем-то городе? Зачем жителя своего, трудолюбивого рукодельца, к лентяйству приучать, когда он к делу рвется, и есть тому доказательства.
Сомнение, однако, тут же и охладило пыл: это ж как город растянется! (О сочетании разноэтажной застройки разговора по-настоящему серьезного еще не было, а про вертикальный силуэт города он понятия не имел, что вот есть такое словосочетание.) Коммуникации, траншеи незасыпанные с газовыми трубами, с водопроводными на дне он представил... Тяжело.


Делегация из г. Риихимяки в Гусе-Хрустальном

Гусь-Хрустальный дружит с финским городом Риихимяки. Ездят друг к другу в гости, обмениваются делегациями. Недавно побратимы прислали кинопленку, сами сняли, чтоб показать новые свои городские решения. Посмотрел Владислав Григорьевич и заметил, уж до чего там в Риихимяки мэр — современный человек, радетель технического прогресса, а многоэтажьем не слишком увлекается. Строят как раз то, за что Джигкаев ратует, — в два, в три этажа и, поди ж ты, о растянутых коммуникациях не думают, а уж денежки там считать умеют!
К слову, финны вполне серьезно доказывают, что у тех, кто живет в малоэтажных домах, продолжительность жизни на семь процентов выше.
По Гусю таких данных нет. Но от себя Слесарев готов задать несколько вопросов, скорее эмоционального, чем аналитического свойства: почему в историческом центре в индивидуальных своих домах люди тише живут, случаев хулиганства там меньше, пьют не так, дети здоровей?.. И сам отвечает: некогда там, грубо-то говоря, ваньку валять! Все делом заняты — и стар и млад; дом, хозяйство, образ жизни соразмеренее.
Директору „Стеклоштампа” просто рассуждать — ему нужен дом. Жилая площадь, квадратные метры. А у города задача шире. Метры метрами, но не только из них город складывается.
Город во всех даже самых своих технических, самых производственных делах должен и старается видеть живую, человеческую сторону.
Как-то — я уже в Гусе года полтора прожил — приехал к Слесареву по делам председатель горисполкома из Кольчугино, это рядом, и разговорились. Я как раз только-только статью в „Советской России” о проблемах малых городов опубликовал. И тогда гость кольчугинский жарко поведал нам, что хотят они у себя улицу из коттеджей ставить. Мечта такая.
- Не получится, — сказал Слесарев, я думаю, чтоб сразу же обострить разговор и свое мнение лишний раз проверить, - квадратный метр дороговат будет. Коммуникации растянете...
— Дорого! Дорогой! — возмутился приезжий. — А кто подсчитывал, сколько содержание больничной койки городу обходится?
- Вы это к чему?
— А к тому, что все городские вопросы вкупе надо смотреть, как они завязаны. А не просто, вот тебе метры, вот тебе грубы, вот тебе птичьего молока бидон на всех. Дели!
Этот разговор позже состоялся, а тогда весной, когда Владислав Григорьевич мне свой диктофон показывал, он неожиданно начал говорить... про фонтан. Да, да, была у него такая голубая мечта. Хрустальная. Он чего-то разоткровенничался, рассказал, что мечтает возле клуба текстильщиков, на будущей, еще не оформированной площади, где по плану поставят белокаменный Дом Советов, построить фонтан. И не просто какой-нибудь там фонтан, а поющий, с цветомузыкой. Он где-то подобный видел, в Крыму кажется. Цветные струи взлетали в ночное небо, музыка играла, а вокруг по лавочкам сидели люди, любовались. Слесарев решил: надо такой же и нам! Пусть у гусевчан будет своя цветомузыка.
Я к этой идее тогда довольно прохладно отнесся, не до фонтанов, подумал, и так дел хватает. Но если всякое техническое решение имеет нравственные аспекты? И вспомнилось...

Газета «Гусевские вести», 2006 г. «Благодаря счастливому случаю, внимательному отношению к проблеме незнакомого человека, руководствуясь заботами о городе, на Жилучастке появился молокозавод. Не зря говорят: твори добро, и тебе ответят тем же. Построили молокозавод меньше, чем за 1 год и 8 месяцев на 50 тонн переработки.
Продолжая традиции предыдущих руководителей, около строящегося предприятия обязательно появлялись жилые дома для работников, детские сады, магазины, детская больница, всё то, что необходимо для жизни людей.
Владислав Григорьевич был фанатично увлечен благоустройством города и, не считаясь со своим личным временем, заставлял также трудиться и своих подчиненных.
В содружестве с главным архитектором города Валерием Алихановичем Джигкаевым, продолжая начатое Семёном Николаевичем Ковалёвым дело по благоустройству озера и набережной, при поддержке московских заводов ЖБИ и замечательных мастеров ремонтно-строительного управления в городе преобразилась набережная озера с плакучими ивами, привезенными из Белоруссии. Предполагалось каждый год строить по 50 метров, обложить набережную плиткой от спорткомплекса Стекловолокно до пляжа. А еще от рынка до горисполкома должна была лежать тротуарная плитка. «А почему бы и нет? Не только москвичкам ходить на шпильках!» И появились площади из цветной морозоустойчивой плитки: в районе памятников Ленину, первым комсомольцам города, перед зданием горисполкома и в парке Музея хрусталя. К сожалению не все удалось.
Была у Владислава Григорьевича заветная мечта. Мечтал он возле клуба текстильщиков, на будущей, ещё не сформированной площади, где по плану поставят белокаменный Дом Советов, построить фонтан. «Был в Петергофе. Всё понравилось, всё красиво! А у нас нет! Почему? Где этому можно научиться? Поехали на родину Брежнева Леонида Ильича, посмотрели фонтан. Идею взяли - уменьшили в размерах. Воплотили в жизнь. Работали с энтузиазмом. Ругали все - от начальства до простого народа: в городе проблемы с водой. Долго доказывали принцип работы фонтана. Но, ничего, мы выстояли»!
И появился фонтан не просто какой-нибудь, а поющий, с цветомузыкой. «Чтобы музыка играла, а по лавочкам люди сидели, любовались цветными струями, взлетавшими в небо. Пусть у гусевчан будет своя цветомузыка!». Сказал - сделал, какими силами - это другой вопрос. «Для создания фонтана Владиславу Григорьевичу пришлось установить контакты с главным архитектором г. Сочи, помощь оказали и работники станции космической связи». В СССР наш фонтан по счету был 13-й. Во Владимире, в областном центре, в парке 850-летия фонтан тоже заработал, но он был вторым в области, после гусевского.
За плиткой для площади ездили в Москву. Укладывая плитку, оставляли специальные участки земли, на которые высаживали подснежники, чтобы они своим цветением ранней весной радовали гусевчан. На площади высаживали голубые ели. По задумке Владислава Григорьевича каждый год к юбилею Октября их количество должно было увеличиваться на одну. Как жаль, что хорошее дело не было продолжено и площадь в районе фонтана имеет не тот вид! В настоящее время елей 28. Да, что имели - не сохранили! А жаль.
Владислав Григорьевич Слесарев много уделял внимания перспективе развития города. В эти годы был разработан новый генеральный план города, где особое внимание уделялось необычной по форме застройке ул. Вокзальной - визитной карточки нашего города. Главным архитектором города Джигкаевым Валерием Алихановичем был разработан проект нового здания автовокзала по типу автовокзала в городе Суздале. «Но не потянули. Только то здание, что стоит теперь. Хотя по меркам того времени оно было третьим в области». И здесь проявилась забота о людях. Совместно с начальником дороги Ориданчук Н.А. был заключен договор о строительстве жилых домов в районе вокзала вместо снесённых бараков.
А сколько еще было в работе Владислав Григорьевича! В эти годы были «построены и введены в эксплуатацию крупнейшие в области комплекс электро- и почтовой связи, Дом быта, родильный дом, детская больница на Жилучастке, новый лечебный корпус НРБ (хирургическое отделение было отделано, по примеру Москвы, чёрной плиткой. А заведующим был приглашен Николай Болдин), Дом культуры Хрустального завода, который был построен за полгода, ОЧКС и «Швеймаш», производственные базы «Водоканала» и ремонтно-строительного управления, городская библиотека, школы, сады, магазины»,1 крытый рынок, три хранилища для овощей. Картошки хватало до нового урожая.
Начало работы в горисполкоме совпало с трудным 1972 годом. Но этот период помог Владиславу Григорьевичу сразу окунуться в работу и приобрести опыт работы с людьми. Работали в полном взаимопонимании и взаимовыручке в связке город - район. Только один показательный случай. В районе кладбища горел лес. Для машин, работающих там, нужен был бензин. Огонь доходил до часовни и по дороге к кладбищу бензовозам было сложно прорваться: существовала угроза жизни. Владислав Григорьевич вместе с водителем бензовоза решили прорваться сквозь завесу огня и дыма. Попытка удалась, бензин был доставлен. Но оказалось, что проехать к лесу - это только полдела. А самое страшное, как сказал водитель, вернуться назад с пустым бензовозом. Зная законы физики, задумался: мог произойти взрыв. Но выхода не было. «Нас облили водой и мы решили прорваться, хотя было очень страшно». Это только одна из многих ситуация, которая возникла в те три месяца работы на пожарах. С благодарностью вспоминает офицеров, за их мудрость в решении поставленных задач по охране и защите населения. Трудная обстановка сплачивает. «Низкий поклон всем жителям города за помощь, понимание ситуации в сложившихся условиях!» Владислав Григорьевич вспоминает, и этим гордится, что за три месяца ЧС в городе не было и ни одного случая криминала.
Продолжается традиция, заложенная Семёном Николаевичем Ковалёвым, обмена опыта работы и дружбы с финским городом-побратимом Риихимяки (Финляндия). «Породненные города обменивались выставками: прикладного искусства, детского рисунка, фотографии. Финны заслужили уважение у гусевчан своим миролюбием, трудолюбием и искусными изделиями. Еще более крепкая братская дружба связывает Гусь-Хрустальный с городом-побратимом Теплице, Северо-чешской области Чехословакии. Партийные комитеты городов-побратимов, комитеты обществ советско-чехословацкой и чехословацко-советской дружбы, трудовые коллективы обмениваются посланиями и приветствиями, делегациями.
По инициативе Владислава Григорьевича в Георгиевском соборе было положено начало формированию экспозиции изделий гусевских мастеров - стеклоделов. Вскоре слава Музея хрусталя имени Мальцевых шагнула далеко за пределы владимирской области, он был включен в Малое Золотое кольцо России. Со спортивным энтузиазмом и мальчишеским азартом взялся Владислав Григорьевич за организацию и проведение авторалли.
В своё время был руководитель СЭС Шапилов. Он опасался того, что при проведении соревнований у машин из двигателей могут выпадать масла, а, следовательно, загрязнять наше озеро. Но мы провели большие исследования, опросы, апробирования и убедились, что на спортивных машинах такого плана (если не случится какая-нибудь авария) ничего подобного не бывает. Ну и мне пришлось силой власти его переубеждать. Мы начали проводить эти соревнования.
Проводились они под эгидой журнала «За рулём» и на приз города Гусь-Хрустальный. Принимали участие ведущие спортсмены области, приезжали спортсмены из многих регионов страны, были также специалисты своего дела, заслуженные мастера спорта Николай Больших и Игорь Больших. Посмотреть соревнования всегда собиралось много народа. Люди приходили сюда отдыхать. До этого такие соревнования в Советском Союзе никогда не проводились. власти его переубеждать. У спорткомплекса, который сейчас носит имя Анатолия Васильевича Паушкина, находился оргкомитет, руководителем был город и представителями судейской коллегии были ведущие спортсмены страны и ведущие специалисты журнала «За рулём». Все было очень интересно, всем нравилось, сама трасса готовилась по международным стандартам и участники этих мероприятий потом получали призы. В то время, может быть они были не такими весомыми, как сейчас, но без призов или без поощрительных призов никто никогда из Гуся не уезжал. А вот «Хрустальная шина» была переходящим призом. Здесь были коллективы москвичей, Калинина (сейчас Тверь), Нижнего Новгорода, Тольятти, которые многократно были участниками наших мероприятий, сборная страны по авторалли. Ну, и естественно, наши владимирские спортсмены. Приезжало много любителей соревнований из Рязанской, Нижегородской, Московской области. В общем, мы постарались сделать соревнования масштабными, зрелищными и назвали их «Гонки звёзд мира». Это было принципиально, т.е. были спортсмены мирового уровня. Эти мероприятия проводились 8 раз, каждый год к 23 февраля.
Виктор Павлович Толстов, всегда присутствовавший на соревнованиях, спрашивал: «Владислав, ну зачем тебе это надо?!» Я ему отвечал, что не могу без дела, нужно, чтобы людям было интересно. Интересной традицией стало то, что мэр города совершал «круг почета» на спортивной машине, хотя это было и небезопасно!
Очень жаль, что традиция проведения авторалли в Гусь-Хрустальном прервалась. «Младшим братом», и в какой-то степени продолжателем этого дела, стал Рамейков Владимир Николаевич, который создал картинг-клуб».

В марте 1985 года в Ярославском госуниверситете защитил кандидатскую диссертацию, имеет звание «Кандидат философских наук».
В августе 1985 года назначен директором Гусевского филиала государственного научно-исследовательского института стекла, а в 1988 году переведён на должность директора производственного объединения «Владимирстекло».
В 1995 году вышел на пенсию.
Владислав Григорьевич в 2006 году был выдвинут на звание «Почетный гражданин города». В поддержку кандидатуры В.Г. Слесарева выступали: Сурков А., специалист Гусь-Хрустального почтамта по связям с общественностью, Степанов А., заслуженный работник физической культуры и спорта РФ, Б. Гольцов, участник войны, Ю. Антонов директор МОУ ООШ № 5, а также жители города Лебедев М., Маслов Л. Но, звание «Почётный гражданин города» ему не было присвоено.

Литература:
- Васильев С.Ю. Гусь-Хрустальный. Очерки истории Мещерского края. Серия «Малые города России». М., 2006
- Газета «Гусевские вести», 2006 год - Добровольский Е. Город на речке Гусь. - М.: Политиздат, 1983. - 254 с., ил.
- Никонов В. Гусь-Хрустальный. - Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1982. - 144 с.
- Чистяков А. А., Пак Н.Т. По Гусь-Хрустальному. - Владимир, 2003

По материалам:
МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 7» Городской литературно-художественный, историко-краеведческий конкурс, посвященный памяти Виктора Михайловича Никонова. Исследовательская работа. Номинация: Жизнь замечательных людей. Тема: Слесарев Владислав Григорьевич. Выполнил: учащаяся 7а класса Староверова Софья. Руководитель: Светлана Павловна Федоренко учитель истории и обществознания, Карпова Тамара Федоровна, учитель технологии. Г. Гусь-Хрустальный

Руководители города Гусь-Хрустальный:
Ковалёв Семен Николаевич (12.05.1917 – 8.01.2002) - 01.1955 - 01.1965; Долгов Владимир Васильевич - 1965 – 1969; Хоменко Иван Яковлевич - 1969-1972; Толстов Виктор Павлович - 1972 – 1973; Кириллов Юлий Андреевич - 1973 – 1978; Слесарев Владислав Григорьевич - 1978 – 1985; Юматов Борис Михайлович (род. 1946 г.) - 1985 – 1990; Морозов Иван Ильич - 1990 – 1995
Город Гусь-Хрустальный
Владимирская энциклопедия

Категория: Гусь | Добавил: Николай (21.12.2021)
Просмотров: 33 | Теги: Гусь-Хрустальный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru