Главная
Регистрация
Вход
Пятница
05.03.2021
03:34
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1345]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [433]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [115]
Юрьев [227]
Судогда [105]
Москва [42]
Покров [148]
Гусь [159]
Вязники [287]
Камешково [101]
Ковров [387]
Гороховец [123]
Александров [253]
Переславль [112]
Кольчугино [76]
История [39]
Киржач [86]
Шуя [107]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [105]
Писатели и поэты [102]
Промышленность [90]
Учебные заведения [123]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [51]
Муромские поэты [5]
художники [29]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [42]
Отечественная война [244]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Юрьев

Борис Борисович Голицын

Князь Борис Борисович Голицын

Отец гениального геофизика Б.Б. Голицына - Борис Николаевич Голицын родился в селе Сима 21 октября 1833 г. (умер в 1888 гг.). В 1858 году, когда Борису Николаевичу исполнилось двадцать пять лет, он вступил в брак с Кушелевой Марией Григорьевной. Брак зарегистрирован в Санкт-Петербурге. Спустя четыре года, 18 февраля 1862 года, у них родился единственный сын Борис. Когда Борису исполнилось девять лет, он остался без присмотра со стороны матери. Мать вступила во второй брак.


Борис Борисович Голицын

Образование Бориса Борисовича начиналось с домашнего, продолжалось в поездках и путешествиях детства, затем частные школы, Морское училище, Морская академия, университет в Страсбурге.
Домашние образование под руководством выпускника Кембриджского университета продолжалось до 1868 года. С бабушкой Кушелевой посещал Стрельнинский дворец и участвовал в совместных играх с Великим князем Вячеславом Константиновичем, братом будущего президента Академии наук. В 1868 году бабушка взяла его в поездку в Грецию. Период этот закончился летом 1874 года, когда бабушка умерла. Борис Борисович остался в Петербурге без близких родственников. Опекать его до восемнадцати лет будет сестра бабушки - Татьяна Дмитриевна Строганова (? – 17.10.1880).
Татьяна Дмитриевна Строганова, урожденная Васильчикова, была женой графа Александра Сергеевича Строганова, сына Сергея Григорьевича Строганова, генерала от кавалерии, члена Госсовета, главного воспитателя августейших детей его императорского Величества Александра II, учредителя школы технического рисования в Москве. Татьяна Дмитриевна Строганова - сноха дочери Павла Александровича Строганова, отец которой за успешное выполнение дипломатических поручений при Павле I первым был возведен из представителей своего рода в графское достоинство. Он был страстным любителем искусств. Государство поручило ему надзирание строительства Казанского собора. Архитектор Казанского собора Воронихин А.Н. - это крепостной Строгановых, который вместе со многими их крепостными окончил Академию художеств. Граф Сергей Григорьевич Строганов - потомок в седьмом колене от Семена Строганова, в гости к которому пожаловал Ермак. Ему Семен дал средства на экспедицию в Сибирь. Одно это делает фамилию Строгановых бессмертной в истории России. Безусловно, что присмотр за малолетним Борисом Борисовичем Голицыным со стороны семейства Строгановых самым благоприятным образом отразился на его развитии. Если бы схематично попытаться отразить то, когда, где и как обучался Борис Борисович Голицын, то получилась бы примерно такая схема.
1874 г. зима. Школа на дому у Апраксина. Обучалось в школе 6-7 мальчиков по программам мужских классических гимназий. Преподавание поставлено образцово.
1876 г. часть зимы и лето. В семье ротного командира Ф.Д. Изыльмстьева. Изыльметьев - преподаватель астрономии. Урока вперед не рассказывал. Указывал, до какого места изучать по учебнику. «Разбирайтесь сами, а если что не поймете, спрашивайте меня». Ученик почти все выучивал сам.
1876 г. осень. Экзамен в старший подготовительный класс. Число поступающих большое. Требовались знания в объеме пяти классов реального училища. Прошел шестым.
1876 г. - весна 1880 г. Морское училище. Выдающийся педагог, контр-адмирал Епанчин А.П. приучил к выносливости, сформировал характер. С 18.02.1878 г. на гос. службе. Начальник отряда В.Н. Брылкин строг, сердечен, требовал делать то же, что и матросы. Летом 1877-1879 гг. - плавание в Балтийском море. Произведен в фельдфебели, а затем в унтер-офицеры, 20.04.1880 г. - в гардемарины. С 1882 г. производили сразу и мичманы выпускников, а старшеклассников - в гардемарины.
1880 г. Самообразование во время плавания в северных морях. Зачислен на фрегат. На фрегате кают не было. Спали на внутренней палубе в подвешенных койках, как матросы. Утром на них собирался снег, вдуваемый через трап. На фрегате в чине лейтенанта, исполняющего обязанности рядового офицера служил Великий кн. Константин Константинович. Б.Б. Голицын изучал классиков литературы.
1880 г. зима - 1881 г. лето . Средиземное море. Алжир, самообразование. Изучение сокровищ Рима, Яффы, Палестины (Иерусалим, Иерихон, Иордан, берег Мертвого моря, Вифлеем). Неаполь, Пирей, Триест и др. города. Осознал недостаточность образования. Возникла мысль о поступлении вольнослушателем в Русский университет. Осенью 1881 г. списывается с судна и возвращается в Петербург.
1881 г. - 1882 г. зима. Морская библиотека при Главном гидрографическом управлении. Самообразование.
1882 г. весна - 1884 г. Слушатель школ, частные уроки. Лекции Малфотти по истории в школе социальных наук Алфиери, лекции у проф. Ройти по физике и у проф. Шиффа по химии в институте изучения высших наук, практические занятия в институте техники у проф. Бартоли, частные уроки по высшей математике у католического священника падре Фарнохиа из ордена падре Сколопиа, в ведении которого находилась обсерватория Хомениано. Самостоятельно постигал историю искусств, посетил города Ареццо, Перуджа, Ассиса и др.
1884 г. осень. Морская академия. Вступительный экзамен на гидрографическое отделение.
1884 - 1886 гг. Морская академия. Лекции по математике и механике у проф. Коркина и Тиме; по астрономии и геодезии у Цингера; по теории девиации у де-Колонга; по физич. географии и метеорологии у М.А. Рыкачева и барона Врангеля; по физике - у Краевича и Тыртова, у которых преподавание было поставлено неудовлетворительно. Борис Борисович купил приборы и вследствие этого работал дома. После смены Краевича Садовским преподавание физики стало хорошим. Академию окончил вторым.

Имя Б.Б. Голицына в Морской академии было записано золотыми буквами на мраморной доске, находящейся в здании академии. Во время обучения кн. Голицына в Морской академии, вышел закон, по которому для производства в следующий чин требовалось иметь определенное число месяцев плавания. Кн. Голицыну для производства в следующий чин не хватало месяца. Все его товарищи, не бывшие в академии, стали лейтенантами, один лишь кн. Голицын, окончивший Морское училище первым, а Морскую академию вторым, остался в чине мичмана. Главный морской штаб дал уклончивый ответ на вопрос кн. Голицына: «будет ли он повышен в чине, если доплавает месяц?». Эта история и влечение к науке заставили его порвать с флотом. В это время кн. Голицыну казалось, что он бесцельно прожил около семи лет. Сердечное участие в нем принимал бывший начальник гидрографического управления и почетный член АН Ф.Ф. Веселый. Он считал, что время, проведенное в Морской академии, даром не пройдет. В ней приобретен фундамент научных знаний, полезный для дальнейшей жизни.
В 1886 году Б.Б. Голицын пытался поступить в Петербургский университет на физико-математический факультет, где предметы читались примерно в таком же объеме, как в Морской академии. Но доступ в университет ему закрыли по формальным причинам - не было аттестата зрелости. Кн. Голицыну предложили сдать все предметы за гимназический курс, включая закон Божий, арифметику и пр. По совету Коновалова Д.П. Борис Борисович решил поступить в Страсбургский университет к стоявшему во главе только что построенного первоклассного физического института Кундту. Борису Борисовичу пришлось брать уроки немецкого языка у проживавшего во Флоренции немца. Язык он освоил за два-три месяца и весной 1887 года поступил на физико-математический факультет Страсбургского университета. После поступления он ещё два месяца занимался языком и после этого уже смог выступать со своим первым рефератом на коллоквиуме у Кундта. Школа Кундта пользовалась тогда особой славою и привлекала к себе молодых людей из различных стран. Кундт вселял в своих учеников любовь к эксперименту, развивал в них самостоятельность, всегда предугадывал, следует ли работать далее в выбранном направлении. Кундт воспитывал у учеников отношение к физическому институту как к храму. Он не терпел скрытности в работе. У Кундта не было олимпийского величия. И это время он сам работал над определением показателя преломления металлов. Не было у него жестких требований к этикету, в отличие от английских университетов. Главное - удобство в работе. Жили в здоровой атмосфере людей, преданных науке. Спать ложились в десять вечера, вставали в пять утра. В воскресные дни совершали прогулки, в каникулы - путешествия в Швейцарию. У русских была хорошая библиотека с большим количеством периодических изданий, присылавшихся бесплатно из России. Во время трехлетнего пребывания в Страсбурге кн. Голицын слушал лекции по математической физике у проф. Е. Коха и Лорберга, математику у проф. Шеринга, Рея и Кристоффеля. Подробно читались различные разделы геометрии, теория функций Абеля и др. Особый интерес представляли лекции проф. Кристоффеля, бывшего большим оригиналом во всем. Темой докторской работы кн. Голицына должна была быть «О законе Дальтона». Оканчивал университет кн. Голицын уже при Кольрауше, так как Кундт был переведен на место Гельмгольца. Кольрауш - педантичный и сухой. Каникулы Борис Борисович проводил либо у матери, либо в деревне, в семействе Строгановых, в России. В 1887 году Б.Б. Голицын принимал участие в наблюдении солнечного затмения. Специально он ездил в Пулково и Ярославскую губернию. Осенью этого же года вышел его первый печатный труд «Материалы к изучению метеорологии». Он представлял собой обработку лекций Рыкачева М.А. Издан он был на средства Морского министерства. Первая оригинальная работа кн. Б.Б. Голицына вышла в 1888 году, следующая - в 1889 г., а к концу зимнего семестра 1890 года кн. Голицын представил факультету докторскую диссертацию «Закон Дальтона» и держал докторский экзамен у проф. Кольрауша, Рея и Кристоффеля. Ему была присуждена высшая степень докторского диплома.

Первые работы по физике

В диссертации 1890 года на степень доктора философии «О законе Дальтона» Голицын установил, что отступления от закона Дальтона связаны с наличием межмолекулярного воздействия.
Будучи студентом Борис Борисович опубликовал работы: «О влиянии кривизны поверхности жидкости на упругость насыщенного пара» и «О радиусе действия молекулярных сил». Влияние кривизны поверхности жидкости на упругость насыщенного пара ранее изучал У. Томсон. При испарении жидкости с поверхности капли уменьшаются её радиус кривизны и площадь поверхности, а, следовательно, и поверхностная энергия. Если в одном закрытом сосуде находится жидкость с плоской поверхностью и капля жидкости, то равновесие установится после того, как капля испарится и сконденсируется на плоской поверхности. Это соответствует минимуму поверхностной энергии системы…

МАРИЯ КОНСТАНТИНОВНА ХИТРОВО

Четверть века, начиная с 1890 года, с Борисом Борисовичем Голицыным общалась Мария Константиновна Хитрово. Источники, хранящиеся в Главном архивном управлении при Кабинете Министров Республики Татарстан (ф. 2, оп. 2, д. 3718, лл. 25 - 27) свидетельствуют о том, что родилась Мария Константиновна 31 мая 1866 года. У неё был старший брат. Он родился 13 февраля 1865 года. Отец их, Хитрово Константин Никонорович (1828 - 17.03.1890 гг.), окончил Московский университет, затем был секретарем в канцелярии Санкт- Петербургского военного генерал-губернатора (1851 г.), коллежским секретарем (1853 г.), чиновником особых поручений при начальнике Орловской губернии (1853 г.), младшим кассиром в Главном казначействе (с 28.09.1857 г.) с производством в чин титулярного советника, канцелярским чиновником в Азиатском департаменте (1859 - 1861 гг.). Двадцатого августа 1866 года он был принят на службу в Министерство внутренних дел и командирован для разбора Санкт-Петербургского архива, потом произведен в коллежские асессоры (1867 г.) и избран в почетные судьи Карачевского уезда Орловской губернии. С 1866 года отец Марии Константиновны назначен советником Санкт-Петербургского губернского правления, а в 1870 году - в надворные советники. Когда дочери исполнилось восемь лет, получено новое назначение - на пост вице-губернатора Казанской губернии. В этом же году Константин Никонорович произведен в коллежские советники, в 1876 году - в статские, а в 1879 г. - в действительные статские советники. Умер отец Марии Константиновны в шестьдесят два года на службе, 17 марта 1890 года. Менее года не дожил он до её замужества.
Где родилась Мария Константиновна? В Орловской ли губернии, где было родовое имение Хитрово, или там, где её отец разделял обязанности российского дворянства служить: в Санкт-Петербурге? По какой причине умер отец Марии Константиновны на службе в 1890 году? Как лицо, знакомое с архивом полицейского управления, и как чиновник, по-видимому, аккуратно служивший Отечеству, он мог быть кому-то и не угоден. А, может быть, это была естественная смерть уже немолодого человека. Награжден Константин Никонорович орденами Святой Анны I и II степеней, Святого Владимира 3 степени, знаком Красного креста и медалью в память войны 1853-1856 гг. Принадлежал он к известному и древнему дворянскому роду. В Казани, колыбели революции, Константин Никонорович жил на Мало-Покровской улице в доме Никофораки. 5/31 августа 1881 года он написал донесение министру внутренних дел М.Т. Лорис-Меликову, а 4 июня 1882 года - донесение в Земский отдел внутренних дел о взаимных столкновениях крестьян. Это говорит о том, что обстановка на службе отца Марии Константиновны не была спокойной.
Фамилия Голицыных исторически связана со многими городами России, включая Казань. В начале XVII века члены рода Голицыных были воеводами в Казани (1600 - 1603 гг., Иван Иванович Голицын). В 1552 году родственник Голицыных, Иван Грозный, покорил Казань и населил её лифляндцами. В XIX веке Казань была населена в большей части иноверческими, или обращенными в христианство народами. Расположенная на пути в Сибирь, Оренбург и Вятку, она была местом встреч купцов русских, армянских, бухарских и пр.
Имения отца Бориса Борисовича и отца Марии Константиновны располагались в соседних областях: Курской и Орловской. Это могло также, как и происхождение, сближать их.
Родовое имение отца Марии Константиновны имело площадь в 1900 десятин. Губерния была насыщена «дворянскими гнездами», отмеченными высокой культурой (более тысячи имений). Имена многих владельцев известны. В имении Плещеева (Чернь, Волховский уезд) бывал Д.Н. Блудов, арзамасец, написавший итоговый доклад по делу декабристов, В.А. Жуковский и другие известные лица. Боброво Дмитровского уезда принадлежало наследнице Витгенштейнов и Трубецких М.П. Шамшевой. Бутырки Елецкого уезда - отцу А. Бунина. В одном из имений Орловской губернии была малая родина М.М. Пришвина. Корсунское, Ухтомское и Набли принадлежали Трепову. В Корсунском была библиотека по востоковедению В.В. Вельяминова-Зернова, насчитывавшая шесть тысяч томов. В Орловской губернии были такие известные «культурные гнезда» как Киреевка и Шаблыкино Киреевских, Степановка и Новоселка А.А. Фета, Сабурово Якушкиных, Большие Ретяжи известного масона И.В. Лопухина. Брасово Вел. Кн. Михаила Александровича, Кочеты - Сухотиных-Толстых и многие другие. В Ливенском районе было имение родственника кн. Б.Б. Голицына М.М. Голицына, бывшего в 1889 году генерал-губернатором Москвы и назначенного затем губернатором Полтавы. Мой дед, крестьянин-середняк из села Петрушково Шаблыкинского уезда, вспоминал охоты, на которые к барину собирались гости. Хитрово, принимавший в них участие, спрашивал его: «Ну, из чего ты сегодня приготовил обед?». «Из рукавицы!», - отвечал дед. В Орловской губернии нельзя было упрекнуть в отсутствии художественного чутья даже обычную крестьянку, ткавшую изо льна в зимние вечера рушники и украшавшую их вышивкой. Свидетельство тому работа моей матери.
Где обучалась Мария Константиновна? В архивных фондах Казанского Родионовского института благородных девиц, Казанских первой мариининской и второй ксенинской гимназий в списках учениц за 1874-1884 годы её имя не упоминается. Однако, где бы она не училась, можно с уверенностью предполагать, что дочь Карачевского помещика могла разделять беседу с образованными людьми своего времени. Познакомился кн. Б.Б. Голицын с ней в Москве осенью 1890 года, а тридцать первого мая 1891 года состоялась их свадьба. После неё молодые люди путешествовали по Германии, Швейцарии, Италии, Греции, и Турции. Через Одессу они возвратились в Москву. В аристократическом районе Москвы, где жили русские родовитые дворяне, писатели и художники, на Арбате, у Хитрово был дом номер пятьдесят три.

НАЧАЛО НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Осенью 1890 года и зимой 1891 года кн. Голицын нуждался в средствах. Несмотря на это, он готовился к магистерским экзаменам и сдал их по специальности «физика» у проф. Ф.Ф. Петрушевского, И.И. Боргмана, О.Д. Хвольсона и Фан-дер-Флита; по математике - у Коркина, Поссе, Сохоцкого и академика Маркова; по механике - у Бобылева Д.К., а по метеорологии у Воейкова.
После свадебного путешествия Б.Б. Голицыну предстояло возобновить служебную деятельность, прерванную в период обучения в Страсбурге. Директор Главной геофизической обсерватории Г.И. Вильд помогал Б.Б. Голицыну советами, за что Б.Б. Голицын сохранил о нем теплые воспоминания. Как ученый, Вильд внес изменения в методику геофизических наблюдений, благодаря его усилиям была создана служба предсказаний погоды. Лично им были сконструированы сифонный барометр, флюгер, испарители, а также метеорологическая (русская) будка. С 1879 года Вильд возглавлял Международную метеорологическую организацию. Вильд предложил Борису Борисовичу поступить в обсерваторию физиком на содержание в 100 рублей в месяц. Князю Голицыну в то время казалось, что это высшее, о чем он только мог мечтать. Спустя четверть века за это вознаграждение трудно было получить на службу обсерватории выпускника университета. Этим предложением Борис Борисович не воспользовался, так как вскоре был назначен приват-доцентом по кафедре физики в Московский университет. Прочитав перед факультетом и большой аудиторией две вступительные лекции, одну на тему по своему выбору, а другую - на тему, заданную факультетом, кн. Голицын в сентябре 1891 года приступил к работе. Он читал старшему курсу некоторые специальные отделы математической физики, а с младшим курсом вел физический семинарий, на котором решал задачи по физике. Кроме обычных лекций, он выступал два раза с публичными докладами в большой аудитории Политехнического музея, и работал в физической лаборатории университета, руководил практическими занятиями студентов.
Весной 1893 года Борис Борисович представил факультету свою диссертацию «Исследование по математической физике».

МОСКВА ТОГО ВРЕМЕНИ

Писатель Телешов Н.Д. о Москве времен защиты диссертации Б.Б. Голицыным напишет следующие: «В бытовой жизни старой Москвы то и дело встречались резкие контрасты, противоречия; рядом с блеском и роскошью - грязь и нищета; рядом с высокой культурой, с огромными талантами - нравственное убожество и пошлость; подъем и падение. Величественная Третьяковская галерея... Знаменитое полотно академика Алексея Кондратьевича Саврасова, «Грачи прилетели»… И в той же Москве, в то же самое время, когда картиной любуются тысячи зрителей, сам автор, художник и академик, голодный, больной, погибающий, с опухшими от мороза руками, ютится где-то в грязной промозглой ночлежке по-своему знаменитой Хитровки. Его можно было встретить на улице одетого зимой в старую рваную кацавейку и худые опорки, подвязанные веревкой... Умер он в нищете в 1897 году и похоронен на Ваганьковском кладбище. Там же лежат многие талантливые русские люди, и вряд ли кто найдет теперь их могилы». В этот период выросла в крупнейшее общественное явление художественная галерея частных лиц - братьев Третьяковых. Ее основатель, Павел Михайлович Третьяков, скромный и глубоко веривший в значение русского искусства человек. Дом вместе с коллекциями он подарил в 1892 году городу.
На собраниях художников в эти годы пел еще юный Шаляпин, на сцене Малого театра играла Мария Николаевна Ермолова. Печатали свои сочинения Чехов и Салтыков-Щедрин. Появилось «яблочково» освещение, на которое сбегались посмотреть как на чудо. Дома в четыре этажа были редкостью. Транспортным средством были экипажи, перевозившие по восемь человек.
После пожара 1812 года отстраивал Москву сын «Пиковой дамы» - Дмитрий Владимирович Голицын. Он основал сеть больниц на пожертвования, которые сумел организовать. На Ленинском проспекте доме номер восемь по сию пору существует больница, построенная Дмитрием Владимировичем. С 1865 по 1891 год гражданским губернатором Москвы был Владимир Михайлович Голицын (1847-1932 гг.). Владимир Михайлович получил образование в Московском университете. Он ввел в обыденную жизнь достижения науки - пустил первые трамваи, водопровод и канализацию. Однако губернаторство ему пришлось оставить после голода, прошедшего по всей России и затронувшего Москву. Заметки учителя Власова К. о голоде в Тобольске нарисовали картину злоупотреблений чиновничества, с которыми он связывал причины голода. В православной на 99% Москве обострились религиозные, этнические и классовые проблемы. Случились погромы, после которых ушел с поста ещё и генерал-губернатор кн. Владимир Андреевич Долгоруков. Министром внутренних дел до 1895 года оставался И.Н. Дурново. На посту министра духовных дел и народного просвещения до 1897 года с 1882 года находился И.Д. Делянов.
Какие отзывы остались у жителей столицы о Владимире Михайловиче Голицыне? В одной из газет тех лет писали: «Лестно было плебейской, торговой Москве этакого князя у себя головою иметь. Как мощи сух, как палка прям, все на тонкой деликатности, и сразу видна белая кость и голубая кровь». Характеризует Владимира Михайловича и дневниковая запись, появившаяся в период его работы в Совете Третьяковской галереи (1899-1905 гг.). В нем шла борьба между Владимиром Михайловичем и коллекционером Цветковым с одной стороны, и Боткиной, Остроуховым и Серовым - с другой. В дневнике Голицын напишет: «На службе у меня были... Серов, обещавший целую бурю в Совете Галереи, а получивший от меня твердое указание на то, как должно вести дело покупок и как вести себя». Спустя четыре года В.А. Серову городская дума заказала портрет В.М. Голицына. Ныне он хранится в государственном Историческом музее. Этот портрет, в котором Л. Толстой увидел образ Каренина, написан так, что в его центре расположено не лицо, а рука Владимира Михайловича.
Вероятно, что профессура Московского университета была взволнована событиями в стране и тем, как реагировал на них В.М. Голицын.
В феврале 1893 года кн. Б.Б. Голицын сдаст в Совет Московского университета свою магистерскую диссертацию. Она рассматривалась на его заседании в апреле 1893 года…
Значение работы Б.Б. Голицына состояло в том, что она способствовала признанию электромагнитной теории света. Выдающееся значение для развития науки имела идея Б.Б. Голицына о том, что к электромагнитному излучению применимо понятие о температуре. Она считается одной из важнейших идей современной физики.
Рецензентами диссертации кн. Б.Б. Голицына были Столетов А.Г. и Соколов А.П. Столетов окончил гимназию с золотой медалью, затем Московский университет (1856-1860 гг.), был командирован в Гейдельбергский университет (1862-1866 гг.). Изучал математическую физику у Кирхгофа. Физике его обучал Гельмгольц. Немного времени Столетов провел в Геттингене у Вебера. С 1866 года Столетов преподавал математическую физику и физическую географию. Через три года защитил магистерскую диссертацию «Общая задача электростатики и ее приведение к простейшему случаю». После защиты диссертации утвержден доцентом. За полгода, во время командировки в Гейдельберг в 1871 году, на установке, созданной в Гейдельберге, выполнил докторскую работу «Исследование функции намагничивания мягкого железа», В том же году избран экстраординарным, а через год ординарным профессором. На заведование кафедрой столичного университета Столетов избран после революционных волнений по поводу устава университетов, имея три года педагогического стажа. В год защиты магистерской диссертации кн. Голицына перед Столетовым раскрывалась новая перспектива - стать академиком. Соколов А.П. - ученик Столетова.
Рецензенты признали работу Голицына несостоятельной. В работе Голицына, сдавшего успешно экзамены ученым, представлявшим цвет русской науки того времени, рецензенты не нашли ни одного положительного момента. Соискатель ученой степени, сделавший свои первые шаги в науке под руководством Бартоли, автора теории светового давления, появившейся одновременно с аналогичной теорией Максвелла, отнесен был рецензентами к профессионально несостоятельным.
Академик Крылов, знавший кн. Голицына на протяжении шести лет, напишет об этом периоде его жизни следующее: «Одаренный, любознательный и способный, доброжелательный ко всякому, кто бы с ним не приходил в соприкосновение. Критика рецензентов не подавила энергии Бориса Борисовича, Он неослабно продолжал свою деятельность и не стеснялся печатать свои изыскания».
Письма, оставшиеся после Столетова, свидетельствуют о том, что у него были сомнения. Томсон, отвечая на запрос Столетова о диссертации Голицына, обращал его внимание на нерешенность проблемы и отсутствие оснований у мировой науки для отнесения работы Голицына к ошибочной. Больцман писал Столетову о его излишней строгости при оценке диссертации Голицына. Однако Столетов, не пропустивший работу Голицына в своем университете, заботился о том, чтобы она не была защищена и в другом университете. Из переписки Голицына и П.Н. Лебедева следует, что Голицын знал о том, что Столетов написал ректору Новороссийского университета Ф.Н. Шведову письмо, в котором просил его отказаться от рассмотрения диссертации кн. Голицына в Новороссийском университете.
Часть профессоров выступила в защиту работы кн. Голицына. Разгорелась дискуссия, в которой сам кн. Голицын не участвовал. Он поехал в Страсбург и работал там лето 1893 года.
Осенью 1893 года в Юрьевском университете вышел в отставку заведующий кафедрой физики проф. Артур фон-Эттинген. Кн. Голицын был назначен на его место.
После того, как кн. Голицыну отказали в признании каких-либо достоинств в его магистерской диссертации, он, по обычаю Юрьевского университета, прочитал одну вступительную лекцию по теме «Общий обзор физики в современном ее состоянии» и приступил к работе. В университете Голицын привел в порядок физический кабинет и прочитал один семестр курс экспериментальной физики. Четвертого декабря 1893 года он был избран адъюнктом в Академию наук. Столетову было отказано в звании академика. Избрание кн. Голицына подписали: Г.И. Вильд, О.А. Баклунд, Ф.Ф. Бейльштейн, Ф.А. Бредихин и П.Л. Чебышев. Подписавшие избрание академики всемирно известны. Вильд построил ряд физических и метеорологических приборов, внес значительный вклад в организацию сети метеорологических станций и обсерваторий. Баклунд известен исследованиями кометы Энке. Бейльштейн предложил реакцию для открытия галогенов в органических соединениях. Бредихин создал теорию кометных форм и теорию происхождения метеорных потоков из комет. Чебышев развил теорию приближения функций многочленами, выполнил работы по оценке интегрируемости некоторых иррациональных выражений в алгебраических функциях и логарифмах, доказал теорему об условиях интегрируемости в элементарных функциях дифференциального бинома, внес вклад в построение общей теории ортогональных многочленов, стал основоположником конструктивной теории функций. Наука позднее подтвердит прозорливость русских академиков. Она установит, что магистерская диссертация Голицына опередила время. Избрание кн. Голицына адъюнктом Академии наук в какой - то мере искупило те горестные минуты, которые пришлось ему пережить весной 1893 года.

ОБОБЩЕНИЕ ГОЛИЦЫНЫМ ПОНЯТИЯ О СВОБОДНОЙ ЭНЕРГИИ. УТОЧНЕНИЕ ОПЫТОВ А.А. БЕЛОПОЛЬСКОГО

Двадцать третьего марта 1894 года кн. Голицын сообщил на заседании физико-химического общества результаты своих исследований по вопросу о свободной энергии, понятие о которой введено в 1882 году Гельмгольцем. Это понятие оказалось плодотворным, так как путем дифференцирования свободной энергии можно определять силу, действующую по направлению какого-либо параметра, характеризующего состояние системы, а также найти полную внутреннюю энергию. Однако Гельмгольц рассмотрел свободную энергию от параметров, не зависящих от температуры. В этом случае и работа сил системы при бесконечно малом изменении состояния последней также не зависит от температуры. Но на практике это не всегда выполняется. В ряде случаев требуется ввести в выражение для свободной энергии дополнительные члены, обуславливаемые зависимостью параметров системы от температуры. Обобщением выражения для свободной энергии и занялся Голицын. Дифференциальное уравнение, которое он получил, связывающее полную энергию и энтропию системы, содержало дополнительный член.
В период работы в Академии наук кн. Голицын существенно уточнил знаменитые опыты А.А. Белопольского по экспериментальному доказательству принципа Доплера. Эта его работа относится к одной из тех классических работ, которые оставляют след в науке.

РАБОТА В АКАДЕМИИ НАУК, ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ЭКСПЕДИЦИЯ ЗАГОТОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ БУМАГ

В Академии наук кн. Голицыну было поручено заботиться о физическом кабинете. Заведуя физическим кабинетом с начала 1894 по 1898 год, Б.Б. Голицын пополнил кабинет современными приборами, построил три комнаты, усовершенствовал и расширил механические мастерские. В 1896 году вместе с Баклундом организовал экспедицию на Новую Землю для наблюдения над солнечным затмением. После затмения ученые путешествовали девять дней внутрь острова, проводя астрономические, топографические, метеорологические, магнитные и другие наблюдения. По приглашению Морской академии кн. Голицын постоянно совмещал должность профессора, примерно двадцать лет. Читал теплоту и термодинамику, учение о лучистой энергии, теорию упругих колебаний, спецкурс высшей оптики и курс общей электротехники с соответствующими практическими занятиями. Расширил программу преподавания различных предметов физики. Обратил особое внимание на постановку практических занятий. Исхлопотал средства у Морского министерства и пополнил физический кабинет, поставил физический практикум. Производимые в нем работы регистрировал по системе, принятой в Страсбурге. С 1897 по 1899 год кн. Голицын совмещал исследовательскую работу с чтением лекций во вновь открытом женском мединституте, где заново создал физический кабинет и организовал практические занятия по физике. В 1898 г. кн. Голицын был избран экстраординарным академиком. Избрание кн. Голицына ординарным академиком в 1903 г. напоминало по своей процедуре защиту диссертации. И здесь нашлись оппоненты, препятствовавшие его продвижению. Избрание состоялось лишь в 1908 г. после того, как академик Марков нашел ошибки в своих расчетах. Кн. Голицын начал принимать участие в хозяйственной деятельности академии как представитель физико-математического отдела в правлении академии. Представительство продолжалось пять лет с 1898 г.
По просьбе Витте С.Ю. Борису Борисовичу с начала 1899 года по осень 1905 года пришлось стать товарищем управляющего экспедиции заготовления государственных бумаг. Вместе с кн. Голицыным Витте исхлопотал еще в экспедицию сына академика Э.Х. Ленца. Экспедиция имела пять отделений, четыре тысячи сотрудников административно-технического персонала и рабочих, громадные денежные обороты, функционирующие на коммерческом основании под единоличной ответственностью управляющего Витте. Кн. Голицын упорядочил финансы: был долг 1,5 млн. руб. при наличии 30 тысяч руб. в кассе и обязательном ежемесячном расходе на производство около 300 тысяч рублей. Он произвел реорганизацию технического оборудования мастерских и приобрел новые станки и машины. Для этого два раза выезжал для ознакомления с деятельностью аналогичных экспедиций за границу. Кн. Голицын полностью реорганизовал хозяйственный строй экспедиции, издав шесть печатных выпусков приказов, распоряжений и объявлений. Он выплатил все долги экспедиции, нашел прибыльные заказы, за счет чего образовался новый оборотный капитал в 700 тысяч рублей. Он очистил актив предприятия от балласта, выстроил за счет прибыли ряд новых зданий и приобрел земельный участок под квартиры рабочих. Кн. Голицын ввел во всех отделениях восьмичасовой рабочий день, увеличил содержание мастерам и рабочим, провел новые штаты персонала, устроил ясли для детей, летнюю колонию для подростков рабочих, выстроил большое театральное здание, клуб для чиновников и мастеров с библиотекой при нем, два новых здания для рабочих, устроил потребительскую лавку, заложил большое здание для мастерских, открыл новую билетную мастерскую, расширил художественный отдел, предпринял особую серию художественных изданий, открыл специализированный художественный магазин на Невском, выстроил и учредил техническую школу для бесплатного обучения детей рабочих с шестью общеобразовательными классами в ней и тремя специальными классами по трем основным производствам экспедиции: бумаго-делательному, печатному и фототехническому.
С 1900 года кн. Голицын начал заниматься сейсмометрией. Он посвятил ей ряд статей и мемуаров, принял участие в реорганизации сейсмической службы. По утверждению штатов сейсмической комиссии, стал во главе центрального бюро комиссии, которая руководила сейсмическими работами в России. Сейсмографы Б.Б. Голицына установлены на всех сейсмических станциях в России и на многих за рубежом. По его указанию и под его руководством была создана сейсмическая станция в Пулково. В 1901 году он прочитал в Академии наук серию лекций по сейсмометрии. Они вышли отдельным изданием на русском языке и в измененном переводе в Германии.
В 1901 году академик Голицын единогласно избран президентом Международной ассоциации сейсмологов на собрании в Манчестере. С 1907 года принимал участие в периодических съездах Сейсмической ассоциации из двадцати четырех государств.
Пятого апреля 1908 года кн. Голицын избран ординарным академиком. В 1909 году Борис Борисович работал над созданием сейсмических карт. Это следует из письма старшего наблюдателя Тифлисской обсерватории. Результаты своих работ, касающихся принципов инструментальной сейсмологии, кн. Голицын доложил на общем собрании Математического конгресса в Кембридже 10/23 августа 1912 года. По прежнему кн. Голицын вел наряду с научной работой преподавательскую. С 1909 года он читал термодинамику еще и на Высших женских курсах. Академик Крылов, работавший вместе с кн. Голицыным в Морской академии, характеризовал Бориса Борисовича так: «Кн. Голицын предъявлял слушателям в Морской академии серьезные требования, и, излагая термодинамику и теоретический курс электричества, он не стеснялся в математическом их развитии, требуя от слушателей, как отчетливого понимания принципов, так и умения прилагать анализ. Читал кн. Голицын быстро. Курсы его были весьма обширны и содержательны, но отвлеченны. Поэтому для большинства слушателей они представляли большие трудности для усвоения, требуя усиленной работы». Его студентка З.Г. Вейс-Ксенофонтова писала: «Голицын был профессор с большим темпераментом и ораторским талантом. Его увлекательные лекции слушались с исключительным вниманием».
В мае 1913 года кн. Голицын был назначен директором Николаевской Главной физической обсерватории.

ОБШЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КН. Б.Б. ГОЛИЦЫНА

В период с 1899 по 1916 год Борису Борисовичу пришлось исполнять обязанности гласного городской Думы, быть попечителем городских школ, принимать участие в работах комиссий по образованию, исполнять обязанности гласного Петергофского земского собрания. Началась Русско-Японская война. Борис Борисович, как патриот своего Отечества, заботится об усилении военного флота на добровольные пожертвования. С помощью писем-переводов организовал сбор 400 тысяч рублей для комитета, поддерживающего флот. Из этого комитета впоследствии выделился отдел воздушного флота. В нем Борис Борисович также принимал участие, пропагандируя мысль о необходимости создания в России воздушного флота. С этой целью он выступил в Академии наук с публичным докладом. По его инициативе Русско-Балтийский вагонный завод в Риге, членом Совета которого он состоял, принялся за постройку аэропланов. В 1908-1911 годах на нем И.И. Сикорский сконструировал и построил два экспериментальных вертолета и ряд самолетов. С 1912 по 1917 год Сикорский занимал пост главного конструктора авиационного отдела Русско-Балтийского завода в Санкт-Петербурге. В 1913 году под его руководством сконструирован первый в мире многомоторный самолет.
После окончания Русско-Японской войны Б.Б. Голицын принимал участие в организации Морского союза. Впоследствии он стал его председателем. Союз стремился оказывать помощь Морскому министерству. В перечне обязанностей Бориса Борисовича упоминается и председательство в Ученом комитете управления землеустройства и земледелия. С 1910 года кн. Голицын избран почетным доктором Манчестерского университета, с 1913 года-почетным членом Франкфуртского физического общества, с 1913 года - членом-корреспондентом Геттингенской Академии наук. Один год он возглавлял Русское физико-химическое общество.
Жизненный путь этого трудолюбивого и одаренного человека закончился в 1916 году. За четыре года первой мировой войны Россия потеряла многих ученых. Среди них - академик Б.Б. Голицын, академик А.М. Ляпунов, член-корреспондент Д.К. Бобылев. Эти имена могут быть записаны золотыми буквами в историю русской науки. Похоронен Б.Б. Голицын на Никольском кладбище в Санкт-Петербурге, расположенном к востоку от Троицкого собора. На этом кладбище покоится прах первых летчиков, первых открывателей новых направлений в науке.
Детей у Бориса Борисовича и Марии Константиновны не было. Ученые академии отзывались о кн. Голицыне так: «Прямота и безбоязненность высказывания мнения, неспособность переносить неискренность, музыкант с тонким вкусом и слухом (скрипач), верный и преданный сын своего Отечества».

ЗАБОТА П.Л. КАПИЦЫ, И.П. ПАВЛОВА, А.Н. КРЫЛОВА О ВДОВЕ ГОЛИЦЫНОЙ

К 1928 году Мария Константиновна Голицына, совершенно одинокая, жила на пенсию 75 рублей в месяц. Жена академика Марра по назначению политбюро получала ежемесячную пенсию 500 рублей. Академик Крылов, на дочери которого был женат П.Л. Капица, живший в это время в Кембридже, просил зятя похлопотать о пособии для Голицыной в Лондонском королевском обществе. Членом этого общества за выдающиеся заслуги в науке был избран кн. Голицын. По просьбе тестя Капица написал письмо внуку знаменитого естествоиспытателя Дарвина, физику Ч. Дарвину, владевшему фирмой «Кембридж Инструмент Компани», изготавливавшей сейсмографы Голицына.
«Дорогой Дарвин,
я получил письмо от одного своего друга, который является членом Академии. Письмо касается вдовы покойного князя Б.Б. Голицына, известного сейсмолога. Положение этой бедной женщины, по-видимому, очень тяжелое. Ей 65 лет, она наполовину парализована и совершенно беспомощна. Она получает пенсию около 8 фунтов стерлингов в месяц, но этого едва ли достаточно, чтобы обеспечить ей более или менее сносное существование.
Некоторые ее друзья считают, что, может быть, тяжелое положение старой женщины привлечет внимание фирмы «Кембридж Инструмент Компани», которая производит сейсмографы Голицына.
Я лично никогда не встречал Голицына, я был очень молод когда он умер, не встречал и его жену. И в данном случае я действую из сугубо филантропических побуждений, от которых, к сожалению, очень трудно уклониться... Искренне Ваш П. Капица»
Побеседовав в этот день с Резерфордом, президентом Королевского общества, Капица написал еще одно письмо сэру Артуру Шустеру, одному из влиятельных членов общества:
«Как я узнал от сэра Эрнеста Резерфорда, Вы были лично знакомы с князем Голицыным, русским сейсмологом.
Может быть, Вам будет интересно узнать, что его вдова жива, но живет в очень тяжелых условиях…»
И Дарвин, и Шустер откликнулись на обращение Капицы. Комитет помощи ученым Королевского общества выделил 50 фунтов стерлингов княгине Голицыной. Эти деньги были вручены И.П. Павлову для передачи их княгине лично. Великий русский физиолог как раз был в те дни в Кембридже вместе со своим сыном Владимиром Ивановичем, физиком. В свою очередь Совет директоров фирмы «Кембридж Инструмент Компани» выделил 20 фунтов стерлингов.
По тем голодным временам Голицына получила весьма солидное пособие. Год спустя Капице снова удалось исхлопотать помощь для Марии Константиновны. Еще через год к Капице обратился сын Ивана Петровича Павлова:
«Дорогой Петр Леонидович!
Недавно я навестил Марию Константиновну Голицыну, ...она... по- прежнему очень нуждается... Насколько я понимаю, Вы лично являетесь одним из главных инициаторов ее поддержки со стороны Королевского общества и, вероятно, находитесь в курсе того, продолжено ли вспомоществование Марии Константиновны на этот год или ему пришел конец. Прошу Вас известить меня об этом, так как опять же мне особенно удобно производить расчет с Марией Константиновной без всякой неуместной огласки этого дела.
Письмо это посылаю с оказией...»
Капица пишет секретарю Королевского общества Френку Эдварду Смиту, с которым был хорошо знаком. Вот ответ Смита:
«Комитет помощи ученым рассмотрел ходатайство, касающееся княгини Голицыной, и утвердил сумму в 50 фунтов с дополнительной суммой 20 фунтов от Кембриджской инструментальной компании.
Я был назначен администратором по этому делу, и я буду Вам признателен за совет относительно лучшего способа связи с княгиней Голицыной, чтобы быть уверенным, что все деньги будут ею получены».
Каждый раз возникает одна и та же проблема: каким образом, наиболее безопасным для Голицыной, переслать ей деньги из Англии. 17 декабря Капица отвечает Смиту:
«Сделать это надо очень осторожно, учитывая общую политическую обстановку. Я считаю, что передачу денег, как и в предыдущих случаях, лучше всего осуществлять через профессора Павлова... Профессор Павлов находится вне подозрений, а в качестве формального повода можно было бы привести то обстоятельство, что он является членом Королевского общества».
Семь лет подряд Капица «выбивал» пособия (с 1928 по 1934 год ) для Марии Константиновны. Наступил, однако, день, когда англичан стала обременять поддержка жены ученого. В конце марта 1934 года Капица получил письмо от председателя комитета помощи ученым Королевского общества Джона Брэдфорда:
«Комитет помощи ученым на своем последнем заседании рассмотрел Ваше ходатайство о помощи княгине Голицыной и принял решение рекомендовать для нее субсидию в 30 фунтов.
Хотя комитет в данном случае и рекомендовал субсидию, членам Комитета кажется, что так не может продолжаться до бесконечности, и они просили меня сообщить Вам, что в дальнейшем субсидии предоставляться не будут... Программа деятельности фонда не предусматривает предоставления ежегодных пособий».
В ответе Капицы на это письмо слышится горечь и ирония:
«Королевское общество помогает княгине Голицыной почти десять лет, и чем старше она становится, тем больше нуждается в какой-либо помощи извне... Я был слишком молод, чтобы встречаться с князем и княгиней Голицыными в России, но я помню, что слышал однажды князя Голицына, когда он читал лекцию. Интерес мой к этому делу объясняется исключительно гуманитарными мотивами, поскольку я ясно представляю себе, в каких тяжелейших условиях живет ныне княгиня Голицына в России. И действительно, это Вам, людям того поколения, к которому принадлежит князь Голицын, решать, продолжать ли оказывать помощь его вдове».
31 марта 1934 года Капица отправил Марии Константиновне 40 фунтов стерлингов в Ленинградский Торгсин - через Московский Народный банк в Лондоне.
14 ноября 1937 года академик Крылов ищет путь уже к сердцу родины Голицына. Он обращается к президенту Академии наук СССР В.Л. Комарову с просьбой увеличить пособие вдове. Он пишет:
«Голицын не патентовал своих приборов и не извлекал никаких выгод из своих изобретений, а считал их чисто научными и предоставлял их в общее пользование...».
П.Л. Капица в «Записке о чистой науке», направленной им в марте 1935 года в Совет Народных Комиссаров, отмечал: « Как раз перед войной 1914-1918 гг. благодаря работам крупнейшего ученого академика князя Голицына наша геофизика заняла первое место в мире. Это было достигнуто благодаря созданию Голицыным собственного сейсмографа, ... очень дорогого и сложного. Этот сейсмограф князь изготовил за свой счет на заграничных заводах».
Приведенная выше переписка опубликована Павлом Рубининым, референтом Капицы П.Л. Эта публикация внесла огромный вклад в историю естествознания и в отечественную историю. Рубинин с горечью заключает, что Человечество часто бывает мало признательно тем, кто много сделал на его благо.
Умерла Мария Константиновна в блокадном Ленинграде.

Источник:
Академик князь Борис Борисович Голицын. Его род, его время, его работы по физике. Составитель: Волкова А.В. - Владимир, 2002 г., 60 с.

Категория: Юрьев | Добавил: Николай (30.01.2021)
Просмотров: 20 | Теги: Голицын, Князь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика