Главная
Регистрация
Вход
Суббота
25.05.2019
08:43
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1031]
Суздаль [325]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [348]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [77]
Юрьев [190]
Судогда [78]
Москва [42]
Покров [104]
Гусь [115]
Вязники [223]
Камешково [64]
Ковров [285]
Гороховец [85]
Александров [205]
Переславль [98]
Кольчугино [59]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [42]
Селиваново [24]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [35]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [64]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [27]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Юрьев

Село Некоморно Юрьев-Польского района

Село Некоморно

Некоморно – бывшее село в Юрьев-Польском районе Владимирской области.
Находилось 2-х километрах на юго-восток от села Новое. «Некомарна, на речке Кустарке, находится от Юрьева в 8-ми верстах, от Владимира в 70-ти верстах». [1]

О происхождении названия села имеются несколько красивых и оригинальных легенд. Об одной из легенд поведал родившийся в селе Некомарна Иван Алексеевич Кубрин, появившийся на свет в 1918 году. «Когда-то давно в селе произошёл очень большой пожар. Сгорели почти все дома. И людям не осталось ничего другого, как идти и просить помощь и собирать милостыню в соседнее селение. Когда они туда пришли и попросили посодействовать в случившейся беде, то в ответ почему-то услышали такие слова: «Мы не комары, поэтому и не подаём». Вернувшись на пепелище, они принялись отстраивать всё село заново, а когда отстроили, то прозвали место проживания Некомарна, видимо, в память о немилосердности соседей».
Суть другой легенды в том, что в местности, где находилось когда-то это село, кроме него, существовало ещё несколько населённых пунктов, рядом с которыми росли леса. Жители их периодически, особенно в жаркое летнее время, подвергались нападению назойливых комаров. Некомарна же раскинулась от лесов на довольно почтительном расстоянии. Поэтому комары её жителям практически не надоедали. Чтобы похвастаться перед соседями, они часто говорили, что у них «нет комаров». Отсюда и могло пойти название «Некомарна». [2]

«24 февраля 1580 год. Грамота из Дворцового Приказа приказчику дворцового села Симы Юрьевского Польского уезда И. Трусову о крестьянах сельца Дубенки Покровского девичья монастыря.
От царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси в Юрьевский уезд Польского нашего дворцового села Симы приказщику Исаку Трусову. Била нам челом из Суздоля Покрова Пречистыя Богородицы девича монастыря игуменя Леонида с сестрами Юрьевского уезда нашего дворцового села Некоморна на приказщика на Романа на Подлесова. А сказала де делось в нынешнем 88-ом году, вывез он из монастырского сельца Дубенки крестьян Михалка Мелентьева, да Изтомку да Дороню Кошкиных, да Ивана Неклюдова, да Поспея Первушина, да Симона Симидинского без отказу и безпошлинно и не по их хотенью; а те де крестьяне за нами не живали. И будет так, как нам игуменя Леонида с сестрами била челом, а те будет крестьяне за нами не живали и вывезли их в село в Некоморно не по сроку и без отказу и безпошлинно и не по их хотенью силою, и как к тебе ся наша грамота придет, и ты б про тех про вывозных крестьян сыскал сторонами, а не нашими кладными и посопными селами, и околь давно из нас в монастырское сельцо выбегли, о кою пору отказали их и пошлины и выход игумене с сестрами платили. Да будет в сыску скажут, что те крестьяне за нами не живали и из монастыря за нас не ряживалися и ввезли их за нас сильна не по сроку и без отказа и безпошлинна и не по их хотенью, и ты б сыску своего список тот за поповыми руками и за своею припискою прислал к нам на Москву в Дворцовый Приказ к дьякам Поснику Сулдошеву да к Богдану Дементьеву, и мы в том деле указ свой учиним. А вперед бысте из за монастырской вотчины крестьян не возили не по сроку и без отказу и безпошлинна и не по их хотенью. Да просчет сю нашу грамоту да списав список слово в слово, и отдали бы сю нашу грамоту игумене Леониде с сестрами или их приказщику, и они ея держат вперед для наших приказщиков иных, впредь из того монастыря наши приказщики крестьян не возили из их сел.
Писана на Москве лета 7088 февраля 24 дня.
На обороте: Царь и великий князь всея Руси.
Помета: Диак Посник Судешев.
Печать черного воска».
В период смуты село Некоморно было центром некоморской дворцовой волости. В 1609 г. в Юрьевский уезд были направленны сборщики налогов Лжедмитрия второго. Поначалу они только на треть превышали обычную норму. После этого тушинские сытники начали собирать столовые и конские запасы для самозванца и его солдат. Некоморская волость была отдана в приставство (волости Симскую, Турабьевскую, Некоморнскую, Скомовскую и Лычевскую) ротам наемных польских полков Я. Микулинского и Я. Стравинского, которые вышли из повиновения и начали грабить отданные им в кормления земли самостоятельно (помимо тушинских разнорядок). Письмо самозванца юрьевскому воеводе Болотникову с просьбой урезонить солдат Микулинского и Сравинского не имело силы и грабежи продолжились. Крестьяне дворцового села Некоморно вначале были вынуждены отдать корма на роту пана Хвоща, а затем еще и на роту пана Михалевского (Выписано из из архива Яна Сапеги 1608-1611 гг.).
Некомарна упоминается в письме юрьев-польского воеводы Фёдора Болотникова одному из руководителей польских интервентов Яну Сапеге. Это письмо написано 17 февраля 1609 года во время разорения Юрьев-Польского поляками и литовцами. В нём воевода обращается к Сапеге с просьбой приказать идти пану Лисовскому, возглавлявшему в пределах Центральной России польские отряды, не на Юрьев, а на государевы дворцовые сёла. Некомарну и Симу.
Челобитная Лжедмитрию (Тушинскому) Можайского уезда приказщиков государевой Шебаршинской кобыличей конюшни о недостатке корму для лошадей, 1609 – 1610 год: «Государю царю и великому князю Дмитрию Ивановичу всея Руси, холопы твои Можайского уезда, Шебаршинской кобыличи конюшни приказщики Никита Федоров с товарищами челом бьют. Велено, государь, нам, холопам твоим, имать государевых в дворцовых селах и в деревнях, твоим государевым лошадям на корм овса и сена и солому ржаную на постель в Юрьевском уезде Польском в селе Симе, в селе Турбаеве, в селе Некомарне, и в Комове, и в Лычеве, и в иных селах и в деревнях; и в тех селах и в деревнях стоят паны и пахолопки и крестьянам, государь, корму по государеву наказу везти не велят, а просят от гетманов листов от своих, и лошади твои государевы стали без корму, голодны, прокормить до выпуску нечем; а сена, государь, и овса и соломы нет ни волоти, ни дать нечего. И о том нам, холопам своим, как укажешь?»
Село почти до конца XVII столетия было дворцовым государевым имением, а в 1679 году было пожаловано боярину Петру Абрамовичу и окольничему Василию Абрамовичу Лопухиным.

Арендный договор, взятый из «книг сделок и договоров» Ильинского волостного правления: «1879 года января 29-го дня, я, нижеподписавшийся земледелец дачи села Некоморна, Владимирской губернии, Юрьевского уезда, Коллежский Секретарь Илья Илларионович Ларионов, и государственные крестьяне Юрьевского уезда, Ильинской волости, села Федосьина: Лука Фролов, Иван Лаврентьев, Никифор Павлов и Василий Васильев, заключили сие условие в том, что мы, вышепоименованные крестьяне, взяли у него, г. Ларионова, в арендное содержание под пашню двадцать десятин земли на шесть лет, с платой за каждую десятину по четыре рубля в год, когда она будет занята хлебом, на следующих условиях…».


Фрагмент карты Менде Владимирской губернии 1850 года

1857 год (Тихонравов К.) «село помещичье: число дворов - 85; число душ по 8 ревизии: мужского пола - 329, женского пола - 394; число душ по 9 ревизии: мужеского пола - 273, женского пола - 291; действительное население: мужского пола - 277, женского пола - 300; господствующие виды производительности – занимаются земледелием; церковь каменная во имя Иоанна Предтечи, при ней священник – 1, причетников – 2; кузниц – 2; водяная мельница – 2».
1859 год (Списки населенных мест Российской империи по данным 1859 года, издание 1863 г.): «находится в Первом стане; село расположено по левую сторону почтового тракта из г. Юрьев-Польского в г. Переславль-Залессский, при речке Кустерке; число дворов – 55; число жителей: мужского пола – 258, женского пола – 284».
Начало 1880-х (Пругавин В. С., 1884 г.): «ветряная мельница - 1, молотилка – 4, крупорушка – 1, светелки (бумаго-ткацкое производство) – 6, кузница – 1 точно, красильня – 1, у Иванова Ивана – пасека на 20 ульев».
В конце XIX — начале XX века село входило в состав Горкинской волости Юрьевского уезда.
1900 г. «Название волости: Ильинская; Название общества: 1-е Некоморнское; Название селения: село Некоморно; Число душ мужского пола - 150; число душ женского пола - 170; число дворов - 56; Название общества: 2-е Некоморнское; Название селения: село Некоморно; Число душ мужского пола - 132; число душ женского пола - 136; число дворов - 40; Какого участка земского начальника селение: 1-го участка Юрьевского уезда; Какого стана селение: 1-го стана Юрьевского уезда» («Ведомость о сельских обществах крестьян всех наименований Юрьевского уезда». Губ. г. Владимир. Типо-литография губернской земской управы. 1900 год).
1904 г. «Торгово-промышленные заведения в селе Некоморно: Кузница. Владелец – Ухабин Александр Егорович. 2-е Некоморнское общество. Уничтожена.
Маслобойня. Владелец – Читаев Иван Иванович младший. 1-е Некоморнское общество. Уничтожено более 5 лет тому назад.
Красильня. Владелец – Читаев Иван Иванович старший. 1-е Некоморнское общество. Уничтожено 3 года тому назад.
Ткацкая светелка. Владелец – Шилов Иван Васильевич. Уничтожена» (Из материалов о сложении недоимки и пени губернского земского сбора по уездам Владимирской губернии, 1904 год).
«Прошение от крестьянина села Некоморна, 2-го общества Ильинской волости, Симеона Васильева Шилова, проживающего в названном селе, в Юрьевское уездное собрание:
«В ночи 21 апреля 1905 года произошел пожар, начавшийся сзади моего двора, коим уничтожено до основания принадлежащее мне следующее имущество: дом с двором и дом без двора, оцененные при производстве полицейского дознания в 700 рублей, три лошади – 300 рублей, бык – 60 рублей, корова – 40 рублей, овцы и ягнята – 50 рублей, теленок – 5 рублей, и движимого имущества, заключающегося в разной одежде и домашней утвари – на 100 рублей, всего – в сумме 1255 рублей.
Происшествие это случилось в самый разгар сна – в полночь, и мы, в числе шести человек, успели выбраться из избы в окна только за несколько минут до проникновения огня в самую избу, где находились. При попытке же сына моего выбраться чрез крыльцо, в отворенную дверь избы его обдало огнем, и он, получив ожоги, возвратился и вылез в окно. Пожар последовал от неизвестной причины; но по господствующему предположению причина относится к умышленному поджогу неизвестными лицами.
Сгоревшие строения были застрахованы по правилам обязательного страхования в сумме обеспечения 200 рублей, дополнительно не страховались, а остальное имущество было вовсе не застраховано. Следовательно, чистого убытка от пожара мною понесено более 1000 рублей, и я, бывши зажиточным хозяином, сразу оказался в бедственном положении.
Вследствие чего, имею честь просить уездное земское собрание не отказать в назначении мне пособия в размере, в котором признает возможным, тем более, что земская страховая оценка не представляет достаточных гарантий к возмещению действительно понесенных от пожаров убытков. Доказательство о пожаре и сумме убытков прошу затребовать от земской управы, куда об этом послано сообщение полиции и акт волостного правления. О последующем прошу меня уведомить».
29 августа 1905 года.
К сему прошению крестьянин села Некоморна Симеон Васильев Шилов, а по его безграмотству и личному приказанию родной сын его Иван Симеонов Шилов росписался».
В начале ХХ века Некомарна была разделена на две барщины. В первой находилось 60, а во второй – 50 домов. Жители села работали у князя Голицына. Дом помещика стоял около пруда. Во время отсутствия князя всеми делами заправлял его помощник – управляющий Наваркин. Около усадьбы находилась прекрасная баня. Иногда за хорошую работу управляющий разрешал жителям в ней мыться. [2]
В Некомарне имелись две мельницы. Первая принадлежала Ивану Филимоновичу Заплаткину, а другая – Никанору Михайловичу Петрову.

В 1927 году в селе произошёл большой пожар, в результате которого сгорели 12 домов.
В 1937 и 1948 годах его жители голодали. Не обошла Некомарну и коллективизация. Она вместе с Созонихой и Красками были преобразованы в колхоз «Коллективист». Военные и послевоенные годы оказались едва ли не самыми трудными. С Великой Отечественной из всех ушедших на фронт вернулись только пятеро: Иван Алексеевич Кубрин, Леонтий Сергеевич Богомолов, Александр Алексеевич Трубкин, Фёдор Михайлович Купленов и Семён Григорьевич Алексеев. Последний из них пришёл без ноги. [2]
О послевоенном периоде истории села рассказывает А. А. Трубкина, родившаяся в Некомарне в 1937 году и проживавшая там до 1957 года, когда она переехала в Юрьев-Польский и устроилась работать на фабрику «Авангард»: «Жизнь после войны была тяжёлая. Не хватало еды. Мужчин с войны пришло немного. Поэтому вся нагрузка легла на плечи женщин, которые и пахали, и сеяли. Лошадей было мало. Корма для них не хватало. После полевых работ лошадей в конюшнях подвешивали на верёвках, чтобы те не падали от голода. Люди в поисках хоть какой-нибудь еды ходили в поля, где собирали мороженую картошку, оставшуюся после зимы. Из неё пекли оладьи. Особенно голодным стал 1947 год. Когда на полях впервые появились трактора, жители села стали верить, что жизнь скоро наладится». И действительно, в 1950-е годы здесь появляются новые дома, население постепенно увеличивается, рабочих рук стало больше. Но в стране началось укрупнение колхозов. Жители малых сёл стали перебираться в город. Из Некомарны стали уезжать с 1957 года. После 1965 года процесс разрушения села ускорился. Свои дома люди сносили, а сами переезжали на жительство в Юрьев-Польский, Кольчугино. Часть жителей осела в посёлке Хвойный, что в нескольких километрах от Некомарны. Самым последним село покинул Семён Григорьевич Алексеев. Он уехал в 1971 году. Позже жил и умер в Юрьев-Польском». [2]
А вот другой интересный случай, о котором рассказала бывшая жительница села Некомарна Нина Семёновна Дудина, уже давно в её семье переходящий из поколения в поколение.
Её отец, Семён Григорьевич Алексеев, покинувший опустевшее село последним, в 1970 году познакомился с самим Леонидом Ильичом Брежневым.
С войны Семён Григорьевич вернулся без ноги. Он был практически неработоспособным, пока ему не сделали протез. Дела по дому вела дочь Нина. До её замужества удавалось сводить концы с концами. Но когда она вышла замуж, и в её семье появились дети, жить стало трудно. Будучи инвалидом войны, Семён Григорьевич по каким-то причинам не получал положенную ему по инвалидности пенсию. Не получив вразумительного ответа у местных властей и в военкомате, он отважился на неординарный поступок. Ветеран решил отправиться в Москву к Леониду Ильичу. С отцом поехала и дочь.
Шансов попасть в кабинет к Брежневу практически не было, но чудеса иногда случаются. Подойдя к одному из постов, через который вела дорога в Кремль, они спросили:
- Как пройти к нему в кабинет?
- К кому?
- К Лёньке Брежневу, - пояснил Семён Григорьевич.
Солдат некоторое время стоял в недоумении.
- Сходи, сынок, и передай ему, что мне, инвалиду войны, не дают инвалидность, - продолжал ветеран.
Солдат ушёл, и минут десять его не было. Приехавшие, прождав время, собрались было отправиться в обратный путь, но неожиданно к ним вышел другой постовой и предложил пройти. За дверью их в целях безопасности обыскали. Шли долго по длинному коридору. Около одного из кабинетов солдат остановился и попросил подождать. Через несколько минут их пригласили войти. Зайдя в кабинет, они к великому удивлению увидели, что за столом, прямо напротив них, сидел сам Брежнев, одетый в пиджак чёрного цвета. Генеральный секретарь ЦК КПСС взял у Семёна Григорьевича документы и вышел из кабинета. Далее отец и дочь рассказали Леониду Ильичу о причине своего приезда в Москву. Тот понимающе кивал головой, потом подошёл к одноногому ветерану и пожал ему руку:
- Вам помогут. Поезжайте домой и не переживайте.
У Семёна Григорьевича непроизвольно вырвалось:
- Спасибо, Лёнька.
Брежнев на это никак не отреагировал.
После приезда в Юрьев-Польский стали ждать. Через три дня Григория Семёновича вызвали в военкомат. Оттуда он пришёл с документами на вторую группу инвалидности.
Рассказывая внукам, ветеран любил прихвастнуть:
- Лёнька Брежнев мне друг-приятель. Мы с ним с одного года. Я к Лёньке ездил, а он мне пожал руку и помог.
В Некомарне было несколько семей, чьи фамилии встречались чаще других. Среди них Купленовы, Трубкины, Богомоловы, Илларионовы и Софроновы.
Купленовых в послереволюционные годы насчитывалось четыре двора, причём, они стояли на одном порядке. Трубкины, Илларионовы и Софроновы проживали в трёх домах, Богомоловы – в двух. [2]


Схема села Некоморно (зарисована по эскизу Ухабина А.А.)

Село Некоморно (Некомарно), Красносельского сельсовета, решением № 583 от 11.06.1979 г. признано, как фактически не существующим. Село уничтожено, земля распахана, сохранились лишь фундамент храма и несколько могил с кладбища.

Некоморновский приход

Церковь в первой половине XVII столетия в Некомарне была во имя свят. благоверного вел. князя Александра Невского; в окладных патриарших книгах 1628 года она записана так: «церковь Александра Невского чюдотворца в государеве в дворцовом селе Некомарне дани двадцать три алтына четыре денги десятильнича гривна». Но в отказных патриарших книгах 1691 года главный престол в церкви показан уже в честь Богоявления Господня, а престол св. благов. кн. Александра Невского значится придельным. Зданием церковь была деревянная, с таковой же колокольней. [1]
Деревянная церковь существовала в селе до 1817 года; а в этом году, вместо нее, усердием прихожан построена каменная церковь также в честь Богоявления Господня с теплым приделом во имя Рождества Иоанна Предтечи; одновременно с ней построена каменная колокольня.
Отец Никита Федоров, выпускник Владимирской Духовной семинарии 1832 года. В 1841 году он был переведен в село Некоморны. В 1865 г. награжден скуфьей.
В 1874 году церковь и колокольня обнесены каменной с железными решетками оградой.
В 1875 г. Епархиальным начальством утвержден в должности церковного старосты Юрьевского уезда села Некоморна крестьянин того села Василий Иванович Швырев.
Федоров Никита Ник., выпускник Владимирской духовной семинарии, окончил в 1832 году, священник села Некоморны Юрьевского уезда; в 1868 году уволен за штат.
Чернобровцев Федор Дмитриевич, выпускник Владимирской духовной семинарии, окончил в 1866 году, с 1868 года – священник села Некоморны Юрьевского уезда; скончался 28 апреля 1878 года. На его место 10-го мая 1878 г. перемещен сверхштатный священник села Афинеева Василий Добронравов.

15 апреля 1881 г. определен во священника в с. Некоморну окончивший курс Семинарии Сергей Смирнов.

Некоморнское церковно-приходская школа, Ильинской волости, в селе Некоморне. Основано свящ. С. Смирновым в 1881 году. Ближайшие училища: Новосельское в 2 в. и Волствинское церк.-прих. — 3 вер.
В 1884 г. «Помещается в деревянном доме свящ. Смирнова. Учебных пособий — на 20 руб. Законоучитель и учитель священник Сергий Смирнов, окончивший курс во Владимирской духовной семинарии, преподает с 1881 года. Попечителя нет. Учащихся к 1-му января 1883 г. 15 м. Окончило курс без свидетельств 7 м. Вновь поступило 3 м. К 1-му января 1884 г. состояло 11 м. Возраст учащихся от 7 до 12 л. Учащиеся все из с. Некоморны. Вероисповедания православного и все крестьянского сословия. Посещали классы исправно. За теснотой помещения отказа не было. Учебный год с 1-го октября по 15-е мая. Пению обучаются простому. Учатся в день 6 час. Училище посетил высокопреосвященнейший Феогност, архиепископ Владимирский и Суздальский. Обучения ремеслам нет. Воскресных бесед и чтений нет» («Владимирский земский сборник, 1884 год, № 12, декабрь.).
Позже помещалась в отдельном здании, построенном кн. Голицыным. Учились в школе до четвёртого класса. После её окончания дети продолжали обучение в соседнем селе Краски.
В школе было всего два кабинета, но они отличались просторностью. Разделял кабинеты коридор. В конце здания находилась небольшая комната – учительская. Первыми учителями школы после революции были Ольга Арсентьевна Коновалова и Прасковья Даниловна Угольникова. Позднее на смену им пришли сёстры Сазоновы – Анастасия Григорьевна и Таисия Григорьевна, жившие при школе. Оно проработали в ней до её закрытия примерно в 1946 – 1947 годах.
Учились в школе в две смены. Звонок давали небольшим колокольчиком, который ученики звали «глухарь». После окончания школы дети продолжали обучение в Красках. И зимой, и летом ученики ходили за несколько километров. Зимой в Краски чаще ездили на лыжах.
После закрытия школы Анастасия Григорьевна Сазонова переехала в Юрьев-Польский.

Смирнов Сергей Иванович, выпускник Владимирской духовной семинарии, окончил в 1878 году, с 1881 по 1886 годы – священник села Некоморны Юрьевского уезда.
В 1882 году средствами прихожан в трапезе устроен другой придел в честь Божией Матери — «He рыдай Мене, Maти».
1883 год – церковный староста села Некоморны – крестьянин Василий Шевырев.
1884 год – церковный староста на следующее трехлетие – крестьянин Иван Григорьев Петров.
В церкви три престола: холодный — в честь Богоявления Господня и два теплых престола: во имя Рождества Иоанна Предтечи и в честь Божией Матери — «He рыдай Мене, Мати».
Из старинных священных предметов в церкви имелись: напрестольный сребропозлащенный крест 1791 года; сребропозлащенный ковчег 1787 года и напрестольное евангелие в сребропозлащенном окладе 1791 года. Церковные документы хранились в целости: копии с метрических книг с 1802 года, а исповедных росписей с 1828 года. Опись церковного имущества составлена в 1851 г.
При церкви значилось земли: усадебной одна десятина 1000 квадр. сажен и пахотной 38 десятин 1599 квадр. сажен; сенокосной земли не было. [1]
Причта по штату положено: священник и псаломщик. На содержание причт получал: от земли 200 руб., за требоисправления 300 руб., от сбора хлебом 50 рублей, а всего, вместе с процентами церковного капитала, до 550 рублей в год. Причт жил в церковных домах. [1]
Приход состоял из одного села, в котором числилось 94 двора, душ мужского пола 300, а женского пола 320 душ. [1]

Законоучитель Новосельского начального училища в селе Новом Горкинской волости – священник села Некоморно Александр Иванович Корольков, окончивший курс во Владимирской духовной семинарии, законоучителем в данном училище с 1895 года, жалованья получает 50 рублей в год.
Дмитриев Григорий Иванович, выпускник Владимирской духовной семинарии, окончил в 1899 году, учитель Некоморнской церковно-приходской школы Юрьевского уезда.
В 1913 году священник села Некоморны Петр Числовский награжден камилавкою. 20 августа 1915 г. комиссия епархиального съезда рассматривала прошение священника с. Некоморны Петра Числовского об оказании пособия на обучение трех дочерей в епархиальном женском училище, Ольги 6-го класса, Антонины 5-го класса и Фаины 1-го класса. Принимая во внимание многосемейность (9 чел. детей 4 учащихся), бедность прихода, комиссия находит возможность оказать пособие в сумме 18 руб.
22 декабря 1914 г. и. д. псаломщика с. Некоморны Юрьевского уезда, Григорий Лебедев перемещен в с. Пречистую Гору.
Крестьянин Феодор Росадников 23-го февраля 1916 г. допущен к испол. обяз. псаломщика в с. Некоморну, Юрьевского уезда.
Последним священником в Некомарне был отец Пётр. Он похоронен около бывшей колокольни. Сегодня на этом месте лежит могильная плита. Место захоронения священника найти очень просто. Над могилой отца Петра растёт большой куст сирени.
В 1930 г. Ивановским облисполкомом были утверждены закрытия храмов в с. Сима, Беляницыно, Ворогово, Каблуково, Григорьево, Кузьминское, Краски, Рябинино, Красное, Кучки, Некоморно, Теньки, Туково Юрьев-Польскокого района.
Икона «Всех Скорбящих Радость» в с. Новом, на которой Богородица изображена стоящей в полный рост, со скорбно-задумчивым ликом, обращенным влево, как при Кресте Господнем, принесена из с. Некоморно. С появлением этой иконы в с. Некоморно связано чудо: слепой девочке было трёхкратное явление Богородицы с обещанием исцеления ,повелевающей найти Её икону, обмыть и этой водой вымыть глаза. Девочка рассказала сон матери и священнику. Стали искать и с большим трудом нашли в мастерской доску, с виду напоминающую икону. Изображение почти пропало, доску использовали как скамейку, на ней курили, ямка, прожжённая пеплом, до сих пор видна на шее образа Богоматери. Когда икону обмыли и этой водой умыли слепую девочку, она прозрела, а икона обновилась. Благодарные родители сделали на неё оклад.
В 1953 году местными властями принято решение о сносе церкви в Некомарне. Однако получилось это лишь со второй попытки. Вот что вспоминает очевидец тех событий И. А. Кубрин: «Приехал трактор с очень большими гусеницами. Тогда около церкви присутствовало почти всё село. Пришло сюда и начальство. Трактор пригнали из посёлка Ополье. Колокольню подцепили тросами. Во время спуска трактора в овраг один из тросов оборвался. В этот момент разыгралась трагедия. Колокольня упала прямо на трактор, и тракторист оказался заживо погребённым под кучей железа и камня. Со всех сторон были слышны слова: «Бог наказал». На этом первая попытка разрушить церковь закончилась. Спустя два месяца попытку повторили заново. На этот раз приехал трактор, который в просторечье именовали «клин-баба». Церковь разрушили до основания. Обошлось без жертв. Цельного кирпича и обломков церкви взяли немного. В основном от храма остались щебень и кирпичные осколки. Всё это увезли на машинах».
Из остатков разрушенной церкви в посёлке Ополье построили коровник. Часть кирпича использовали для строительства дома в Хвойном. Всё церковное имущество переведено в монастырь села Новое, где оно находится и по сей день.

Уроженцы с. Некоморно, погибшие и пропавшие без вести в годы ВОВ

- Андронов Андрей Ксенофонтович, род. 1906 г., с. Некоморно Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 02.11.1941 года направлен в команду №31 в Шуйский РВК. Красноармеец, стрелок. Пропал без вести, февраль 1942 года.
- Бабанов Николай Лаврентьевич, род. 06.12.1907 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 20.04.1941 года направлен в команду Ц-104. Числится пропавшим без вести в 1941 году. Попал в плен. На момент пленения красноармеец, сапер 25 строительного батальона. Находился в лагере - шталаг XI C (311), Берген-Бельзен, Нижняя Саксония. Умер в плену 26 августа 1942 года. Место захоронения - Берген-Бельзен. В КП ошибочно указано место рождения с. Некоморно Небыловского района.
- Богомолов Герасим Сергеевич, род. 1909 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 15.07.1941 года направлен в 282 СД 1ф. Старшина, стрелок. Писем не было. Пропал без вести, август 1941 года.
- Грибов Михаил Павлович, род. 1918 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 30.08.1941 года направлен в 30 запасную СБр на ст. Ильино. Красноармеец, стрелок. Пропал без вести в 1941 году.
- Грибов Николай Михайлович, род. 1909 г., с. Некоморно Юрьев-Польского района. После войны жена проживала в с. Ильинское Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 23.06.1941 года. Красноармеец, сапер. Последнее письмо – 27.06.1941 года. Пропал без вести, август 1941 года. В КП ошибочно указано место рождения с. Ильинское Юрьев-Польского района.
- Илларионов Михаил Васильевич, род. 1920 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Таганским РВК г. Москвы. Курсант, старшина учебного батальона 55 СД 2ф. Погиб в бою 27 августа 1942 года. Был похоронен в 1,5 км. юго-западнее д. Б. Дубовицы Полавского района Ленинградской области. В настоящее время похоронен – Россия, Новгородская обл., Парфинский р-н, д. Новая Деревня, был перезахоронен из д. Б. Дубовицы.
- Илларионов Сергей Васильевич, род. 1907 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 05.07.1941 года направлен в в/ч 6256 ст. Левашово Ленинградской области. Красноармеец, стрелок. Последнее письмо – 18.07.1943 года. Пропал без вести, сентябрь 1943 года.
- Кубрин Алексей Александрович, род. 12.02.1907 г., с. Некоморно Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 20.04.1941 года направлен в команду Ц-104. Последнее письмо – 05.09.1941 года, Ленинград-316 п/я Л 18. Числится пропавшим без вести. Попал в плен 05.10.1941 года. Место пленения – остров Эзель Эстонской ССР. На момент пленения красноармеец, сапер 174 саперного батальона 3 стрелковой бригады. Находился в лагере - шталаг II H (302). Погиб в плену 07 декабря 1941 года. В КП ошибочно указано Андреевич.
- Кубрин Николай Алексеевич, род.1920 г., с. Некоморно Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК. Красноармеец, санитар 171 СП 182 СД. Пропал без вести 17 октября 1941 года на Северо-Западном фронте. В КП ошибочно указано пропал без вести 23 октября 1941 года.
- Куликов Александр Ильич, род.1923 г., с. Некоморно Юрьев-Польского района. После войны мать проживала в г. Юрьев-Польском. Призван в армию Юрьев-Польским РВК в 1942 году. Красноармеец. Проходил службу ППС 1851 (ППС 1851 – это 306 СД 2ф). Последнее письмо – в 1944 году. Пропал без вести, февраль 1945 года. В КП ошибочно указано пропал без вести, июнь 1942 года, в Смоленской области.
- Купленов Василий Михайлович, род.1898 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 16.09.1941 года направлен в Ивановский ГВК. Красноармеец, стрелок. Пропал без вести, октябрь 1941 года.
- Купленов Фёдор Михайлович, род.1902 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 04.09.1941 года направлен в Полевое строительство №32. Красноармеец, разведчик 973 СП 270 Демидовской СД. Погиб 05 февраля 1944 года. Был похоронен на северо-восточной окраине д. Москальки Витебского района Витебской области.
- Курылев Фёдор Сергеевич, род.1896 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 04.03.1942 года направлен в Вичужский ГВК. Последнее письмо – 12.07.1942 года, из Гороховецких лагерей. Красноармеец, наводчик 1243 ИПТАП РГК. Пропал без вести в период с 02.07.1942-24.07.1942 года в районе д. Криваново. В КП ошибочно указано 1906 г.р.
- Павлов Александр Семёнович.
- Павлов Геннадий Александрович, род. 1925 г., с. Некоморно Юрьев-Польского района. После войны мать проживала в г. Юрьев-Польском. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 22.12.1942 года направлен в школу снайперов в г. Кулебаки Горьковской области. Красноармеец. Проходил службу при 20 окружной школе отличных стрелков снайперской подготовки. Умер 16 мая 1943 года в Кулебякской больнице Горьковской области. В КП ошибочно указано Алексеевич, лейтенант и пропал без вести 09 октября 1943 года.
- Павлов Иван Михайлович, род. 1910 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 26.06.1941 года направлен в команду Ю-165 в распоряжение Ковенского ГВК г. Ковно. Красноармеец, стрелок. Последнее письмо – 02.09.1942 года. Пропал без вести, ноябрь 1942 года. В КП ошибочно указано сержант.
- Павлов Иван Семёнович, род.1919 г., с. Некоморно Красковского с/с Юрьев-Польского района. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 17.09.1939 года направлен в 55 танковую бригаду. Красноармеец. Пропал без вести, октябрь 1941 года. В КП ошибочно указано сержант.
- Павлов Михаил Ефимович, род. 1898, с. Некоморно Юрьев-Польского района. Во время войны жена проживала в г. Юрьев-Польском. Призван в армию Юрьев-Польским РВК 20.07.1942 года направлен в 306 СД в г. Юрьев-Польский. Приказом 1043 АП 306 СД 43А 1 Прибалтийского фронта №014 от 28.10.1944 года награждён медалью «За отвагу». Ефрейтор, наводчик орудия 5 батареи 2 дивизиона 1043 ордена Кутузова АП 306 Рибшевской Краснознамённой СД. Погиб в бою 31 марта 1945 года. Был похоронен в могиле №4 на хуторе Леясдупури Яунпильской волости Тукумского уезда Латвийской ССР. Приказом 1 СК 1 УА Ленинградского фронта №012/н от 16.04.1945 года награждён орденом «Отечественной войны» II степени посмертно.

Источник:
1. Добронравов, Василий Гаврилович (1861-1919). Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: [Вып. 3]. Суздальский и Юрьевский уезды / Сост. препод. Владимирск. семинарии В. Березин]. - 1896. - 526, VIII с.
2. Хламов С. Родники забытой любви. Историко-художественные очерки. Кольчугино, 2006. С. 29 - 35.
Город Юрьев-Польский.

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Юрьев | Добавил: Николай (27.02.2019)
Просмотров: 126 | Теги: Юрьев-Польский район, Юрьевский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика