Главная
Регистрация
Вход
Вторник
07.02.2023
02:33
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1518]
Суздаль [452]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [484]
Музеи Владимирской области [63]
Монастыри [7]
Судогда [13]
Собинка [144]
Юрьев [247]
Судогодский район [112]
Москва [42]
Петушки [169]
Гусь [189]
Вязники [344]
Камешково [114]
Ковров [428]
Гороховец [131]
Александров [291]
Переславль [116]
Кольчугино [97]
История [39]
Киржач [93]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [121]
Писатели и поэты [191]
Промышленность [130]
Учебные заведения [160]
Владимирская губерния [42]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [77]
Медицина [63]
Муромские поэты [6]
художники [53]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2282]
архитекторы [30]
краеведение [69]
Отечественная война [268]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [41]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » художники

Династия художников Любомудровых

Династия художников Любомудровых

<Т.П. МАЛЫШЕВА ВСЕ ЦВЕТА РАДУГИ

Династия художников Любомудровых на мстёрской фабрике «Пролетарское искусство» — одна из самых уважаемых. У Бориса Николаевича и Нины Александровны вся жизнь связана с этим коллективом. Не так давно оба ушли на заслуженный отдых, но продолжают участвовать в выставках, в общественных делах предприятия. Дорожит фамильной честью и дочь Людмила, которая работает художницей с 1980 года. Семейная династия насчитывает добрую сотню лет.
Сейчас Любомудровы работают на дому. Поэтому они большей частью неразлучны и расписывают шкатулки либо ларцы за одним столом. Обстановка творческая, почти как на фабрике: устал, захотелось размяться, сделай два-три шага — и можешь, не мешкая, рассматривать «чужую» работу. У всех троих вошло в привычку: друг с другом советоваться, сравнивать, сопоставлять. Манера у каждого разная. Даже далекий от искусства человек заметит это, но есть и общее, что сближает их с творчеством других мастеров лаковой миниатюры — верность традициям Мстёры. А почерк должен быть у каждого художника свой, ни на кого не похожий.
— Это самое трудное — быть самим собой, — запомнилось мне признание Людмилы Борисовны Любомудровой-Борисовой, когда однажды у нас зашла речь о секретах мастерства. — Искать свое, неповторимое и вместе с тем сохранить мстёрский стиль — не так-то просто. Все сказочные сюжеты много раз использованы, поэтому надо разрабатывать новые темы, больше читать, хорошо знать жизнь.
Молодой художнице еще нет тридцати. Миловидная, стройная, в чем-то похожая на березку, она унаследовала от своих родителей творческое беспокойство, неудовлетворенность достигнутым. Людмилу привлекает современность, произведения советских писателей и, конечно же, классика, обогащенная личными восприятиями. Например, шкатулку «Бахчисарайский фонтан» расписывала легко, потому что до этого побывала в Крыму, в Бахчисарае. И хотя реальные детали в миниатюре, по обыкновению, пришлось заменить условными, но, благодаря впечатлениям, было где разгуляться фантазии.
Период становления Любомудрова-Борисова прошла быстро. Через пять лет самостоятельной работы ей доверили группу выпускников Мстёрской художественной профтехшколы. Она трижды выставляла свои работы во Владимире наравне с опытными мастерами. В 1987 году молодая художница добилась серьезного творческого успеха: ее работа «Даль памяти», навеянная одноименной поэмой Егора Исаева, экспонировалась на Всесоюзной выставке «Молодость страны», посвященной XX съезду комсомола.
Сколько Людмила себя помнит, отец и мать постоянно советовались друг с другом, искали новые темы, оригинальные разработки. Она считает, что ей повезло: родители, а также народный художник РСФСР Николай Иванович Шишаков, у которого она училась, помогли быстрее найти себя, увереннее идти к цели — раскрыть свою самобытность...
Главе династии Борису Николаевичу Любомудрову довелось учиться «у самого Клыкова», о котором ходят легенды во Мстёре. Это он, благодаря неустанным поискам, в числе семи мастеров пришел от иконописи к миниатюре.
— Видели его работы в нашем Мстёрском музее? — спросил меня в первую же встречу Борис Николаевич. — На них любо- дорого поглядеть каждому. И первый план, и даль, и перспектива — все проработано безукоризненно. Какую шкатулку ни возьми — на ней все, как живое, даже воздух, и тот, кажется, струится.
Да, работы Клыкова, выставленные в музее, — загляденье. Перед ними благоговейно склоняются и мстёряне, и вязниковцы, и многочисленные туристы. Однажды мне привелось слышать, как восторженно отзывался о них немец из Германской Демократической Республики. Его две спутницы несколько раз то отступали, то снова приближались в застекленной витрине, где были помещены лучшие работы Николая Прокофьевича и Диплом «Гран-При» из Парижа...
Здесь же, во Мстёрском музее, есть работы и народного художника РСФСР Ивана Александровича Фомичёва — учителя Нины Александровны Любомудровой, которая сохранила о нем добрую память за профессиональную и чисто житейскую науку. Она считает своей удачей, что постигала секреты мастерства под руководством одного из основоположников современного искусства Мстёры.
Шкатулки Фомичева — тоже на редкость. Они выделяются неповторимым серебристым тоном, от них веет жизнью и обаянием. И когда речь заходит об этом мастере в присутствии Нины Александровны, она сразу преображается, светлеет лицом.
— Для меня Иван Александрович — образец художника и человека, — как-то сказала она в беседе со мной. — Он любил свое дело и отдавал ему всего себя без остатка. Говорил обычно мало. Но если разговор заходил о творчестве, загорался и поражал своей образной речью, большими знаниями в искусстве. Но младших коллег Иван Александрович никогда не подавлял своим авторитетом.
Наставления мастера запомнились Нине Александровне на всю жизнь. «Композиция, — любил повторять он, — должна быть с перспективой, далью, воздухом...» И почти всегда заканчивал беседу с молодежью примерно такими словами: «Надо работать и учиться. Я все еще у всех учусь».
Скромность первых мастеров поражала. Она была присуща и Фомичеву, и Клыкову. Эту черту характера у своих учителей особенно подчеркивали Любомудровы. Приятно отметить, что и сами они на редкость просты и скромны. За плечами у Бориса Николаевича сорок пять лет работы на фабрике «Пролетарское искусство». За это время им написаны сотни шкатулок, десятки пластин. Многие его миниатюры находятся в музеях страны, в Москве, в Научно-исследовательском институте художественной промышленности. Самые лучшие из них помещены на почтовых поздравительных открытках, в книгах, рассказывающих о самобытном искусстве Мстёры. Но художник недоволен собой.
— Мог бы, конечно, и получше и побольше сделать, — сожалеет он. — На административной работе потерял изрядно. Был мастером на фабрике и начальником отдела технического контроля. Считаю, что в молодые годы нужно больше писать.
Это убеждение, выношенное после долгих раздумий, мастер старается внушить молодым художникам, идущим на смену. О наболевшем, пережитом Борис Николаевич говорит на творческих вечерах и дискуссиях, на собраниях и в личных беседах с недавними выпускниками профтехшколы.
Уже несколько лет всей семьей Любомудровы принимают участие в выставках. В 1985 году работы Бориса Николаевича и Нины Александровны экспонировались на Всероссийской выставке «Мир отстоим, мир сохраним», а шкатулка их дочери «Письмо с фронта» выставлялась во Владимире, где была закуплена. Успех Людмиле Борисовне принесла и работа «У новогодней елки», ее по достоинству оценили и специалисты и зрители, побывавшие на областной выставке в канун открытия XXVII съезда партии. О молодой художнице с похвалой отзываются в родном коллективе.
— Людмила Борисовна работает серьезно и вдумчиво, — такие слова я услышала из уст главного художника фабрики «Пролетарское искусство» Александра Михайловича Догадина. — Ее участие в выставках красноречиво свидетельствует об этом. Мы рады тому, что молодая художница приумножает славу родного поселка и семейной династии...
Это верно. Ведь лаковая миниатюра — своеобразная визитная карточка Мстёры, которая, благодаря шкатулкам, известна далеко за пределами страны. И в летописи живописных дел «Пролетарского искусства» есть достойная строка династии Любомудровых: членов Союза художников СССР Бориса Николаевича и Нины Александровны.

...Окраина поселка. Деревянный рубленый дом на Юннатской, 9. Возле палисадника, за штакетником, шумят молодые липы. Открывает дверь хозяин — среднего роста мужчина, худощавый, сутуловатый, из-за очков поблескивают внимательные карие глаза. Ни в манерах, ни в облике ничего нет от художника. Эдакий добрый сказочный лесовик. В толпе прохожих затеряется, не приметишь, не выделишь.
Зато профессия художницы наложила свой отпечаток на его жену. Нина Александровна сразу обращает на себя внимание: и внешностью, и манерами, и голосом. Она — воплощение женской обаятельности. Мне показалось, что в ее присутствии в просторном доме как будто светлеет, и молчаливый муж становится разговорчивее.
Борис Николаевич из тех, кто мало говорит, но много делает. Помню, в первую нашу встречу в августе 1981 года, когда близилось шестидесятилетие со дня его рождения, мне было трудно разговорить его: он отвечал на вопросы односложно и неохотно. Зато работы его говорили сами за себя. Мы прошли в другую комнату, и я увидела на стене пластину «В лесу», которую художник написал для души. От переполнившего меня восторга я чуть не вскрикнула. Передо мной вдруг открылся сказочный лес. Листья, словно лепестки диковинные, сияли, переливались, точно радуга, повисшая над рекой после дождя. Казалось: мгновение назад пронеслась над этим лесом майская благодатная гроза, и снова радует мир солнце, и снова улыбается жизнь...
Даже Нина Александровна, не раз видевшая эту картину, с восхищением любовалась ею. А художник держал в руках другую пластину — «Золотой олень», написанную по просьбе дочери. Смахнув с нее платком невидимую пыль, он поставил ее на стол, прислонив к графину с водой, и застенчиво улыбнулся.
Нельзя было наглядеться на этот золотой лес, такой знакомый и необычный. Захотелось побывать в нем, вместе с молодым олененком, который затерялся в глубине узкой просеки, побродить по опушкам и чащам... От леса веяло очарованием и сказкой.
— Да вы волшебник, Борис Николаевич, — невольно вырвалось у меня.
— Что вы, что вы, — нахмурил мастер светлые брови и пригладил от смущения редкие волосы. — У нас многие художники так нарисуют.
И ни словом не обмолвился ни тогда, ни позже Борис Николаевич, что «творить золото», то есть писать им, не каждый даже опытный художник может. Мне довелось узнать это от других мастеров.
К рисованию он пристрастился с детства. Жили Любомудровы в селе Спас-Иванове, что неподалеку от Мстёры. Семья была большой, семеро детей. Впечатлительный мальчик любил природу — луг, речку, лес. Часто уединялся, наблюдал жизнь растений, животных. В школьную тетрадку рисовал избы, грибные походы, катанье на салазках, сельскую церковь. Мать, Татьяна Павловна, души не чаявшая в своих ребятишках, очень радовалась за своего Бориску. Учился он хорошо, схватывал все на лету: завидная память досталась от матери. Татьяна Павловна по нынешним меркам не больно грамотная была, но читать любила, «Евгения Онегина» Пушкина знала наизусть. Когда после семилетки Борис надумал поступать во Мстёрскую художественную школу, подбодрила его: «Давай, сынок, учись». Ходил за пять километров во Мстёру и обратно каждый день. Одежонка была не ахти какая: сапоги старые, дырявые, брюки заплатанные. А учился всем на зависть.
В артель «Пролетарское искусство» поступил в 1939 году. Работал увлеченно, с большим желанием. А вскоре — война. Молодой художник Борис Любомудров сменил кисточку на винтовку. Прошел фронтовыми дорогами с первого до последнего дня войны. Волховский, затем Ленинградский фронт. Освобождение Ленинграда, Прибалтики, взятие Берлина... Об этом напоминают ефрейтору Любомудрову боевые медали. Вместе с ними хранятся дипломы за участие во всесоюзных и республиканских выставках, орден «Знак Почета», репродукции лучших работ, которые, словно вехи, напоминают о прожитых годах.
Вот красочная открытка, на ней репродукция шкатулки «По щучьему велению». Ее выпустило в 1980 году массовым тиражом Ленинградское издательство «Аврора». Работа «Мороз — Красный нос» украсила обложку первого номера за 1981 год журнала «Советская женщина», который получают подписчики в четырнадцати странах мира. Журнал «Лесное хозяйство» поместил репродукцию пластины «Лесник».
...В дом на Юннатской, 9 я попала опять, когда в январе 1985 года Нине Александровне Любомудровой было присвоено почетное звание «Заслуженный художник РСФСР».
Борис Николаевич намного охотнее, чем когда-то о себе, рассказывал о жене.
— Почти два дня Нине пришлось не отходить от телефона, — в приподнятом настроении говорил он, — все поздравляли. И на фабрике собрание было, приезжали из райкома партии и райисполкома. Конечно, такое внимание приятно...
— А дочь где? — поинтересовалась я.
— Уехала в Дом творчества. Это для нее своего рода поощрение за успехи в работе.
В тот день я также побывала на фабрике и многое узнала о виновнице торжества.
В артели «Пролетарское искусство» Нина Сосновцева начала работать самостоятельно после окончания Мстёрской профтехшколы в 1947 году. Время послевоенное, трудное. Никаких скидок на молодость и неопытность не было.
— Нас не баловали, — вспоминала Нина Александровна. — Сейчас выпускники профтехшколы несколько лет копируют работы мастеров, как говорят у нас на фабрике, — учатся на образцах. А нас председатель артели Иван Степанович Суслов, помню, наставлял так: «Никаких образцов. Создавайте композицию, пишите свой сюжет. Десять работ напишите — и на художественный совет. Будем смотреть, кто на что способен...»


Художники Любомудровы — Борис Николаевич, Нина Александровна и их дочь Людмила

Одаренность ее проявилась быстро, и признание пришло рано. В 1949 году уже участвовала в первой выставке.
У нее своя манера. Ее работы не спутаешь ни с чьими. И в каждой шкатулке, в каждом ларце — лирическая напевность и радость жизни. А темы разные: исторические, сказочные, современные. Вот шкатулка «Баллада о красках», сюжетом для которой послужила известная песня о том, как проводила мать из родной деревни двух сыновей на фронт. Вернулись они седыми.
В этой миниатюре художница выразила свой протест против войн, несущих разрушение и смерть. Работа считается одной из этапных в творчестве мастера. На Всероссийской выставке «60 лет Октября» в 1977 году «Баллада о красках» завоевала серебряную медаль ВДНХ.
Нину Александровну Любомудрову привлекают сюжеты, созвучные ее жизнерадостной натуре. Чаще всего она находит их в песнях и в сказочных сюжетах. В разные годы ею созданы шкатулки «Сказка о рыбаке и рыбке», «Падчерица», «Руслан и Людмила», «Войду я к милой в терем», «Зима»...
Обычно шкатулки художников Мстёры в лучшем случае можно увидеть в музее поселка или на фотографиях в семейных альбомах: большинство их идет на продажу, в том числе и за границу. Перечисленные выше работы Нины Александровны Любомудровой служат на фабрике «Пролетарское искусство» в качестве образцов для массового производства. Так что мне посчастливилось видеть их. Одну из шкатулок копировала молодая художница, сидевшая напротив орнаменталистки Риты Алексеевны Култышовой, которая больше тридцати лет назад начинала работать под руководством Любомудровой.
— Что, не можете оторваться? — спросила меня с веселой улыбкой никогда не унывающая Рита Алексеевна. — Я сама подолгу любуюсь шкатулками Нины Александровны. Молодец! Одна из ведущих наших мастеров. Как видите, на ее образцах учатся молодые. Образцы писать трудно. Не каждому даже опытному художнику удаются они. И требования к ним жесткие: работы должны быть просты в композиции, хорошо выглядеть в цвете и привлекательными, чтобы их охотно брал покупатель...
Сорок лет — таков трудовой стаж Нины Александровны Любомудровой. Ее шкатулки и ларцы экспонировались на многих всесоюзных, республиканских и международных выставках. Красотой расписанных ею миниатюр восхищались и восхищаются не только наши советские люди, но и любители народного декоративно-прикладного искусства в Румынии, Италии, Алжире, на Кипре. Искусствоведы высоко оценили ее ларец «Тарас Бульба». В нем художнице удалось выразить богатырскую удаль русских воинов. Этот ларец в 1976 году побывал на выставке в Италии.
В ее работах проявляются типичные национальные черты, широта души, радость восприятия мира, оптимизм. Шкатулки Нины Александровны, так же, как и работы Бориса Николаевича, привлекают богатством красок, свежестью палитры, в них — все цвета радуги...
Взыскательные и требовательные к себе, художники Любомудровы предъявляют такие же требования и к другим. В коллективе фабрики ценят их за правдивость и честность, за стремление помочь молодым быстрее овладеть секретами мастерства. Много лет как член художественного совета предприятия Нина Александровна дважды в месяц участвует в приемке готовых работ, радуется творческому росту Анатолия Широкова, Александра Гауна, Владимира Гусева, Сергея Герасимова и по-матерински наставляет их. Большую заботу проявляет она о развитии родного Мстёрского искусства и как член выставкома Владимирской областной организации Союза художников РСФСР.
...Кто был на областной выставке художников, посвященной 70-летию Великого Октября, тот, несомненно обратил внимание на три миниатюры, подписанные одной и той же фамилией. Всей семьей Любомудровы подготовили своеобразный творческий отчет к знаменательной дате. Борис Николаевич запечатлел на шкатулке трудовой подвиг колхозников в годы войны, днем и ночью отгружавших хлеб государству. Нина Александровна в своей работе «Среди снегов глубоких» воспела героизм и мужество красноармейцев времен гражданской войны. А их дочь Людмила прославила бесстрашие девушек, которые сражались с фашистами, отстаивая честь и независимость нашей страны в годы Великой Отечественной войны. Вдохновил ее фильм «А зори здесь тихие...»
Три шкатулки, три темы, три взгляда на прошлое и настоящее Отчизны. И всех роднит общее: любовь к искусству, к своему народу, к Родине, которую уже почти полвека славят художники Любомудровы своими замечательными работами.

Источник:
Владимирские династии/Сост. Я. П. Москвитин; Под общ. ред. Я. П. Москвитина; Литобработка Л. А. Фоминцевой. — Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1989. — 208 с.

НИНА ЛЮБОМУДРОВА

Нина Александровна Любомудрова род. 4 января 1928 г. в г. Иваново. Когда девочке исполнилось 7 лет, семья переехала жить в Мстёру, в маленький дом епископа Амвросия. Дом находился по соседству с домом основоположника лаковой миниатюры Н.П. Клыкова.
После окончания семи классов поступила в 1943 г. учиться в Мстёрскую художественную профтехшколу, так как там ученикам давали 800 г. хлеба и обмундирование. Миниатюрной живописи училась один год у В.Д. Бороздина, затем у Ивана Александровича Фомичёва. Учил Фомичёв методом подсадки – сядет и замажет готовое дерево ученицы, а потом по-своему распишет одну ветку, вот и копируй с неё, как образец. По живописи училась у К.И. Мазина, выпускника Санкт-Петербургской Академии Художеств, а затем у И.И. Семина.
В 1948 г. начала работать художником в артели «Пролетарское искусство». Молодёжь делили на группы по шесть человек и сажали под руку к мастеру. Н.А. Любомудрова, Д. Бороздин и Гусев попали к Ивану Фомичёву. Нужно было написать шкатулку и повторить её десять раз.
Замуж вышла за художника Бориса Любомудрова. Борис Николаевич был отличным пейзажистом. Ученик Н.П. Клыкова, рисовал быстро, особенно удавались ему животные. Приходилось работать Борису по реставрации храмов в Москве вместе с Серебряковым И.А. Там научился приёму накладывать золото целым листом. Именно Б.Н. Любомудров учил в 1980-е гг. художников фабрики «Пролетарское искусство» отваривать сусальное золото.
Творческий союз Любомудровых помог сформироваться интереснейшей художественной манере исполнения. Нина Александровна, женщина с твёрдым, стойким характером, привыкла добиваться всего сама. Ещё в 1960 – 1970 гг. в творчестве художника преобладали сюжеты на темы русских сказок, песен. Среди них – «Сказка о царе Салтане» (1956), «Руслан и Людмила» (1967), «Снегурочка» (1961), «Царевна лягушка» (1971) «Аленький цветочек» (1972), «Баллада о красках» (1977), «Не брани меня родная» (1992). То в 1980-е гг. художник тяготеет к исторической тематике и современности русского государства. У Любомудровых хорошая библиотека, и пока Нина Александровна не прочитает исторический роман и не познакомится с историей, не начинает работу над композицией. Художником написаны миниатюры – «Степан Разин» (1982), «Первопечатник Иван Федоров» (1973), «Иван Сусанин» (1972), «Александрова слобода» (1988), «Борис Годунов» (1996).
Н.А. Любомудрова на основе творческого метода И.А. Фомичёва создала свою художественную манеру письма, отличающуюся особым изяществом и тонкостью линий. Локальный цвет мастер наносит легкими прозрачными тонами, потом постепенно набирает силу цвета в тенях. Затем делает выплавки в световой части и заканчивает живопись лессировками. Колорит благодаря применению умбры, как и у И. Фомичева имеет серебристую тональность. В 1984 г. Н.А. Любомудровой присуждено почётное звание «Заслуженный художник РСФСР». Работы художника находятся во всех ведущих музеях России.
Владимирская энциклопедия

Категория: художники | Добавил: Николай (11.01.2023)
Просмотров: 27 | Теги: художники, Мстёра | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2023
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru