Главная
Регистрация
Вход
Пятница
19.07.2019
23:53
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1054]
Суздаль [342]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [354]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [197]
Судогда [83]
Москва [42]
Покров [108]
Гусь [122]
Вязники [232]
Камешково [64]
Ковров [287]
Гороховец [90]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [61]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [45]
Селиваново [26]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [63]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [29]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 10
Пользователей: 1
Николай

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Петр Федорович Балк-Полев

Петр Федорович Балк-Полев

Петр Федорович Балк-Полев (1777-22.7.1849) потомок двух старинных родов: лифляндского — Балков и русского — Полевых, он носил двойную фамилию. Двойная фамилия первого российского дипломата в Бразилии – память об истории рода Балк Полевых. Пётр Великий выдал замуж единственную наследницу боярского рода Полевых, потомков великих князей Смоленских, за своего любимца генерала Балка – обрусевшего лифляндского немца. Так появилась немецко русская фамилия, представители которой занимали высокое положение при царском дворе.


Герб рода дворян Балк-Полевых

Еще в петровское царствование Балк-Полевы приобрели у графа Андрея Матвеева — российского посла в Вене и Париже его обширные владения в прежнем Владимирском уезде — Осиповскую и Сарыевскую волости.
Отец Петра Федоровича, Федор Павлович Балк-Полев служил при дворе императрицы Екатерины II действительным камергером. Он был женат на дочери лейб-гвардии капитана Сергея Васильевича Шереметева Прасковье Сергеевне – представительнице нетитулованной ветви знаменитого рода. Об их браке писал в своих мемуарах князь И. М. Долгоруков: «Шереметева Прасковья Сергеевна. Первое лицо женское, в которое я влюбился. Мне было восемь лет, думаю, не больше, как она с лишком 20-ти вышла замуж за Балка. Она была первая красавица в Москве, а он дурен, как черт, стар и ревнив... Увидевши ее замужем и видя, что к ней ласкается прескаредный мужчина... я затрепетал, рассердился, чуть было не бросил в него дессертного ножа...»
После образования в 1778 году Владимирского наместничества имения образовали в нем целое удельное княжество, столицей которого являлось древнее ковровское село Осипово — родина великого русского математика Тимофея Осиповского. По преданию, именно отец будущего бразильского посланника камергер Федор Павлович Балк-Полев помог поповичу из центра своей владимирской вотчины «выбиться в люди», так же, как Салтыковы подсобили Михайле Сперанскому.
Их единственный сын Петр появился на свет в 1777 году. Еще с пеленок наследника громкой фамилии по указу Екатерины II зачислили на службу в лейб-гвардии Преображенский полк.
А когда молодой Балк-Полев подрос, то, ни разу не побывав в казарме или на плацу, не говоря уже о боях и походах, сразу же получил мундир гвардейского офицера. Впрочем, стараниями родителей, особенно матери, которой, как всем Шереметевым было близко все изящное, наследнику смоленских князей дали прекрасное образование. Он свободно говорил и читал на десяти языках, разбирался в литературе, пробовал силы в поэзии и переводах, а еще прекрасно танцевал и слыл в светском обществе за очень милого и умного человека.
В 1786 г., будучи тяжело больным, 42-летний Федор Петрович Балк-Полев обратился с прошением к государыне. Умиравший камергер просил назначить над его имениями попечителей, которые бы уже при его жизни, а тем более после смерти, управляли всеми вотчинами Балк-Полева, опекая его сына. 3 декабря 1786 г. Екатерина II повелела Сенату: «Препровождая с сим прошение к нам поданное камергера нашего Федора Балка-Полева в уважение резонов, от него представленных, соизволяем, чтобы избираемые им попечители обще с просителем, а по смерти его и одни, приняли на себя старание как о воспитании малолетнего сына его, так и о порядочном управлении имения, ему принадлежащего…» Среди имений было село Осипово Ковровского уезда с 16-ю деревнями: Шишкино, Канабьево, Сорокино, Лодыгино, Гостюхино, Цепелево, Скоморохово, Старая, Глебово, Голышово, Иванково, Борисовка, Дурынино, Рагозино, Андреевка и Есино. Кроме того Балк-Полеву принадлежали село Сарыево соседнего Вязниковского уезда с еще 9-ю деревнями, в числе которых была деревня Костюнино, ныне входящая в Ковровский район.
Попечителями стали тетка камергера тайная советница Марфа Алексеевна Балк-Полева, урожденная Шереметева, и дед жены больного царедворца коллежский советник Василий Владимирович Шереметев. Вскоре Федор Балк-Полев скончался в своем доме в Москве. В ноябре 1792 г. в возрасте 52-х лет умерла и его супруга Прасковья Сергеевна. Петр Балк-Полев в 15 лет остался круглым сиротой. Но влиятельная и сановная родня не оставила его своим попечением.
Еще с пеленок наследника громкой фамилии по указу Екатерины II зачислили на службу в лейб-гвардии Преображенский полк. А когда молодой Балк-Полев подрос, то, ни разу не побывав в казарме или на плацу, не говоря уже о боях и походах, сразу же получил мундир гвардейского офицера. Впрочем, стараниями родителей, особенно матери, которой, как всем Шереметевым было близко все изящное, наследнику смоленских князей дали прекрасное образование. Он свободно говорил и читал на десяти языках, разбирался в литературе, пробовал силы в поэзии и переводах, а еще прекрасно танцевал и слыл в светском обществе за очень милого и умного человека.
Рано лишившись родителей, Петр Балк-Полев стал самостоятельно управлять своими огромными владениями, размером почти с целый современный район Владимирской области. В шутку Балк-Полева даже называли «владимирским князем». Он несколько раз лично приезжал в Осипово и Сарыево, пытался разобраться в сельском хозяйстве и промыслах местных крестьян, но, потом, махнув на все рукой, доверил вести дела управляющему-немцу. Сам же поселился в Петербурге, став завсегдатаем придворных церемоний и великосветских балов. Неудивительно, что, формально оставаясь на военной службе, Балк-Полев сделал карьеру именно как придворный. Екатерина II пожаловала его камергером, вручив символ этого звания — ключ из чистого золота. В то время камергерское звание приравнивалось к генеральскому. Так вчерашний прапорщик в одночасье стал Его Превосходительством в одном ранге с заслуженными генерал-майорами, а потом и с генерал-лейтенантами.


Камергер Петр Федорович Балк-Полев.

После воцарения императора Павла I, когда все трепетали перед новым самодержцем, камергер Балк-Полев, перебравшись из северной столицы в первопрестольную, не боялся критически отзываться о нелепых указах сумасбродного государя. Когда Павел I своим указом запретил ношение фраков и круглых шляп, объявив эти фасоны одежды «якобинскими» — присущими исключительно революционерам и нигилистам, Балк-Полев демонстративно появился на улицах Москвы во фраке и шляпе идеально округлой формы. Московский полицеймейстер Федор Эртель попытался силой снять со «смутьяна» запрещенную шляпу, но физически сильный камергер, забыв о придворных манерах, по-простецки показал внушительный кулак слишком ретивому ревнителю порядка. Обиженный Эртель завел на Балк-Полева «дело о шляпе» и доложил обо всем императору, который специальным указом лишил Балк-Полева чинов и наград, отправив в ссылку.


Полицеймейстер Федор Эртель, из-за ссоры с которым П.Ф. Балк-Полев угодил в ссылку.

Так в 1797 году бывший камергер, попавший в опалу, поселился в своих имениях во Владимирской губернии, причем губернатор Рунич должен был присматривать за столь опасным вольнодумцем. Зато в либеральных кругах, особенно среди литераторов, Балк-Полев стал едва не кумиром. Он был знаком с Державиным и Дмитриевым, позже познакомился и с молодым Пушкиным. Балк-Полева знали и уважали декабристы. Правда, последние не могли простить не в меру вспыльчивому аристократу с двойной фамилией скверной привычки: Балк-Полев мог запросто пустить в ход свои кулаки и по отношению к собственной прислуге…


Жена П.Ф.Балк-Полева Варвара Николаевна, урожденная Салтыкова.

После дворцового переворота и убийства Павла I новый царь Александр I немедленно вернул Петру Федоровичу все его прежние чины и регалии, разрешив проживание в Москве и Петербурге. Вскоре Балк-Полев вновь стал блистать в Северной Пальмире, причем особой славой пользовалась его огромная библиотека. Там были все новинки отечественной и европейской литературы, причем многие книги — с дарственными надписями авторов.
В течение целого десятилетия считавшийся одним из самых богатых женихов России, Балк-Полев, наконец, вступил в законный брак. Его избранницей стала Варвара Николаевна Салтыкова — дальняя родственница царской фамилии и племянница бывшего владимирского генерал-губернатора графа Ивана Салтыкова. Этот семейный союз оказался вполне удачным. Единственное, что омрачало счастье четы Балк-Полевых — желанный сын и наследник у них так и не родился…
Во время наполеоновского нашествия Петр Федорович сделал большие пожертвования на нужды армии, снарядив из числа своих крепостных крестьян чуть ли не целый батальон. К тому времени он служил, точнее, числился по Министерству иностранных дел, имея чин действительного тайного советника — такой же, как и у самого министра. После окончательного разгрома армии Наполеона, в 1815 году встал вопрос о назначении российского посланника в Бразилию. В то время эта страна формально оставалась частью Португальского королевства. Во время оккупации Португалии французскими войсками в Рио-де-Жанейро обосновался португальский король Жуан VI. Однако после того как Наполеона разбили, и король вернулся в Лиссабон, в Бразилии остался его сын и наследник принц дон Педро Браганса, при котором заокеанская колония фактически стала самостоятельным государством. Вскоре принц провозгласил независимость Бразильской империи, став ее первым императором под именем Педро I.
Вот к этому дону Педро в страну диких обезьян в 1815 году российский министр иностранных дел грек Иоанн Каподистрия с благословения императора Александра I и направил в качестве посланника действительного тайного советника Балк-Полева. В Рио-де-Жанейро российского дипломата приняли с распростертыми объятиями. Среди дипломатического корпуса в столице Бразилии русский посол оказался самым родовитым, состоятельными и представительным. Заокеанскому двору португальского принца, который готовился стать первым бразильским императором, очень импонировало то, что российский государь прислал к нему столь солидного во всех отношениях представителя.
Правда, сам Балк-Полев особого почтения к португало-бразильскому монарху не испытывал (он и своих-то царей не слишком чтил), втихаря переписывая поэмы и стихотворения Томаса Антонио Гонзага — самого известного бразильского поэта, которого дон Педро уморил в ссылке, обвинив в подготовке антиправительственного заговора. Эти стихи российский посланник переправил на родину. Позже ими зачитывались декабристы, а после разгрома восстания 14 декабря 1825 года одно из стихотворений мятежного Гонзага перевел сам Александр Сергеевич Пушкин, проводя параллели между трагической судьбой поэта из Бразилии и участью своих друзей-декабристов.
В конце концов, пристрастие российского посланника к бразильским вольнодумцам стало известным при дворе дона Педро и в Петербурге. Александр I вызвал Балк-Полева для объяснений. Аудиенция у императора оказалась короткой: Балк-Полев обвинил царя в том, что тот скупо содержит своих дипломатов, жалованья которого не хватает даже на приличную экипировку. В доказательство своих слов эксцентричный посланник и камергер швырнул на пол перед венценосцем внушительный счет от… сапожника за новые бальные башмаки и, хлопнув дверью, вышел из царского кабинета! Нечего и говорить, что на этом дипломатическая карьера и вообще государственная служба Петра Федоровича закончилась навсегда. Правда, уволив Балк-Полева в отставку, Александр I воздержался от каких-либо репрессий, побоявшись скандала на весь дипломатический мир.
Остаток своих дней П.Ф. Балк-Полев прожил в Москве, иногда выезжая в свои владимирские имения. Он по-прежнему был близок к литературным кругам, причем среди молодых мастеров изящной словесности почитался фигурой почти легендарной. Не случайно, любимая дочь Петра Федоровича Прасковья вышла замуж за известного поэта «золотого века» Ивана Петровича Мятлева, автора одного из лучших стихотворений нашей литературы «Розы»:
Как хороши, как свежи были розы
В моем саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!..

Бывший посланник в Бразилии скончался в 1849 году в возрасте 72-х лет. На нем род Балк-Полевых по мужской линии пресекся навсегда.
Прах его высокопревосходительства, последнего в роду Балк-Полевых, был погребен в Знаменской церкви Московского Новоспасского монастыря.
От брака с Варварой Николаевной Салтыковой у него известны только четыре дочери, поэтому фамилия Балк-Полевых со смертью Петра Федоровича прекратилась.

Николай ФРОЛОВ
«Районка, 21 век», №13 (230) от 09 апреля 2015 г.
Село Осипово
Ковровский уезд
Уроженцы и деятели Владимирской губернии

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Николай (14.01.2018)
Просмотров: 523 | Теги: Ковровский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика