Главная
Регистрация
Вход
Суббота
16.12.2017
15:47
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 391

Категории раздела
Святые [133]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [729]
Суздаль [266]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [187]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [101]
Судогда [31]
Москва [41]
Покров [53]
Гусь [46]
Вязники [122]
Камешково [46]
Ковров [137]
Гороховец [30]
Александров [132]
Переславль [84]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [37]
Шуя [74]
Религия [2]
Иваново [30]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [15]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [25]
Учебные заведения [9]
Владимирская губерния [7]
Революция 1917 [44]

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Село Осипово Ковровского района Владимирской области

Село Осипово

Осипово – старинное село Ковровского района Владимирской области.

Прежде находилось оно в границах Стародубского княжества. Название Осипово вошло в Российскую историю потому, что это село в ХV столетии стало центром самостоятельного, удела одного из князей Стародубской династии. Князь этот, Петр Федорович Стародубский, по селу Осипово получил прозвание Осиповского. Он и его потомки писались князьями Осиповскими. Первый князь Осиповский - Петр Федорович, упоминается в древних актах около 1453-1462 гг., следовательно, Осипово тогда уже существовало и являлось значительным крупным селом, выполняющим роль удельного центра. Сын князя Петра - Иван Петрович Осиповский, служил великим князьям московским Ивану III и Василию III, следующий владелец села Осипово - князь Василий в 1541 году был третьим воеводой в Муроме, в 1543 году - "воеводой за городом" в Путивле, а в 1547 году - вторым воеводой в Мещере. В 1545 и 1548 годах он участвовал в походах к Казани, в 1548-49 гг. князь В.И. Осиповский находился первым воеводой в Костроме. Со смертью бездетного князя Василия род князей Осиповских прекратился около 1552-1553 гг.
В духовной Ивана Грозного, составленной в 1572 году, называется принадлежащее государю "село Осипово, что было князя Василия Осиповского". Таким образом, после прекращения династии князей Осиповских Осипово стало государевым дворцовым селом. Управляли им в ту пору государевы дьяки приказа Большого дворца.
В 1637-1647 гг. значилось "в государевом дворцовом селе Осипове крестьян 44 двора, в селе ж на церковной земле Дмитрея Солунского... 5 дворов, 2 вдовиц, да 2 двора пустых".
Около 1653 г. села Осипово и Сарыево с деревнями царь Алексей Михайлович пожаловал своему другу и соратнику Артамону Сергеевичу Матвееву. Селом Осиповым Матвеевы владели почти 80 лет. Артамон Сергеевич возглавлял ряд приказов.
Царь Алексей Михайлович в 1671 году вступил в брак с воспитанницей А.С. Матвеева Натальей Кирилловной Нарышкиной, что еще более укрепило его положение при дворе, но после смерти царя Алексея в 1677 году Матвеев по проискам родни нового царя был отправлен в ссылку, а в мае 1682 г. погиб во время стрелецкого бунта в Москве.
Наследовал А.С. Матвееву его сын Андрей Артамонович, который более всего славен заслугами на дипломатическом поприще.

В 1719 году в селе Осипово значилось за тайным советником и сенатором А.А. Матвеевым 271 мужского пола душ. Царствование Петра I и его ближайших преемников во многом разорило старинные стародубские вотчины. С 1719 г. по 1744 г. в селе Осипове, согласно переписной книге, «померло (крестьян мужского пола) 125, бежало - 32, отдано в рекруты - 28, переведено в другие уезды - 13, взято в московский дом - 3, переведено в другие деревни – 14». Даже вместе со вновь родившимися мужское население села Осипово к 1744 году составляло всего 131 ревизскую душу в 29 дворах, сократившись за 25 лет более, чем в два раза.

Петр Федорович Балк-Полев (1777-22.7.1849) потомок двух старинных родов: лифляндского — Балков и русского — Полевых, он носил двойную фамилию, пожалованную его деду Павлу Федоровичу Балку, женатому первым браком на Марин Федоровне Полевой, Петром I. Дед посланника в Бразилии был генералом.
Еще в петровское царствование Балк-Полевы приобрели у графа Андрея Матвеева — российского посла в Вене и Париже его обширные владения в прежнем Владимирском уезде — Осиповскую и Сарыевскую волости.


Герб рода дворян Балк-Полевых

Отец Петра Федоровича, Федор Павлович Балк-Полев служил при дворе императрицы Екатерины II действительным камергером. Он был женат на дочери лейб-гвардии капитана Сергея Васильевича Шереметева Прасковье Сергеевне. Об их браке писал в своих мемуарах князь И. М. Долгоруков: «Шереметева Прасковья Сергеевна. Первое лицо женское, в которое я влюбился. Мне было восемь лет, думаю, не больше, как она с лишком 20-ти вышла замуж за Балка. Она была первая красавица в Москве, а он дурен, как черт, стар и ревнив... Увидевши ее замужем и видя, что к ней ласкается прескаредный мужчина... я затрепетал, рассердился, чуть было не бросил в него дессертного ножа...»

После образования в 1778 году Владимирского наместничества имения образовали в нем целое удельное княжество, столицей которого являлось древнее ковровское село Осипово — родина великого русского математика Тимофея Осиповского. По преданию, именно отец будущего бразильского посланника камергер Федор Павлович Балк-Полев помог поповичу из центра своей владимирской вотчины «выбиться в люди», так же, как Салтыковы подсобили Михайле Сперанскому.
Их единственный сын Петр появился на свет в 1777 году. Еще с пеленок наследника громкой фамилии по указу Екатерины II зачислили на службу в лейб-гвардии Преображенский полк. А когда молодой Балк-Полев подрос, то, ни разу не побывав в казарме или на плацу, не говоря уже о боях и походах, сразу же получил мундир гвардейского офицера. Впрочем, стараниями родителей, особенно матери, которой, как всем Шереметевым было близко все изящное, наследнику смоленских князей дали прекрасное образование. Он свободно говорил и читал на десяти языках, разбирался в литературе, пробовал силы в поэзии и переводах, а еще прекрасно танцевал и слыл в светском обществе за очень милого и умного человека.
В 1786 г., будучи тяжело больным, 42-летний Федор Петрович Балк-Полев обратился с прошением к государыне. Умиравший камергер просил назначить над его имениями попечителей, которые бы уже при его жизни, а тем более после смерти, управляли всеми вотчинами Балк-Полева, опекая его сына. 3 декабря 1786 г. Екатерина II повелела Сенату: «Препровождая с сим прошение к нам поданное камергера нашего Федора Балка-Полева в уважение резонов, от него представленных, соизволяем, чтобы избираемые им полечители обще с просителем, а по смерти его и одни, приняли на себя старание как о воспитании малолетнего сына его, так и о порядочном управлении имения, ему принадлежащего…» Среди имений было село Осипово Ковровского уезда с 16-ю деревнями: Шишкино, Канабьево, Сорокино, Лодыгино, Гостюхино, Цепелево, Скоморохово, Старая, Глебово, Голышово, Иванково, Борисовка, Дурынино, Рагозино, Андреевка и Есино. Кроме того Балк-Полеву принадлежали село Сарыево соседнего Вязниковского уезда с еще 9-ю деревнями, в числе которых была деревня Костюнино, ныне входящая в Ковровский район.
Попечителями стали тетка камергера тайная советница Марфа Алексеевна Балк-Полева, урожденная Шереметева, и дед жены больного царедворца коллежский советник Василий Владимирович Шереметев. Вскоре Федор Балк-Полев скончался в своем доме в Москве. В ноябре 1792 г. в возрасте 52-х лет умерла и его супруга Прасковья Сергеевна. Петр Балк-Полев в 15 лет остался круглым сиротой. Но влиятельная и сановная родня не оставила его своим попечением.
Еще с пеленок наследника громкой фамилии по указу Екатерины II зачислили на службу в лейб-гвардии Преображенский полк. А когда молодой Балк-Полев подрос, то, ни разу не побывав в казарме или на плацу, не говоря уже о боях и походах, сразу же получил мундир гвардейского офицера. Впрочем, стараниями родителей, особенно матери, которой, как всем Шереметевым было близко все изящное, наследнику смоленских князей дали прекрасное образование. Он свободно говорил и читал на десяти языках, разбирался в литературе, пробовал силы в поэзии и переводах, а еще прекрасно танцевал и слыл в светском обществе за очень милого и умного человека.
Рано лишившись родителей, Петр Балк-Полев стал самостоятельно управлять своими огромными владениями, размером почти с целый современный район Владимирской области. В шутку Балк-Полева даже называли «владимирским князем». Он несколько раз лично приезжал в Осипово и Сарыево, пытался разобраться в сельском хозяйстве и промыслах местных крестьян, но, потом, махнув на все рукой, доверил вести дела управляющему-немцу. Сам же поселился в Петербурге, став завсегдатаем придворных церемоний и великосветских балов. Неудивительно, что, формально оставаясь на военной службе, Балк-Полев сделал карьеру именно как придворный. Екатерина II пожаловала его камергером, вручив символ этого звания — ключ из чистого золота. В то время камергерское звание приравнивалось к генеральскому. Так вчерашний прапорщик в одночасье стал Его Превосходительством в одном ранге с заслуженными генерал-майорами, а потом и с генерал-лейтенантами.


Камергер Петр Федорович Балк-Полев.

После воцарения императора Павла I, когда все трепетали перед новым самодержцем, камергер Балк-Полев, перебравшись из северной столицы в первопрестольную, не боялся критически отзываться о нелепых указах сумасбродного государя. Когда Павел I своим указом запретил ношение фраков и круглых шляп, объявив эти фасоны одежды «якобинскими» — присущими исключительно революционерам и нигилистам, Балк-Полев демонстративно появился на улицах Москвы во фраке и шляпе идеально округлой формы. Московский полицеймейстер Федор Эртель попытался силой снять со «смутьяна» запрещенную шляпу, но физически сильный камергер, забыв о придворных манерах, по-простецки показал внушительный кулак слишком ретивому ревнителю порядка. Обиженный Эртель завел на Балк-Полева «дело о шляпе» и доложил обо всем императору, который специальным указом лишил Балк-Полева чинов и наград, отправив в ссылку.


Полицеймейстер Федор Эртель, из-за ссоры с которым П.Ф. Балк-Полев угодил в ссылку.

Так в 1797 году бывший камергер, попавший в опалу, поселился в своих имениях во Владимирской губернии, причем губернатор Рунич должен был присматривать за столь опасным вольнодумцем. Зато в либеральных кругах, особенно среди литераторов, Балк-Полев стал едва не кумиром. Он был знаком с Державиным и Дмитриевым, позже познакомился и с молодым Пушкиным. Балк-Полева знали и уважали декабристы. Правда, последние не могли простить не в меру вспыльчивому аристократу с двойной фамилией скверной привычки: Балк-Полев мог запросто пустить в ход свои кулаки и по отношению к собственной прислуге…


Жена П.Ф.Балк-Полева Варвара Николаевна, урожденная Салтыкова.

После дворцового переворота и убийства Павла I новый царь Александр I немедленно вернул Петру Федоровичу все его прежние чины и регалии, разрешив проживание в Москве и Петербурге. Вскоре Балк-Полев вновь стал блистать в Северной Пальмире, причем особой славой пользовалась его огромная библиотека. Там были все новинки отечественной и европейской литературы, причем многие книги — с дарственными надписями авторов.
В течение целого десятилетия считавшийся одним из самых богатых женихов России, Балк-Полев, наконец, вступил в законный брак. Его избранницей стала Варвара Николаевна Салтыкова — дальняя родственница царской фамилии и племянница бывшего владимирского генерал-губернатора графа Ивана Салтыкова. Этот семейный союз оказался вполне удачным. Единственное, что омрачало счастье четы Балк-Полевых — желанный сын и наследник у них так и не родился…
Во время наполеоновского нашествия Петр Федорович сделал большие пожертвования на нужды армии, снарядив из числа своих крепостных крестьян чуть ли не целый батальон. К тому времени он служил, точнее, числился по Министерству иностранных дел, имея чин действительного тайного советника — такой же, как и у самого министра. После окончательного разгрома армии Наполеона, в 1815 году встал вопрос о назначении российского посланника в Бразилию. В то время эта страна формально оставалась частью Португальского королевства. Во время оккупации Португалии французскими войсками в Рио-де-Жанейро обосновался португальский король Жуан VI. Однако после того как Наполеона разбили, и король вернулся в Лиссабон, в Бразилии остался его сын и наследник принц дон Педро Браганса, при котором заокеанская колония фактически стала самостоятельным государством. Вскоре принц провозгласил независимость Бразильской империи, став ее первым императором под именем Педро I.
Вот к этому дону Педро в страну диких обезьян в 1815 году российский министр иностранных дел грек Иоанн Каподистрия с благословения императора Александра I и направил в качестве посланника действительного тайного советника Балк-Полева. В Рио-де-Жанейро российского дипломата приняли с распростертыми объятиями. Среди дипломатического корпуса в столице Бразилии русский посол оказался самым родовитым, состоятельными и представительным. Заокеанскому двору португальского принца, который готовился стать первым бразильским императором, очень импонировало то, что российский государь прислал к нему столь солидного во всех отношениях представителя.
Правда, сам Балк-Полев особого почтения к португало-бразильскому монарху не испытывал (он и своих-то царей не слишком чтил), втихаря переписывая поэмы и стихотворения Томаса Антонио Гонзага — самого известного бразильского поэта, которого дон Педро уморил в ссылке, обвинив в подготовке антиправительственного заговора. Эти стихи российский посланник переправил на родину. Позже ими зачитывались декабристы, а после разгрома восстания 14 декабря 1825 года одно из стихотворений мятежного Гонзага перевел сам Александр Сергеевич Пушкин, проводя параллели между трагической судьбой поэта из Бразилии и участью своих друзей-декабристов.
В конце концов, пристрастие российского посланника к бразильским вольнодумцам стало известным при дворе дона Педро и в Петербурге. Александр I вызвал Балк-Полева для объяснений. Аудиенция у императора оказалась короткой: Балк-Полев обвинил царя в том, что тот скупо содержит своих дипломатов, жалованья которого не хватает даже на приличную экипировку. В доказательство своих слов эксцентричный посланник и камергер швырнул на пол перед венценосцем внушительный счет от… сапожника за новые бальные башмаки и, хлопнув дверью, вышел из царского кабинета! Нечего и говорить, что на этом дипломатическая карьера и вообще государственная служба Петра Федоровича закончилась навсегда. Правда, уволив Балк-Полева в отставку, Александр I воздержался от каких-либо репрессий, побоявшись скандала на весь дипломатический мир.
Остаток своих дней П.Ф. Балк-Полев прожил в Москве, иногда выезжая в свои владимирские имения. Он по-прежнему был близок к литературным кругам, причем среди молодых мастеров изящной словесности почитался фигурой почти легендарной. Не случайно, любимая дочь Петра Федоровича Прасковья вышла замуж за известного поэта «золотого века» Ивана Петровича Мятлева, автора одного из лучших стихотворений нашей литературы «Розы»:
Как хороши, как свежи были розы
В моем саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!..

Бывший посланник в Бразилии скончался в 1849 году в возрасте 72-х лет. На нем род Балк-Полевых по мужской линии пресекся навсегда.
Прах его высокопревосходительства, последнего в роду Балк-Полевых, был погребен в Знаменской церкви Московского Новоспасского монастыря.
От брака с Варварой Николаевной Салтыковой у него известны только четыре дочери, поэтому фамилия Балк-Полевых со смертью Петра Федоровича прекратилась.

В 1810 году Осипово было продано графу Владимиру Григорьевичу Орлову, младшему из небезызвестных братьев Орловых. В 1829 году Осипово досталось его внучке Е.П. Долгоруковой.
В 1864 году крестьяне села Осипово и окрестных деревень договорились о выкупе у княжеской четы Долгоруковых земли, необходимой для ведения хозяйства. Официальное уведомление гласило: "Главное выкупное управление по рассмотрении выкупной сделки жены тайного советника княгини Е.П. Долгоруковой с временно-обязанными крестьянами Ковровского уезда села Осипово с деревнями: Канабьевой, Лодыгиной, Гостюхиной, Цепелевой, Голышевой, Старой, Глебовой, Иваньковой, Дурыниной, Рагозиной, Андреевской, Борисовской и Скомороховой признав означенную сделку правильной и причитающуюся крестьянам под выкупаемую землю в количестве 4288 десятин 1200 сажен выкупную ссуду 114360 рублей разрешило сроком с I сентября 1864 г." Освобожденным осиповским крестьянам предстояло выплатить в среднем по 118 рублей на каждую мужского пола "душу". Деньги по тем временам для них были немалые. А кроме выкупных платежей еще предстояло уплачивать подушную подать и государственные земские сборы. Полностью за землю рассчитались только к 1879 году.
Осипово считалось селом достаточно богатым. В 1857 году там обитало 395 жителей, имелись 2 постоялых двора, маслобойня, 2 ветряных мельницы, кузница и питейный дом. Через село проходила дорога на Вязники и Нижний Новгород. До строительства Московско-Нижегородского шоссе дорогу, идущую через Осипово, называли "Большим трактом" и по ней шло интенсивное движение купцов и иных проезжих людей. Поэтому когда-то осиповцы торговали как у себя дома, так и уходили с товаром по другим губерниям и уездам.
У осиповских крестьян, помимо традиционного хлебопашества и связанного с ним мукомольного производства (в Осипове имелись 2 ветряные мельницы» в приходских деревнях еще 9 таких мельниц), был развит маслобойный промысел. Маслобойни были, как и мельницы, ветряные и работали в осенне-зимний период после уборки льна. Получаемое льняное масло шло для удовлетворения местных нужд и на продажу. В районе села, Осипово, особенно на возвышенностях, показывались выходы ярко-красной глины. Серая глина также достаточно часто встречалась на надельных землях крестьян. Поэтому в осиповском округе издавна получило развитие гончарное дело. Спрос на глиняную посуду существовал всегда и стимулировал ее производство, осиповские гончары наследовали секреты своего ремесла, от отцов, дедов и прадедов, производили до 400 изделий в год. Изготовленные кувшины, корчаги, опарницы, горшки, плошки, блюда продавали потом на базарах в Коврове и крупных торговых селах Ковровского и Вязниковского уездов. Рабочий день гончаров составлял 13 часов, не считая перерывов на завтрак и обед, чтобы не только уплатить подати, но и скопить на житье, отложить на "черный день". Когда же стали появляться текстильные фабрики, то осиповские крестьяне, особенно молодежь, потянулись на эти фабрики, преимущественно на фабрику Треумова в Коврове. Фабричный труд предпочитают гончарному, так как рабочий на фабрике в течение 9 часов зарабатывает столько же, сколько гончар при 15-часовом рабочем дне.
К 1895 году из 1154 человек взрослого мужского населения села Осипова и приходских деревень 137 человек (12%) числясь крестьянами, на самом деле большую часть года проводили на фабрике в Коврове.
В 1911-1914 гг. между Осиповым и деревней Гостюхино появилась новая ткацкая фабрика. Дворянин, отставной коллежский регистратор Николай Львович Масальский, женатый на дочери ковровского фабриканта И.А. Треумова - Прасковье (получившей часть капиталов отца) открылсобственное фабричное заведение "для выработки бумажных тканей".
Осиповский Т.Ф.

«Осиповское волостное Правление (Почт. адр. г. Ковров).
Волостной старшина - кр. Иван Васильевич Рысин. Писарь - Иван Васильевич Лебедев.
Волостной Суд. Председатель - кр. Михаил Прохорович Чупарин. Судьи: кр. Афанасий Афанасьевич Олонцев; Федор Епифанов; Ипатий Иванович Мочкин» (Список служащих всех ведомств Владимирской губернии. 1891).

Численность населения в 2010 году – 84 муж. и 92 жен., всего 176 чел. Входит в состав Клязьминского сельского поселения.

Осиповский приход

Церковь в селе исстари существует в честь Св. Великомученика Дмитрия Солунского; в окладных патриаршего казенного приказа книгах под 136 (1628) годом она записана так: „церковь Дмитрея Селунскаго в государе в дворцовом селе Осипове дани рубль шесть алтын четыре денги".
Из благословенной грамоты 143 (1635) года, данной из патриаршего приказа в село Осипово, видно, что церковь в это время имела два престола.
Под 161 (1653) годом о церкви и приходе сообщаются следующие сведения: „у церкви Дмитрия Селунскаго в вотчине Окольничаго Андрея Артемоновича Матвеева в селе Осипове 2 дв. поповых, дв. дьячков, дв. Пономарев, дв. просвирнин, церковных бобылей 8 дв., да в приходе помещиковых 2 дв., крестьянских 284 дв., бобыльских 14 дв., пашни церковныя пахатныя середния земли 20 чети в поле, а в дву по тому ж".
Из дальнейшей истории церкви известно: „202 г. июня 6 (1694) по благословенной грамоте дан антиминс ко освящению церкви в. мученика Димитрия в придел Николая Чудотворца в Волод. уезд в село Осипово, взял антиминс тояж церкви поп Алексей".
В 1710 году при церкви причт составляли: „поп Федор Устинов вдов, сын его диакон Василий, поп Иван Прокопьев, поп Алексей Гордеев, дьячок Петр Иванов".

В 1765 году 22 января у местного священника Федора Иванова родился сын, нареченный в крещении Тимофеем. Фамилию Осиповский он получил уже во Владимирской семинарии, откуда в 1783 году был отослан для продолжения образования "в Санкт-Петербургское главное училище". Так начинал свою ученую карьеру Тимофей Федорович Осиповский, будущий знаменитый математик, ректор Харьковского университета заслуженный профессор высшей математики и астрономии. Сын Осиповского священника получил потомственное дворянство и стал родоначальником новой, хотя и не княжеской, но дворянской фамилии Осиповских. См. Тимофей Федорович Осиповский.

В 1762 году декабря 25 дня Дмитриевская церковь сгорела; в 1763 году, по прошению прихожан, преосвящ. Павлом, епископом Владимирским и Яропольским, дана была грамота о строении новой деревянной церкви с престолами в прежние наименования; теплый Николаевский престол устроен и освящен был в 1765 году, по благословению того же епископа Павла; а холодный престол св. Димитрия Солунского устроен и освящен в 1772 году, по благословению Иеронима, епископа Владимирского и Муромского.
В 1803 г., вместо деревянной церкви, тщанием прихожан построена пятиглавая каменная церковь, с такой же колокольней и оградой.
Алексей Владычин был сын диакона села Осипова, родился 1-го марта 1833 года. По окончании курса Владимирской семинарии в 1856 году, А.В. был определен диаконом на место своего родителя в село Осипово, Ковровского уезда, где и пробыл до июля 1876 года. В 1876 году он был перемещен на должность священника в село Стригино, Муромского уезда.

Престолов в церкви два: в холодной — в честь Св. Великомученика Дмитрия Солунского и в теплом приделе — во имя Святителя и Чудотворца Николая.
К этой церкви была приписана кладбищенская Георгиевская церковь.
Церкви принадлежат здания: деревянная сторожка и пять входных деревянных часовен, находящихся в приходских деревнях.
Церковной земли по имеющимся в церкви документам значится: усадебной около 8 десятин и пахотной 38 десятин, из них до 3 десятин застроено крестьянскими домами.
Копии метрических книг с 1803 года и исповедных росписей с 1829 года хранятся в целости. Опись церковного имущества составлена в 1886 году.
Причт: священник, диакон и псаломщик. На содержание причт получает: от земли 41 р., от сбора хлебом 15 р. и за требоисправления 1018 руб., а всего в год 1074 руб. Дома причт имеет собственные на церковной земле.
Приход: село и деревни: Конабьево, Гостюхино, Лодыгино, Цыпелево, Скоморохово, Старая, Глебово, Иванково, Борисовка, Дурынино, Рагозине, Андриевка, Шумново, Плосково и Ащерино. Расстоянием от церкви деревни находятся от 2 до 5 верст. Дворов в приходе 174, душ мужского пола 1060 и женского пола 1195 душ (Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: Вып. 5 и послед.: Шуйский и Ковровский уезды. Вязниковский и Гороховецкий уезды. - 1898. - 505, VII c.).
Исп. обяз. псаломщика с. Осипова, Михаил Филиппов освобожден от исп. обяз. псаломщика по прошению.

Осиповское училище, Осиповской волости, в селе Осипове, основано княгиней Долгоруковой в 1861 году. Ближайшие училища: Ковровские в 10 верст, и Великовское — 16 верст. В 1884 году «Помещение Московского купца Шибаева, деревянное, отдельное; по свету и теплоте удобное; квартира учительнице есть; классных комнат две: первая — длиной 9, шир. 6, выш. 3 ¾ арш.; вторая — длиной 9, шириной 12, вышиной 3 ¾ арш. Учебных пособий достаточно — на 130 р. Библиотеки нет, кроме 45 книг. Земли нет. Законоучитель священник Виктор Доброхотов, окончивший курс во Владимирской духовной семинарии, преподает с 1861 г.; учительница Клавдия Добровольская, окончившая курс во Владимирском женском епархиальном училище, преподает с 22-го ноября 1883 г. Попечитель Зарайский мещанин Иван Глебович Ланин; пожертвовал несколько учебных пособий. Учащихся к 1-му января 1883 года 45 м. и 5 д. Выбыло до окончания курса по желанию родителей 18 мал. и 2 д. Окончило курс со свидетельствами 6 м. Вновь поступило 10 м. и 1 д. К 1-му января 1884 года состояло 31 м. и 4 д. Учатся все вместе. Возраст: 7 — 8 л. 4, 8 — 9 л. 6, 9— 10 л. 7, 10 — 11 л. 6, 11 — 12 л. 6, 12 — 13 л. 6. Из учащихся: 23 из с. Осипова и 12 из селений Плоскова в 5 в., Лодыгина — 3 в., Рагозина — 2 в., Гостюхина — 2 в., Андреевки — 2 в., Конабьева — ½ в. и Крестникова — 10 в. Ночлежного приюта нет. Живут на квартирах 6 уч., с платой по 40 к. в месяц. Вероисповедания православного. По сословиям: мещ. 4 м. и 2 д., крест. 27 м. и 2 д. Сродства: от земства 280 р., от общества 60 р.; платы за учение нет. Расходы: отопление, освещение, прислуга и ремонт 60 р.; жалованье — законоучителю 40 р., учительнице 240 р. Посещали классы не исправно 5; меры — внушение. Прием в сентябре. За теснотой помещения отказа не было. Учебный год с 10-го сентября по 25-е апреля. Пению не обучаются. Учатся в день 6 часов и даются уроки на дома. Отделений 3. Уроков в неделю: по Закону Божию 4, по Русскому языку 10, по Славянскому языку 4, по арифметике 6. Получили награды все. Получившие свидетельства учились 2 — 5 л. Не окончившие курса учились до 1 года. Училище никто не обозревал. Обучения ремеслам и рукоделию нет. Воскресных бесед и чтений нет» (Владимирский Земский сборник 1884. № 12. Декабрь.).
В 1905 году школа сгорела и на её месте в 1907 году построили другую. Здание состояло из 4-х комнат. В школе было 3 класса и один учитель, который преподавал русский язык, арифметику и чистописание. Учеников было около шестидесяти.
В 1912 году в школе было 4 класса. А в 1932 году стало 5 классов. Здание школы достаточно маленькое, поэтому два класса занимались в клубе. С 1934 года школа становиться семилетней. Возникла необходимость в построении нового здания. В 1936—1937 году строительством руководил Грандилевский Иван Аркадьевич, который стал директором школы.
В 1940 году в школе открыли восьмой класс. Но вскоре началась Великая Отечественная война, и в 1941 году в здание школы приехал Ленинградский детский дом. Средняя школа была открыта в 1952 году. А в 1955 году из стен школы вышли первые выпускники Осиповской средней школы, а в 1987 году было выстроено новое трехэтажное здание школы в поселке Достижение.

Деревня Гостюхино
Деревня Погорелка.

Деревня Рагозино

Рагозиниха - деревня, размещавшаяся в 12 верстах к востоку от Коврова и 72 верстах от Владимира, а также в двух с половиной верстах северо-восточнее села Осипово и имевшая второе название Рагозино, являлась селением Осиповской волости.
Дер. Рагозино, Клязьминского сельсовета, решением № 1493 от 31.12.1971 признана, как фактически не существующая.
Рагозиниха-Рагозино находилась на территории Стародубского княжества, в той его части, которая в XVI столетии входила в удел князей Осиповских. После пресечения рода князей Осиповских, после кончины бездетного князя Василия Ивановича Осиповского в середине 1550-х гг., данная вотчина принадлежала дворцовому ведомству (то есть царскому дому), а потом была пожалована боярину Артамону Сергеевичу Матвееву. После гибели А.С. Матвеева во время Стрелецкого бунта в мае 1682 года деревня Рагозиниха досталась его сыну графу Андрею Артамоновичу Матвееву, видному дипломату царствования Петра Великого.
По данным первой ревизской переписи 1719 года, проведенной по указу царя Петра Алексеевича, в деревне Рагозиниха-Рагозино значилось 34 мужского пола душ крестьян. Любопытно, что старейшим жителем деревни тогда являлся крестьянин Иван Гаврилов, родившийся в 1659 году. Тогда ему было 60 лет, по меркам начала XVIII столетия - почти глубокий старик. Известно, что Иван Гаврилов скончался в 1735 году в деревне Рагозино в возрасте 76 лет, фактически став долгожителем той поры, когда средняя продолжительность жизни крестьян была сравнительно невелика.
За период до 1744 года, когда прошла вторая ревизская перепись, в Рагозинихе умерло 8 крестьян мужского пола, бежало 6 человек, было взято в рекруты четверо мужичков. Там же родилось 10 мальчиков. В итоге в начале царствования дочери Петра Великого императрицы Елизаветы Петровны в Рагозинихе насчитывалось уже лишь 26 мужского пола (ревизских) душ крестьян.
Тогда это была совсем небольшая деревенька, в которой имелось только 3 крестьянских двора. От сына графа Андрея Артамоновича Матвеева подполковника графа Федора Андреевича Матвеева деревня Рагозиниха-Рагозино вместе со всей осиповской вотчиной в 1733 году по купчей досталась тайному советнику Павлу Федоровичу Балк-Полеву. В роду Балк-Полевых Рагозиниха-Рагозино оставалась на протяжении трех поколений. Последним из этих помещиков был дипломат начала XIX столетия действительный тайный советник и камергер, первый российский посланник в Бразилии.
Любопытно, что в 1787 году деревня Рагозиниха-Рагозино, которой тогда владел действительный камергер двора императрицы Екатерины II Федор Павлович Балк-Полев, значилась как просто Рагозина! В 1778 году деревня Рагозине, прежде состоявшая в составе обширного дореформенного Владимирского уезда, была перечислена в новообразованный Ковровский уезд. В 1810 году тайный советник Федор Павлович Балк-Полев продал деревню Рагозине графу Владимиру Григорьевичу Орлову. Генерал-поручик, действительный камергер и кавалер граф В.Г. Орлов был младшим из небезызвестных братьев Орловых. Он окончил Лейпцигский университет, в 1766-1774 гг. являлся директором Академии наук.
В 1811 году по шестой ревизской переписи в Рагозине насчитывалось 32 мужского пола души. В 1816 году по седьмой ревизской переписи в деревне Рагозине насчитывалось 29 мужского и 37 женского пола душ крестьян в 10 дворах. Причем в материалах 7-й «ревизии» данное селение значилось как «Рагузино». В 1829 году по духовному завещанию В.Г. Орлова Рагозиниха досталась его внучке Елизавете Петровне Давыдовой, вышедшей замуж за князя Юрия Алексеевича Долгорукова. Тайный советник князь Ю.А. Долгоруков служил олонецким и воронежским губернатором, а остальное время супруги Долгоруковы жительствовали в Москве на Пречистенке.
В 1834 году по восьмой ревизской переписи в деревне Рагозине за коллежской советницей Елизаветой Петровной Долгоруковой состояло 34 мужского и 41 женского пола душ крестьян. В 1850-м по девятой «ревизии» за действительной статской советницей Елизаветой Петровной Долгоруковой в Рагозинихе значилось 40 мужского и 53 женского пола душ крестьян.
В середине XIX столетия в деревне Рагозине получил широкое развитие гончарный промысел. Поблизости от данного селения, как и во многих местах неподалеку от села Осипово, особенно на возвышенностях, с давних пор на поверхности земли показывались выходы ярко-красной глины. Серая глина также достаточно часто встречалась на надельных землях крестьян. Спрос на глиняную посуду, необходимую в повседневной жизни, существовал всегда и стимулировал ее производство. Рагозинские гончары работали прямо на дому, передавая секреты своего ремесла из поколения в поколение, производили до 400 объемных изделий в год каждый. Выполненные кувшины, корчаги, опарницы, горшки, плошки, блюда продавали потом на базарах в уездном городе Коврове и крупных торговых селах Ковровского и Вязниковского уездов.
В 1858 году по десятой ревизской переписи в деревне Рагозине значилось 94 жителя, 39 мужского и 55 женского пола, в 15 крестьянских дворах. В начале 1860-х гг. там проживало 95 человек. После отмены крепостного права в феврале 1861 года рагозинихские крестьяне в течение почти трех лет не могли достигнуть соглашения со своими бывшими господами князьями Долгоруковыми по поводу количества земли, переходящей в пользование крестьянской общины. Окончательно выкупная сделка крестьян деревни «Рагозиной» была утверждена Главным выкупным учреждением Министерства финансов России лишь с 1 сентября 1864 года.
В начале 1860-х гг. деревня Рагозине вошла в Осиповскую волость Ковровского уезда. По церковной линии она с давних пор состояла в приходе храма святого Димитрия Солунского села Осипово, отстоящего в двух с половиной верстах. В 1873 году в деревне Рагозине проживало 77 жителей (42 мужского и 35 женского пола) в 16 крестьянских дворах. В 1877-м там значилось уже 93 постоянных обитателя (50 мужского и 43 женского пола) в 14 крестьянских дворах.
К 1895 году в Рагозине насчитывалось 112 жителей, 53 мужского и 59 женского пола, из числа которых 11 человек постоянно работали на стороне - по большей части в городе Коврове. В 1904 году в деревне Рагозине состояло 119 жителей в 15 крестьянских дворах. Как оказалось, это был исторический максимум численности населения данного населенного пункта за все время его многовекового существования. После установления Советской власти деревня Рагозине вошла в состав Дурынинского сельсовета Осиповской волости Ковровского уезда. В 1923 году в Рагозине проживало 111 жителей. Тогда еще эта деревня продолжала оставаться в Дурынинском сельсовете. К 1928 году она уже была перечислена в Борисовский сельсовет той же Осиповской волости. В 1929-м, когда волостное и уездное деление было ликвидировано, деревня Рагозине оказалась в составе Стародеревенского сельсовета. После образования колхозов деревня Рагозино оказалась в составе колхоза «Красный пахарь». Из числа не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны был и выходец из Рагозине сержант Владимир Федорович Нефедов, призванный в РККА в 1940 году и пропавший без вести в начале войны в сентябре 1941 года в возрасте всего лишь 21 года.
К 1961 году в деревне Рагозине Клязьминского сельсовета насчитывалось 42 постоянных жителя в 17 дворах. Казалось бы, это селение могло бы продолжать существовать и дальше, но на свою беду Рагозино попало в список так называемых «неперспективных деревень». Поэтому уже в конце 1960-х гг. все жители из Рагозино были фактически принудительно переселены в соседние селения, в том числе в расположенную неподалеку большую деревню Старую. Деревня Рагозино перестала существовать, и ее исключили из учетных данных как населенный пункт. Сегодня на топографических картах можно видеть лишь урочище Рагозино, представляющее собой поле, окруженное лесом.

Из книги Н. Фролова "Энциклопедия сел и деревень Ковровского края".

Деревня Канабьево

Данное селение - одна из нескольких старинных деревень Осиповской округи, расположенных рядом с селом Осипово, из которых многие уже давно перестали существовать. Однако Канабьево уцелело и сегодня является почти что «спутником» старинного села, стоящего к югу от Осипово менее чем на километр.
Возможно, что название Канабьево (в старину оно еще писалось как «Конабьево») происходит от древнерусского слова «коноб», которое означало «горшок». Известно, что в Осипово и его ближайших окрестностях с давних пор был распространен гончарный промысел, благодаря выходам на поверхность земли подходящих сортов глины, причем на всю округу славились именно местные горшечники. Не исключено, что память о данном горшечно-гончарном промысле и увековечена в названии Конабьево-Канабьево.
Данная деревня при пруде и колодцах существовала, очевидно, еще со времен Стародубского княжества и входила в состав удела князей Осиповских, последовательно принадлежа князьям Петру Федоровичу Стародубскому-Осиповскому, Ивану Федоровичу Осиповскому и Василию Ивановичу Слепому Осиповскому. После пресечения рода князей Осиповских в середине XVI столетия деревня Канабьево стала дворцовым государевым имением и оставалась почти целый век, пока царь Алексей Михайлович не пожаловал осиповскую вотчину боярину Артамону Сергеевичу Матвееву.
Далее Канабьево принадлежало Матвеевым, которые при Петре I стали графами, на протяжении трех поколений. В 1719 году по первой ревизской переписи в деревне Канабьево за графом Андреем Артамоновичем Матвеевым насчитывалось 49 мужского пола душ крестьян. До следующей, второй, ревизской переписи в 1744-м из числа канабьевских крестьян 21 умер, четверо бежали от непосильных трудов и податей, еще 5 были взяты в рекруты. В то же время в Канабьево родилось 17 мальчиков, а еще двое крестьян мужского пола были переведены в данное селение из других деревень той же вотчины, впрочем, один из последних ко второй «ревизии» тоже скончался. Таким образом, в 1744 году в Канабьево насчитывалось 37 мужского пола душ крестьян и всего 5 крестьянских дворов. То есть изначально Канабьево являлось маленькой деревней рядом с большим селом.
Сын дипломата графа Андрея Артамоновича Матвеева подполковник граф Федор Андреевич Матвеев вел жизнь не по средствам и вошел в историю как первый русский дуэлянт. Он продал свое обширное осиповское имение, включая Канабьево, тайному советнику Павлу Федоровичу Балк-Полеву, племяннику Модесты Монс - старшей сестры известной фаворитки Петра Великого Анны Монс. От П.Ф. Балк-Полева Канабьево унаследовал его сын действительный камергер двора Екатерины Второй Федор Павлович Балк-Полев. В 1763 году по третьей ревизской переписи в Канабьево значилось 39 мужского и 40 женского пола душ, а всего там проживало 79 человек.
До 1778 года деревня Канабьево входила в старый Владимирский уезд, а после образования Владимирского наместничества и губернии оказалась в составе новоучрежденного Ковровского уезда. После кончины Федора Павловича Балк-Полева в 1787 году в 63-летнем возрасте его имения унаследовал единственный сын Петр Федорович Балк-Полев, последний представитель данного рода. Он состоял на дипломатической службе и стал первым, российским посланником в Бразилии. В 1829 году П.Ф. Балк-Полев продал Осиповское имение, включая Канабьево, отставному генерал-поручику графу Владимиру Григорьевичу Орлову, младшему брату фаворита Екатерины II графа Григория Григорьевича Орлова.
По шестой ревизской переписи в 1811 году за В.Г. Орловым в деревне Канабьево состояла 41 мужского пола душ крестьян, а в 1816-м по седьмой ревизской переписи за графом в этой деревне числилось 34 мужского и 35 женского пола душ крепостных в 14 дворах. В 1829 году осиповское имение графа Владимира Орлова, в том числе и Канабьево, досталось его внучке (дочке к тому времени уже умершей дочери графини Натальи Владимировны, бывшей замужем за участником Отечественной войны 1812 года георгиевским кавалером тайным советником Петром Львовичем Давыдовым) 24-летней Елизавете Петровне Давыдовой. Именно Е.П. Давыдова оказалась последней канабьевской помещицей. Она вышла замуж за нижегородского помещика князя Юрия Алексеевича Долгорукова, будущего виленского, олонецкого и воронежского губернатора. Осиповское имение Е.П. Давыдова, очевидно, получила от дедушки в качестве приданого к свой свадьбе с князем Ю.А. Долгоруковым.
В 1836 году по восьмой ревизской переписи за княгиней Елизаветой Петровной Долгоруковой в деревне Канабьево состояло 60 мужского и 77 женского пола душ крестьян, а в 1850-м г. по девятой «ревизии» за ней же там значилось 55 мужского и 84 женского пола душ крепостных. Как оказалось, это был исторический максимум численности населения Канабьево - 139 человек. Больше жителей там ни до того времени, ни после не проживало.
В конце 1850-х гг., накануне реформ императора Александра II, в Канабьево насчитывалось 110 жителей - 45 мужского и 65 женского пола в 21 крестьянском дворе. Особенностью деревни той поры являлось наличие ветряной мельницы, которая стояла на возвышенном месте на окраине селения. Муку там мололи не только канабьевцы, но и крестьяне из окрестных деревень. Хотя в селе Осипово рядом в ту пору действовали еще две ветряных мельницы, но потребность в помоле зерна была весьма велика.
С начала 1860-х гг. Канабьево вошло в состав Осиповской волости. По церковной линии эта деревня с давних пор входила в приход церкви св. Димитрия Солунского в селе Осипово. По старому счету Канабьево считалось отстоящим от Осипово на 1 версту. Теперь с учетом того, что село Осипово расширило свои пределы, это расстояние уже меньше. В 1861-1862 гг. в версте к востоку от Канабьево прошла линия Московско-Нижегородской железной дороги.
В 1873 году в деревне Канабьево значилось 107 жителей - 52 мужского и 55 женского пола, в 27 крестьянских дворах. К 1877-му число постоянных обитателей деревни сократилось до 102 человек. За последующие десятилетия население Канабьево оставалось стабильным. В 1895 году там насчитывалось 104 жителя - 52 мужского и 52 женского пола, из числа которых 9 крестьян постоянно работали на стороне, лишь формально состоя в крестьянской общине. На рубеже Х1Х-ХХ веков начался отток населения из Канабьево как в город, так и в Осипово, а позже еще и в новый поселок при фабрике Николая Львовича Масальского, который позже стал именоваться Достижение. К тому же Канабьево серьезно пострадало от пожара.
В 1904 году в деревне Канабьево насчитывалось уже лишь 77 жителей в 13 крестьянских дворах. Даже в 1923-м, когда многие бывшие селяне в пору разрухи после Гражданской войны возвращались из голодающих городов в родные деревни, в Канабьево значились все те же 77 жителей. После установления Советской власти деревня Канабьево вошла в состав Осиповского сельсовета, в котором оставалась до 2005 года (в том числе в Осиповском сельском поселении). Канабьево также входило в осиповский колхоз «Достижение». Пятеро канабьевцев не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны. Из них сержант Василий Кокин умер в декабре 1944 года от ран, полученных в бою при освобождении Венгрии. Рядовой Константин Мольков пал смертью храбрых в феврале 1945 года в Германии, а его земляк рядовой Ростислав Давыдов погиб в бою в марте 1945-го у городка Цукау в Польше.
К 1961 году в Канабьево значилось 85 жителей в 26 хозяйствах. В 1978-м г. там оставалось 52 жителя в 23 дворах, в 1983-м г. - 43 жителя в 21 дворе, а в 1994-м г. - 21 житель в 13 хозяйствах. По Всероссийской переписи 2010 года в деревне Канабьево насчитывалось 19 постоянных жителей.
В конце 2000-х гг. там появилась кролиководческая ферма предпринимателя Олега Руканова. Он изучил методику известного питерского кроликовода профессора Игоря Михайлова, присмотрелся к имеющемуся специальному оборудованию. Арендовал земельный участок в Канабьево, где устроил целое подворье, а мини-ферму закупил в Казани. На ней и начал разводить сотни кроликов четырех наиболее подходящих для российской глубинки пород: белый великан, серебристая, советская и калифорнийская шиншилла.
Из книги Н. Фролова "Энциклопедия сел и деревень Ковровского края".

Дер. Плосково, дер. Лодыгино, дер. Игумново
Дер. Борисовка, дер. Старая, дер. Скоморохово, дер. Цепелево
Село Клязьминский Городок
Ковровский уезд
Ковровский район
Город Ковров

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Jupiter (13.03.2017)
Просмотров: 475 | Теги: Ковровский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика