Главная
Регистрация
Вход
Среда
15.07.2020
21:11
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1278]
Суздаль [392]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [417]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [108]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [129]
Гусь [150]
Вязники [274]
Камешково [93]
Ковров [373]
Гороховец [118]
Александров [244]
Переславль [108]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [103]
Религия [5]
Иваново [55]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [99]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [107]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Ковров

Смирнов Ефим Иванович

Смирнов Ефим Иванович

Я.П. Москвитин. АКАДЕМИК СМИРНОВ


Смирнов Ефим Иванович

Имя генерал-полковника медицинской службы Ефима Ивановича Смирнова широко известно в нашей стране и за рубежом. О нем я слышал еще в годы Великой Отечественной войны, но встречаться не приходилось. Такая возможность представилась сравнительно недавно. Встреча с ним оставила особый отпечаток в моем сознании. И не случайно, потому что моим собеседником являлся бывший начальник Главного военно-медицинского управления министерства обороны и министр здравоохранения. СССР, академик Академии медицинских наук, то есть человек, долгие годы занимающий высокое общественное положение.
Непринужденная товарищеская беседа в рабочем кабинете Ефима Ивановича за чашкой чая длилась долго. О многом говорили, многое стало известно мне из жизни этого замечательного человека-богатыря, генерала и ученого, сына земли владимирской. Невольно подумал о том, что немногим удалось сохранить такую бодрость и, благодаря ей, а также большим способностям, полвека оставаться на службе в Вооруженных Силах, в строю защитников Родины.
Смирнов Ефим Иванович родился 10 (23) октября 1904 г. в деревне Озерки Смолинской волости Судогодского уезда Владимирской губернии. В 1926 г. Озерки вошли в состав Клюшниковской волости Ковровского уезда (позже – Ковровского района). В настоящее время этой деревни не существует (Озерки, д., Смолинского сельсовета, решением № 765 от 31.12.1986 г. признана, как фактически не существующая.). В семье рабочего стекольного завода было 8 человек детей, и трудовая деятельность Ефима началась рано. В поисках лучшей жизни семья Смирновых в 1911 году переселилась в рабочий поселок Небольсин, ныне поселок им. Воровского Судогодского района. Отец поступил работать на стекольный завод Федоровского, туда же определил и Ефима относчиком посуды. С семилетнего возраста он четыре года трудился вместе со взрослыми за четыре рубля в месяц. Здесь же Ефим поступил в школу и получил новый букварь. Было много радости, но ненадолго.
— При царском режиме мое образование, — вспоминает Ефим Иванович, — продолжалось только два с половиной месяца и закончилось начальным знакомством с букварем.
Нужда заставила отца Е.И. Смирнова в 1915 году возвратиться с семьей в родные края на Вознесенский стекольный завод, ныне «Красный Октябрь», где они продолжали жить и работать вплоть до Октябрьской революции и гражданской войны, до тех пор, пока завод был остановлен. С 1914 по 1923 г. работал батраком, затем разнорабочим на стекольном заводе.
Семья Смирновых подалась на богатый хлебом Алтай в поселок Степаново на границе с Казахстаном.
— И снова поиск средств к жизни, снова путешествие, — говорит Ефим Иванович, — судьба забросила нас в Сибирь. Отец занимался отхожим промыслом. Работал на строительстве железнодорожного моста через реку Енисей.
С 1923 по 1925 г. секретарь Степановского сельсовета
В 1925 году, по рекомендации Алтайского губкома партии как активный комсомолец я был направлен в Омский рабфак. На вступительных экзаменах честно сказал экзаменатору, что все задачи решил, но ни одной из них не решил правильно.
— Откуда вы это знаете? — спросил он.
— Сам так думаю, — ответил я.
— Давайте проверим. Действительно, все задачи решены с ошибками. Но я вам ставлю четыре.
— За что же? — не без удивления спросил я.
— За то, — ответил учитель, — что вы умеете себя проверять.
И меня приняли... Рабфак дал мне, я бы сказал, лоскутное образование, подобно верхней стороне ватных одеял, бывших в моде в семьях рабочих стекольных заводов, где прошли мое детство, отрочество и юность. На рабфаке я не только учился, но и выполнял многочисленные общественные нагрузки.
Но рабфак Ефим Смирнов окончил не хуже других. Стремление продолжить образование определило решение молодого человека отправиться в Ленинград и поступить в 1928 году в Военно-медицинскую академию. Прием в академию означал и зачисление слушателей в ряды РККА. Так началась для бывшего мальчика — относчика посуды из глухой владимирской деревеньки — военная служба и большой путь в науку.
В период обучения в академии Ефим Иванович также принимал активное участие в общественной работе, которая для него стала потребностью жизни. Уже на первом курсе он удостоился чести быть избранным от слушателей, профессорско-преподавательского и обслуживающего состава академии депутатом Ленсовета.
Ленинграду Ефим Иванович считает себя обязанным многим. Здесь в 1929 году он стал членом Коммунистической партии, с которой связал всю свою жизнь и деятельность. В городе на Неве он получил образование, узнал русскую культуру. Здесь его верный друг Мария Ивановна окончила Военно-медицинскую академию и разделила с ним нелегкий путь служения народу.
В 1932 году Ефим Иванович Смирнов вышел из стен академии и получил диплом военного врача. Началась обремененная большими заботами работа. С 1932 г. врач танкового батальона 32-й механизированной бригады 11-го механизированного корпуса. С февраля 1933 г. начальник 2-го отделения военно-санитарного отдела Ленинградского военного округа. С мая 1933 г. старший врач 172-го учебно-опытного артиллерийского полка. С марта 1935 г. по июнь 1936 г. и с марта 1937 г. по апрель 1938 г. начальник курса Военно-медицинской академии. С июня 1935 г. по март 1937 г. помощник начальника отдела кадров санитарного управления РККА.
Получив высшее медицинское образование, Е.И. Смирнов на этом не останавливается. Поступает на вечернее отделение Военной академии имени М.В. Фрунзе и заканчивает ее в 1938 году. С апреля 1938 г. начальник санитарной службы Ленинградского военного округа.
Теперь Ефим Иванович мог посмотреть на медицинское обеспечение войск широко, глубже вникать в его организацию, с присущей ему пытливостью изучать и совершенствовать доверенную службу. Учитывая состояние международной обстановки, он особое внимание уделял мобилизационным планам в округе и основных гарнизонах. Одновременно с этим занимался улучшением лечебно-профилактической работы в частях и госпиталях округа.
И вдруг в мае 1939 года его вызвали в Москву, в Главное управление кадров Наркомата обороны.
— Принимал меня, — вспоминает Ефим Иванович,- заместитель наркома обороны по кадрам, армейский комиссар 1-го ранга Е.А. Щаденко. Он сообщил, что со мной хотят познакомиться работники Центрального Комитета партии. Во время беседы в ЦК было сообщено о намерениях назначить меня на должность начальника Военно-санитарного управления Красной Армии.
Все доводы Ефима Ивановича о нецелесообразности назначения его на столь большую и ответственную работу не возымели воздействия ни в Центральном Комитете, ни при второй встрече с Е.А. Щаденко. Более того, он подчеркнул, что решение о назначении принято народным комиссаром обороны Маршалом Советского Союза К.Е. Ворошиловым и оно обсуждению не подлежит.
«Из кабинета я вышел, — напишет значительно позже Е.И. Смирнов, — в тревожном состоянии, охваченный сомнениями и неуверенностью. Зарницы второй мировой войны ясно обозначались на востоке и западе, близко от границ нашей страны. Понимание того, что в случае нападения врага и начала войны на начальника медицинской службы РККА ляжет чрезвычайно большая ответственность за судьбы десятков миллионов раненых и больных людей, было главной причиной моего беспокойства».
Но приказ есть приказ. Одним из поздних вечеров в период белых ночей, зовущих ленинградцев на проспекты, улицы и набережные полноводной Невы, Смирнов сел в «Красную стрелу». Утром уже был в Москве, прибыл в Военно-санитарное управление и неуверенно занял кресло начальника медицинской службы РККА.
Огромная по объему и ответственности работа легла на плечи молодого специалиста. Он отлично понимал, что успех деятельности Военно-санитарного управления зависит не только от слаженной работы его сотрудников, но и от научного подхода к организации военно-медицинской администрации и лечебного процесса раненых и больных. Пожалуй, только ему известно, сколько бессонных ночей в предвоенные годы было отдано изучению отечественной и зарубежной военно-полевой медицины. Его вниманием завладели труды основоположника военно-полевой хирургии Н.И. Пирогова, которые незаслуженно считались устаревшими, поскольку относились к событиям прошлого столетия.
Гениальность Н.И. Пирогова, заключил Смирнов, состоит в том, что он в соответствии со своим временем и возможностями наметил организационные, методические и тактические принципы, какими должна руководствоваться военно-медицинская служба.
Одним из этих принципов является неделимость дела лечения и эвакуации. В основе его, когда войны ведутся многомиллионными армиями, должна лежать цель восстановления боеспособности пораженных в боях и возвращение их в строй.
К сожалению, прежнее руководство Военно-санитарного управления Красной Армии не вникло в существо учения Н.И. Пирогова и положило в основу подготовки схему «этапного лечения», сводившемуся к тому, что «раненый начинает лечиться в передовом поясе, продолжает лечиться в среднем, долечивается — в тыловом».
Ефим Иванович выступил против этой системы, так как она не обеспечивала преемственности в лечении и допускала эвакуацию легкораненых и больных в тыл страны и вследствие этого не способствовала наиболее быстрому возвращению их в строй.
Первоначальный научный анализ и обобщение опыта медицинского обеспечения войск проверялись в боевой обстановке. В боях на Халхин-Голе старая система этапного лечения выявила свои недостатки. Подтвердилась необходимость осуществления идеи лечения раненых по специальностям и эвакуации по назначению.
Позже, когда встал вопрос о медицинском обеспечении освободительных походов в Западную Белоруссию и Западную Украину, управление работало над созданием и дислокацией специализированных эвакогоспиталей на территории внутренних округов. Нужна была помощь Генерального штаба. Вопрос был передан на решение наркома обороны.
— Несколько дней спустя, — вспоминает Е.И. Смирнов, — меня вызвали к наркому. После моего представления Климент Ефремович спросил:
— Почему вы работу над подготовкой медицинского обеспечения походов наших войск ставите в зависимость от помощи Генерального штаба?
— Потому, — ответил я, — что сейчас нельзя рассматривать каждого хирурга врачом, лечащим всех раненых. Следовательно, специализация госпиталей или отделений при них делает схему их развертывания планом лечения и эвакуации раненых и больных. Военно-санитарное управление просит разрешить ему эту работу проводить непосредственно в управлении.
Нарком удовлетворил нашу просьбу. Так была осуществлена первая попытка специализации госпиталей, которая в дальнейшем получила широкое распространение.
Значительной проверкой существующей системы медицинского обеспечения стала война с Финляндией.
С началом войны Ефим Иванович находился на Карельском перешейке и лично знакомился с деятельностью медицинских учреждений войскового тыла от низшего звена — ротных санитаров-носильщиков до подвижных дивизионных госпиталей и качеством хирургической помощи раненым в боевых условиях. Многое из увиденного оставляло желать лучшего.
Опыт, полученный в советско-финляндской войне, подсказал Ефиму Ивановичу внести предложения: о ликвидации должностей батальонных врачей и замене их фельдшерами, поскольку условия работы батальонного пункта не позволяли врачу применять свои медицинские знания; исключении госпиталей из штатов дивизий, так как они были большим тормозом при маневре медицинскими силами в ходе боевых действий в масштабе армии; создании армейских госпиталей легкораненых и проведении других мероприятий. Многие из них были одобрены на совещании медицинских работников Ленинградского военного округа, решение остальных потребовали немалой настойчивости и энергии Е.И. Смирнова, чтобы переломить сложившиеся традиции и привести штатно-организационную структуру службы в соответствие с требованием времени.
Военно-медицинское управление стало форсировать решение организационных вопросов и разработку наставлений, инструкций и указаний по медицинской службе.
Для обсуждения научно-практических и организационно-методических вопросов медицинского обеспечения боевых действий войск приказом Наркома обороны от 26 мая 1940 года был создан Ученый совет при начальнике Военно-санитарного управления РККА. В его состав вошли видные ученые страны.
— В это время, — рассказывает Ефим Иванович, — мы трудились так, что не знали никакой другой жизни, кроме работы с утра до глубокой ночи. Так было и 22 июня 1941 года. Сотрудники, занимавшиеся мобилизационной работой, разошлись по домам в три часа, а в четыре нас вызвали в управление. Это было начало Великой Отечественной войны.
К этому времени в основном была разработана система этапного лечения с эвакуацией по назначению. Но война с невероятной быстротой поставила перед Главным военно-санитарным управлением и генералом Смирновым небывалое количество задач, новых по размаху и по срокам исполнения. Только в 1941 году было создано 3750 медицинских учреждений, не считая медико-санитарных рот. Формирование продолжалось и в последующие годы войны. Так, например, к середине 1944 года уже действовало 295 госпиталей только для легкораненых, что надежно обеспечивало лечение их в пределах армейских и фронтовых тыловых районов и быстрое возвращение в строй. Немалое значение имело также создание команд выздоравливающих при медико-санитарных батальонах дивизий. Этой же цели служило введение терапевтических госпиталей в армейском звене.
Главное внимание начальник управления в период вынужденного отхода наших войск сосредоточивал на организации выноса и вывоза раненых с поля боя и оказания им медицинской помощи. Решение этой задачи осложнялось безвозвратной потерей в начальный период войны некоторой части медицинского имущества и медицинских учреждений в прифронтовых районах, а также необходимостью эвакуации госпиталей. Не меньше забот было и с перемещением госпиталей вслед за наступающими войсками, начиная с битвы под Москвой.
Маршал Советского Союза А.М. Василевский в предисловии к книге Ефима Ивановича «Война и военная медицина» писал: «Эвакуация госпиталей с запада на восток при нашем отступлении в 1941 — 1942 гг. и реэвакуация и эвакуация их с востока на запад вслед за успешно наступавшими нашими войсками в 1942 — 1945 гг. сыграли исключительно большую роль в лечении раненых и больных. В ходе войны таким образом было перемещено более 2000 эвакуационных госпиталей на 1 млн. коек».
Новая, глубоконаучная штатно-организационная структура медицинского обеспечения позволила осуществить широкий маневр по фронту и с тыла медицинскими учреждениями, сосредотачивать их на главных направлениях боевых действий. В этом одна из больших заслуг генерала Е.И. Смирнова, как крупного военачальника РККА.
С переходом Красной Армии в наступление и освобождением временно оккупированных немецко-фашистскими захватчиками районов он внес большой вклад в организацию противоэпидемической защиты войск, проявляя в этом, как и всегда, исключительную настойчивость.
Главное военно-санитарное управление разработало проекты постановлений Государственного Комитета Обороны по усилению противоэпидемической службы Красной Армии и о мероприятиях по предупреждению заболеваний в стране. Обстановка требовала сформирования более 330 противоэпидемических медицинских частей и учреждений, в том числе 58 инфекционных полевых подвижных госпиталей.
Проект постановления ГКО, в котором речь шла о формировании учреждений, должен был иметь визу заместителя наркома.
— Я дважды, — вспоминает Ефим Иванович, — был у Е.А. Щаденко и дважды не мог получить его визы на проекте. Он считал мою настойчивость в этом вопросе стремлением «организовать академию в медицинской службе». Было решено направить проект без визы. Вскоре после этого мне позвонили и передали, что меня вызывает к себе И.В. Сталин. Я вошел к нему в кабинет и представился. В кабинете находились его заместители по наркомату обороны А.В. Хрулев и Е.А. Щаденко. И.В. Сталин предложил мне сесть и сказал, что я неправильно поступил, подготовив проект постановления ГКО без ведома и согласия товарища Щаденко. Это официальная сторона данного вопроса, но есть и другая — этическая, которую также нельзя не учитывать и не соблюдать во взаимоотношениях между ответственными работниками наркомата обороны. Я встал и доложил, что дважды был у Е.А. Щаденко по этому вопросу, и вина моя, если она есть, заключается в том, что я не нашел нужных слов и не сумел доказать ему необходимость формирования этих учреждений.
И.В. Сталин очень внимательно выслушал мои доводы, вопросов не задавал. Когда я кончил, он посмотрел на Е.А. Щаденко и, укоризненно покачав головой, сказал ему, что он неправильно поступил, не завизировав проекта постановления, и свою ошибку обязан исправить активным участием в формировании испрашиваемых медицинских учреждений.
Благодаря четкой организации и успешному проведению широкого комплекса противоэпидемических и санитарно-гигиенических мероприятий, в том числе и среди населения освобожденных районов и тылов страны, войска действующей армии были ограждены от распространения инфекционных болезней и возникновения массовых эпидемий. В свою очередь впервые в истории войн, которые вела наша Родина, войска действующей армии не служили источником заражения и распространения эпидемических заболеваний среди гражданского населения.
Авторитет Ефима Ивановича в этой области защиты войск и населения был непререкаемый. В годы войны он пользовался большим уважением у руководителей партии и страны.
Значительное внимание Главное военно-санитарное управление и его начальник уделяли использованию медицинских кадров. Е.И. Смирнов находил время заниматься всеми вопросами, начиная от подготовки санитаров до переподготовки командно-медицинского состава и реорганизации Военно-медицинской академии. Он систематически пополнял и свои знания. В 1943 году Ефим Иванович защитил докторскую диссертацию, в 1945 году стал членом-корреспондентом, а в 1948 году академиком Академии медицинских наук СССР.
Важной мерой в целях повышения качества медицинской помощи и распространения передового опыта и последних достижений науки было введение института главных специалистов в центре, фронтах, армиях и эвакопунктах.
Генерал-полковник Смирнов побывал почти на всех фронтах. Лично знакомился с работой медицинских кадров, частей и подразделений. На основе практического опыта, полученного в войсках, и его научного анализа он проводил конференции руководящего состава, врачей фронтов, пленумы Ученого методического совета, рассылал в действующую армию специальные письма, приказы и другие документы, направленные на совершенствование квалификации медицинского персонала и улучшение медицинского обеспечения.
Находясь в войсках, генерал журил и наказывал тех, кто занимался не своим делом.
Однажды на Западном фронте, — рассказывает он, — я предложил одному начмедарму обратиться к начальнику медицинской службы фронта за новым назначением. Это один из трех случаев за всю войну, когда я прибегнул к такой крайней мере, какой является снятие руководителя с занимаемой должности. Меня иногда считают человеком очень резким и хмурым. Хмурым я показан на картине московского художника П.И. Котова и в скульптуре В.И. Мухиной, которая хранится в Военномедицинском музее. Но это далеко не так. Они не показали моего внутреннего содержания. Я сам всегда переживаю больше, чем тот, кого наказываю. И чувство это появилось во мне не сейчас, оно было со мной и в молодости.
Вместе с тем помню, продолжает Ефим Иванович, в начале марта 1942 года мне позвонил М.И. Калинин и просил зайти к нему. Встреча с Михаилом Ивановичем была теплой и сердечной. Калинин отметил, что я проявляю большую заботу о нормальных условиях труда и быта медицинских работников, и в этом деле ко мне нет никаких претензий. В то же время он упрекал меня за то, что за хорошую, напряженную работу я не представлял своих людей к правительственным наградам. Этот упрек поставил меня в трудное положение, привел в замешательство. Ведь не только мы, военные медики, трудимся напряженно, не считаясь со временем. Так работают все советские люди! Эти свои сомнения я высказал Всесоюзному старосте. При этом добавил, что как-то нехорошо нам говорить о себе, что мы замечательные работники и достойны правительственных наград. Михаил Иванович попросил не думать так и не стесняться говорить о своих товарищах по работе и обещал в этом деле поддержку.
В марте 1942 года состоялось первое награждение военномедицинских работников. М.И. Калинин очень высоко оценивал работу медицинских кадров. Вручая Золотую Звезду Героя Социалистического Труда главному хирургу Красной Армии академику Н.Н. Бурденко, он сказал:
«Это награждение означает, что медицинское обслуживание Красной Армии стоит в одном ряду с авиационным, артиллерийским обслуживанием, что медицинские работники в рядах армии столь же нужны, как бойцы и командиры».
За ратные подвиги в Великой Отечественной войне более 115 тысяч военно-медицинских работников были награждены орденами Советского Союза. Высшей награды — звания Героя Советского Союза — удостоены 47 военных медиков, 18 — стали полными кавалерами ордена Славы.
В основу системы организации лечения раненых и больных была положена единая военно-полевая медицинская доктрина, разработанная выдающимися учеными страны под руководством начальника Главного военно-санитарного управления Красной Армии Е.И. Смирнова. Суть этой доктрины: сочетание лечения и эвакуации, отказ от огульной эвакуации, этапное лечение по назначению.
«Мне вспоминается, — писал Маршал Советского Союза А.М. Василевский, — как в Ставке в минуты свободного времен нередко возникал разговор об отсутствии тревожных сигналов о лечении и эвакуации раненых, словно их не было. То, что они были, и в немалом количестве, мы все хорошо знали, и потому такой разговор всегда заканчивался словами одобрения организации медицинского дела».
Эти слова выражают оценку труда Ефима Ивановича Смирнова в годы Великой Отечественной войны.
С 1946 по 1947 начальник Главного военно-медицинского управления Вооружённых Сил СССР.
В феврале 1947 года Е.И. Смирнов был назначен министром здравоохранения СССР. На вопрос, как он работал на этом ответственном посту, ученый скромно ответил:
— Делал все то, что требовало время.
А время было необычное, тяжелое и сложное. Война уничтожила около сорока тысяч больниц, поликлиник и других медицинских объектов, нарушила систему медико-санитарного обеспечения населения. Понадобились титанические усилия народа, медицинских работников и, безусловно, министра здравоохранения для того, чтобы под руководством партии и правительства восстановить разрушенное, возобновить и совершенствовать лечебно-профилактические мероприятия.
С присущей ему энергией и настойчивостью Ефим Иванович решал сложные задачи и выдвигал новые проблемы перед Министерством здравоохранения. В 1947 году им было внесено предложение об объединении амбулаторно-поликлинических учреждений с больницами, в результате чего значительно улучшились диагностическая и лечебная работа, госпитализация больных и преемственность лечения. Все это приблизило специализированную врачебную помощь к населению.
Важной мерой здравоохранения явилась передача функций первичной специализации врачей из институтов усовершенствования в республиканские, краевые, областные и крупные городские больницы. По инициативе министра был введен институт главных специалистов гражданского здравоохранения, аналогично тому, как это было сделано в военной медицине.
Находясь на посту министра здравоохранения, Ефим Иванович уделял исключительно большое внимание санитарно-эпидемиологическому делу, лечебной работе на промышленных предприятиях, санитарному просвещению населения и многим другим вопросам.
Снят с поста министра в связи с «делом врачей», по утверждению С. Н. Хрущёва: «Со дня на день он ожидал ареста».
С апреля 1953 по сентябрь 1953 г. начальник Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова.
С 1953 по 1955 г. начальник управления Генерального штаба Вооружённых Сил СССР.
С 1955 г. начальник Главного военно-медицинского управления Министерства обороны СССР. С ноября 1960 г. начальник 15-го управления Генерального штаба Вооружённых сил СССР.
Заслуги академика Смирнова Е.И. в области гражданского, и особенно военного здравоохранения состоят в широком научном обосновании организационных форм и методов медицинского обеспечения населения и Вооруженных Сил. Он положил начало глубокому и всестороннему изучению истории отечественной военной медицины и разумному использованию ее опыта в наше время, с учетом принятых принципов военного искусства. Этому он посвятил свои труды: «Вопросы организации и тактики санитарной службы», «Военная медицина и Николай Иванович Пирогов», «Советские военные врачи в Отечественную войну», «Война и военная медицина» и многие другие.
Е.И. Смирнов был главным редактором шеститомного «Энциклопедического словаря военной медицины» (М., 1946-1950) и издания «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне» (М., 1949-1955) в тридцати пяти томах. Являлся также членом редакционной коллегии и, редактором отдела военной медицины второго и третьего изданий Большой медицинской энциклопедии. Он избран почетным членом Королевских обществ врачей Канады и Великобритании, почетным членом общества военных врачей США и Всесоюзного общества хирургов имени Н.И. Пирогова.
Служебное положение в годы войны не обязывало Ефима Ивановича ходить в атаку и проявлять личный героизм на поле брани. Но то, что он сделал для победы советского народа в войне, для жизни советских людей, подобно немеркнувшему подвигу. Недаром Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1978 года за заслуги в развитии советской военной медицины, большой вклад в дело медицинского обеспечения боевых действий войск в годы Великой Отечественной войны и в связи с 60-летием Советской Армии и ВМФ ему присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Золотая медаль «Серп и Молот», семь орденов Ленина, три ордена Красного Знамени, орден Кутузова I степени, два ордена Красной Звезды, многочисленные медали, а также иностранные награды свидетельствуют о высокой оценке труда и заслуг Смирнова Е.И.
С 1985 по 1987 г. военный консультант Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.
Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, Московского и Ленинградского городских Советов депутатов трудящихся.
Скончался он 6 октября 1989 г. в Москве и похоронен на Новодевичьем кладбище (11 уч. 1 ряд).


Могила четы Смирновых на Новодевичьем кладбища

Избранные труды:
Геселевич А. М., Смирнов Е. И. Николай Иванович Пирогов: Науч.-биогр. очерк. — М.: Медгиз, 1960. — 182 с. — 1000 экз.
Смирнов Е. И. Война и военная медицина: Мысли и воспоминания, 1939 — 1945. — М.: Медицина, 1976. — 463 с. — 5000 экз. || . — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Медицина, 1979. — 526 с. — 11 000 экз.
Смирнов Е. И. Вопросы организации и тактики санитарной службы. — М.: Медгиз, 1942. — 88 с.
Смирнов Е. И. Военная медицина и Николай Иванович Пирогов: Доклад Хирург. о-ву Пирогова на Торжеств. заседании 6-го дек. 1944 г. — [Л.]: Медгиз, 1945. — 39 с.
Смирнов Е. И. Медицина и организация здравоохранения (1947 — 1953). — М.: Медицина, 1989. — 430 с. — 7200 экз. — ISBN 5-225-00669-8.
Смирнов Е. И. Некоторые вопросы санитарного обеспечения войск в современной войне // Воен.-мед. акад.: Тр. — Л., 1940. — Т. 28. Вопросы организации санитарной службы. — С. 7-12.
Смирнов Е. И. Советские военные врачи в Отечественную войну. — М.: Совет. наука, 1945. — 99 с. — 10 000 экз.
Смирнов Е. И. Ученый медицинский совет Красной Армии // Воен.-мед. акад.: Тр. — Л., 1940. — Т. 28. Вопросы организации санитарной службы. — С. 13-18.
Смирнов Е. И. Фронтовое милосердие. — М.: Воениздат, 1991. — 430 с. — (Военные мемуары). — 50 000 экз. — ISBN 5-203-01031-5.
Смирнов Е. И., Лебединский В. А., Гарин Н. С. Войны и эпидемии. — М.: Медицина, 1988. — 238 с. — 8000 экз. — ISBN 5-225-00123-8.
Смирнов Е. И., Лебединский В. А., Гарин Н. С. Эпидемический процесс: (Пробл. и суждения). — М.: Медицина, 1980. — 240 с. — 5700 экз.

Признание:
- Почётный член Хирургического общества им. Н.И. Пирогова, Всесоюзного общества историков медицины, Королевского медицинского общества Великобритании, Медицинского хирургического общества Канады, Общества военных врачей Соединённых Штатов Америки.
- В Коврове его имя присвоено Ковровскому медицинсокму колледжу.


23 октября 2015 года в Ковровском медицинском колледже была торжественно открыта мемориальная доска в память о знаменитом советском военном враче, уроженце Ковровского района Ефиме Ивановиче Смирнове.
Основными организаторами мероприятия выступили сотрудники медицинского колледжа во главе с директором Эдуардом Зубовым. На мероприятии присутствовали секретарь Владимирского регионального отделения Всероссийской политической Партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ», заместитель председателя Законодательного Собрания Владимирской области Ольга Хохлова, президент областной Врачебной палаты Анатолий Ильин, и.о. главы города Светлана Степанова, и.о. председателя Совета народных депутатов Александр Котляров, студенты колледжа, представители общественности.

- В сквере главного госпиталя им. Бурденко в 2014 году установлен памятник Смирнову Е.И.


Памятник Смирнову Е.И.

- Е.И. Смирнову установлены памятные доски в Москве, Сергиевом Посаде (в НИИ вакцин), на Алтае.
- В Петербурге барельеф Ефима Смирнова на фронтоне Военно-медицинской академии.
Владимирский край в годы Великой Отечественной войны
Герои Социалистического Труда Владимирской области

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Ковров | Добавил: Николай (18.03.2020)
Просмотров: 90 | Теги: вов, Герой Социалистического Труда | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика