Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.11.2018
03:24
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 538

Категории раздела
Святые [133]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [974]
Суздаль [314]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [313]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [71]
Гусь [101]
Вязники [184]
Камешково [54]
Ковров [278]
Гороховец [76]
Александров [160]
Переславль [91]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [40]
Шуя [84]
Религия [2]
Иваново [36]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [29]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [55]
Учебные заведения [21]
Владимирская губерния [21]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Судогда

Посёлок имени Воровского Судогодского района Владимирской области

Посёлок имени Воровского

Посёлок имени Воровского — посёлок в составе Мошокского сельского поселения Судогодского района Владимирской области.
Расположен в 36 км на юг от железнодорожной станции Нерудная, в 12 км от села Мошок Судогодского района.
Численность населения: в 1859 г. – 410 чел.; в 1897 г. – 812 чел.; в 1926 г. – 1173 чел.; в 1979 г. – 2486 чел.; в 2002 г. – 2159 чел.; в 2010 г. – 2948 чел.

До основания стекольной фабрики на месте, где теперь расположен поселок, не было никакого населенного пункта. Деревни, располагавшиеся в непосредственной близости, указаны в описании Польновского прихода в «Историко-статистическом описании церквей и приходов Владимирской епархии, 1897 г.»:
«Первые сведения о Польновской церкви и приходе находим в окладных книгах Рязанской епархии за 1676 год. По этим книгам в Польном значится церковь Успения Преч. Богородицы, при ней священник и дьякон, в приходе: деревня Язвицево, в ней 12 дв. крестьянских (в настоящее время здесь 13 дв.), д. Прокшина - 14 дв. крестьянских (ныне здесь 57 дв.), д. Протасьева, в ней 5 дв. помещиковых (ныне здесь 26 дв. крестьянских), д. Сухарева, в ней 1 дв. помещиков (ныне здесь 13 дв. крестьянских), д. Жегалова, в ней 7 дв. крестьянских (ныне здесь 16 дв.), д. Васильева, в ней 15 дв. крестьянских (ныне здесь 13 дв.), д. Озяблицево - 6 дв. крестьянских (ныне здесь 30 дв.)...»
Некоторые из названных деревень до сих пор существуют, но большинство исчезли, сохранив после себя только названия: Сухорево, Хохловка, Жегалово, Васильево, Лантрево, Просятьево. Входила в состав Польновского прихода в 1897 году и Воковская стеклянная фабрика.

В 1782 г. Фомой Васильевичем Мальцовым в Мошенской волости был основан Воковский хрустальный завод. В статистических сведениях, извлеченных из описей фабрик и заводов Владимирской губернии за 1882 г., сказано следующее: «По времени основания один хрустальный завод №18, принадлежащий Судогодским 2-й гильдии купцам И. Г. и Ф. Г. Федоровским построен в прошлом столетии, а именно в 1782 году».
В «Топографическом описании Владимирской губернии, составленном в 1784 г. под редакцией Г.Ф. Ряжского», указано, что в Судогодском уезде в данный период существовал 1 «стеклянный» завод, где «делают простые зеленые стекла и хрусталь из материалов, частью получаемых из дач содержателя секунд-майора Фомы Мальцова, а частью из покупаемых в г. Москве, Саранске и Нижегородской губернии селе Павлове…»
У Фомы Мальцова дело было поставлено на довольно солидную основу: «При оном заводе для исправления письменных дел контора 1, каменная, для делания стекла и хрусталя гута 1, для стекол рисовня 1, шлифовня для хрусталя 1, для поклажи хрусталя и стекол анбаров 7. Гончарня, в которой делаются горшки для сварки хрусталя и стекол 1, мастеровых 71, рабочих 55 человек».

Завод и поселок при нем стали Воковскими по названию озера Воково (или Оково, как называли его местные жители, т.к. озеро по очертаниям своим напоминало око).

В 1810 г. владельцем стал купивший это предприятие (Фома Васильевич Мальцов умер в 1812 году), надворный советник Петр Александрович Небольсин. Старейшие жители поселка называют завод Небольсинским, а жителей – «небольсинцами».
Петр Александрович Небольсин родился в 1757 г. В 1770 г. поступил учеником к производителю Московской канцелярии, в 1773 г. уволен для определения в военную службу. Определен в горную службу шахт-мейстером. Участвовал в «компании» против Пугачева. В 1776 г. – определен в комиссию по генеральному межеванию. Определен в Калужское наместничество. В 1777 г. определен в Тульское наместничество. В 1784 г. уволен в военную службу – капитаном. Уволен по болезни. С 1789 г. - архитектор Владимирского наместничества. В 1791 г. переведен городничим г. Покрова. В 1798 г. жалован Павлом Ι золотыми часами и чином коллежского асессора. В 1800 г. с должности городничего уволен. Награжден чином надворного советника. Переведен в г. Судогда в карантинную комиссию. Поселился в Меленковской округе, сельце Озяблицах. В 1808 г. – за службу получил императорское благоговение.
Небольсин мало проявлял заботы о развитии фабрики. Многие годы производство на фабрике не развивалось.
В материальную зависимость к Мальцову попадают многие заводчики. 1469 рублей серебром задолжал Сергею Мальцову П. А. Небольсин. Занял, да вскорости и умер. Несколько раньше, в 1823 г., от холеры скончался и сам С. А. Мальцов. Перед смертью он успел написать завещание в пользу сына Ивана Сергеевича Мальцова, будущего секретаря посольства в Персии при А. С. Грибоедове. А опекуном детей, душеприказчиком и полновластным распорядителем всего оставшегося имущества сделал своего младшего брата Ивана Акимовича Мальцова, владельца Брянской группы заводов.
После смерти П.А. Небольсина владелицей завода становится его жена надворная советница Елизавета Алексеевна Небольсина.
Вначале вдова Небольсина отказалась платить долги мужа. Ей помогал купец казённой третьей гильдии из села Мошок Егор Кузьмин. Именно тот, о котором шла молва, что он, якобы, присвоил монастырское добро. Купец отвозит в Гусевскую контору на 1000 рублей соды и хрусталя в счёт погашения заёмного письма. Остальной долг Е. А. Небольсина, владея тремя стекольными заводами, решает погасить за счёт продажи этих заводов. Она пишет в письме светлейшему князю Н. Б. Юсупову, предлагая к продаже завод: «Место же для стеклоделия весьма доброжелательно. Много леса, песка и глины, потребных для заводских нужд. Много мастеровых, которых за бесценок можно достать в нашей округе». После продажи Петропольской хрустальной фабрики князю Юсупову долг погашается. Расплатилась ли с купцом помещица – неизвестно. После её смерти распространился слух, что будто бы того купца «порешил» кондряевский крепостной крестьянин Лев Голубев.
В Ведомости 1828 г. вдовы содержится описание Воковской фабрики: «В ней деревянного строения 1 гута длиною на 12 шириною на 8 саженях анбар для поклажи товару длиною 10 шириною на 4-х саженях сараи для материалов длиною на 5 шириною на 4-х саженях для мастеровых людей 12 изб на 125 саженях гончарная 1 на 3-х шириною стол для письменного производства, флигель. Со всеми прислугами длиною на 8 шириною на 5 саженях…». По описи 1828 года здесь была одна гута, одна гончарная и одна стеклоплавильная печь. Работало всего 16 человек, из которых половина была крепостными крестьянами.
В 1837 г. во Владимире прошла Первая выставка произведений Владимирской губернии, на выставке экспонировалась также продукция, «№ 19. Завода надворной советницы Небольсиной: корзин разного рода 576; графинов, бакалов, стаканов, рюмок, разной грани 16 штук».
В июле месяце 1852 года фабричный крестьянин Воковского хрустального завода (вотчины с. Озябликова, Судогодского уезда, Елизаветы Небольсин) Фаддей Емельянов подал на имя владимирского губернатора Синельникова жалобу на сына помещицы штаб-ротмистра Мих. Петр. Небольсина (Бытовая картинка из эпохи крепостного права Владимирской губернии 1852 г.).

В 1872 году владельцами Воковского завода становятся судогодские второй гильдии купцы Федор и Иван Гавриловичи Федоровские.
Впоследствии Воковский хрустальный завод переходит под управление торгового дома фирмы «Братья Ф. и И. Федоровские».

Построены были новые стеклоплавильные печи французского типа, установлены шлифовальные станки, конную тягу заменила паровая машина. Заметно возрос выпуск продукции. К концу XIX века он составлял 5,5 млн. изделий в год. Создавались оригинальные по форме и высокие по качеству конфетницы, вазы, бокалы, графины, рюмки, которые пользовались широким спросом на российском рынке.
Однако условия труда продолжали оставаться непомерно тяжелыми. Стекло рождалось в задымленной и загазованной гуте. Вытяжной и приточной вентиляции не имелось. На протяжении 12-14 часов стеклоделы находились у раскаленной печи, в изнуряющей жаре.
Расширяя производства, предприимчивые купцы завезли новых рабочих – из Московской, Смоленской и Костромской губерний. Для проживания рабочих были построены казармы и дома – "черверешки". При заводе существовала и харчевная лавка, в которой можно было приобрести товары первой необходимости. Для поддержания порядка и "благонравия" рабочих Федоровские построили часовню, обеспечивая службы в ней всем необходимым.
В 1884 году при фабрике открыли трехклассное училище, но многие дети оставались неграмотными, а те, которые заканчивали его, неизбежно оказывались на фабрике, работали как «хлопцы», то есть относили посуду. Все траты на обучение Федоровские брали на себя. В 1890 г. «училище на 50 учеников, приемный покой на 5 кроватей». В 1896 году в церковно-приходской школе обучалось 40 учащихся.
Из воспоминаний выдающегося деятеля советского здравохранения Е.И. Смирнова, начинавшего свою трудовую деятельность на Воковском заводе в 1911 году: «Детский труд, порожденный крайней нуждой, подвергался нещадной эксплуатации. Работать приходилось и в дневное, и в ночное время, в зависимости от готовности стекла в печи. Заработная плата была мизерная – 4 рубля в месяц. Но и это служило определенным подспорьем для семьи, в которой росло 8 детей. Нечего и говорить о том, что работа полностью лишала меня возможности учиться… Безрадостным было детство во всех отношениях».

Завод представлял собой достаточно мощное предприятие, в котором имелись 2 стекловарные печи, 43 шлифовальных станка, приводящиеся в движение паровой машины в 16 л. сил, паровой котел мощностью в 24 л. силы. Отапливался завод дровами, которые заготавливали в собственных владениях, а освещался керосином. На заводе работало более 300 рабочих: 219 мужчин, 32 женщины, 63 несовершеннолетних.

На Воковском заводе, Судогодского уезда, профессиональная ячейка организована была в 1905 г. Потаниным М. И., Быковым И. Д., Медведевым М. И. и Седлецким И. О. В союз принимались только сознательные рабочие, и союз носил подпольный характер. Под влиянием агитации членов союза, предпринимателю предъявлен был ряд требований, касающихся экономического улучшения условий труда. Благодаря сплоченности рабочих достигнуты были некоторые уступки со стороны предпринимателей, но с наступлением реакции союз прекратил свое существование. И. Быков с семьей был выброшен с завода. Рабочие, под напором жестокой реакции, смогли оказать своему товарищу и его семье только материальное содействие — сбором денег на дорогу и снабжением его продовольствием.
«Часовню под школу (Воковский завод)
Общее собрание рабочих единогласно постановило закрыть заводскую часовню и использовать ее под школу первой ступени» (газета «Призыв» 26 сентября 1923 г.).

Стекольный завод им. В.В. Воровского

После революции завод был национализирован.
«Воковское ЕПО, Судогодского у., обслуживает исключительно рабочих Воковского стекольного завода. Завод пока не работает. Заработок имеют лишь немногие рабочие, занятые на ремонтных и хозяйственных работах. Да и они, как и везде, получают заработную плату очень неаккуратно. Понятно — нужда среди рабочих большая. И вот Правление ЕПО, жалея рабочих, применило тактику низкого расценка товаров и отпуска их рабочим в кредит.
Что же получилось от этой жалости?
При товарных оборотах ЕПО до 3-4 миллиардов рублей в месяц, оно имеет долгов за рабочими свыше 1 миллиарда, а на 1-е января баланс его, вероятно, будет сведен с убытком, и в финансовом положении его уже стал виден призрак если не краха, то большой заминки.
Задолженность ЕПО Губсоюзу едва ли не большая, чем каждого кооператива района, хотя число его членов раз в 10-12 меньше крупных ЕПО. Когда это стало правлению ясно, оно поняло ошибочность своей тактики, но созванное по этому поводу собрание рабочих очень осторожно отнеслось к предложению изменить систему работы правления. Убедить рабочих, что в их же интересах не разбазаривать ЕПО, что ЕПО — не благотворительное учреждение» (Газета «Призыв», Пятница 16 февраля 1923 года).
В 1923 г. был убит в Лозанне от рук наемного убийцы дипломат Вацлав Вацлавович Воровский. По всей стране прокатились митинги. В поселке тоже прошел такой и на нем рабочие и жители решили, что завод и поселок должны поменять название, чтобы почтить память Воровского.
«В июле месяце в г. Москву был командирован т. Комзолов М. И. за получением денег для завода.
Но вот уже прошло 2 недели, а его все нет и нет..., из этого видно, что т. Камзолов не очень-то заботится о возложенном на него деле, а старается зажить побольше командировочных» (газета «Призыв», 3 августа 1923).
«У нас есть такие члены рабкопа, которые торгуют не-хуже его самого. Так, например, счетовод Обухов, открывший на дому лавочку, поторговывает себе валеной обувью, папиросами, шоколадом и проч.
«Не квартиры, а конюшни.
Завод, не работавший до февраля 1923 года, в настоящее время идет полным ходом.
Рабочие к работе относятся хорошо. Продукцию выпускают доброкачественную.
По сметам конторы предприятия видно, что завод дает прибыль, а также покрывает все расходы полуфабриката. Все это хорошо. Одно только плохо, что квартиры рабочих не квартиры, - а конюшни, которые уж пришли в полную негодность.
Завком неоднократно стучался в двери хозяйственников и профоганов, чтобы уничтожить эту вопиющую нужду, но, однако, безрезультатно.
1-го октября заключили 3-й коллективный договор с стеклофарфортрестом, где также, как в первых двух, указано о принятии мер к улучшению жилых помещений рабочих завода: неужели и на этот раз сорвется. Тогда придется обратить внимание ЦК ВСРХ НКТ для воздействования на стеклофарфортрест» (Газета «Призыв», Среда, 3 октября 1923 года).
«Рабочие Воковского завода, недовольны тем, что член завкома Потанин состоит членом церковного совета, да кроме того занимается выгонкой самогона» (Газета «Призыв», Среда, 10 октября 1923 года).

«Общее собрание рабочих Воковского завода постановило переименовать завод именем тов. «Воровского». Комиссией по переименованию заводов это постановление утверждено» (Газета «Призыв», Среда, 24 октября 1923 года).
Пос. Небольсин в 1924 г. был переименован в пос. им. Воровского.
С 1938 по 2005 год поселок городского типа имени Воровского.
В годы Отечественной войны на фронт ушло 300 человек, 198 из них погибли.
Завод не останавливался, в войну выпускали ламповое стекло, посуду для госпиталей, бытовую и хозяйственную посуду.
Завод активно развивался, росла производительность труда, совершенствовалось качество продукции.

Прошла значительная реконструкция, завод был ориентирован на выпуск стеклянной посуды из бесцветного и цветного стекла и хрусталя.

Многопланово осуществлялись мероприятия по совершенствованию производства на стеклозаводе имени Воровского. Вводились новые производственные объекты, происходила замена устаревшего оборудования. В 1957 году был введен новый цех выработки с двумя стекловаренными печами. Для шлифовки и полировки изделий с алмазными разделками установили 47 станков новой конструкции А-1. В 1963 году завод перевели на централизованное электроснабжение, что позволило ускорить механизацию производственных процессов. В 1964 году на месте одной горшковой печи построили ванную печь непрерывного действия.
Непрерывно пополнялись на заводе основные промышленно-производственные фонды. За пятидесятые годы они увеличились более чем в два раза. Изменилась и численность работающих. В 1958 году на предприятии были заняты 626 человек.
Основным ассортиментом вырабатываемой продукции являлась сортовая посуда. В 1958 году ее выпуск составил 2528 тысяч штук. И также, как на стеклозаводе имени Свердлова, был освоен выпуск изделий, декорированных золотом. В создании образцов изделий большую помощь художникам завода оказывали художники комбината прикладного искусства Московского отделения художественного фонда РСФСР.

В августе 2009 г. завод был закрыт.


Храм в честь иконы Божией Матери «Достойно есть»

Первые сведения о храме и приходе можно найти в окладных книгах Рязанской епархии за 1676 год, в которых упоминается церковь Успения Пресвятой Богородицы, а при ней священник и дьякон. В приходе значились деревни Язвицы, Прокшино, Протасьево (почти вымерла), Жигалово (вымерла), Васильево (вымерла), Хохловка (вымерла) и Озяблицы. Храм относился к Польновскому погосту.
Сейчас погост Польное находится на границе Гусь-Хрустального и Судогодского районов в 1,5 км от пос. им. Воровского, жители которого, несмотря на нынешнюю принадлежность к Судогодскому району, производят свои захоронения в Польном, на территории Гусь-Хрустального района.
В начале 70-х годов 19 века Успенскую церковь расширили и устроили в ней два придела: во имя Николая Чудотворца и Иоанна Предтечи.
В 1887 году Успенская церковь сгорела со всем церковным имуществом. Вынесены были лишь антиминс, ковчег и несгоревшая икона Тихвинской Божией Матери. В том же году в Польном была устроена новая деревянная церковь с колокольней и с одним престолом в честь Успения Пресвятой Богородицы, а икона Тихвинской Божией Матери стала почитаться чудотворной.
Большие вложения в строительство нового храма сделал новый владелец хрустальной фабрики Иван Гаврилович Федоровский. На его же средства церковь была позже обложена кирпичом, став внутри деревянной, а снаружи кирпичной. Кирпичным забором было ограждено и само кладбище.
На Польном у священника дом был собственный, а псаломщик жил в церковном доме. При церкви имелась двухэтажная гостиница, на первом этаже которой действовала с четырьмя классами.
В 1879 году Федоровский получил разрешение на строительство каменной часовни при заводе в Воковском поселке (по проекту архитектора Н. А. Артлебина). После революции часовня была разграблена, и в ней разместили магазин, затем, столовую от Судогодского райпотребсоюза, позднее - опорный пункт правопорядка и билетная автобусная касса.
По решению Гусь-Хрустального райисполкома Ивановского облисполкома перед войной 1941 года погостовый храм в с. Польном закрыли и под руководством председателя Воровского поселкового совета А. Г. Баландиной разобрали на хозяйственные нужды. Священника отца Дмитрия перевели в Ликино. Утварь и иконы разнесли по домам. На месте разрушенной церкви было решено отстроить часовню в честь Успения Пресвятой Богородицы.
Уроженка пос. Воровский, Татьяна Георгиевна Подберецкая, на собственные средства за два-три года не только отремонтировала, но и расширила часовню так, что к 2000 году это был уже полноценный храм с колокольней. В декабре 2000 года состоялось торжественное освящение храма-часовни в честь иконы Божией Матери «Достойно Есть».


Икона Божией Матери "Достойно Есть" в храме в честь иконы Божией Матери «Достойно есть».

На кладбище погоста Польное построена небольшая деревянная часовня, которую обслуживает настоятель храма «Достойно Есть» священник Андрей Яндукин.
Стеклоделие во Владимирской губернии в XIX веке
Стеклоделие во Владимирской губернии в нач. ХХ века

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Судогда | Добавил: Jupiter (06.03.2018)
Просмотров: 604 | Теги: Судогодский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика