Главная
Регистрация
Вход
Среда
18.09.2019
21:16
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1094]
Суздаль [345]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [367]
Музеи Владимирской области [59]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [198]
Судогда [84]
Москва [42]
Покров [110]
Гусь [123]
Вязники [230]
Камешково [66]
Ковров [295]
Гороховец [95]
Александров [216]
Переславль [99]
Кольчугино [62]
История [29]
Киржач [68]
Шуя [92]
Религия [4]
Иваново [47]
Селиваново [28]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [67]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [68]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [29]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [30]
Муромские поэты [5]
художники [4]

Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 19
Пользователей: 1
Николай

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Медицина

Владимирская Губернская земская больница в 1907 году

Владимирская Губернская земская больница в 1907 году

Врач Н.А. Орлов.

На прошедшем врачебном съезде 1904 г. были высказаны по губернской больнице нижеследующие ходатайства и пожелания: 1) желательно устройство квартир для всех врачей психиатров, для хирурга, для гинеколога, для низшего медицинского персонала и для прислуги; 2) необходимо устройство плиточных полов в обеих операционных, перевязочной, материальной и коридоре белого корпуса; 3) необходимо улучшение искусственного освещения в операционных; 4) необходимо учреждение новой должности ассистента при хирургическом отделении, при чем лицо, занимающее эту должность, должно быть приглашаемо на три года, так как в виду усилившейся и количественно и качественно хирургической деятельности больницы, кроме помощи хирургу, имеется в виду и подготовка специалистов для уездов.
Губернская больница считает долгом заявить настоящему собранию, что большая часть ее неотложных нужд согласно ходатайству прошедшего съезда губернским земством была удовлетворена и удовлетворена в самом непродолжительном времени. Так, в том же 1904 г. вошло в силу постановление губернского земского собрания об учреждении должности ассистента при хирургическом и гинекологическом отделениях больницы. Летом 1904 года были устроены плиточные полы в операционной, перевязочной, материальной и помещении дежурного фельдшера белого корпуса; такие полы не были устроены в центральном коридоре белого корпуса и в операционной и перевязочной красного (женского) корпуса. В последних, если не ошибаемся, потому, что пол этого здания не может выдержать тяжести плит.
Наконец, согласно ходатайству съезда, наши операционные и перевязочные в обоих корпусах летом 1905 года осветились электричеством, для чего поставлен аккумулятор в прачечной, где он и заряжается ее машинами.
Итак, из четырех ходатайств прошедшего съезда только одно не было удовлетворено за истекшее время (ходатайство о квартирах для врачей и прислуги).

Для большого удобства мы разделим свой доклад на две части: в первой скажем о помещениях больницы и вообще о материальных условиях ее деятельности, во второй — о самой деятельности.

Начнем с психиатрического отделения.
Ко времени прошедшего съезда психические больные размещались в следующих 13 зданиях: в трех двух-этажных каменных павильонах, в шести деревянных бараках за дорогой, в двух деревянных бараках, выстроенных для прислуги (6-й и 7-й), в деревянном бараке № 8 постройки 1902 г., в каменном бараке № 9 постройки 1903 г.; часть их жила в Красном селе.
Переполнение помещений для наших психических больных, кажется, теперь уже ни для кого не тайна. Правда, открытие 8-го барака и организация патронажа в 1902 г., открытие 9-го барака в 1903 г. дало возможность больнице раз навсегда покончить с наемными помещениями и уменьшить вообще тесноту и скученность психиатрических помещений. Но это была лишь минутная передышка: через ½ года, все пришло к прежнему status quo, потому что количество психических больных у нас увеличивается ежегодно. Этим обстоятельством, да тем, что приходится закрывать некоторые прежние помещения объясняется то, что у нас строятся новые бараки каждые 2 — 3 года, а теснота не уменьшается; если же происходит задержка в открытии новых помещений, то теснота наша увеличивается. Так именно обстоит дело в настоящее время. За время, за которое предлагается настоящий отчет (1904 — 1906 гг.) был открыт 10-й каменный барак на 40 человек и все же переполнение психических больных у нас не исчезло, больше — оно даже и не уменьшилось. Вот почему большой потерей для больницы является остановка в постройке 11-го барака. Губернское земское собрание еще в 1903 г. постановило открыть новый 11-й барак для психических больных, но так как для издержек по этой постройке нужно было реализировать бумаги, в которых хранится земский капитал, а бумаги эти по случаю русско-японской войны пали в 1904 г. на 15 — 17%, то губернская управа в виду убыточности такой операции принуждена была отложить постройку до 1905 г. Но в 1905 — 1906 гг. бумаги пали еще ниже вследствие внутренних неурядиц и постройка наша была снова отложена. Как пойдет это дело дальше — нам неизвестно, мы считаем лишь долгом своим заявить настоящему собранию о нашей крайней нужде в постройке по меньшей мере одного нового барака в возможно непродолжительном времени.
Раз губернское земское собрание еще в 1903 г. признало необходимость открытия нового помещении для психических, то подтверждать и доказывать только что приведенное заявление наше — излишне. Тем не менее для большего уяснения дела считаем нужным привести нижеследующее.
Старший врач в отчете за 1904 г. пишет: «в настоящее время приблизительно удовлетворена острая нужда в помещениях для острых больных и хроников спокойных. Для первых существуют павильоны (3), для вторых — бараки №№ 6, 7, 9 и патронаж. Для хроников же беспокойных остаются те же павильоны и приходится стеснять острых больных, что весьма нежелательно». Итак, в 1904 г., когда пред этим только был открыт барак № 9, можно было говорить лишь, что только «острая» нужда в помещениях была удовлетворена и лишь «приблизительно», что беспокойные хроники стесняют острых больных. К этому нужно прибавить, что бараки №№ 6 и 7 строились не для больных, а для прислуги и лишь по нужде нашей они и теперь вмещают в себе не тех, для кого предназначались. Что переполнение психических бараков велико, указывает то обстоятельство, что здания, строившиеся на 40 — 50 человек, вмещают в себе и сейчас по 70 — 90 человек; укажем на павильоны №№ 1, 2 и 3 — в первом 76 чел. вместо 50, во втором 90 человек вместо тех же 50 и в третьем 72. В новом 10-м бараке, предназначенном для 40 больных, помещается 74 человека; больные в нем лежат даже в зале, назначенном для развлечения больных.
Количество психических больных у нас растет ежегодно, хотя и скачками; в среднем за 14 лет ежегодное увеличение было на 55 человек; если же взять крайние цифры, то получим, что число больных, пользуемых в больнице в течение года, увеличилось за указанный период почти в три раза.
«Судя по этому, придется каждые 3 — 4 года строить по два помещения на 60 — 65 челов.», говорит в своем отчете старший врач. Больница на настоящем собрании может лишь подтвердить справедливость этих слов.
Чтобы покончить с психиатрическим отделением, мы должны сказать несколько слов о патронаже.
Призрение больных в селе Красном было организовано старшим психиатром в 1902 году: в это село было помещено 52 человека, 36 мужчин и 16 женщин. Как мужчины, так и женщины размещались в каждой семье по два человека, причем мужчины были поселены в одном конце села, а женщины — в другом. Само собой разумеется, что больные были выбраны спокойные, не могущие вредить ни себе, ни другим. При них постоянно живет фельдшер и 2 — 3 раза в неделю наезжает врач.
По свидетельству старшего психиатра этот способ призрения больных, примененный в 1902 г. в виде опыта, дал положительные результаты, число призреваемых в патронаже увеличилось вдвое, причем увеличение это падает на гг. 1903 и 1904, а в следующие два года 1905 и 1906 оно оставалось без изменения.
За пять лет каких-либо нежелательных явлений в патронаже не наблюдалось; самое большое, что имело место, — это или самовольный уход больного на родину и тогда родные возвращали его, или оставляли у себя, или же приходилось больного, вследствие его неуживчивости в семье, брать снова в больницу.

Теперь переходим к соматическому отделению нашей больницы. О тех изменениях, какие произошли здесь за отчетное время, мы уже говорили на первой странице своего доклада — учреждение должности ассистента, электрическое освещение, плиточные полы в операционной и перевязочной; в этот период функционировала прачечная; теперь будем говорить о деятельности больницы.
В своей деятельности губернская больница старалась преследовать цель, поставленную ей губернским земским собранием и прошедшими врачебными съездами — развивать отделения, обслуживающие нужды всей губернии, и сокращать отделения, служащие городу и его уезду.
В хирургическом отделении число операций за приведенный 13-ти-летний период возросло с 200 операций в год до 402, т.е. увеличение в два раза; в гинекологическом — с 30 до 145, т.е. увеличение в четыре с половиною раза; в глазном — с 82 до 222, т.е. почти в три раза и наконец общее годовое число операций во всех отделениях больницы увеличилось с 361 до 828, т.е. увеличение получилось более, чем в два раза.
В то время, как за первые шесть лет рассматриваемого периода % оперированных больных к общему числу лежавших в отделении был ниже ½ (только 1896 г. — 50,5% и 1898 г. — 53,6%), за последние семь лет % этот был всегда выше 50, доходя до 65.
Количественный рост хирургической деятельности нашей больницы в ее отделениях глазном, гинекологическом и хирургическом несомненно есть и что рост этот значительный.
За 13-летний период общее число более крупных операций в нашей больнице возросло с 26 до 141 в год, т.е. увеличилось почти в 5 ½ раз.
По поводу этих же операций нужно еще заметить и то, что некоторые из них в первое пятилетие данного периода совершенно не имели места в больнице, сюда относятся Strumectomii, extirpatio uteri рeг vaginam, gastroenterostomii, операция аппендицита и другие.
Правда, и за отчетное время, как и раньше, в нашей больнице, кроме крупных операций и целого ряда средних, в роде — tracheotomii, trepanatii process, mastoidei, резекций суставов и ostеotomii, по различным поводам были и будут иметь место и в будущем мелкие операции, наличность которых ставилась на вид нашей больницн на одном из прошедших съездов. По этому поводу считаем необходимым заметить, что в отношении выбора больных для операции губернская больница вообще и наша в частности никогда не будет в положении факультетской клиники: только эта последняя имеет завидную привилегию класть к себе для операции таких больных, каких находит нужным; мы же кладем и не имеем возможности не положить больного и для мелкой операции, раз он — земский плательщик — приехал издалека, или прислан участковым врачом. Да наконец, как мы говорили уже и на прошедшем съезде, глубокие разрезы далеко не всякой флегмоны представляют мелкую операцию, а именно эти флегмоны, карбункулы и проч. и представляют нежелательную в ряду наших операций «мелочь».
Само собой разумеется, что и из таких больных в больницу попадают лишь те, которых нужно оперировать именно в больничной обстановке. Обыкновенно же мелкие операции производятся у нас амбулаторно, для чего и назначен один свободный от операций день в неделю — день воскресный; в случае же крайности, они производятся и в другие дни. Общее число мелких амбулаторных операций от 150 — 200 в год.
Итак, вот данные, на основании которых предоставляем самому собранию судить — удовлетворительно и насколько удовлетворительно развивала в своих специальных отделениях врачебную помощь губернская больница за истекшее время.
Губернская больница по идее должна обслуживать всю губернию, а не город, в котором она живет и действует и не ближайший только уезд. Ясно, что это более, чем трудно достижимая цель по многим причинам. Психиатрическое отделение действительно является отделением губернским: число психических больных гор. Владимира и его уезда здесь совершенно теряется в подавляющей массе больных всех мест и всех уездов нашей губернии, хотя бы уездов и самых отдаленных.
Не так дело обстоит в соматическом отделении: здесь наоборот — число больных гор. Владимира и его уезда превалирует над количеством больных других уездов, взятых вместе.
Жителей гор. Владимира и его уезда в соматическом отделении нашей больницы более 70%, а больных всех остальных уездов только 25 — 26%.
И тем не менее, несмотря на эти бьющие в глаза цифры, было бы слишком поспешно из них делать заключение, что соматическое отделение губернской больницы только ¼ своей деятельности уделяет губернии, что ¾ этой деятельности поглощает город и его уезд. Ни роженица, ни больные скарлатиной, или брюшным тифом, или воспалением легкого никогда и из соседних уездов, а не только из отдаленных, не поедут к нам, что вышеуказанные отделения только и могут работать на ближайший к себе район, поэтому нельзя к ним и предъявлять претензии в том смысле, что они обслуживают не губернию, а почти исключительно город и его уезд.
Соматическое отделение губернской больницы посвящает уездам только ¼ своей деятельности и ¾ отдает городу и его уезду; мы должны признать, что хирургические отделения, которые одни только и призваны обслуживать всю губернию, что следует из самого существа дела, служат городу и его уезду не на ¾, а или несколько более чем на ½ (как отделения хирургическое и гинекологическое) или на 1/3 (как глазное).
Кроме того справедливость требует отметить, что % Владимирских больных в хирургическом отделении искусственно поднимается теми травматическими больными, которые или самостоятельно, а чаще полицией направляются к нам с различными поранениями и контузиями головы, туловища и оконечностей и которые до выяснения степени повреждения проводят в отделении от 3 — 7 дней. Таких больных ежегодно у нас бывает около сотни и конечно, эти больные, которые и кладутся только потому, что город не имеет своей лечебницы, значительно поднимают % городских больных в нашей больнице.
Относительно гинекологического отделения нужно оказать, что в 1905 г. 67% в нем городских больных объясняется большим числом больных с выкидышем, которых дал город и уезд; больных с остатками яйца или оболочек для выскабливания мы кладем в гинекологическое отделение, а не в родильное. Глазное отделение, работающее вне этих условий, когда в силу необходимости приходится класть большое число аборигенов города и его уезда, дает и другие цифры: за два года в среднем на каждый год здесь на пациентов города и уезда падает 33% и 66% на приезжих из других уездов губернии. Наконец, если мы возьмем все уезды вместе и противопоставим их городу, то получим, что ¾ больных в отделениях хирургическом и гинекологическом — больные уездов и лишь ¼ — больные городские; в глазном же отделении — последних городских будет только 1/10 и даже менее.
Вот данные, на основании которых пусть настоящее собрание судит, — служит ли соматическое отделение губернской больницы губернии и насколько удовлетворительно служит.
Больница с своей стороны может лишь пожелать, чтобы в уездах на местах быстрее развивались специальные отделения, чтобы в нашем соматическом отделении число уездных больных все более и более сокращалось. Вот почему всегда, когда больница наша слышит о приглашении хирурга в Вязники, Меленки, Ковров и проч., так сейчас же на амбулаторном приеме своем всех больных этих уездов, подлежащих оперативному лечению, направляет к местным специалистам.
С 1903 г. определен был земским собранием в нашей больнице штат коек — 121. Этим имелось в виду поднять гигиеничность больничных помещений вообще и белого корпуса в особенности. Несомненно, цель эта до известной степени и достигается; но не можем не сказать, что отсутствие у города своей больницы заставляет нас очень часто нарушать установленный штат, принимать больных сверх комплекта. На прошедшем съезде мы говорили и теперь повторим, что губернская больница, главным образом терапевтическое и инфекционное отделение, в меньшей степени отделения хирургические, за отсутствием городской больницы, являются в силу крайней необходимости складочным местом и для города, и для уезда. Инфекционных больных нам доставляют не только обыватели города, но и те больнички, какие здесь имеются — семинарская, гимназическая и больница обоих духовных училищ. Такие учреждения, как железная дорога, винная монополия, имея свои амбулатории и своих врачей, больных для больничного лечения направляют к нам же. Больше, лазареты двух стоящих в городе полков, на 40 — 60 коек каждый, с своими инфекционными отделениями, с удовлетворительно оборудованными операционными, везут к нам своих пациентов и в заразный барак и для операций. Наконец, городская полиция является для нас поставщиком всевозможного рода хроников, так как две богадельни, имеющиеся в городе, очевидно, своего назначения выполнить не могут, а в селах этот вид помощи хронически-больным почти совершенно отсутствует. И если от хроников уездных мы хотя и с трудом все же избавляемся, отправляя их в уезд, то хроники городские являются для нас действительным и тяжелым ярмом, от которого в большинстве случаев мы не в силах отказаться.
Нам кажется, что если суммировать все эти условия жизни и деятельности губернской больницы, так неблагоприятно сложившиеся для того, чтобы она работала на уезды, а не на город только, то не придется ли признать, что большой % в вей больных города и его уезда и законен, и вполне понятен, и что иного от больницы, при наличности этих условий, и требовать нельзя.
Этим мы кончим о врачебной деятельности больницы; но наш доклад был бы не полон, если бы мы не отметили нового явления в учебной деятельности ее.
До сих пор этот характер деятельности больницы проявлялся главным образом в подготовке к самостоятельной деятельности тех молодых врачей, которые поступают сюда в качестве эпидемических тотчас по окончании университета. Им больница в их свободное от командировок время предоставляет возможность заниматься под руководством ординаторов в тех отделениях, в которых они пожелают. В 1906 году и текущем вот уже 9 месяцев занимается в хирургическом отделении экстерном (без жалованья) врач, служивший раньше 4 года в Сибири. В текущем же году провел у нас свою научную трехмесячную командировку участковый врач Меленковского уездного земства, занимаясь в отделениях хирургическом, глазном и гинекологическом.
Не больнице судить о том, дала-ли она и что дала этим занимающимся в ней врачам; здесь мы отметим только, что им предоставлялась возможность сначала ассистировать при операциях, а потом и самим производить ампутации, osteotomii, выскабливания, colporhaphii и наконец грыже - и камнесечения.

Переходя теперь к последней части своего доклада, к тем нуждам нашей больницы, которые подлежат здесь обсуждению и решению, мы прежде всего предлагаем вниманию настоящего собрания принципиальный вопрос, — вопрос о роли губернской больницы в губернии, о том новом значении ее для участковых больниц и врачей, какое сообщает ей в настоящее время сама жизнь.
Дело в том, что то время, когда центрами врачебной деятельности для каждой губернии являлся или ближайший столичный город, или ближайший университетский, то время, когда все губернии и всякого больного, подлежащего хотя бы сколько-нибудь сложной операции, направляли в клиники университетских городов, — это время, говорим мы, частью уже безвозвратно прошло, частью проходит на наших глазах. На сцену выступают губернские земские больницы. Мы живем в самый разгар роста земской хирургии. Посмотрите отчеты губернских больниц и не только губернских, а иногда даже и уездных, и вы увидите все разнообразие и операций, какие здесь производятся, и все разнообразие болезней, по поводу которых они совершаются. На основании этих отчетов утверждаем, что за последние 10 — 15 лет земская хирургия сделала большой шаг вперед, шаг количественный и качественный. Вот почему мы не впадем в большую ошибку, если скажем, что в настоящее время для оперативной деятельности губернской больницы (включая сюда отделения хирургическое, гинекологическое и глазное) нет той области, нет той операции, которые были бы ей недоступны, а доступны только клинике. Поэтому нужно признать, что тем центром хирургической деятельности, каким прежде являлись университетские города, теперь для каждой губернии являются губернские земские больницы. Отсюда следует вывод, единственно законный и правильный, именно тот, что хирургическое отделение губернской больницы, т. е. гинекологическое, глазное и собственно хирургическое должно быть обставлено так, как того требует новая роль больницы в губернии, что постановка дела здесь должна отвечать всем последним требованиям науки, что больница должна иметь все необходимое для новейших способов исследования, каковы рентгеноскопия и различные виды эндоскопий. Соответственно этому терапевтическое отделение должно обладать способами лечения водой и светом. Долго ли будут исполнять свою новую роль губернские больницы — мы не знаем; но несомненно период этот будет продолжителен; он продолжится по крайней мере до тех пор, пока уездные больницы, а может быть и участковые будут иметь полную возможность обеспечить населению врачебную помощь во всех отношениях. Когда настанет это время, тогда мы скажем, что губернская больница сыграла свою роль и больше не нужна.
Ближайшие нужды губернской больницы, подлежащие нашему обсуждению и решению и удовлетворение которых в самом непродолжительном времени существенно важно для нее — следующие.
Во 1-х крайне необходима постройка нового помещения для кухни. Здание теперешней кухни было рассчитано на 130 человек, в настоящее время в нем же готовится 1200 порций, — в результате невозможная теснота. Кроме того самое здание очень старое, ремонтировать его невозможно и необходимо устройство именно нового помещения.
Второе — необходима замена керосинового освещения - электрическим во всей больнице. Говорить о преимуществах последнего — здесь не приходится; скажем только, что особенно для белого корпуса замена керосина, дающего продукты горения, электричеством — абсолютно необходима. Губернское земское собрание в 1903 г. принципиально высказалось за устройство электрического освещения, но в виду финансовых соображений решение это не было приведено в исполнение.
Третье — необходимо устройство стеклянных фонарей над центральным коридором белого корпуса, — это даст приток свежего воздуха и света, столь необходимых для этого здания. Доказывать нужду этой небольшой надстройки — излишне: наш белый корпус все уже достаточно знают, все его видели; поднять его гигиеничность — настоятельная нужда.

Теперь скажем несколько слов об амбулатории больницы и земском оспопрививательном заведении.
Наша амбулатория служит главным образом для желающих лечь в больницу; это и делают амбулатории терапевтическая и гинекологическая. Амбулатория хирургическая и особенно глазная являются поликлиникой; в них производятся мелкие операции, перевязки и проч. Больные приезжают из уездов, живут на квартирах и ходят в главную амбулаторию для прижиганий, смазывания и проч.
Деятельность оспопрививательного отделения за отчетное время существенно не изменилась; количество вырабатываемого детрита — 10000 баночек в год — в последние годы прочно установилось.
По отзывам участковых врачей, детрит Владимирского оспопрививательного отделения высокого качества — дает 95% — 100% удачных прививок.
Заведующая отделением женщина-врач нуждается в устройстве особой комнаты для съемки вакцины; теперь эта операция производится в небольшом коридорчике или вернее в передней, которая соединяет операционную с кабинетом врача; необходима небольшая пристройка.

В заключение своего доклада считаем долгом упомянуть, что в феврале текущего года оставил службу в нашей больнице бывший старший врач А.А. Головачев, состоявший в этой должности почти семь лет.
Все те улучшения, которые имели место в больнице нашей за этот период, происходили при его старании и ближайшем участии.
На место ушедшего единогласно избран больничным советом ординатор хирургического отделения д-р Н.П. Воскресенский.

Источник:
Труды двенадцатого съезда членов и представителей земских учреждений по врачебно-санитарной части во Владимирской губернии, 10-19 мая 1907 года
Губернская земская больница

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Медицина | Добавил: Николай (10.07.2019)
Просмотров: 47 | Теги: Медицина, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика