Главная
Регистрация
Вход
Среда
03.06.2020
11:32
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1260]
Суздаль [387]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [410]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [101]
Юрьев [214]
Судогда [102]
Москва [42]
Покров [128]
Гусь [149]
Вязники [274]
Камешково [87]
Ковров [369]
Гороховец [117]
Александров [241]
Переславль [102]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [98]
Религия [5]
Иваново [50]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [97]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [89]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Меленки

Деревня Левино Меленковского района

Деревня Левино Меленковского района

Левино (Лёвино) — деревня в в Меленковском районе Владимирской области, входит в состав Денятинского сельского поселения.
Расположено на севере района, примерно в 16 км от райцентра Меленки, ближайшая железнодорожная станция — Левино Муромского отделения Горьковской железной дороги.

Сельцо Левино (или Лёвино) Меленковского уезда Владимирской губернии впервые упоминается в 1676 году, как принадлежащая помещику Левину, от которого и получила название. От помещичьей усадьбы сохранился пруд. В окладных книгах Рязанской епархии за 1676 год сельцо Левино значится в составе Денятинского прихода, в нем числилось двор помещиков, 7 дворов крестьянских, 1 двор задворного слуги и 1 бобыльский.
В конце XIX — начале XX века деревня входила в состав Папулинской волости Меленковского уезда.
В Приходе села Денятино.
В деревне было организовано Левинское кредитное т-во, в 1924 году в нем состояло 62 чел.
С 1926 года — в составе Муромского уезда.
С 1929 года деревня являлась центром Левинского сельсовета Меленковского района.
«ВОСПОМИНАНИЯ бывшего курсанта Винницкого-военно-пехотного училища тов. МИХЕЕВА Бориса Константиновича.
Находясь в зрелом возрасте, трудно вспомнить все, что было в жизни. Годы и события выветрили из памяти многое. Но запомнилось мне то, что забыть нельзя.
Дом в деревне Левино Ивановской обл., где я родился 6 мая 1925 г., был старым. В доме была одна комната были сани и клеть. Три окна смотрели на восток, а три на север. Справа стояла большая старая русская печь, на которой я любил в студеную пору зимой проводить время.
Потолок над печью был с трещинами, в которых в изобилии водились тараканы.
Отец Константин Данилович и мать Евдокия Александровна занимались единоличным сельским хозяйством. Они часто брали меня с собой, когда уезжали на свои загоны, на лошади работать в поле. Отец садился на телегу справа и понукая строго с шишкой на боку мерина по кличке «Ремчик» восклицал: «Но, царя воняло!»
У родителей нас было шестеро детей: Василий, Александр, Анна, Иван, Борис, Лидия /Иван умер вскоре после рождения, Василий погиб на фронте под Сталинградом в 1942г./
В 1932 г. происходила коллективизация. Наш колхоз назвали тогда «Пятилетка в четыре года». Мой дед Данил Евлампиевич до революции был старшиной Папулинской волости, членом земской управы Меленковского уезда. Под его руководством строились сельские начальные школы. У деда в деревне Левино было небольшое частное заведение-лавка.
Из-за «сомнительного» происхождения отца в 1332- 1933 гг., когда мне было 7-8 лет, у нас произвели конфискацию имущества. Семья осталась без крова. Жить уехала в г. Муром на Советскую улицу к приятелю отца Бабичеву М.Н. Отец устроился тогда работать ездовым на завод им. Дзержинского, мать - уборщицей в контору одного магазина на ул. Московской, старший брат уехал на побочные заработки в г. Горький, Анна работала где-то разносчицей.
Вскоре по ходатайству отца конфискованное возвратили и мы переехали жить в свой родной дом. Отец работал конюхом в колхозе. Летом во время каникул я помогал ему. Он косил для лошадей траву, клевер или овес, а я согребал корм в валки. Припоминаю случай, который чуть-ли не стоил мне жизни. В жаркий июльский день 1935 г., мы с отцом ехали косить о овес. На телеге я сидел с одной стороны, отец с другой. На телеге лежала коса с длинными деревянными зубьями. У колодца отец остановил лошадь, что бы напиться. Мошкара больно кусала коня. Чтобы удержать его, я хотел взять возжи в руки. Когда приподнялся чтобы перейти на другую сторону телеги за возжами, лошадь дернула, я упал на косу с зубьями. Подбежал отец, остановил коня. На груди у меня была царапина из которой сочилась кровь. У косы часть одного зуба была отломана. Этой части не оказалось, мы искали её на дороге и под телегой, но не нашли. Она оказалась в правом боку.
Пришлось вернуться домой. Меня понесли в участковую больницу в дер. Чабышево. Врач операцию делать отказался. Оперировали меня на пятый день в г. Муроме, после чего дышать стало легче, я стал поправляться.
Учился я хорошо. Сельскую школу закончил успешно. За семилетнюю школу получил «Похвальную грамоту». В 1940 г. учился в Архангельске на проспекте Сталинских ударников в морском училище. Учился успешно, получал стипендию, физически был крепким. Учитель морского дела нам рассказывал, что в старой армии на флоте моряка, который ломал при гребле весло, поощряли денежным вознаграждением.
Когда по Северной Двине мы ходили на остров «Чижик», мне очень хотелось сломать весло, но не помню удалось ли мне это сделать.
Родителям трудно было оказывать мне материальную помощь в учебе. Стерший брат Василий к тому времени был женат и имел двух детей. Семья увеличилась до 9 человек.
Поэтому пришлось покинуть Архангельск. После Архангельска учился в железнодорожной средней школе № 17 в г. Муроме. Закончил её во время войны 1942 г. После работал на Стрелочном заводе в качестве столяра /делал крышки для ящиков авиабомб/. В то время вся промышленность переходила на военные рельсы. Рабочие работали по 12 часов в день не отходя от своего рабочего места. Зимой 1941 года.
Зимой 1941 года шли кровопролитные бои под Москвой. Я видел, как целыми эшелонами везли на восток нашей страны окровавленных красноармейцев. Везли на восток оборудование целых заводов, спасая его от врага. Из Москвы в г. Куйбышев было эвакуировано правительство. Но Верховное командование оставалось в Москве. Призван в армию я был в 1943 г. 14 января. Мне не было тогда и 16 лет. Обучался в Винницком-пехотном училище в г. Суздале, которое готовило младших офицеров для Красной Армии.
Пехотное училище закончить не удалось из-за болезни. Но учеба в училище осталась в памяти надолго.
Был такой случай: уводили зимой из Суздаля в село Лопатницы на 3 дня на учения. Сухой паек многие съели за 1-2 дня. Уставшие и голодные возвращались в Суздаль поздним вечером. Мороз, метет пoземка. Многие не дошли до училища. После их привезли на машинах. Я отделялся легким обморожением.
Готовили нас в училище по принципу: «Трудно в учении - легко в бою». Как-то ранней весной 1943 года во время учений я заснул в сыром одиночном окопе. Утром я услышал выстрел красной ракеты - сигнал о наступлении. Из окопа вылез, но передвигаться не мог. Товарищи ушли, я остался один. Пришлось до ночи ползти за ними.
Утром я оказался в палатке другого подразделения курсантов и офицеров, которого не знал.
Пришлось объяснить в чем дело. После чего я был доставлен в госпиталь.
Здесь в Суздале я впервые увидел немцев, то были «не настоящие», а «дохлые» так мы называли пленных. Они ездили на лошадях мимо училища с бочками к речке за водой. А попали они в Суздаль из под Сталинграда в числе 300 тысяч пленных во главе с их генералом - фельдмаршалом Пayлюсом.
Вторую половину 43 года находился в 19-й военно-воздушной десантной бригаде, которая стояла под Москвой в Дмитрове. Здесь нас учили прыгать с парашютом сначала с аэростата, потом с самолета ПС – 84. Всего на моем счету 6 прыжков. В конце мая наша бригада была отправлена на Карело-Финский фронт, которым командовал генерал Мерецков. Местность по которой мы ехали на фронт была вызженной врагом. Из вагонов были видны развалины и кирпичные трубы. Эшелон разгружался на каком-то полустанке возле г. Лодейное-Поле, севернее Ленинграда. До наступления мы расположились в болотистом лесу. Занимались армейской учебой. Я был вторым номером ручного пулемета, жили в шалашах, надоедали комары, мошкара. Предстояло форсировать реку Свиpь, в районе Лодейное-Поле. Нанести удар по врагу с тем, чтобы не дать немцам соединиться с финнами. Для форсирования реки нужны были лодки. Для этого были созданы строительные группы, которые обеспечивали нас лодками. В день наступления, рано утром мы вошли в город Лодейное-Поле. Заняла свои места в траншеях. В назначенный час начался ураганный, как мне показалось, артиллерийский и минометный обстрел, через 30 мин. обстрел закончился так же внезапно как и начался. В небе показались самолеты, они шли тройками пикировали на позиции врага и сбрасывали бомбы. Земля содрогалась от разрывов множества бомб, небо заволокло тучами пыли и дыма.
После обработки переднего края авиацией мы подошли к берегу реки. Здесь впервые я увидел и убитых и раненых. Противник отступал. Нужно было его преследовать с тем, чтобы не дать закрепиться. Двигались до ночи в Северо-Западном направлении от Лодейного-Поля по направленно г. Оленец. На рассвете двинулись дальше. Я шел в боковом охранении по болотистой местности. Вода выше колен. Приходилось поднимать полы шинели. Остановились перед населенным пунктом с окраины которого вела огонь пулеметная точка противника, оставленная для прикрытия отступавшего противника.
Батальон залег в лощине, ничего сделать не можем, с одной финской огневой точкой. На помощь пришла наша знаменитая «Катюша» - так мы называли гвардейский миномет, которым здесь я впервые увидел. После залпа «Катюши» территория противника была объята пламенем и дымом. Огневая точка замолчала, можно было продолжать наступление. Вскopе мы достигли обороны противника, который вел беспрерывный огонь /артиллерийский и минометный/ по нашим наступающим подразделениям. В этом бою был убит мой первый номер пулеметчик сержант Валентин Сафонов.
Я был тяжело ранен. Пуля пробила грудь. В тяжелом состоянии под обстрелом товарищи на носилках доставили меня в полевой госпиталь. Это было 23 июня 1944 года, а 24 - Москва салютовала в честь успешного форсирования реки Свири. 25 октября 1944 года меня выписали из госпиталя. Я был признан негодным к строевой службе. В выздоравливавщем батальоне находился несколько месяцев в заполярье на Белом море в г. Кандалакша.
Оттуда нас весной 1945 г. направили в составе аккупационных войск в Восточную Пруссию в г. Пилькаллен. До города шли несколько километров пешком. По многочисленным трупам немецких солдат на оборонительных рубежах можно было судить о жестоких сражениях. В это время наши войска штурмовали Кенисберг. В Берлин мы прибыли в июне 1945 года. Город был в сплошных развалинах. Мне казалось, легче было бы его построить заново на другом месте, чем восстанавливать. В некоторых местах бомбы пробивали траншеи Берлинского метро. 136-й рабочий батальон, в составе которого я был, расположился в г. Копенике в районе завода Энгельбрехт. Вскоре меня перевели в гор. Карлсхорд, где было расположено военное управление Красной Армии, где фельдмаршал Кейтель подписал акт о безоговорочной капитуляции Германии. В начале 1946 года я был демобилизован из армии по тяжелому ранению.
Возвращались мы через Варшаву и Брест. Железнодорожный мост через р. Вислу был фашистами взорван. Мы проходили пешком по деревянному мосту через всю разрушенную столицу Польши.
14 января 1946 года я с Победой благополучно вернулся в свой родной дом».

Администрация Левинского Сельского округа действует с 25 сентября 2000 г. Глава сельского округа - Каряев Василий Иванович. Организация ликвидирована 11 ноября 2013 г.
С 2005 года — в составе Денятинского сельского поселения.

Численность населения: в 1859 г. – 303 чел. (51 двор), в 1905 г. - 678 чел. (95 дворов), в 1926 г. – 983 чел. (176 дворов), в 2002 г. – 443 чел., в 2010 г. – 367 чел.
В Левино 4 улицы: Набережная, Овражная, Центральная и Школьная, действует средняя школа.

Левинская церковно-приходская школа, Меленковского уезда

В церковно-школьной жизни Меленковского уезда 20 марта 1905 г. наблюдался знаменательный факт: в этот день в присутствии большого количества православных, сектантов и детей их состоялось торжество открытия Левинской церковно-приходской школы с миссионерским направлением. Экстраординарность отмечаемого явления ярко вырисовывается из того, что церковную школу организовало в зараженной сектантством деревне не местное православное духовенство, а само крестьянское общество, по собственному почину, более чем на половину своими средствами, вне всякого влияния церковного клира, со стороны которого выражалось даже нежелание церковной школы.
Давно уже сознавали Левинцы необходимость заведения у себя школы, т. к. селение их большое, около 100 дворов, с 659 душами обоего пола, и отрезано от ближайших земских училищ радиусом в 4—8 верст. Не один они год лелеяла в себе дорогую мечту учить детей своих дома и всех поголовно, но отсутствие энергичного лица, которое объединило бы в столь благом деле многочисленное общество, все отдаляло осуществление их заветного желании, и кто имел возможность и знакомство, помещал детей своих в соседние школы, большинство же родителей растило их просто без обучении грамоте. Между тем время шло вперед и предъявляло к Левину новые запросы в отношении обучения: в селении между православными и сектантами — рационалистами стали чаще и шире вестись религиозные споры и для обстоятельного освещения пререкаемых пунктов веры настоятельно требовалась грамотность, потому что приходилось постоянно иметь дело с книгами Св. Писания. «Надо школу строить!» порешили, наконец, Левинцы на сходе 1902 г. и, когда настал удобный момент, они общественным приговором исходатайствовали у казны часть необходимого для школы леса. Так положено было начало доброму делу, и Господь благословил его дальнейшим совершением. Он подвиг на труд строения школы известного в округе ревнители народного просвещения, Папулинского старшину Д.Е. Михеева, которого, как своего члена, Левинское общество избрало строителем предположенной школы, при чем в окончательной форме определило и самый тип школы: школа должна быть церковно-приходская.
С помощью Божией водрузив в волости не один уже светильник грамоты, Д. Михеев со всею энергией отдался устроению и родной Левинской школы. При его содействии в и 1903 г. вывезен был из казенной дачи отпущенный на школу лес, составлен им вчерне проект школьного здания и при бумаге препровожден на рассмотрение уездного наблюдателя ц. школ, Меленковского священника Ф. Делекторского, а когда со стороны его дано было одобрение проекта, он приступил к вырубке здания. Здание, нужно заметить, задумано было большое, на 70—80 чел. учащихся, с квартирой для учителя и с соблюдением при постройке всех гигиенических требований как в отношении света, так равно и воздуха. Такая капитальная постройка скоро истощила наличные ресурсы общества и поставила строителя в критическое положение. Но «Бог не без милости! утешал себя Михеев: не может быть, чтобы доброе дело остановилось, надо только хлопотать»... И он неустанно начал хлопотать. В феврале 1904 г., посоветовавшись с Левинскими крестьянами, Михеев от лица уполномоченных вошел прошением к Его Высокопреосвященству, бывшему Архиепископу Сергию Владимирскому, об оказании денежного пособия на достройку Левинской школы из сумм Братства Св. Александра Невского, в размере до 1000 рублей: но так как к прошению не приложено было составленных техником плана и сметы школы, то рассмотрение его отложено было, впрочем, без всякого намека на уменьшение шансов на получение просимой помощи. Чувствительный удар понесли Левинцы уже после представления затребованных документов: технический план и смета были препровождены ими в последних числах мая, а от 2 июня Владыка через Меленковского уездного наблюдатели объявил им, что «в деревне Левине, Денятинского прихода, церковно-приходская школа не может быть открыта, если крестьяне не обяжутся содержать учителей и вообще всю школу, по постройке ее... Училищный Совет при Св. Синоде уже не отпускает ничего... и Братство отпускать не может».
Такой ответ должен был остановить созидание Левинской школы, но по устроению Промысла Божия ненадолго. К затруднительному положению Левинского общества весьма участливо отнесся Уездный Предводитель дворянства А.А. Дубенский. Узнав об единодушном желании крестьян иметь у себя церковную школу и размерах понесенных ими на нее расходов, предводитель во 2-й половине августа непосредственно вошел с ходатайством к Товарищу Обер-Прокурора Св. Синода В.К. Саблеру, прося его оказать на достройку Левинской ц. школы единовременное пособие в размере 1000 рублей и на содержание учителя ежегодное по 360 руб., а при условии невозможности — уведомить о том до открытия Очередного Земского Собрания, чтобы можно было принять школу в ведение Земства. В половине сентября ответ последовал из Петербурга удовлетворительный, и Левинская школа достроилась на отпущенные деньги. Получился довольно массивный, красивый деревянный дом 22 ½ арш.Х 14 арш., под железной крышей, на каменных столбах (фундамент за поздним временем еще не выложен), поставленный в конце селения на большом и в гигиеническом отношении удобном земельном участке. Внутри он разделен раздевальным коридором (3 арш.Х13 арш. при 1 окне) на классную комнату 13 арш.Х 11 арш. при 9 окнах, каждое в 2 ¾ арш.X1 ½ арш. в свету, с 2-мя откидными большого размера вентиляциями, и приличную учительскую квартиру с особой кухней; высота во всех помещениях 5 аршин. Для отопления класса выведена голландская печь, в учительских же помещениях — голландская и русская. К зданию с севера пристроены сени 10 арш.Х4 арш., при 1 окне, с чуланом и клозетом.
Школа со стороны помещения была вполне готова к декабрю 1904 года, оставалось дело за открытием ученья. Но пришлось, однако, долго ждать урегулирования и этой стороны: в половине января 1905 г. Меленковскому уезд. Отделению дано было знать о переводе из казенного кредита 360 рублей на содержание учащего персонала Левинской школы, а 16 февраля состоялось в Епархиальном Училищном Совете назначение учителя и законоучителя к школе в лице студента дух. семинарии С. Святоезерского. Учитель к 10 чис. марта прибыл на место служения и в течение недели сделал все подготовления к открытию школы: собрал желающих обучаться детей,— их оказалось 84 (64 м. и 20 д.) чел., распределил их по группам и заполучил из уездного склада Отделения нужные учебники и пособия; что же касается классной обстановки, отопления и прислуги, то все это уже приготовлено было частью строителем, частью обществом, принявшим на себя хозяйственное содержание школы.
20-го марта назначено было официальное открытие Левинской цер. школы. К условленному часу прибыли: уездный наблюдатель из г. Меленок о. Ф. Делекторский, приходский священник из с. Денятина о. Николай Кантов, заведующий Просеницкой цер. школой о. В. Шмелев, Васильевского погоста настоятель о. А. Звенцов, учительницы 3 окружных земских школ, строитель школы Д.Е. Михеев, председатель Папулинского вол. суда Е. Ушанов и много Левинцев, принятые в школу дети выстроены были учителем в ряды. О. наблюдатель в сослужении о. Кантова совершил положенное на открытие школы молебствие и, окропив все здание св. водой, сказал соответствующую случаю импровизацию: в это же время освящены были и школьные иконы, между которыми особенно выделялась художественностью письма и ценностью ризы икона Боголюбивой Божией Матери, присланная в благословение открываемой школе Преосвящ. Никоном, Архипастырем Владимирским. По совершении чиноосвящения, заслушана была участниками торжества приветственная телефонограмма от уездного предводителя дворянства и супруги его, в коей они выразили пожелание, «церковно-приходской школе процветать на благо родной деревни» и свое обещание «навестить ее при первой возможности в недалеком будущем»...
Школьное торжество закончено было предложенной от строителя скромной трапезой, во время и после которой велась оживленная беседа по вопросам педагогического характера. Покидая школу, все искренно желали ей успеха в выполнении духовно-просветительной миссии.
М. Н. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 9-й. 1-го мая 1905 г.).
«В сельце Левине Денятинской вол. Меленковск. у. открылась вечерняя школа взрослых, в которой дается знание слушателям по Советскому строительству. Число слушателей с каждым днем все увеличивается. Среди слушателей крестьянской молодежи, есть очень способные и есть надежда, что часть из них с наступающей осени текущего года пойдет учиться в школу II-й ступени и выйдут хорошими работниками. Долой тьму! Да здравствует знание! Честь и слава преподавателям школы!» («Луч», 27-го мая 1922 г.).

МБОУ "Левинская СОШ" действует с 26 мая 1998 г. Директор - Дементьев Алексей Юрьевич. Адрес - Меленковский район, деревня Левино, Школьная улица, 18б.
ДОУ №38 действует с 10 июня 1998 г. Организация ликвидирована 30 июня 2006 г.

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Меленки | Добавил: Николай (02.05.2020)
Просмотров: 49 | Теги: Меленковский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика