Главная
Регистрация
Вход
Суббота
17.04.2021
19:33
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1353]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [442]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [124]
Юрьев [228]
Судогда [106]
Москва [42]
Покров [149]
Гусь [162]
Вязники [291]
Камешково [102]
Ковров [392]
Гороховец [124]
Александров [255]
Переславль [112]
Кольчугино [78]
История [39]
Киржач [87]
Шуя [108]
Религия [5]
Иваново [60]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [106]
Писатели и поэты [140]
Промышленность [90]
Учебные заведения [127]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [250]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]

Статистика

Онлайн всего: 26
Гостей: 26
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Писатели и поэты

Шарыпов Александр Иннокентьевич, писатель

Александр Иннокентьевич Шарыпов

Александр Иннокентьевич Шарыпов родился 24 ноября 1959 года в городе Великом Устюге Вологодской области.
В 1982 году окончил Владимирский политехнический институт. После службы в армии (на Дальнем Востоке) с 1984 года по 1996 год работал в научно-исследовательском лазерном центре (г. Радужный Владимирской области). Печатался в журналах «Юность», «Соло», «Рагпаззо» (Хельсинки), «Glas» (Москва-Бирмингем), «Двоеточие» (Иерусалим), альманахе «Остров» (Берлин), сборнике «Muschiks Underground» (Мюнхен-Цюрих), а также в «Независимой газете», еженедельнике «Неделя», газете «Очарованный странник» и др. В течение ряда лет издавал альманах «Стропила».
Член Союза российских писателей с 1996 года.
Лауреат литературной премии им. Н. Лескова (1993), премии международного фонда «Демократия» (1996), награждён Пушкинской стипендией Гамбургского фонда Альфреда Тепфера (1995).
Умер 22 декабря 1997 года в г. Радужный.

В 2001 году вышла посмертная книга прозы А,И. Шарыпова «Убийство Коха».

ШТАНЫ

В ту ночь мне не спалось. Вздрагивали стёкла от непогоды, какой-то птеродактиль метался под потолком, всякие мысли лезли в голову, заставляя выйти на улицу: как там? что?
Горели жёлтые лампочки, и я спускался, засунув руку в карман. Под лестницей у нас складывают всякий металлолом пионерам, вот там как раз лежала чья-то раскладушка, гнутая и заржавленная, и на этой-то раскладушке сидел, сгорбившись, человек, увидев которого, я сразу вынул руку из кармана и обалдело сел рядом с ним, и все мысли, которые лезли в мою голову, лезть туда перестали.
Этот человек был в синем пиджаке и галстуке, в лакированных румынских ботинках, но в чёрных и, пардон, потёртых, трусах.
- Эта, как её, - произнёс я, оборачиваясь к нему, - жена, что ли, выгнала?
Он посмотрел на меня и тяжко вздохнул. Я протянул ему руку:
- Здравствуйте, товарищ.
Он пожал мою руку, но опять ничего не ответил.
- Вот, - сказал я тогда, - погода. И ткнул пальцем в дверь.
А он опять промолчал.
- Эх! - не сдавался я. - Ка-ак же они нас, а?
И, подняв руку, как пионер, впечатал ладонь в колено.
- Сволочи, - сразу согласился человек в румынских ботинках.
- Нет, ну надо же, а? — сказал я, уставясь в пол, потому что понятия не имел, кто сволочи.
- Сволочи, - повторил он. - Ты скажи, шо им надо? Шо им надо от нас? Они, кила им у зад, угомонятся когда-нибудь или нет? А?
- Да... - вздохнул я. - А вы сами из какой квартиры?
- Та я из соседней улицы.
- Вот те раз! За что же она вас так?
- Кто?
- Да жена ваша.
- Какая там жена... Нетути у меня никакой жены.
Я задумался. Надо сказать, я с детства не любил всякие загадки, особенно про капусту или про грушу, у меня от них всегда какое-то беспокойство происходило.
- Да где тогда ваши брюки? - озлившись, полез я напролом.
- Та! - махнул он рукой и опять, сгорбившись, загрустил.
- Что, украли, что ли?
- Не.
- Слушайте, товарищ, вы мне голову не морочьте. Я человек чувствительный, тонкий. Мне такие загадки вредно загадывать!
- Та шо же я... Вышел погулять ночью... Уж совсем нельзя стало.
- Товарищ! Ночью наоборот должно быть всё ясно, потому что люди спросонок и соображают хуже!
- Та я родився таким дураком, вот и всё вот...
- Как так? - опешил я и вдруг увидел, что он плачет. Помедлив, я сказал:
- Ну-ка, пойдем, - и потащил его за локоть. Он покорно дал себя вести, захватив зонтик, лежавший на раскладушке. Я привёл его к себе на кухню и заставил выпить сто грамм, после чего он с безразличным видом стал снимать башмаки и, сняв их, остался в красных носках.
- Ну так что? - сказал я.
- Та я же говорю... Такой я и есть урод узади ноги. А шо? Та если б не это, я б ещё показал! А! - махнул он рукой, налил сам себе в стакан и, выпив, вытер ладонью рот. Я протянул ему грузди, но он, мотнув головой, отстранил мою руку и заговорил, махая перед лицом ладонью, будто ловя невидимую муху: - Усем взял! Усем взял! Да, не жалуюсь! И рожей вышел! И ума хватает! В сашки кого хоть обыграю! Ну! А вот штанов не дал Бог. Не дал Бог штанов-то, - и он, замолчав, отщипнул задрожавшими пальцами кусочек хлеба.
Я сидел подавленный и тёр колено.
- Никак привыкнуть не могу, - говорил он, щипая хлеб. - Вот недавно иду у магазин. Бабы, те жалеют, конечно, не смотрят, вроде и ничего... Делают вид... «Здрасьте, Валерий Петрович... Вам рожки подать, Валерий Петрович?» А выходить стал - тут девчушка какая-то, годов пяти: «Мама, - говорит, - а почему у дяди штанов нет?» Как кипятком ведь ошпарила, пуговица этакая... Им же рот не закроешь, детям-то...
- Да, - сказал я и стал скоблить ногтем лимон, нарисованный на клеёнке.
- Теперь зиму возьми. Летом-то ладно, а ты попробуй зимой, зимой попробуй, вот хреновина-то где!
Я покачал головой.
- А пуще всего худо - один я! Слепой - тот на конгресс собирается, и библиотека у него своя, потому как много его, слепого, накопилось! А я один! Я один на весь шар земной хожу такой урод! Без штанов! А какая дура за меня замуж пойдёт? Какая дура? Жалеть жалеют, а шоб у дом мой - та ни за какие деньги! Она за десять слепых пойдёт, только не за меня! Кила ей у зад!
Мы проговорили с ним до самой зари. Вернее, говорил всё он, а я только сострадал.
Проводив его на рассвете до двери, я засунул руку в карман, прислонился плечом к косяку и задумался. Какое-то новое, светлое чувство рождалось в моей душе. Хотелось чем-то помочь этому несчастному человеку, облегчить его страдания. Я вспомнил, что в холодильнике у меня лежит жёлтая дыня, и решил непременно утащить ему завтра эту дыню, и тут же обругал себя, потому что забыл спросить его адрес, а потом тяжко вздохнул. Сколько их, несчастных и обездоленных, вечно страдающих, ходит по свету, а мы, те, у которых всё есть, ещё недовольны чем-то, ещё требуем чего- то, стучим по столу кулаками, ропщем на судьбу, не спим по ночам - как это нехорошо всё, друзья мои, как нехорошо...

В РАЮ

В раю всё живое действительно появляется из земли, но не как у Мильтона - лев якобы скребёт лапами, помогая себе, и потом трясёт гривой, - у человека, по крайней мере, дело обстоит так.
Бугор рождающий почти не виден, пока в это место кто-нибудь не воткнёт крест. Тогда он начинает расти. Когда вспучивается настолько, что выворачивается глина с песком — начинают откапывать человека. Но он не только не помогает, но даже не может двигаться - выкопав, его несут на руках. Три дня он лежит на столе. Все плачут. Потом только пробует встать; и даже когда встанет - долго болеет и, вспоминая о прошлом, сильно пьёт.
Потом перестаёт пить, откапывает родных и знакомых - тут очень важно, в раю, чтоб кто-нибудь хотел откопать. И опять пьёт, ещё пуще прежнего.
Ему снится женщина.
Потом перестаёт пить, идёт на вокзал, минут пять стоит там в каком-то оцепенении, - вдруг подъезжает вагон, прямо перед ним открываются двери - и выходит та самая женщина, которая ему снилась. Он обалдевает настолько, что сначала даже не рад. Тем более, она с каким-то мужчиной. Но потом они понимают, что всё это неспроста, и начинают встречаться. И сначала ругаются, но, вспомнив о прошлом, спохватываются и начинают любить. Сперва неумело, потом всё чище и чище.
И так во всём.
И постепенно он понимает, что любить надо всех. И тот мужик становится его другом. В это время он уже способен удивляться всему. Он, как дитя малое, - чувствует, что над ним Бог.
И этот мир опостылевает ему. Он хочет родиться и разом покончить,- с криком влезает в мать и, дав плод, тайны мира постигает внутри; потом отходит к отцу. А отец, немного погодя, - к своему отцу вместе с ним, а тот — к своему, и так дальше, пока праотцы не выкопают Адама и через нет вместе со всеми не уйдут к Богу. Тогда уже не будет добра и зла, а будет одно.
Так было десять миллиардов лет назад, и так будет, когда свет дойдёт до предела. Красное смещение тогда сменится синим, расходившиеся галактики начнут сходиться, исчезнет идиотизм и наступит рай на земле.

Источник:
ПИСАТЕЛИ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ: биографии, произведения, фото/ [редкол.: В.Л. Забабашкин и др.] - Владимир: Транзит-ИКС, 2009. - 376 с.: ил.
Владимирское региональное отделение Союза Писателей России

Категория: Писатели и поэты | Добавил: Николай (19.03.2021)
Просмотров: 24 | Теги: Владимир, писатель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru