Главная
Регистрация
Вход
Пятница
19.10.2018
11:34
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 523

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [963]
Суздаль [311]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [281]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [35]
Москва [41]
Покров [71]
Гусь [99]
Вязники [182]
Камешково [53]
Ковров [277]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [83]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [7]
Меленки [27]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [51]
Учебные заведения [19]
Владимирская губерния [20]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [68]
Медицина [20]

Статистика

Онлайн всего: 27
Гостей: 27
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Селиваново

Горбатская писчебумажная фабрика

Горбатская писчебумажная фабрика

Облюбовав место в д. Елизаветинской Тучковской волости Судогодского уезда Способин Григорий Иванович выкупает землю у местных крестьян: Василия Гаврилова Шишова, Фёдора Гаврилова Шишова, Фёдора Борисова Аладышева и Василия Семёнова Кузнецова.
7 июля 1871 года состоялась купля Г. И. Способиным земли у крестьян названной деревни. Акт о покупке, как положено, оформлен в Присутствии по крестьянским делам Владимирской губернии. 23 мая (по новому стилю 4 июня) 1973 года в строительном отделении Владимирского губернского правления сделали в протоколе запись: «Слушали: прошение надворного советника Григория Ивановича Способина, поданное 22 сего мая следующего содержания: на приобретенной им, Г. И. Способиным, земле, состоящей Владимирской губернии Судогодского уезда в пустоши Горбатка, желает он вновь построить каменное двухэтажное фабричное здание при реке Колпь для производства в нем писчей бумаги». Просьба заявителя была удовлетворена того же числа. Дата выдачи Г. И. Способину разрешения на постройку фабрики и является официальной датой её основания и сельца Горбатка. В пояснительной записке к проекту реконструкции фабрики в качестве основных предпосылок ее строительства перечислялись следующие:
- «вода в р. Колпь обладает всеми качествами, приближающими ее к ключевым водам;
- окисляемость воды – главный показатель чистоты и отсутствия загрязняющих начал;
- вода чиста, прозрачна круглый год, что позволяет работать даже весной;
- хороший показатель – незначительное содержание железа;
- строительство железнодорожной ветки Ковров – Муром, проходившей в 5 км от фабрики».
Способин дал им хорошие деньги и обещал перевезти их дома на новое место с плодородными землями в деревню Горку, что рядом, за рекой. «ВВОДНЫЙ ЛИСТ» гласит: «Крестьянам деревни Елизаветиной – Елизаветинской тож, в замен выкупного ими, с содействием правительства, за 1080 рублей поземельного их надела, отведённого им по уставной грамоте и укреплённого за ними данною, совершённого им, Нотариусом Смирновым, 7 июня 1871 года и отмеченного в крепостном реестре по Судогодскому уезду за 1871 год, под № 64-м, поступившего сполна согласно вышеупомянутого променного акта, в количестве 82 десят. 2220 ½ сажен, Надворному Советнику Григорию Ивановичу Способину».
Согласно всё того же «Водного листа», елизаветинским крестьянам отводилось место для обустройства дальнейшей жизни «в пустоши Бычино с урочищем Уренками».
В связи с этим большой интерес вызывает другое архивное дело «Журналы Владимирского губернского правления по строительному отделению 1873 года» из них мы узнаём, что на основании протокола «…строительного оделения Владимирского Губернского правления» за 23 мая 1873 года слушалось «…прошение Надворного советника, Григория Ивановича Способина, поданное 22 сего мая, следующего содержания: на приобретённой им г. Способиным земле, состоящей Владимирской губернии, Судогодского уезда, в пустоши Горбатка, желает он вновь построить каменное, двухэтажное, фабричное здание, при реке Колпь, для производства в нём писчей бумаги, а потому представляя проект на постройку фабричного строения, план строениям и копии с них, просит представляемый проект утвердить и учреждение писче-бумажной фабрики дозволить».
Резолюция на прошение Г. И. Способина была положительной, где говорится, что «На основании свидетельства Судогодского уездного полицейского управления, в том, что со стороны оного не встречается препятствий к учреждению Надворным Советником г. Способиным писче-бумажной фабрики в пустоши Горбатке, Судогодского уезда, при речке Колпи, учреждение для оной фабричного корпуса, с объснёнными в протоколе».
Бывшие жители деревни Елизаветинской располагавшейся на месте пустоши Горбатка были переселены за счёт средств Г. И. Способина на место пустоши Бычино с урочищем Уренками, как было сказано выше. Датой основания нового населённого пункта, современной деревни Красной Горки на основании данных «Владимирского губернского правления» можно считать 19 июля 1874 года. Здесь имеется «План Владимирской губернии Судогодского уезда Тучковской волости деревни Елизаветинской, проектированный согласно правил Устава строительного при возведении вновь строений для четырёх дворов в пустоши Бычиной приобретённой крестьянами оной деревни, по выкупу в собственность».
Летом 1873 года начались строительные работы на берегу реки Колпь. Для реализации идеи строительства писчебумажной фабрики из близлежащих деревень стала вербоваться рабочая сила.
При посредничестве богатого московского предпринимателя, председателя акционерного общества Кротова Способин буквально за год построил фабрику.


«Горбатково и Горбатковская бумажная фабрика. Фрагмент геологической карты, составленной Н.М. Сибирцевым в 1887-1890 годах.

На просторах современного Надречного парка было оборудовано три печи по обжигу и производству красного кирпича. Главная печь стояла по правую руку при спуске в парк, которая представляет в наше время небольшое углубление с выходом на запад, где сейчас стоит металлическая клумба. Две другие печи стояли на некотором удалении от главной – по правую и левую сторону от центральной. Поворот парковой дороги налево выводит нас на сохранившийся жилой фонд писчебумажной фабрики. Готовая продукция – красный кирпич на лошадиных подводах поставлялась к месту строительства фабричных корпусов.
На фабрике было налажено (хоть и при большом ручном труде) производство первоклассной писчей бумаги.


Здание Горбатской писчебумажной фабрики.

Как же в те времена производилась бумажная продукция? Чтобы понять это, кратко рассмотрим химико-механический технологический процесс производства бумаги на фабрике. Бумага в те времена представляла собой материал, изготовленный исключительно из растительных и минеральных волокон, дополненных различными добавками и наполнителями. Синтетической бумаги, тогда не было.


Образцы оборудование для технологического процесса изготовления бумаги тех лет. Изображение из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.

Технологический процесс изготовления бумаги в то время, упрощенно, состоял в следующем: измельченный волокнистый материал, предварительно очищенный механически и химически, размешивался с водой и клался ровным слоем на сетку, затем вода удалялась, а остающаяся волоконная масса образовывала бумагу. Лучшая бумага получалась из тряпок хлопчатобумажных и льняных тканей. Так как тряпок не хватало, то использовали и заменители. Например: дерево, изношенные лапти, солому злаков и бобовых, сено, кору акации, липы и ольхи, древесные листья, папоротник, хлопок, шерсть, шелк, асбест, торф, мох, камыш, ботву картофеля, макулатуру и многое другое.


Сортировка тряпья. Горбатская писчебумажная фабрика.

Перерабатывали тряпье резанием, выколачиванием, вывариванием, бучением и измельчением. Перед разрезанием тряпье дезинфицировали, сортировали по материалу, цвету и толщине (10—30 сортов), причем швы распарывали, пуговицы, крючки и петли удаляли; делали это ручным способом. Разрезание производили либо ручным, либо машинным способом. В первом случае употребляли столы с воткнутыми посредине ножами. Во втором случае употребляли тряпкорубки (рисунок 1), в которых тряпье разрезали ножами, расположенными по окружности колеса. После того тряпье поступало на выколачивающую «волк» - машину, или пылеотбиватель (рисунок 2), в которой оно разбивалось зубчатым цилиндром, причем пыль и сор удалялись. Затем тряпье обрабатывали в ролах (роллах) или голландерах (рисунок 3). После этого тряпье варилось для окончательного удаления грязи, для обесцвечивания разных красок, и для размягчения. Тонкое, белое тряпье зачастую промывалось только в полумассовом роле. Для получения полумассы применялось измельчение и бучение. Последнее уничтожало те вещества (смолы, камедь, сахар, масло, дубильную и другие кислоты), которые склеивают между собою волокна. Измельчение производилось в массовом роле (рисунок 4). Бучение производилось чаще всего в тряповарном котле (рисунок 5). Этот котел был разделен на две половины двумя дырчатыми стенками, отстающими одна от другой на 10 сантиметров. С промежутком между ними соединялась труба - ось, вокруг которой котел вертелся. В один конец этой трубы - оси вводился пар, а через другой конец выводилась грязная вода. Заполнялся котел тряпьем через два плотно закрываемых лаза, причем каждая половина котла могла быть заполнена разным сортом тряпья. В этот котел загружалась едкая известь, сода, поташ, и подавался пар под давлением нескольких атмосфер. При грубом тряпье, бучение приходилось повторить, обрабатывать хлорной известью.


Обработка сырья в чанах с абразивными бегунами. Горбатская писчебумажная фабрика.

Рол (рисунки 3 и 4) изготовлялся из чугуна овальной формы. Вдоль длинных его сторон находились рычаги, на которых укреплены подшипники, поддерживающие железную вращающуюся ось, а на ней был насажен дубовый вал, скрепленный железными обручами. По окружности вала были закреплены ножи (от 48 до 72 штук). Вал мог быть установлен выше или ниже при помощи вышеозначенных рычагов с установочными винтами. Вдоль середины рола проходила продольная стенка такой длины, что по концам оставалось свободное круговое перемещение. Деревянное дно имело такую форму, что масса, поступая к валу, постепенно поднималась, затем проходила по концентрическому подъему с валом, а потом снова опускалась. Непосредственно под валом была укреплена так называемая планка, составленная из вертикальных ножей, в количестве 12—20 штук. Вал был накрыт деревянным кожухом. В начале работы вал держали высоко; при этом тряпье только промывалось. Позже вал опускали почти до прикосновения с нижними ножами (планкой). Когда рол употреблялся только как промывная машина (рисунок 3), то кроме ножевого вала помещали еще и промывной вал, снабженный прямыми или кривыми лопатками. Во время обработки на роле в массу прибавляли хлор для беления, после чего вода отжималась на гидравлических прессах или центрифугах. Остающийся хлор, затем удаляется или продолжительной промывкой, или промывкой с сернисто-кислым натром, так называемым антихлором. Для переработки полумассы в массу, позднее стали применять, исключительно, массовый рол, который отличается от полумассового рола большим числом ножей на валу и большей скоростью вращения. В нем всегда имелся и промывной вал, и углубление в дне для отделения песка. Хорошо приготовленная масса, разведенная водой, была похожа на «молочную» жидкость. Для придания бумаге более однородного цвета, в рол добавляли отмоченный мел, гипс, глину, каолин, синьку. Чтобы на бумаге чернила не растекались, её проклеивали, для чего применялся клей, животный или растительный, или их смесь с квасцами. Для получения растительного клея использовали гарпиус (канифоль), соду и крахмал. По способу производства различали бумагу ручную (черпальную), и машинную. Ручное производство проходило таким образом: бумажная масса наливалась в чан, где разводилась, насколько нужно, водой; к ней прибавлялись краска и клей; постоянно размешивалась и, кроме того, подогревалась, для чего сбоку чана было сделано полушаровидное медное углубление, в котором горело топливо. При нагревании масса не оседала на стенках чана, и кроме того, вода легче стекала с формы. Поперек чана была положена доска, на которую клали форму, после того, как ею была зачерпнута масса. Форма состояла из медной сетки и деревянных рам с особой крышкой. Так называемые водяные знаки на бумаге, видимые светлыми линиями насквозь, получали, прикрепляя на сетку контуры, сделанные из медной, более толстой проволоки. В этих местах бумажная масса была тоньше. Когда вода стекала, форму клали так, что сырой рыхлый лист бумаги ложился на сукно, к которому он приставал лучше, чем к сетчатой форме и поэтому на нем и оставался. Поверх него клали другое сукно, на которое накладывался новый лист, и так далее до 150—200 слоев, то есть образовывался так называемый столбок. Если нужно было получить рыхлую промокательную бумагу, то всё это сушили без давления. Если же требовалось получить плотную бумагу, то столбок клали под пресс, а после прессования сукно вынимали, а все бумажные листы опять прессовали, после чего вешали для просушки. После просушки бумагу снова прессовали для выравнивания листов. И, наконец, сатинировали, то есть сильно прессовали с прокладкой глянцевого картона (так называемой политуры), или же пропускали листы бумаги с двумя цинковыми листами между валами. Далее листы сортировали, считали, упаковывали.


Изготовление бумаги на бумагоделательной машине с плоской сеткой.

Машинное производство бумаги, было основано на том же принципе, что и ручное, только отдельные манипуляции производились машинами, вследствие чего весь процесс обходится гораздо дешевле и проходил гораздо быстрее. Бумагоделательные машины назывались тогда самочерпками, были с цилиндрами, или с плоскими сетками. Первые употреблялись для приготовления папки (картона), оберточной, обойной и толстой писчей бумаги. Вторые употреблялись для тонких сортов бумаги. На рисунках 6 и 7 изображена самочерпка с плоской сеткой. Чаны делались из дерева, металла, или камня, и вмещали в себя содержимое нескольких ролов. Чаны были снабжены мешалками, а сверху находилась трубка, поливающая внутренние края чанов для того, чтобы бумажная масса к ним не присыхала. Выпускные краны для бумажной массы находились под самым дном. Масса перед поступлением в машину проходила регулятор, который подавал в бумагоделательную машину строго определенное количество бумажной массы, в соответствии с требуемой плотностью и толщиной бумаги. Затем бумажная масса проходила в емкость, для очистки массы от песка, который оседал между набитыми на дно планками, а также очиститель, состоящий из двух помещенных один за другим резервуаров, имеющих дно с продольными прорезами, которые тряслись с помощью кулачков. Грязь отделялась, а чистая масса поступала по резиновой пластинке на сетку. Бесконечная сетка, изображенная на рисунке 6 пунктиром, была сделана из разной проволоки. Эта сетка наверху образовывала горизонтальную плоскость и держалась в натянутом состоянии при помощи особых валиков. Поддерживающие валики (30 штук) были расположены так близко друг к другу, что сетка образовывала ровную горизонтальную плоскость. Накладки, это две бесконечные резиновые ленты, ограничивающие по краям ширину бумаги. Оставшаяся вода, высасывалась из бумаги при проходе сетки над двумя ящиками, из которых откачивался воздух. Мокрый пресс, состоящий из двух латунных валов, сообщал бумаге прочность, достаточную для дальнейших операций. Вал - денди выдавливал фабричные клейма, подобно тому, как было выше написано о водяных знаках.


Проверка качества, сортировка, подсчет и упаковка бумаги. Горбатская писчебумажная фабрика.

Наконец, бумага поступала в сухие прессы, между которыми находился аппарат для натяжения суконного, бесконечного холста. Здесь заканчивалась мокрая часть самочерпки, и бумага непосредственно переходила в сухую часть. Далее бумага сначала проходила три сушильных барабана, нагреваемых паром. Между ними находилось два небольших барабана, предназначенных для того, чтобы сушить сукно. Для тонких бумаг, например почтовых, этих трех барабанов, было достаточно. Для более толстых бумаг число их увеличивалось. За ними следовал первый сатинировальный пресс с валами из твердого чугуна. Затем был расположен еще сушильный барабан, далее еще сатинер, за ним увлажнитель. И, наконец, режущий аппарат, где валы с острыми краями обрезали у бумаги края, разрезали её на несколько лент, и наматывали на мотовила.
Для последующего разрезания бумаги вдоль и поперек применялись разные специальные машины. Кроме того, использовались специальные сатинировальные машины, в которых бумага лощилась, между валами, когда лист бумаги пропускался между двумя цинковыми листами. На этой стадии технологического процесса, тоже можно было выдавливать водяные знаки. Лучше всего шла сатинировка на каландрах (рисунок 8), которые давно употреблялись при аппретуре тканей. Валы каландра были поочередно бумажные и чугунные, их число и расположение различно (от 2 до 12), с паровым нагреванием и без него. Для выдавливания на бумаге бугорков, рубчиков и прочего применялись специальные гравированные валы. Цветная бумага изготавливалась с помощью добавления в чан краски, или нанесением краски на её поверхность.
Картон (папка) отличался от бумаги большей толщиной (от 0,5 до 10 мм). Он изготавливался либо непосредственно черпанием толстых листов, когда картон получался неровным и рыхлым, либо соединением нескольких тонких листов, когда требовалось изготовить лучший сорт картона. Соединение этих листов производилось по-разному: либо прямым наложением и сдавливанием только что отформованных мокрых листов (картон неклеенный, натуральный); либо склеиванием листов. Последний способ применялся для высших сортов картона, идущих для живописи и для приготовления игральных карт.
Машина для изготовления картона (папки) изображена на рисунке 9. Из чана бумажная масса, прежде всего, поступала на очиститель, в котором верхний маленький резервуар с колосниковым дном трясся. Очищенная бумажная масса перемещалась в следующий резервуар, в котором её постоянно перемешивали крылья. Здесь она фильтровалась, проходя сквозь сетчатый барабан, и проходила через отверстие в следующий резервуар. Комочки, не прошедшие через сетку цилиндра, приставали к его поверхности и снимались валиком, находящимся сверху, после чего по желобу поступали в корыто, откуда удалялись. В следующем резервуаре бумажная масса тоже постоянно перемешивалась мешалками. В нём барабан был составлен из сетки, настолько частой, что волокно оседало на его поверхности, а вода протекала через этот барабан и удалялась через боковое отверстие. Осевшая на барабане бумажная масса перемещалась на бесконечное сукно, где совершала несколько кругов, в зависимости от требуемой толщины картона и затем попадала на цилиндрический пресс. Этот пресс производил давление на бумажную массу, и через несколько оборотов, в зависимости от установки, обрезал лист картона и отделял его от сукна. Упаковка бумаги в России была такой: 24 листа составляли десть, 20 дестей составляли стопу, 10-12 стоп составляли кипу. Бумаги разделялись на следующие виды: почтовые, продающиеся обрезными листами; печатные (книжные, газетные); пакетные для изготовления мешков; товарные, плотные сорта оберточной бумаги, употребляемые для упаковки разных товаров, преимущественно мануфактурных; оберточные магазинные; обертки чайные и бутылочные - тонкие; цветные и так называемые альбомные; копировальные; документальные; рисовальные; пергаментные; пропускные (промокательные); фильтровальные; папиросные; обойные; патронные; картузные; картоны, и многие другие. Производство бумаги на писчебумажной фабрике было сложным, трудоемким, физически тяжелым, а на некоторых этапах, вредным (пыль, высокая влажность, химикаты) процессом. При её изготовлении использовался труд женщин и подростков (с 12 лет). На фабрике были установлены правила внутреннего распорядка, утвержденные губернским фабричным инспектором.
В историко-статистическом обзоре российской промышленности 1883 года сообщается, что на Горбатской писчебумажной фабрике «Способина и Ко» действуют: один паровой котел мощностью 30 л. с. (лошадиных сил), две паровые машины по 40 л. с., и один водяной двигатель 30 л. с. Фабрика использовала российских материалов (тряпья, квасцов, крахмала, извести, концентрированной серной кислоты) 155000 пудов на сумму 267400 рублей, иностранных материалов (хлорной извести, соды, канифоли) 14500 пудов на сумму 34000 рублей. Фабрика изготовила бумаги: 45000 пудов писчей, 10000 пудов печатной, 4000 пудов почтовой, 10000 пудов картузной, на общую сумму 420000 рублей. Изучая производство на писчебумажной фабрике, я вспомнил про тряпичников (часто, цыган), которые раньше приезжали на лошади, запряженной в телегу, в населенные пункты. В них они занимались сбором у населения тряпья и макулатуры, в обмен на надувные шарики, свистки, бусы, шелковые ленты для кос, сладости, игрушки, и тому подобное. Тогда же, я с ребятами познакомился с процессом производства крахмала, во время экскурсии на Новлянский крахмалопаточный (крахмалотёрочный, при его основании в 1898 году муромскими купцами Зворыкиными) завод. А во время летних каникул, я вместе с друзьями подрабатывал, занимаясь сбором живицы (сосновой смолы) и обрабатывая так называемый баланс (лесоматериал, верхняя часть ствола, чаще всего ели или осины) в Селивановском леспромхозе. Вот так, я «знакомился» с компонентами, применяемыми для производства бумаги. Тряпье, макулатура и баланс использовались на писчебумажной фабрике в качестве сырья. Из живицы делают канифоль (остаток от перегонки смолы хвойных деревьев на скипидар), которая используется для проклейки (снижения впитывающей способности) бумаги. Ну, а крахмал - один из основных связующих материалов, применяемых в бумажном производстве.

Для обеспечения фабричного производства достаточным количеством воды через реку построили мост с затворами («спусками») для регулирования её расхода. При строительстве моста в обход его по правому берегу предусмотрительно прокопали искусственный канал для пропуска идущей весной вверх по реке на нерест рыбы. В народе его прозвали «Философушкой» или «Ручейком».
«В ноябре 1874 года, - как указано в архивной справке Государственного архива Владимирской области от 16 марта 1988 года, - на фабрике работало: мастеровых 26 человек, чернорабочих 105 человек. На фабрике имелась паровая машина в 40 лошадиных сил, через четыре года на фабрике Способина было выработано 40000 пудов бумаги на сумму 200 тысяч рублей». Через четыре года фабрика выпустила сорок тысяч пудов бумаги.
Большим подспорьем для развития местной промышленности: подвозки сырья и транспортировки готовой продукции послужило завершение строительства железнодорожного пути Ковров – Муром в 1879 году.
Сырьем для фабрики служили тряпки, целлюлоза, древесная масса, известь, сода каустическая кальцинированная, хлорная известь, купоросное масло, антихлор, гарпиус (канифоль), сернокислый глинозем, каолин, упаковочный материал (рогожа, железо, веревки, гвозди и пр.). Поставлялось сырье с Нижегородской ярмарки, из Вятской и Пермской губерний, а также из Финляндии, Германии, Англии и Америки. Отапливалась фабрика дровами, которые заготавливали в бору рядом с фабрикой. Для освещения использовался керосин. Дровяной склад находился на месте детского сада на 1-й Заводской улице. Бумагу на фабрике производили высокого качества и в основном двух видов: почтовую и писчую. Продукция сбывалась в Москве, Н.-Новгороде (Горький), на юге и юго-востоке России. Продукция Горбатской писчебумажной фабрике «Способина и Ко» была с успехом представлена на XV Всероссийской художественно – промышленной выставке, проходившей с 20 мая по 15 сентября 1882 года на Ходынском поле в Москве. На этой выставке бумажная продукция Горбатской писчебумажной фабрики «Способин и Ко» за высокое качество была удостоена золотой медали. В 50 лет, основатель Горбатской писчебумажной фабрики и поселка при ней, коллежский советник Григорий Иванович Способин получил эту награду.


Золотая наградная медаль XV Всероссийской художественно-промышленной выставки.

Горбатское училище, Тучковской волости, при писче-бумажной фабрике «г. Способина и К°» основано в 1880 г. статским советником Григорием Ивановичем Способиным на собственные средства. От приходской церкви в 8 в. Ближайшие училища: Тучковское в 8 в., Ярцевское и Ильинское — 12 в.
В 1884 году «Помещение г. Способина, деревянное, вместе с квартирами служащих; по свету и теплоте удобное; квартира учительнице есть; классных комнат одна — длиной 8, шириной 7 3/8 , вышиной 3 ¾ арш. Учебных пособий достаточно — на 125 руб. 90 коп. Библиотеки и земли нет. Законоучитель священник Михаил Зяблицкий, окончивший курс во Владимирской духовной семинарии, преподает с 1872 г., а в настоящем училище с 1882 г.; учительница Мария Смирнова, окончившая курс во Владимирском женском епархиальном училище, преподает с 1882 г. Попечитель статский советник Григорий Иванович Способин; содержит училище на свой счет. Учащихся к 1-му января 1883 года 23 м. и 7 д. Выбыло до окончания курса по желанию родителей 7 м. и 4 д. Окончило курс со свидетельствами 3 м. Вновь поступило 7 м. и 10 д. К 1-му января 1884 г. состояло 20 м. и 13 д. Учатся все вместе. Возраст учащихся oт 7 до 12 лет. Из учащихся: 23 с фабрики, 4 из д. Ершова в 1 в., 1 — с. Спас-Железина — 8 в., 1 — д. Вихирева — 10 в., 2 — д. Кузнецов — 4 в. и 2 со ст. Поливанова — 10 в. Ночлежного приюта нет. Живут на квартирах 2 уч., с платою по 1 руб. в месяц с обоих. Вероисповедания: православного 17 м. и 13 д., римско-катол. 1 м., лютер. 2 м. По сословиям: потом. двор. 2 м., дух. 2 м. и 2 д., мещ. 6 м. и 3 д., крест. 10 м. и 8 д. Средства: от г. Способина 350 р.; платы за учение нет. Расходы: жалованье — законоучителю 50 р., учительнице 300 руб. Посещали классы неисправно 15 уч., — по болезни. Прием в сентябре; поступили 3 грам., остальные неграмотными. За теснотой помещения отказа не было. Учебный год с 26-го сентября по 21-е мая. Пению обучаются простому. Учатся в день 5 ½ час. и даются уроки на дома. Отделение 3. Уроков в неделю; по Закону Божию - 4, по Русскому языку - 12, по Славянскому языку - 2, по арифметике - 4, по пению - 2. Получивших награды не было. Получившие свидетельства учились 3 года, не окончившие курса учились до 2-х лет. Обозревал училище 1 раз инспектор народных училищ. Обучения ремеслам и рукоделию нет. Воскресных бесед и чтений нет».
Процветание фабрики пришлось на время управления ею самим Г. И. Способиным. Жил он в Москве, а дела на фабрике вел назначенный им управляющий. Совладельцем фабрики был купец Кротов Н. Е.

Г. И. Способин умер 19 апреля 1886 года. Похоронен в с. Тучково.
После его смерти Кротов Н. Е. стал единоличным владельцем фабрики.

С началом строительства и вводом в эксплуатацию писчебумажной фабрики, Горбатка стала динамично развиваться, как населённый пункт. Вокруг промышленного предприятия стал обустраиваться посёлок для рабочих и служащих фабрики с жилыми постройками и инфраструктурой.
В 1890 году на средства Н. Е. Кротова спроектировали и построили при фабрике школу и библиотеку.
Документы наглядно свидетельствуют, что летом 1890 года был утверждён «…проект на постройку часовни при Горбатовской писчебумажной фабрике Способина и К в Судогодском уезде». Этот проект, а так же строительство школы и библиотеки при Горбатовской фабрике финансировался из личных средств Почётного гражданина Николая Ефимовича Кротова, за что он был представлен Владимирским Епархиальным начальством в начале ХХ века «…к награждению золотой медалью на шее на Аннинской ленте».

Была на Горбатке и своя Добровольная Пожарная Дружина, о чём свидетельствует запись в «Памятной книжке Владимирской Губернии» 1895 года. Председателем ее был Александр Сергеевич Поснов, членами Дружины являлись Герман Иванович Джоблинг, Николай Васильевич Побединский и Александр Черничек.


Пожарная команда Горбатской фабрики. Начало ХХ века

После смерти основателя фабрики её дела на некоторое время пошатнулись. В условиях общего экономического спада в стране сказывалась и конкуренция со стороны более крупных бумажных фабрик России. Ожила фабрика и вновь набрала силу благодаря умелому руководству управляющего Ф. А. Ноака – шведа по национальности. Имение этого управляющего, получившее название «хутор Ноак» располагалось на высоком берегу Колпи у Боровой мельницы. После национализации имения в нем организовали летний детский лагерь Селивановского машиностроительного завода, в котором отдыхали, наверное, все дети Красной Горбатки.
По переписи 1897 года в поселке при фабрике считалось постоянного населения 625 человек, временного — 594 человека.
На фабрике в 1897 году работало 223 мужчин, 178 женщин. На фабрике вырабатывалось бумаги почтовой 2850 пудов, писчей 27000 пудов, мундштучной 14500 пудов и проч. 53900 пуд., всего 98250 пуд. на сумму 588135 руб.
С конца ХIХ века на Горбатовке осуществлялось медицинское обслуживание, так с 1 июля 1899 года медицинскую службу при писчебумажной фабрике возглавлял титулярный советник, младший врач Муромской земской больницы, лекарь Василий Иванович Киселев.
В это же время начала развиваться розничная торговля, был построен магазин – синдикат, а с 1916 года на Горбатской фабрике создаётся «…общество потребителей для снабжения, как рабочих фабрики, так и окрестного населения продуктами первой необходимости и др. товарами».
Оказавшись на грани банкротства, Н. Е. Кротов был вынужден продать фабрику. Её купил некто Шестаков, который вскоре обанкротился и перепродал её купчихе Ушаковой, у которой дела тоже не пошли. Шесть лет фабрика вообще не работала. Она переходила из рук в руки и часто – неудачных, непредприимчивых хозяев, больше заботящихся не о делах, а о личном благополучии и красивой жизни. Это особенно относится к последнему владельцу фабрики – Дыхне. Дыхне получил высшее техническое образование в Германии, и до начала Первой мировой войны изображал из себя немца. Сам с сыном жил в Горбатке, а жена и дочь – в Берлине и в свой поселок приезжали только на лето. Для личных выездов фабрикант имел 7 английских рысаков, а для прогулок дочери специально держали белую лошадь. В усадьбе при нём даже устроили фонтан, в который вода самотёком подавалась по стальным трубам из природного водоёма. После начала войны, он перестал изображать из себя немца, и немецкий акцент у него исчез. Дыхне приказал немедленно пристроить к его дому крыльцо в псевдорусском стиле.


Старая фотография бывшего дома Дыхне. Здание не сохранилось.

На фото изображено это высокое крыльцо с крышей, как у терема (как разрезанная пополам луковица вверх корешком). После революции в национализированном двухэтажном деревянном особняке, выкрашенном в зелёный цвет, долгое время был заводской детский сад. Место разрушенного фонтана стало заболачиваться от поступавшей по трубам воды, и здесь выкопали пруд, а рядом устроили первую в посёлке открытую танцевальную площадку. Когда пруд высох, его засыпали. На месте пруда и ликвидированной танцплощадки теперь сквер.
На самом высоком месте речного берега в конце порядка фабричных домов (ныне ул. Пролетарская) стоял двух этажный с мезонином и флигелями особняк, принадлежавший управляющему фабрикой Шимонскому. В доме было 14 комнат. Он держал 12 белых комнатных собак и 3 медведя.
В 1900 году на Горбатской писчебумажной фабрике была запущена в эксплуатацию гидроэлектростанция.
Условия труда и быта рабочих при новых хозяевах были очень тяжелыми. Вот что писала газета «Владимирец» в 1906 году:
«ВЛАДИМИРЕЦ». Воскресенье, 3-го сентября 1906 года. «ПО ГОРОДАМ И СЕЛЕНИЯМ ВЛАДИМИРСКОГО КРАЯ (ОТ НАШИХ КОРРЕСПОНДЕНТОВ)».
Судогодский уезд. В трех верстах от железной дороги, в живописной холмистой местности, посреди леса, у речки, так сказать, на лоне природы, раскинулась «писчебумажная фабрика Способина и Кротова» со своим фабричным поселком. Отчего же фабрика, оборудованная на европейский лад, выросла в лесу – разве не было для неё места и рабочих в Муроме или Коврове, на полпути от которых она стоит? Надо полагать, «лоно природы» привлекло её хозяев сюда, когда они её строили. И г.г. фабриканты – горбатские и иные – не даром так любят удаляться со своими фабриками из городов на лоно природы! Работает на фабрике 800 чел. рабочих обоего пола, на три смены по 8 часов. Фабрика в ходу и день, и ночь, и только в редкие праздники рабочие бывают свободны все сразу. Рабочие, большею частью – крестьяне соседних деревень. Потребности их невысоки, квартира своя, хлеб тоже не весь покупной – а фабрика для них «подсобный промысел», и от того неудивительно, что заработная плата на фабрике колеблется, начиная с 4 рублей в месяц. 20 рублей считается завидным заработком, а высшую плату, 50 руб., получает, кажется, всего один мастер. Такая сходная цена на рабочие руки и есть главная причина любви «Способина и Кротова» к лону природы.
С течением времени фабрика создала для себя класс рабочих, живущих исключительно на заработную плату, связанных с фабрикой всем своим существованием. И г.г. фабриканты выстроили «казармы» для своих постоянных рабочих. Эти казармы представляют собой деревянные двухэтажные дома, совершенно одинаковые снаружи, и в казармах люди живут, как сельди в бочке. На семью в 6-7 чел. полагается одна крошечная комната в одно окно, в которой может уставиться только кровать и стол, и кухня. Требование улучшения жизни было первым требованием в первой забастовке, которую рабочие устроили вскоре после 17 октября. Администрация пошла на уступки, и для рабочих были выстроены «балаганы», т.е. досчатые сараи для спанья летом – и только. Так же поражает своей милой первобытностью и система расплаты, при которой рабочий никогда не имеет денег на руках и никогда не чувствует себя свободным. Расплата производится чуть не два раза в год, по-православному – перед Рождеством и Пасхой. Очень уж не любят г.г. фабриканты раскошеливаться. Да и зачем рабочему иметь деньги на руках!? Соблазн от них один! И вот рабочие принуждены забирать товары в фабричной лавке, платить втридорога за плохую провизию, а когда в лавке нет – и так сидеть. Когда всё дешево на базаре – у рабочих нет денег. Получается давно осужденная рабочими всех стран система расплаты товаром. Администрация денно и нощно опекает рабочих в этом благословенном уголке эксплуатации. Например, запрещается петь песни, выйдя за ворота. Вышел – так сиди смирно.
Развлечений для рабочих никаких не устраивается, и рабочий, продав себя «Способину и Кротову» за нищенскую плату и тесную нору вместо жилища, не получает никакого развлечения от хозяев и не смеет веселиться сам как хочет.
Кроме своих рабочих, фабрика держит в кабале и окрестных крестьян не хуже любого барина-крепостника. За ловлю рыбы в «фабричной» реке чем-нибудь, кроме удочки, полагается довольно солидный штраф: отбираются все рыболовные принадлежности, если попадается лодка – так и лодка. «пробовали иные судиться, да где же тягаться крестьянину с фабрикой? Так и бросили», - пишет один рабочий с фабрики.
Сами хозяева не занимаются фабрикой, а управление ею и всем её населением отдано наёмному директору, который честно стоит на страже хозяйского кошелька. В этом ему деятельно помогает целый штат надзирателей, и все они вместе стараются сохранить в рабочих дух кротости и смирения. Но всё меньше и меньше становится этого духу и «хныкало» (так прозвали рабочие самого рьяного из своих опекунов) находит все больше поводов для своих горьких жалоб. «У нас всё нехорошо», - пишет рабочий в цитируемом письме – «директор собирает сплетни про рабочих и не смотрит за порядками на фабрике». Рабочие наивно думают, что администрация поставлена фабрикантом на то, чтоб заботиться о благе рабочих. Увы, товарищи! Директор ваш и его сподручные верно понимают свои обязанности, возложенные на них хозяевами, - это следить за вами, дабы вы были кротки и чтобы золото притекало в карманы г.г. капиталистов. Остаётся и вам, верно, понять свои интересы и тогда… это понимание научит вас, что делать тогда!»
Показательным примером и наглядной иллюстрацией непростого положения рабочих писчебумажной фабрики Способина и Кротова после событий Первой русской буржуазно-демократической революции 1905 – 1907 годов служит достаточно объёмное «Дело канцелярии Владимирского губернатора. Секретного стола. Рапорта Судогодского уездного исправника и переписка с Департаментом полиции на фабрике Способина и Кротова в Судогодском уезде» на 29 листах о беспорядках, причиной для которых послужил расчёт 12 рабочих. Его начало датируется 5 маем 1908 года, а последний документ составлен 31 декабря 1909 года.

Специалисты и рабочие фабрики постоянно работали над повышением объёма выпускаемой продукции, улучшением её качества и расширением ассортимента. В то время потребность в бумаге сильно увеличилась. Во второй половине 1870-х годов правительство постановило обучать грамоте призванных в армию новобранцев. Кроме того, развитие промышленности повлекло за собой лавинообразный рост бумажного оборота. Бухгалтериям, архивам, секретариатам и разным конторам требовались бланки, кассовые и конторские книги, каталоги, ордера, журналы.
Вначале, Горбатская писчебумажная фабрика осуществляла поставки продукции только в населенные пункты Владимирской губернии и в Москву. Затем продукция фабрики стала поставляться потребителям в разные, сильно отдаленные от центра, места Российской империи, и даже за границу.
Бумага фабрики поставлялась и крупным издательствам, и небольшим типографиям.
Люди с детства и на протяжении всей жизни знакомились с информацией, нанесенной на бумаге Горбатской писчебумажной фабрики. Вначале, это были детские книжки и азбука. Потом, газеты, журналы, книги для взрослых, исторические документы, рисунки, плакаты, лубочные картинки, марки, открытки, и многое другое.
Многие простые люди, а также выдающиеся писатели, художники, ученые, государственные деятели использовали в своей деятельности способинскую бумагу.
С начала производства бумаги ей стали украшать дома. Стены помещений начали оклеивать бумажными обоями. До этого стены обивали (слово «обои» образовано от слова «обить») тканями. Основой для производства цветных обоев фабрики Кротова была бумага Горбатской писчебумажной фабрики. Обои московской фабрики Кротова были известны во всей России и с успехом конкурировали даже с французскими обоями.
Бумага Горбатской писчебумажной фабрики «Г. Способин и Ко» напрямую поставлялась в типографию Троице-Сергиевой лавры.


Рекламное объявление Горбатской писчебумажной фабрики «Г.Способина и Ко» в Москве.

На Горбатской писчебумажной фабрике изготавливались писчая бумага, почтовая бумага, чертежная бумага, бумага для рисунков, мундштучная бумага, картон для живописи и для упаковки, школьные тетради, альбомы для рисования и другие изделия.
Вот как писал об этой фабрике писатель Габриель Тер-Габриельянц: «Писчебумажная фабрика Способина и Ко в Горбатке (Муромская железная дорога, станция Селиваново), продаёт в Москве свою продукцию. Контора фабрики находится у Ильинских ворот - Ильинские торговые помещения. Это одна из лучших писчебумажных фабрик по качеству бумаги. Рекомендую её продукцию всем, желающим иметь бумагу, хорошую и доступную по цене. Это не редкость купить бумагу по очень низкой цене. Но приобрести хорошую по своему качеству и при этом дешевую бумагу, не всегда получается. Бумага, изготавливаемая на фабрике Способина, настолько хороша, что мои земляки берут её в огромном количестве и стараются рекомендовать её всюду. Фабрика эта пользуется хорошим отзывом у всех, имеющих с ней дела. Несмотря на недавность существования, она может превзойти многие, уже давно существующие фабрики. Я сам лично убедился в хорошем качестве бумаги этой фабрики. Так как я писатель, и мне много раз приходится иметь дело с разными писчебумажными магазинами, то должен легко отличать хорошую бумагу от плохой. Я, в качестве писателя, желал бы рекомендовать эту бумагу, как лучшую, всем авторам, редакторам, издателям и т. д., ведь они знают, насколько важна хорошая бумага. Чем лучше бумага, на которой написан труд какого-нибудь писателя, тем дольше она хранится. Возьмем, например газету. Долго ли может сохраниться информация, напечатанная на газетной бумаге? Газета хороша свежая, только что вышедшая из печати. Пролежит газета, и уж едва ли можно разобрать, что в ней было напечатано: вся смятая, изломанная, особенно если была у многих в руках. Если до нас дошли события, бывшие несколько десятков лет тому назад, то благодаря только хорошему качеству бумаги, употребленной для изложения этих исторических событий».


Рекламное объявление конторы Горбатской писчебумажной фабрики «Г.Способина и Ко в Москве».

Многие торгаши стали выдавать свой товар низкого качества за продукцию Горбатской писчебумажной фабрики. Чтобы защититься от них, на продукцию фабрики начали наносить штемпели и водяные знаки. На первом изображении этого выпуска показан оттиск на способинской бумаге одного из видов штемпеля Горбатской писчебумажной фабрики «Способина и Ко». На тетрадях, производимых на Горбатской писчебумажной фабрике, использовался водяной знак в виде львиного леопарда в золотой короне с драгоценными камнями, как на гербе Владимирской губернии.
С началом Первой мировой войны фабрика выпускала низкосортную (обёрточную) бумагу и картон для упаковки снарядов.

После Октябрьской революции 1917 года писчебумажная фабрика национализируется. Первым красным директором фабрики стал Пётр Никитович Котков, а затем – специалист из г. Иваново-Вознесенска М.П. Реш.
Фабрика получает название «Красная Горбатка».
В 1919 году на фабрике произошёл пожар, в результате которого пострадали основные производственные цеха. Самоотверженным трудом рабочих фабрика была восстановлена, в начале 1920-х годов вновь наладился выпуск бумажной продукции.
«До октябрьской революции на фабрике велась чисто организационная работа. В проф. Союзе было только 70 человек. В настоящее время (1921 г.) на фабрике единоличное управление. Фабком и заводоуправление работают согласованно. Конфликтов нет. После пожара квалифицированные работе были переведены на другие специальности. Для поднятия производительности работа дается на урок, фабком ведет энергичную борьбу с дезертирством и прогулами. При фабрике имеются ясли (на 35 детей), сад (на 42 чел.) и столовая для детей остальных возрастов. Принимаются меры к устройству инвалидного дома. При фабкоме организована культурная секция с подсекциями: общеобразовательной, музыкально-хоровой, агитационной, театральной и хозяйственной. В работе культ-секции принимает участие местная интеллигенция. Культ-секцией организованы курсы для безграмотных, общеобразовательные и высшие. Занятия вечерние. Посещают их до 150 чел. Организован хор, струнный оркестр. Ведется агитационно-политическая работа при участии местной ячейки Р. К. П. Читаются лекции, прочитываются газеты, издается устная газета. Проводятся митинги, субботники, воскресники. Оборудована хорошо библиотека с приличным подбором книг. Посетителей около 300 человек. Библиотека открыта ежедневно 2 часа. Желательно пополнить научный отдел, отдел для юношества. Еженедельно ставятся спектакли. Приобрели кинематограф. Есть Нар. дом со сценой. В клубе помещается Союз молодежи и библиотека. Квартиры довольно чисты, освещены электричеством. Дрова, помещение, ремонт бесплатны. Плохие квартиры предназначены на слом. Организована ферма. К сожалению, нынешний год, вследствие засухи, урожай был ниже среднего.
При фабрике имеются подсобные предприятия — лесопильный завод, кирпичный завод. На последнем вырабатывается до 20 тыс. сырцового кирпича. Есть больница, хорошо оборудованная паровая баня. Прачечной нет, но о постройке ее мечтают.
Фабрика чувствует себя обиженной малым вниманием к ней Уездного центра» (газета «Призыв», 2 апреля 1921).
«Празднование 1 мая. (Ф-ка Горбатка).
Тройкой по проведению первомайского праздника был оборудован сад при клубе для гуляния, на воротах сада красовался аншлаг: РСФСР пролетарии всех стран, соединяйтесь. Добро пожаловать в партию коммунистов, в союз молодежи, в читальню библиотеку и в рабочий клуб». На террасе клуба, на открытом воздухе, установлена сцена.
На праздник собралось рабочих фабрики и крестьян местных деревень вместе с представителями уезда и Волисполкома — около 2000 ч.
Митинг открылся «Интернационалом», исполненным местным хором и присутствующими. С речами о значении дня, целях партии и коммунистического Интернационала, 1 мая и профсоюзы — выступали ряд ораторов.
В спектакле принимали участие члены РКП, РКМ и местные рабочие; шла агитационная пьеса «октябрь». Местным агрономом проведены отрывки из «записок сумасшедшего».
На второй день, 2-го мая, для участвующих в празднике и для детей было устроено за поселком фабрики гуляние со скромным угощением» (газета «Призыв» 12 мая 1921).
В 1939 году из-за нерентабельности была закрыта бумажная фабрика, посёлок лишился своего единственного промышленного предприятия; все помещения были опечатаны, а оборудование отправлено в Карело-Финскую АССР.
Построек, созданных при Григории Способине в посёлке при фабрике, почти не сохранилось. Несколько лет назад были уничтожены старейшие дома на улице Набережной. Некогда радующее взгляд приезжающих в посёлок место на берегу реки Колпь превратилось в заросший сорняками пустырь. Из построек самой Горбатской писчебумажной фабрики сохранились лишь часть её зданий и нижняя часть одной из дымовых труб. Некоторые старые постройки теперь можно увидеть только на немногочисленных старых фотографиях.

9 сентября 1941 года на железнодорожную станцию Селиваново прибыл эшелон с эвакуированными из города Боровичи Ленинградской области (в настоящее время Новгородская область) 229 рабочими и инженерно-техническим персоналом, а всего вместе с членами семей прибыло 448 человек. Рабочие и служащие везли оборудование, технологическую оснастку, инструмент, детали незавершённого производства Боровиченского механического завода № 12. См. ОАО "Селивановский машиностроительный завод"

Источник:
НИКОЛАЙ УХЛОВ. Григорий Иванович Способин – гордость, честь и слава наша!: [Электронный ресурс] // Горбатка.Ру: [сайт]. – 2016.
Основание Красной Горбатки
Владимирская губерния.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Селиваново | Добавил: Jupiter (05.10.2018)
Просмотров: 37 | Теги: Селивановский район, промышленность | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика