Главная
Регистрация
Вход
Пятница
19.10.2018
12:23
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 523

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [963]
Суздаль [311]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [281]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [49]
Юрьев [114]
Судогда [35]
Москва [41]
Покров [71]
Гусь [99]
Вязники [182]
Камешково [53]
Ковров [277]
Гороховец [76]
Александров [158]
Переславль [91]
Кольчугино [37]
История [15]
Киржач [39]
Шуя [83]
Религия [2]
Иваново [34]
Селиваново [13]
Гаврилов Пасад [7]
Меленки [27]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [51]
Учебные заведения [19]
Владимирская губерния [20]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [68]
Медицина [20]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Шуя

Село Ильинское в Шуйском районе Ивановской области

Село Ильинское-Телешово

Ильинское — село в Шуйском районе Ивановской области России, входит в состав Семейкинского сельского поселения.
Село расположено на берегу реки Тезы в 4 км на юг от районного центра города Шуи близ автодороги Р71 Ковров — Шуя — Кинешма. «Ильинский (Телешовский) погост располагался в 5 верстах от уездного города Шуи, 110 верстах от губернского Владимира на реке Теза».
Богатая событиями история Ильинско-Телешовского погоста связана с различными страницами российской истории – опричниной Ивана Грозного, польско-литовским разорением, произволом местных помещиков, просветительской деятельностью местного духовенства.
Документальные упоминания о погосте появляются только в начале XVII века, но на основе неподтверждённых данных (устных преданий, косвенных источников) возникновение населённого пункта на месте погоста может относиться к более раннему периоду русской истории – 13-14 вв.
Возможно, Ильинско-Телешовский погост вместе с соседними - Михаило-Архангельским, Якиманским, Всехсвятским был основан как пункт сбора налогов с местных сёл и деревень, куда регулярно приезжали княжеские отряды для кратковременного отдыха и сбора податей. Подтверждениями тому служат выгодное стратегическое расположение и составляющие названия погоста.
Шуйский историк В. Борисов относительно прошлого Телешова приводит неподтверждённые версии (предания) - в древности село было чёрной волостью, платившей чёрный побор государям; в Телешове был конный завод, чему способствовали обширные пойменные луга вдоль равнинных берегов реки Тезы у погоста.
Как территориально-административная единица Телешово связано не только с отдельным населённым пунктом (село, погост), но и с названием крупной территорией, сопоставимой с уровнем современного района. Рядом с Шуей в XVI в выделялись две волости – Борисоглебская (на левом берегу Тезы) и Телешовская (на правом).

Собакины

В одной версте от Ильинской церкви была усадьба под названием сельцо Телешово господ Собакиных, знаменитых в то время бояр Шуйского уезда. Есть предание, что здесь во времена Царя Иоанна Васильевича Грозного была черная Царская волость и конный завод. Луга на реке Тезе, окружающие погост, изобиловали травой для пастбищ и доставляли нужный запас сена для лошадей в течении зимы. Волость эта ограничивалась поймой реки, по правую ее сторону. На левой стороне реки Тезы уже была другая волость — Борисоглебская. Когда Царь Иван Васильевич Грозный женился на Марье Васильевне — дочери новгородского купца Василия Степаныча Собакина, тогда волость эту подарил своему тестю (1571-го года).
В 1615-м году, во время набега пана Лисовского на Шую и окрестности ее, Погост Телешово считался вотчиной Семена Собакина, того самого, который при свадьбе Царя Иоанна нес венчальные свечи и который погиб в числе прочих родственников Царицы Марфы от руки Иоанна. Получив в дар это поместье, Собакины, при устройстве боярского дома на устье речки Тюнеха, впадающей в Тезу, заботились и об устройстве храмов. Из выписи видно, что утварь церковная, образа и свечи, книги, ризы и колокола были приложены усердием господ Собакиных: «а в церквах Божие милосердие, образа и свечи, книги, ризы и колокола и всякая церковная утварь строенье Василия Собакина». По случаю набегов польских в междуцарствие, когда взята была Шуя, разграблена и выжжена, конечно и Погост Телешово пострадал от ляхов. По сказанию старожилов от панов (паннов) разбежались целые деревни: в 1 ½ версте от Телешова было сельцо Деревеньки, в двух верстах на берегу реки Тезы — Бельнашево, и в 3-х — деревня Ивлево. Церковь Воскресения Христова с приделом пророка Илии уцелела. О Сергиевской же церкви в выписи не упомянуто, а только сказано: «да погост Преподобного Сергия Радонежского». Вероятно церковь Сергиевская или ветха очень была, так что Афанасий Веков не счел нужным ее описывать, или сожжена ляхами, во время набегов их. Гораздо позднее — в 1770-м году, по церковным документам видим, что стояла Сергиевская церковь, о перестройке которой просили Преосвященного Геннадия Суздальского.
В 1640-м году Василий Семеныч Собакин имел в Шуе на посаде псарный двор. В 1681-м году Михайло Яковлевич Собакин был Стольником.

О земле и дачах церковных

Выпись объясняет, что межеванье и опись церковной земли в Телешовской волости были учинены в первый раз в 137 (1625-м) году. Во второй раз учинена поверка прежней земли и к оной прирезано по усердию господина Кругликова из пустоши Деревенек в 193 и 194-м (1685 — и 86-м) годах Александром Теприцким и подьячим Иваном Небогатым. В это время церковь в Погосте была одна с приделом. Священников было двое: Абрам Данилов и Иван Алексеев. Они просили дьяка Артамона Иванова о межевании и доставлении им (после оного) документа, когда же была выдана сия выпись, вместо священника Ивана Алексеева был уже другой священник Петр Иванов.

Название погоста на протяжении веков менялось, в зависимости от главного на тот момент храмового престола. Погост именовался и Сергиевским, и Воскресенским, и Ильинским. Исторически, вероятно, более древним престолом был Ильинский. В XVIII веке Воскресенский придел был упразднён и главным храмом погоста стал Ильинский. Церквей в Ильинском погосте было две: главная во имя Пророка Илии другая во имя преподобного Сергия. О перестройке последней просили Суздальского Архиерея Геннадия в 177-м году.

Устройство новой церкви в Сергиеве, названным Воскресенским

В каком именно году устроена церковь в селе Сергееве, не осталось никаких записок. Но надо полагать, что устроена она в половине XVII-го столетия, потому что до этого времени три селения: Боняково, Векино и Федотова значились в приходе Ильинском, как видно из указов Суздальской Консистории о разрешении браков, данных на имя священно-церковнослужителей Ильинской церкви. Помещик Марков, имевший жительство в сельце Сергееве, выстроил у себя церковь и с разрешения Епархиальной власти к ней отчислено от Ильинского прихода три деревни, принадлежащие Маркову: Векино, Боняково и Федотово, да несколько деревень от погоста Архангельского. Главный престол устроен в память обновления храма Воскресения Христова. С тех пор в Погосте Ильинском уже была главная церковь во имя св. Пророка Илии, а не Воскресения, и сам погост стал называться Ильинским. Сергеево же стало писаться Воскресенским.

Положение церквей в 1770-м году

Священник Михаил Николаевич Соловьев, поступивший в Погост Ильинский на священство в 1799-м году застал две церкви деревянные: Ильинскую — шатровую и Сергиевскую, и обе они были в жалком положении, как обветшалые. Еще в 1770-м году указом Преосвященного Геннадия Суздальского дозволено перестроить обветшавшую Сергиевскую церковь. Была ли сделана какая либо поправка, или нет,— неизвестно, но отец Михаил видел обе церкви в крайне жалком положении. Кровли были худы, так что сквозь них проходила течь. Причина такого упадка церквей и распущенного прихода была частью от переменных священников, а частью от равнодушия к интересам церкви Собакиных, коих предки были ктиторами Ильинских храмов. Потомки Собакины потому были охлаждены к Ильинской церкви и даже к своей усадьбе к сельцу Телешову, потому что одна госпожа из рода их, по заговору, была убита.

Рассказ об убиении Натальи Порфирьевны Собакиной

Из рода Собакиных Николай Алексеевич Собакин, владетель сельца Телешова, женат был на Натальи Кашенцевой, дочери Порфирия Кашенцева, проживавшего в своей усадьбе в селе Юрчакове. Принесши с собой довольно богатства Наталья Парфирьевна Собакина была своенравна и жестоко поступала с крестьянами. Тиранство ее и побои за мелкие неисправности дворовых и крестьян довели их до ожесточения. С устройством нового дома, обширного сада и пруда в сельце Телешове она обременяла работами не только мужчин и женщин, но и детей, заставляя их носить землю подолами, когда рылся пруд. Взрослых, за провинности била железной лопаткой, нарочно для того устроенной. Такое ее обращение с крестьянами и дворней ожесточило их. Сыскались люди отомстить ей за ее тиранство. В одну ночь (8-го февраля) зимнюю шайка отчаянных (7 чел.) ворвались в усадьбу Телешово и предварительно узнав, что барыня их ночует в бане окружили ее и здесь зверски зарезали ее ножами. Барин муж ее спасен одним дворовым, который вынес его на себе из дому на псарню. В церкви уцелел Синодик, принадлежащий Поручику Николаю Алексеевичу Собакину, супругу убиенной. Из него видно, что Наталья Порфирьевна Собакина убита февраля 8-го дня. В 5-м столбце сего Синодика написано: «февраля 8 дня година убиению Натальи Порфирьевны Собакиной, служить всенощную за упокой, раннюю обедню и большую панихиду, и читать псалтырь за упокой же с молитвами и каноном за единоумершаго». Жалко на Синодике этом не означен год, когда он писан. Сие печальное приключение гораздо ранее было генерального межевания, бывшего в 1771-м году. Судя по наследникам, сыновьям Николая Алексеевича Собакина, упомянутым в церковной межевой книге, она, вероятно убита между 1750—60 годами. Событие это повергло в глубокую печаль, как мужа ее, так и четверых ее сыновей. В первое время сего несчастия Николай Алексеевич Собакин, поминая свою супругу, и заказывая по ней обедни, вероятно радел и о церкви, так как из Синодика видно, что одних заупокойных в течении года было до 36-ти.
В. Борисов уже в 1847 г. отмечал: "место, где были сад, дом и пруды Собакиных заглохло и близ него выросла берёзовая роща" (возможно, сейчас на месте пруда Собакиных небольшая заболоченная впадина посредине поля, слева от автомобильной дороги Шуя – Ковров). В конце XVIII века церковными землями владели крестьяне Хрущёвы и Собакины, затем помещики Кругликовы (являлись церковными благотворителями).

Oхлаждение Собакиных к церкви

После смерти Н. А. Собакина, сыновья его усердия к церкви не имели. Саму усадьбу свою - сельцо Телешово, находясь в службе, редко посещали. Таким обратом, со времени убиения Собакиной, сыновья ее не радели и о церквях погоста Ильинского. Старший сын убиенной Василий Собакин с своими братьями посягнул даже на церковную собственность. Во время генерального межевания в 1771-м году к дачам своей Телешовской усадьбы он много захватил луговой и пахотной земли oт церкви Ильинской; хотел и еще отрезать от церковной земли, но Правительство воспретило ему. Это подтверждается просьбой, поданной в 1808 году, Преосвященному Ксенофонту, Епископу Владимирскому священником Михаилом Николаевичем Соловьевым, хранящейся в копии и указом Московской Межевой Канцелярии, данном на имя землемера Хомякова 1774-го года. В просьбе написано: «бывший священник Иаков Григорьев с причетниками, согласись с помещиками Собакиными, уже и по окончании бывшаго в 1771-м году межевания, которое впрочем произведено не с малым опущением для церкви, положили (было) между собою, одни отдать, а другие подкрепить под свое владение еще немалое количество пахатной церковной земли, но сие их взаимное согласие указом Московской межевой канцелярии опровергнуто. Выпись же 1700-го года с межевою 1771-го года книгою по межам и по количеству земли, весьма несходна. Например в выписе сказано, что сенных покосов на одной Телешовской стороне по реке по Тезе полторы десятины, да на Борисоглебской стороне (т. е. на левой стороне Тезы) четыре десятины, а всего пять десятин с половиною, и что межа, начатая с леваго берега реки, обходя, к церкви, при надлежащую землю проходила поперег болота и озера, а в последней т. е. межевой книге означено церковных сенных покосов всего только две десятины 520 квадратных сажен, и что начатая на правом берегу межа, которая отделила к земле г-д Собакиных принадлежавший прежде к церкви, на оном берегу сенный покос, перешед реку и сделав на Борисоглебской стороне небольшое полукружие, почти совсем миновала озера, коего прежде целая половина принадлежала церкви. Теперь большею и лучшею частию сенных покосов на правой стороне реки, владеют крестьяне г-жи статской советницы Елизаветы Владимировны Собакиной, а по левую сторону крестьяне г-на Хрущева. В указе землемеру Хомякову между прочим изложено: 1) Так как между показанных села Телешова священноцерковнослужителей и сельца Телешова помещиков Собакиных, земель межа в 1771-м году Июни 5-го дня учинена безспорно;— на полевой записке их Собакиных поверенный и села Телешова священник руки приложили, и после на это обмежевание с обоих сторон, никакого спору не было…»
Землемер Вахсмут, как ни старался наблюдать выгоды Собакиных, но долг обязанности и свидетели, бывшие на меже понудили его позаботиться и об интересах церкви; почему и составлена была полюбовная сказка, довольно выгодная для причта погоста Ильинского, хотя многое из дач церкви отрезано в пользу Собакиных навсегда. Много погрешили вместе с землемером священно-церковно-служители, поддавшись влиянию Собакиных и опустивши из виду свою выгоду и своих преемников. В той же просьбе отца Михаила поясняется, что священники Яков Григорьев и после него Михайло Семенов по нерадению о церковном имуществе утратили бы и выпись — сей древний документ, если бы не сохранил ее бригадир Венедикт Александрович Кругликов. Вероятно он же (Кругликов) своим влиянием оградил от крайних притеснений при размежевании церковной земли, так как и предки его были благотворителями Ильинской церкви, ибо они пожертвовали значительное количество земли к церкви из пустоши Деревенек.

Священники Погоста Ильинского до 1779-го года

Священники: Абрам Данилов, Иван Алексеев и Петр Иванов были добрыми пастырями церкви. Из дел их видно, что они, заботясь о приходе, тщательно охранили и церковное достояние. В 1685-м году, по их прошению, была обмерена церковная земля. Из притязаний Собакиных на церковную землю, при попе Якове, можно заключить, что сильные соседи (Собакины) начинали уже притеснять священно-церковнослужителей. Недаром после сей обмежевки священники позаботились выхлопотать выпись с писцовых книг, чтобы ясно было, где границы церковной земли и, чтобы Собакины не дерзали вторгаться в достояние церкви, видя ясный документ,— сию выпись. Не таковы были отцы: Яков Григорьев и Михайло Семенов, они не устояли против обольщений Василия Собакина и согласились в полюбовной сказке передать им в вечное владение лучшую часть покосов и пахотной земли. По их небрежности дома причта очутились на самой меже церковной. «Ямы межевые нарыты близь самой церкви и домов наших, за ними земли Собакиных», которую (вероятно) отняли от церкви.

Закащики и поповские старосты

Место благочинных в старые времена занимали старосты поповские или закащики. Над Ильинским причтом и церковью, как видно из старинных указов, были следующие закащики: в 1721-м году закащиком был города Шуи Воскресенский Протопоп Симеон. Под указом Преосвященного Варлаама, Епископа Суздальского и Юрьевского замечательна припись: «и как ты сей Архиерейский указ получишь, и ты о вышеозначенном исполняй. Потом его Великого Государя указ непременно города Шуи и заказа своего всех церквей священником с причетники указ скажи с запискою и прикладыванием рук, чтобы они каждый при своей церкви исполняли непременно. В 1737-м году старостой поповским был села Васильевского Троицкой церкви поп Димитрий. В 1740-м году закащиком был Троицкий архимандрит Моисей. В 1757-м году — города Шуи Крестовоздвиженской церкви поп Григорий Михайлов.

Усыпальница

Саженях в 40-ка oт церкви Ильинской на гробе убиенной Натальи Собакиной и ее родных издревле устроена каменная усыпальница, она похожа на небольшую четырехугольную палатку со сводом, дверью и небольшим окном; внутри оной на восточной стороне против двери ниша (углубление) в стене, в которую ставились образа. При входе в оную по обеим сторонам, по углублению же, вделаны были дощечки с надписями умерших, но от времени уничтожились. Архитектурная отделка сего здания подходит к зданиям 1760 года. Старожилы уверяют, что муж убиенной Николай Алексеевич Собакин тут же погребен. Много и еще из рода Собакиных погребено близ сей усыпальницы, имена коих значатся в Синодике.

Древний Синодик

Синодик ceй принадлежит Николаю Алексеевичу Собакину. Заглавие у него: «табель поминать за упокой». Сия таблица Шуйского помещика г-на поручика Николая Алексеевича Собакина. Вписанные трех родов: Кашинцовых, Давыдовых, Собакиных (78). В начале перечень патриархов, царей, митрополитов, архиепископов и всего иерархического чина. Далее: поминовение прародителей и родителей в 1-й степени — кровных (55 лиц): род Каш., Дав. и Соб. Табель разделена на четыре графы. В 1 -й графе священнический и монашеский чин, где поминаются архимандриты Иов и Антоний, много схимонахов и схимниц; всех 30 лиц. Во 2-й графе мирстии мужеска и женска пола — род Кашинцовых и Давыдовых 198 лиц. В 3-й графе младенцы 37 лиц. В 4-й мирские обоих полов из рода Собакиных 78 лиц; из них много убиенных. Всего в этом Синодике вписано 397 лиц. По сторонам Синодика еще две графы для означения числа или дней памяти и годин лиц кровного родства, — всего 40 записей. Вот как в старину помещики заботились о поминовении усопших!

С поступлением священника Михаила Николаевича Соловьева сюда в 1799-м году начался новый период жизни для Ильинской церкви. Деятельный священник при своем 37-ми летнем служении в сане священническом показал здесь мудрость пастыря, опытность ктитора церкви и верного блюстители церковного достояния. При нем явились новые благотворители церкви, которые своими жертвами способствовали воссозданию каменного храма с колокольней, украшению его и снабжению утварью.
15 октября 1807-го года священник погоста Ильинского Михаил Соловьев, по прошению причта и прихожан, как видно из храмозданной грамоты, получил благословение от Преосвященного Ксенофонта, Епископа Владимирского, построить вместо ветхих в погосте Ильинском двух церквей: Ильинской и Сергиевской, одну каменную, во имя святого Пророка Илии, с приделом в трапезе во имя преподобною Сергия.
Церковь строилась старанием о. Михаила со всевозможною бережливостью. Из контракта, заключенного в 1807 году священником и прихожанами с подрядчиком, видно, что прихожане по убеждению священника многое взяли на себя. Так они рыли для фундамента канаву, доставляли камень и кирпич, ездили за известью верст за 70-ть и помогали деньгами. Дворянами — прихожанами поусердствовано было: Анною Васильевой Траубе 175 руб.; Агрипинною Алексеевной (княгиней) 200 руб.; Силантьем Васильевичем Валуевым 200 руб. Между тем из Владимирской Консистории выдана была книга для сбора доброхотных подаяний, и избранный от прихода сборщик доставил в церковь довольно значительную сумму. Старые деревянные церкви употреблены были на обжиг кирпича. Сначала paзобрана была Сергиевская церковь, а потом, когда была окончена трапеза каменной церкви, то разломана была и Ильинская церковь. Подрядчик (Костромской губернии посада Больших Солей Дмитрий Павлов Клестов) взялся приготовлять на всю церковь кирпич, доставить на связи железа 250 пуд. и за всю работу т. е. за кирпичную кладку церкви, штукатурку, покрытие церквей тесом и за употребление собственных инструментов, при производстве работ договорился получить 4,600 руб. ассигнациями. Из приходорасходных книг видно, что всей суммы собрано от прихожан и посторонних жертвователей и истрачено на устройство храма около 10,000 рублей.
При заготовленном материале в прежние годы, сначала приступлено было к постройке трапезной церкви. В течение шести лет каменная кладка была окончена; внутри здание было отштукатурено; кровля была сделана тесовая; иконостас и иконы перенесены были из старых деревянных церквей. Когда все было готово к освящению, тогда священник о. Михаил, по предварительной просьбе к Преосвященному Ксенофонту, получил от Владыки дозволение и благословенную грамоту освятить трапезу. 9 ноября 1813-го года она была освящена Шуйского Воскресенского собора протоиереем Алексеем Никитским.
Настоящая же Ильинская церковь строилась в течение 3-х лет и освящена была 24 сентября 1816-го года Суздальским протоиереем Димитрием Смирновым. Иконостас и иконы в этом храме были устроены новые. Пол как в трапезной так и в настоящей церквах был выстлан из кирпичной синей лещеди. В создании храма участвовали своими пожертвованиями все прихожане, особенно же князь Иван Михайлович Долгорукий и супруга его княгиня Агриппина Алексеевна Долгорукая. Строителем церкви был священник о. Михаил. На западной стороне настоящей церкви есть следующая надпись:
«Святый храм сей здатися начася с 1807-го года и совершен благодатиею Божиею при Благочестивейшем, Самодержавнейшем, Великом Государе нашем Императоре Александре Павловиче благословением Преосвященного Ксенофонта, Епископа Владимирского и Суздальского; освятися теплый во имя Преподобного Сергия Игумена, Радонежского Чудотворца 1813-го года ноября 9-го дня, холодный во имя Святаго Пророка Божия Илия 1816-го года сентября 24-го дня, при священнике Михаиле Николаевиче Соловьеве, служившем ревностно в сем храме 36 ½ лет. Здатели храма были: Владимирский Гражданский Губернатор, Господин Тайный Советник и Кавалер, Князь Иван Михайлович Долгорукий с своею супругою, Г-да Пожарские и все прихожане. Иконостас в настоящей церкви вызолочен в 1832-м году на церковную сумму; живописью украшен в 1852-м году усердием Шуйского 2-й гильдии купеческого сына и почетного гражданина Николая Гавриловича Калужского (живописец Николай Софонов). Пол чугунный выслан в настоящей церкви иждивением Шуйского 2-й гильдии купца и почетного гражданина Неофита Леонтьевича Калужского, а в трапезе на церковную сумму и на жертвы прихожан. Лучшая ризница и священные сосуды пожертвованы из дому княгини Долгорукой».
Трапезная церковь с разрешении=я Преосвященнейшего Парфения, Архиепископа Владимирского в 1850-м году распространена. Западная стена была разобрана и узкая паперть, бывшая между церковью и колокольней, обращена в церковь. Вид церкви изменился только тем, что к ней прибавлено по одному окну с южной и северной сторон и церковь стала длиннее. Ранее сего (в 1849-м году) иконостас в той же церкви заменен новым на церковную сумму. Стоимость его 200 руб. сер.; резьба — рококо; мастер — Шуйский мещанин Осетров. В 1851-м году сей иконостас вызолочен на полимент усердием купца Николая Гавриловича Калужского за 360 руб. Церковь и колокольня покрыты были железом в 1822-м году усердием домоправителя князя Долгорукого, проживавшего в усадьбе его — сельце Александрове близь деревни Трутина, Силантья Васильевича Валуева.
Вид церкви наподобие корабля. Настоящая Ильинская с куполом, на коем возвышается фонарь с 4-мя окнами, а на нем глава и железный крест, обитый белой жестью. По бокам церкви с южной и северной стороны при двух железных дверях и третьих стекольчатых, сделаны из белого камня (в 1852 г.) крыльца с площадками о девяти ступеньках, над ними построено два портика с 8-ю колоннами - столпами (у каждого крыльца по 4 столпа). Трапеза украшена пилястрами с капителями, со сторон южной и северной по 6-ти, а с западной 4-ре. Верх купола увенчан карнизом; трапеза также украшена карнизом. Настоящая церковь имеет окна в три яруса; нижние и верхние в сажень длины и полтора аршина ширины; средние окна круглые; всех окон в ней с алтарными 23. Дверей две: северные и южные. Настоящая церковь с трапезой соединяется широкой аркой, в которую на зиму вставляются створные стекольчатые двери. К трапезной церкви одна дверь на запад и шесть окон, каждое из них имеет 1 сажень длины и 1 ½ аршина ширины. Все окна в обеих церквах и нижние и верхние укреплены железными решетками.
В настоящей Ильинской церкви алтарь одночастный о трех окнах. Центральное окно извне украшено двумя полуколоннами и фронтоном. Внутри алтаря свод круглый. На горнем месте против престола поставлен большой крест с распятием, по сторонам его изображения: Иоанна Богослова и Приснодевы Марии — плачущих. На правой стороне ниша (углубление в стене), в которую вставлен шкаф для ризницы; поверх шкафа стекольчатая рама, в ней хранится плащаница. На левой стороне алтаря две ниши; в одну вделан шкаф для св. сосудов воздухов,— другая — для жаровни и кадил. Свод и стены алтаря расписаны.

Иконостас в настоящей церкви четырех-ярусный; устроен вместе с созданием храма по рисунку, данному князем Иваном Михайловичем Долгоруким. В первом ярусе два больших и четыре малых колонных столпов поддерживают карниз, украшенный резьбой. Резьба из ветвей виноградных и листьев. Царские двери сделаны с большим искусством. Две половины их — подобие двух виноградных ветвей с виноградными гроздями и листьями. Поверх их два образа с изображениями Евангелистов; над сими образами карниз, увенчанный образом Благовещения. Тело иконостаса сначала было покрыто голубою краской, но после, усердием купца Николая Гавриловича Калужского, выкрашено кармином. В 1835 году резьба вызолочена на полимент на церковные деньги. Местные иконы: Спасителя, Божией Матери Боголюбивой — живописные; из них первая приложена Долгоруким. Прочие иконы писаны по заказу священника о. Михаила со старостою церковным в селе Палехе по золоту, работы очень хорошей и прочной. В приделе теплом преподобного Сергия Игумена, Радонежского Чудотворца пред освящением, за неимением средств, иконостас был поставлен старый из деревянной Ильинской церкви и образа в него помещены древние же,— но чтимые прихожанами. В 1825 г. они были возобновлены на церковный счет. В 1848-м году иконостас вместо ветхого был заменен новым при старосте Иване Лукьянове Павлове (дер. Студенцов крестьянине). Резьба — рококо. Мастер Шуйский мещанин Егор Осетров. В 1854-м году иконостас сей усердием купца Николая Гавриловича Калужского вызолочен на полимент за 350 руб. сер. На резьбу иконостаса потрачено церковных денег 200 руб. серебром.
В алтаре настоящей церкви под жертвенником покоится прах девицы из дворян Елены Александровны Пожарской, дочери Агриппины Алексеевкой Долгорукой от первого ее мужа. На стене против жертвенника прибита бронзовая доска с надписью, выражающею то, что она погребена тогда, когда строилась церковь и когда (отчим ее) князь Иван Михайлович Долгорукий был Губернатором во Владимире.
В соединении с церковью построена (в 1800—1804 гг.) каменная трех-ярусная колокольня. Каждый ярус окружен четырьмя полуколоннами на все четыре стороны и поверх их с (4) фронтонами. Наверху 3-го яруса — фонарь, коим окончилась каменная кладка; — укреплен шпиль, обитый железом, над коим возвышается яблоко и четырех-конечный крест,— вызолоченный через огонь червонным золотом. Колокольня покрыта железом и выкрашена ярью. Здание сие начал строить в 1801-м году по своему усердию и на свое иждивение Александр Филиппович Пожарский (ум. в 1802 году), служивший перед сим временем генерал-интендантом, а потом приехавший на жительство в сельцо Александрово — свою усадьбу (близ дер. Трухина). Но в следующем 1802-м году 8 мая Пожарский скончался и колокольня достраивалась супругой его Агриппиной Александровной под смотрением о. Михаила Соловьева и в 1804-м году была приведена к окончанию. Постройка колокольни начата прежде стройки каменной церкви по тому случаю, что в 1800-м году находившаяся при Ильинской церкви деревянная колокольня во вторник на сырной недели разрушилась до основания; колокол большой разбился. По отстройке колокольни приобретен был и колокол на сумму доброхотных дателей; куплен он в Ростове церковным старостой Васильем Дементьевым — дер. Сметанок крестьянином. Колокола на новой колокольне повешены были следующие: большой в 22 пуда; 2-й в 9 пудов; 3-й в пять пудов; 4-й в 1 пуд и 5-й в полпуда. В 1846-м году деревни Студенцов крестьянин Иван Лукьянов приложил новый колокол в 28 пудов. В 1848 году, с разрешения Преосвященного Парфения, Архиепископа Владимирского, на сборную от доброхотных дателей сумму, слит был в Ильинском погосте новый колокол в 106 пудов; в переливку оного поступил и 22-х пудовой. Когда 106-ти пудовой разбили, то в 1848-м году с разрешения Преосвященного Парфения, Архиепископа Владимирского и Суздальского приобретен на разбитый и на сборную сумму на Нижегородской ярмарке новый колокол, весом в 133 ½ пуда; стоимость его, как видно из счетов братьев Бакулевых,- купцов города Слободского 2160 руб.
Стены церквей настоящей и трапезной и своды их расписаны живописью, усердием Шуйского 2-й гильдии купца, Николая Гавриловича Калужского (скончался 16 января 1874 года вечеров 42-х лет; погребен при Шуйском Воскресенском соборе, в котором много лет был ктитором) на 475 руб. (мастер по живописи подряжен был Палеховский крестьянин Николай Софонов). В 1864 году Преосвященным Агафангелом, Епископом Вятским пожертвованы в церковь Ильинскую следующие драгоценности: 1) Архиерейская панагия с изображением Господа Саваофа, сотворившего Еву из ребра Адамова; украшенная бриллиантами с сребро-позлащенной цепочкой. 2) Архимандричий серебряный наперсный крест украшенный стразами с сребро-позлащенной цепочкой. 3) Орден св. Анны 1-й степени с лентой. 4) Магистерский крест. 5) Сердоликовые четки,— в футлярах. Кроме сего Преосвященному Агафангелу благоугодно было пожертвовать в Ильинскую церковь, на свою родину, Архиерейское облачение, которое Ему Всемилостивейше пожаловано было в Бозе почившем Государем Императором Александром Николаевичем в день его хиротонии в Епископа Ревельского, Викария С.-Петербургского 1857-го года марта 31-го дня; именно: а) Архиерейскую мантию; б) саккос; в) большой омофор; г) малый омофор; д) палицу; е) епитрахиль, из золотой парчи; ж) подризник; з) поручи, пояс и сулок к посоху — все сие на белой тафте и бархатную подушку с золотыми кистями. 1880 года сия подушка принесена в дар Преосвященнейшему Феогносту, Епископу Владимирскому в Крестовую Архиерейскую церковь. От Преосвященного же Агафангела (в 1870—1871 годах), когда он был на Волынской кафедре в сане Архиепископа, пожаловано в церковь Ильинскую довольное число служебных книг; из них замечательнейшие по ценности: бархатное напрестольное Евангелие, церковный устав, общая минея и апостол, в отличных золотых переплетах. Из поучительных книг подарены им: Слова и Беседы, Толкования на книги: Иисуса сына Сирахова, Иова и на послание к Галатам; книга о том, что Иисус Христос есть истинная Премудрость, о которой Соломон пророчествовал. Книги сии собственного сочинения Его Высокопреосвященства.

Части св. мощей

Из дома княгини Агриппины Алексеевны Долгорукой, который находился в сельце Александрове, близ дер. Трухина в 1848 г., после ее кончины пожертвованы следующие святыни: 1) Чисть мощей Преподобного Сергия, в сребро-позлащенном образе сего Угодника. 2) Сребро-позлащенный крест с частицами мощей Евангелиста Луки и Феодора трихины. От Авдотьи Николаевны Пожарской, жительствовавшей в дер. Васильеве приложен небольшой сребро-позлащенный крест с частицами мощей Евангелиста Луки. Вся сия святыня хранится в придельном алтаре Сергия Чудотворца и вделана в иконостас пред святым престолом.

Чудотворный крест

Ильинская церковь имеет небольшой напрестольный крест, обложенный позлащенным серебром, особенно чтимый прихожанами и окрестными жителями за свои чудеса. Повествуют о нем: в 1808—1813-м годах, когда в Погосте строилась церковь трапезная, в деревне Маркове (Ильинского прихода) несколько девиц сделались бесноватыми от налетевшего на них вихря. В одном благочестивом семействе были одержимы беснованием три девицы, коих мучительные припадки и дикий крик раздирали сердца их родителей и всем домашним не давали покоя. Чтобы освободиться от такого мучительства родители их постились и молились Богу, не раз принимали Иконы для молебствия и свой дом, и в церкви служили молебны разным святым; но беснование девиц не прекращалось. Спустя не много после сего, одной благочестивой матери, у которой две дочери были одержимы беснованием, было чудное сновидение: ей явился старец и велел отслужить за здравие беснуемых молебен Кресту животворящему, который, вынув из пазухи, показал ей и сказал: «вот Этому молись и получат исцеление». Старушка немедленно явилась к свящ. о. Михаилу и, пересказавши ему сновидение, просила его показать кресты напрестольные; но хотя ей вынесены были все кресты, она не узнала в них ни одного, похожего на крест, явленный ей в сновидении и ушла домой, отслужив водосвятный молебен обыкновенному кресту. Явление повторилось; во cне благообразный старец подтвердил старушке Марие, чтобы она шла к священнику и просила его отыскать вот этот (показывая его) крест и ему молебствовала. Мария, проснувшись, тотчас же во 2-й раз пошла к священнику и рассказав ему повторившееся сновидение со слезами просила отыскать явленный ей во сне крест. Отец Михаил, выслушав ее, вспомнил о деревянном кресте, который за ветхостью лежал в ризнице и который предполагал он положить с собою, когда умрет. Когда о. Михаил принес из ризницы и показал Марии, она, к удивлению о. Михаила, узнала в нем тот самый крест, который, во сне старец показывал ей. С живою верою немедленно был отслужен водосвятный молебен. Беснуемых окропили и дали пить св. воды, и они получили исцеление. Поелику же явленный крест был весьма ветх, рожки его и ручка были сломаны; то благодарные родители, по совету своего о. духовного, положили написать новый, подобный сему крест и, позвав иконописца, написали с явленного, точно такого же размера, новый крест; обложили его серебром и сделали футляр, в котором его и поставили. По освящении сего, чудодейственная сила сообщилась и этому кресту. После сего как прихожане, так и окрестные жители в своих скорбях и бедствиях стали часто прибегать к чудотворной силе сего Креста Господня, и стали получать облегчение в скорбях душевных и телесных.

(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 21-й. 1-го ноября 1881 года).

Священник Ильинско-Телешовского погоста Фёдор Васильевич Казанский был в числе добровольных корреспондентов, сотрудничающих с Этнографическим бюро князя В.Н. Тенишева. Цель деятельности бюро состояла в обширном по охвату и содержанию социологическом исследовании различных сторон русской традиционной культуры. Сначала разрабатывались анкеты – опросные листы, затрагивающие сотни вопросов из бытовых, религиозных... сторон жизни россиян, затем добровольные участники, проживающие в разных уголках страны (в числе которых был и Ф. Казанский) отвечали на вопросы, посылали результаты в столицу, выполнялась обработка и обобщение результатов. Среди сведений о корреспондентах указывается "известно, что Ф. Казанский принял энергичные меры к тому, чтобы учредить в 1894 г. в погосте Ильинское-Телешово общество трезвости. К 1895 г. число членов общества возросло с 10 до 33 человек. На своих собраниях члены общества обсуждали текущие дела, занимались чтением нравственных книг". Ф. Казанский являлся членом уездного отделения Епархиального совета Шуйского уезда, в 1900 г. был награжден скуфьею.

Открытие Общества трезвости в погосте Ильинском-Телешове

Ильинский-Телешовский приход расположен недалеко от города Шуи, который славится своими фабриками. Одна половина прихода находится в 8-ми верстах от города, а другая — всего только в 4-х. Заработная плата на Шуйских фабриках представляет большую приманку для прихожан погоста Ильинского-Телешова. На этих фабриках мужчины могут зарабатывать средним числом до 20-тн рублей в месяц, а женщины — до 16-ти. Поэтому Ильинские-Телешовские прихожане, и мужчины и женщины, почти поголовно работают на Шуйских фабриках в течение круглого года.
Благодаря хорошему заработку, казалось бы, что Ильинский-Телешовский приход должен быть не бедным приходом, зажиточным,— тем более, что каждая почти семья высылает на фабрики для заработков от двух до трех лиц. Но на самом деле оказывается совершенно иное. По свидетельству местного священника о. Федора Казанского, крестьяне Ильинского-Телешовского прихода так же бедны, как и крестьяне самых заурядных приходов, не пользующихся столь благоприятными условиями в отношении заработка. Они, как и другие бедняки, живут в тесных и грязных избушках, питаются самой скудной пищей и ведут самое несложное, ничего хорошего не обещающее хозяйство.
Такая бедность Ильинских-Телешовских крестьян, по наблюдениям того же о. Ф. Казанского, много зависит от того, что молодежь прихода, живя на городских фабриках,— старается подражать городским модам в одежде и немало затрачивает своих заработков на них. Но главным образом бедность Ильинских-Телешовских крестьян объясняется тем, что и молодые и пожилые фабричные много тратят денег на вино,— тратят они их и в рабочие и в праздничные дни, тратят единолично и компаниями, тратят мужчины и женщины. Конечно,— при таком порядке вещей, всякий заработок обращается не во благо, а во вред семье и хозяйству, и бедность неизбежно вступает в свои права среди Ильинских-Телешовских крестьян.
Дойдя до того убеждения, что пока в приходе существует пьянство,— до тех пор бедность прихожан не прекратится, и не только не прекратится, но и будет постепенно возрастать,— приходский священник о. Ф. Казанский решил принять энергичные меры против зла. Он стал настойчиво твердить своим прихожанам, и в храме и вне храма, что злоупотребление вином должно быть оставлено, потому что пьянство влечет за собой не только поголовную бедность, но и другие, еще более ощутительные, ничем не поправимые бедствия. В наглядных и живых примерах для подтверждения этого не было недостатка. У всех прихожан было на виду, что один из них путем пьянства наживали болезни и увечья, другие от пьянства совсем умирали и оставляли обездоленных сирот, третьи в пьяном виде теряли имущество и разоряли семьи, четвертые под влиянием вина делались худыми семьянинами и развращали детей и т. д.
В своих беседах с прихожанами о разных мерах к ослаблению зла о. Ф. Казанский не раз указывал на примеры учреждения в некоторых местах обществ трезвости и советовал своим прихожанам основать такое общество в собственном приходе, на первых порах хотя бы только на время, на один год,— только для искуса. Настойчивое слово и добрый совет пастыря не пропали бесследно, не остались без надлежащих последствий. К 1-му января 1894 г. нашлось 10 человек, которые в этот день пришли в приходский храм и заявили о. Ф. Казанскому о своем намерении открыть в Ильинском-Телешовском приходе общество трезвости и быть первыми членами этого общества. С искренней радостью принял это заявление о. Ф. Казанский. Перед началом Литургии,— перед многочисленным народом, собравшимся по случаю праздника в приходский храм,— он сказал глубоко прочувствованную речь о значении открывающегося общества трезвости, а после Литургии отслужил Спасителю и Божией Матери молебен, испрашивая начинателям общества небесной помощи на предлежащий им подвиг. По окончании молебна, о. Ф. Казанский со всеми десятью членами открывающегося общества отправился в школьное здание, обсудил там вместе в ними правила, обязательные для каждого члена, наложил их на бумаге, пригласил всех подписаться под этими правилами и объявил общество открытым. Так получило свое начало общество трезвости в Ильинском-Телешовском приходе.
Первый год существования этого общества, как год испытания для членов, вообще прошел довольно благополучно. Один только член не выдержал искуса и вышел из общества, а все остальные девять членов не только свято выполнили прямые свои обязанности в отношении трезвости, но и заявили о себе некоторыми иными добрыми делами. В течение первого года одни от своих заработков жертвовали посильные лепты на ремонтировку приходского храма, а другие весьма усердно трудились над увеличением числа членов своего немногочисленного общества. Эти последние поставили своею задачею нигде не пропускать,— ни в деревне, ни на фабрике, удобного случая к тому, чтобы побеседовать с своими товарищами по работам о вреде пьянства не только для тела, но и для души. Свои устные беседы они нередко подкрепляли печатным словом, взятым то из Троицких листков, то из других источников, указанных приходским священником. К концу 1894 г., назначенного для испытания членов,— было заявлено со стороны этих последних о. Ф. Казанскому, что общество их увеличивается на 33 человека. В виду столь отрадного заявления об успехах общества,— о. Ф. Казанским, вместе с наличными членами общества, решено было собраться всем членам на 1-е января 1895 г. в приходском храме, сердечно возблагодарить Господа Бога за милости, явленные обществу, формально ввести в свое малое общество новых членов и обсудить те нужды, какие могли обнаружиться в течение первого года деятельности общества.
Когда наступило 1-е января 1895 г., то о. Ф. Казанский перед Литургией отслужил благодарственный Господу Богу молебен за счастливо протекший для общества год, а во время Литургии, для назидания не только членов общества, но и всех присутствовавших в храме,— произнес одушевленное слово, в котором старался главным образом выяснить, с одной стороны, тот вред, который причиняет каждому человеку пьянство,— а с другой,— ту пользу, какую могут приносить общества трезвости, при искреннем желании членов противодействовать злу. По окончании Литургии, о. Ф. Казанский, вместе со всеми членами общества,— и прежними и новыми, перешел в школьное здание и краткою речью открыл заседание общества. На этом заседании, по прочтении обычных обязательных правил общества и по принятии новых членов в состав его,— решено было расширить круг деятельности членов общества, так как общество своим годичным искусом ясно доказало свою жизнеспособность и свое право на действительное бытие и на более широкое устройство. На этом заседании решено было ввести в число задач общества благотворительность. На дела благотворения каждый член общества обязался отделять от своих заработков по 10 коп. в месяц, вносить эти деньги в общую кружку и хранить их в церкви. Для отчетности по делам благотворительности постановлено было завести приходо-расходные книги. Кроме этого, на том же заседании решено было собираться всем членам общества в школьном здании, по возможности, не менее двух раз в месяц. Во время этих собраний предположено было, во-первых, рассматривать текущие дела общества, во-вторых, прочитывать все, что появится в печати об обществах трезвости, и в-третьих, заниматься чтением духовно-нравственных книг и брошюр.
Обсудив все свои дела, все члены общества снова отравились в церковь. Здесь, при общем пении всех членов общества, совершен был о. Ф. Казанским торжественный молебен Спасителю, Божией Матери, Николаю Чудотворцу и Василию Великому с водоосвящением. В конце молебна, во время окропления св. водою, все члены общества пропели хвалебную песнь: «Тебе Бога хвалим», а после этой единодушной молитвы разошлись по своим домам. Так вступило Ильинское-Телешовское общество трезвости во второй год своего бытия.
(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 16-й. 15-го августа 1895 года).

В 1897 г. «Престолов в церкви два: в холодной — во имя св. пророка Илии и в теплом приделе — во имя препод. Сергия Радонежского Чудотворца.
Из церковных священных предметов особенное внимание заслуживают: а) напрестольный сребро-позлащенный крест, чтимый прихожанами за чудотворный; б) два креста небольшого размера, сребро-позлащенные, с частицами св. мощей разных угодников Божиих; в) сребро-позлащенный образок препод. Сергия Радонежского Чудотворца с частицами св. мощей сего Чудотворца; г) полное архиерейское облачение из золотой парчи, шелковая архиерейская мантия, митра, шитая золотом, и сребро- позлащенная панагия,— пожертвование в Бозе почившего Высокопреосвященнейшего Агафангела, Архиепископа Волынского, уроженца погоста Ильинского-Телешева.
Церковные документы хранились в целости: копии метрических книг с 1781 года и исповедных росписей с 1829 года.
Земли при церкви: усадебной 2 десятины, сенокосной 4 десятины, пахотной 24 десятины и под дровяным лесом 7 десятин.
Причта по штату положено: священник и псаломщик.— На содержание причт получал: процентов с церковного капитала 93 руб. 14 коп., от земли 90 р., от сбора хлебом 5 р., и за требоисправления 430 р., а всего в год 618 р.. У священника церковный каменный дом, а у псаломщика — собственный.
При церкви с 1874 года имеется приходское попечительство.
Приход образуют деревни: Василево, Дуброво, Сметанки, Семейкино, Поповка, Новино, Косячево, Марково и Миркоко. Всех дворов в приходе 139, душ мужского пола 492 и женского пола 590 душ» (Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: Вып. 5 и послед.: Шуйский и Ковровский уезды. Вязниковский и Гороховецкий уезды. - 1898.).

С 1875 г. на территории погоста существовала церковно-приходская школа (капитал на её содержание – 2496 р. - пожертвован уроженцем погоста архиепископом Волынским Агафангелом, который также пожертвовал церкви полное архиерейское облачение из золотой парчи). Это была пятая по счёту церковно-приходская школа, открытая в Шуйском уезде и наиболее материально обеспеченная. Обучение 22 мальчиков проводила учительница под наблюдением священника. Школа находилась в церковном доме (стены здания сохранились).

Ильинско-Телешовский погост - родина известного духовного писателя Агафангела (Алексей Соловьев, 1812-1876). На Телешовском погосте был сооружен памятник над могилой матери о. Агафангела по его поручению.

В конце XIX — начале XX века Ильинский погост входил в состав Якиманской волости Шуйского уезда Владимирской губернии.

С 1929 года деревня входила в состав Дроздовского сельсовета Шуйского района.
С 1964 года — в составе Китовского сельсовета.
С 2005 года — в составе Китовского сельского поселения.

Разрушение Ильинской церкви и усыпальницы Собакиных происходило в послевоенные годы. Причём кирпич, полученный после разрушения усыпальницы дворян Собакиных (1963 г.) был использован при строительстве одного из ближайших домов.
В селе сохранилась колокольня церкви Илии Пророка.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Шуя | Добавил: Jupiter (08.10.2018)
Просмотров: 18 | Теги: Шуйский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика