Главная
Регистрация
Вход
Пятница
19.07.2019
23:32
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1054]
Суздаль [342]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [354]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [197]
Судогда [83]
Москва [42]
Покров [108]
Гусь [122]
Вязники [232]
Камешково [64]
Ковров [287]
Гороховец [90]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [61]
История [17]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [45]
Селиваново [26]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [63]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [29]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 23
Гостей: 22
Пользователей: 1
Николай

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Собинка

Суд над убийцами М.И. Лакина (1925 год)

Суд над убийцами М.И. Лакина

17 мая на фабрике имени Лакина начался процесс об убийстве М.И. Лакина.
На процесс собрались сотни рабочих, заполнивших до отказа театр.
Ровно в 12 часов выездная сессия влад. губ. суда, под председательством тов. Березина, открывает судебное заседание.
Слушается дело по обвинению Максима Тарасова, Михаила Глотова и Александра Манькова в убийстве в 1905 году члена СДРП(б) тов. М.И. Лакина.
Перед слушателями рисуется жуткая картина николаевских времен, когда трудящиеся изнывали под пятой фабриканта, смутно понимал свое экономическое положение и боясь открыто выступить на защиту своих интересов.
Окутанные густым туманом поповского дурмана, затемненные речами слуг капитала, рабочие вынуждены были терпеть насилие и надеяться на лучшую жизнь в «царстве божием».
Вот в такой то обстановке и приходится работать группе организованных передовых рабочих, понимавших свое положение, как рабочего класса, и сознававших роль и значение стремлений и чаяний пролетариата.
К этой группе принадлежал и Михаил Игнатьевич Лакин, перенося на своих плечах всю тяжесть эксплуатации фабрикантов. На многих фабриках Владимирской губернии он произносил горячие речи, нaпpавленные против царя, попов и, особенно, фабрикантов.
Речи неутомимого борца пролили яркий свет в сознание рабочих. Они стали подыматься на борьбу с угнетателями. Эта борьба ознаменовалась грандиозной стачкой в Иваново-Вознесенске, массовыми митингами – в Муроме.
Тов. Лакин, помимо этого, вел также оживленные беседы с крестьянами о земле; устраивал библиотеки в селах.
Фабрика Бажанова, куда он прибыл по поручению владимирской организации партии, явилась последним этапом в кипучей деятельности революционера Лакина. Руки темной массы, подстрекаемой черной сотней с зажатыми в них камнями и ножами опустились на беззащитного т. Лакина, вооруженного одним лишь стремлением освобождения рабочих и крестьян из-под ига капиталистов.
Убийцы т. Лакина в свое время не были разысканы и наказаны. Но сейчас они обнаружены и сегодня их судят.

Допрос обвиняемых

Тарасов Максим, высокий крепкий старик. Одет он в праздничный пиджак, под которым виднеется белая косоворотка.
Тарасов работал на фабрике 35 л.
На вопросы суда отвечает длинными и нескладными фразами.
Виновным себя не признает.
Среди рабочих Тарасов пользовался дурной славой. У него зачастую с рабочими бывали споры и ссоры, доходившие нередко до драк.
По словам самого Тарасова, он точно и аккуратно выполнял все поручения организации, в которой состоял. Организацию эту он называет «союзом» об остальном умалчивает.
На вопрос судьи:— вы значит, состояли членом союза русского народа?— Тарасов отвечает: не знаю, не понимаю... Я тогда стоял за людей.
Члены «союза», в котором состоял Тарасов, собирались у Баташева и в чайной Морозова.
— Скажите, трактирщик Морозов участвовал в ваших собраниях? — Задает следующий вопрос судья.
— Не припомню. Где уж тут вспомнить?.. – мямлит Тарасов.
Судья: Вы говорили, что не хотели – действовать так, чтобы было плохо рабочим и хорошо хзяину?
Тарасов: Да.
Судья: А вы знали, что союз русского народа является союзом, защищающим интересы хозяина?
Тарасов: Нет, не знал.
В комплекте у Тарасова был рабочий Числов.
На вопрос обвинителя, не грозил ли Тарасов Числову гирей от ткацкого станка, Тарасов говорит:
— Heт, не грозил... Да я и без гири могу с ним справиться...
Далее допрашивается Глотов. На большинство вопросов суда отвечает отрицанием.
Прокламаций, раздаваемых тов. Лакиным в 1905 году, он не читал и не слушал.
- Как вы отнеслись к убийству тов. Лакина? — Спрашивает судья.
Глотов: Сожалел я тогда, да и сейчас жалко. Ни за что убили человека.
Судья: Знали-ли вы о том, что на Бажановке была черная сотня?
Глотов: Говорили, была, а плохого она ничего не делала... об этом не слышно было…
Обвиняемый Маньков рассказывает суду о том, что произошло с ним в день убийства тов. Лакина.
Пришел я из фбрики домой, сел ужинать. Гляжу бежит народ. Я вышел из дому и пошел за толпой по направлению к дому Бурдакова. Удома Бурдакова толпа кричала:
— «бей оратора», «режь его», «жги»...
Когда тов. Лакин вышел из дома Будакова, толпа погналась за ним. Он побежал вниз, к реке.
Мы испугались и бросились в кусты. Выйдя оттуда, мы увидели, что тов. Лакин лежит мертвый, а вокруг него куча кирпичей и камней...
Виновным себя Маньков не признает.
После обеденного перерыва суд приступает к допросу свидетелей.

Допрос свидетелей

Несмотря на большое количество свидетелей, картина и обстоятельства, сложившиеся вокруг убийства т. Лакина, слишком затемнены противоречивыми показаниями их.
Ведение дела усложняется еще и тем, что многие обстоятельства, сопровождающие убийство, забыты свидетелями, в виду давности происшедшего.
Большинство свидетелей в своих показаниях рисуют личность подсудимого Тарасова с отрицательной стороны. Рабочие боялись Тарасова, а работавшие у него в комплекте старались избегать разговоров с ним, так как Тарасов передавал администрации все свои разговоры с рабочими.
Перед судом проходит ряд свидетелей-очевидцев убийства, рассказывающих кошмарную картину происшедшего в ночь с 28 на 29 ноября 1905 г.
Первым дает показания тов. Aбoляев — близкий друг и товарищ по подпольной работе тов. Лакина.
Простые слова рабочего-подпольщика тов. Аболяева обрисовывают тов. Лакина, как стойкого борца, талантливого оратора. В последний раз, когда тов. Лакин уезжал из Мурома во Владимир, тов. Аболяев, вместе с другими товарищами, провожал Михаила Игнатьевича, напутствуя его беречься.
На вопрос суда, кто остался у тов. Лакина после убийства, тов. Аболяев сообщает:
- жена, две дочери и сын. Одна из дочерей тов. Лакина работает ткачихой. Сын в последнее время работал слесарем.
Свидетельница убийства Старостина так рассказывает о том дне, когда был убит тов. Лакин.
— Я работала в тот день в женской вечерней смене. Весть о прибытии оратора быстро облетела все фабричные корпуса. Среди рабочих пошли толки и разговоры. В одной из групп рабочих я заметила Максима Тарасова, который, держа в руке тормозную гирю от ткацкого станка бесстыдно заявлял: «вот ему гроб и могила!»
— Меня заинтересовало, - продолжает свидетельница,- за что это Тарасов собирается убивать невинного человека, и я стала внимательно за ним наблюдать. Высказав свою угрозу по адресу оратора, Тарасов сказал, что ему нужно сходить в казарму и что он скоро вернется.
И, действительно, он через некоторое время вернулся в сопровождении Глотова, который нес банку с керосином.
Группа рабочих двинулась к воротам фабрики, свернула на шоссе и направилась в село Ундол к дому Бурдакова, где остановился т. Лакин.
К дому толпа подошла тихо.
Глядим уж и Тарасов здесь. Он постучал в окно к Бурдакову и крикнул:
— «Бурдаков, выпускай лишних людей».
Когда Бурдаков ответил, что лишних людей у него нет, Тарасов скомандовал Глотову:
— «Плескай!». Глотов облил угол дома Бурдакова керосином, намереваясь поджечь его.
Когда из дома вышел тов. Лакин и хотел что-то сказать, в толпе закричали: «бей его!» Тов. Лакин бросился сквозь толпу к речке. В это время из-за угла одного из соседних домов выскочил Тарасоа и нанес тов. Лакину удар пo голове тормозной гирей. Тов. Лакин зашатался, сделал несколько шагов вперед и упал. В этот момент на него налетело несколько озверевших людей и добили его.
Свидетель Торохин рассказывает, что, узнав о приезде на фабрику оратора, он с группой рабочих отправился в дом к Бурдакову. Тов. Лакин принял их, долго беседовал с ними о положении рабочих и роздал им прокламации. Возвращаясь от Лакина, Торохин встретил на дороге Подрезова, Маврина, Тарасова и других, которые направлялись в село Ундол. Торохин зашел домой, а затем снова отправился к дому Бурдакова. Толпа в это время вызвала тов. Лакина. В толпе раздавались угрожающие крики: — «выходи, рассказывай нам новые законы».
Когда тов. Лакин вышел, ему не дали говорить. Видя, что ему угрожает смерть, он бросился бежать. Толпа за ним.
После убийства носились слухи что будто бы Подрезок (ныне умерший) хвалился, что подставил тов. Лакину ногу и первый начал его бить. Рабочий Дворников, проживавший тогда вместе с свидетелем Торахиным, хвалился, в свою очередь тем, что он ударил тов. Лакина ножем.
Отделение союза русского народа, во главе которого был земский начальник, по показаниям свидетеля Ив. Барынкина, имело на Бажановке своих членов. Собрания членов союза происходили на станции Ундол и в Колокше. В поселке Колокша у них находилось знамя, на котором был изображен Георгий победоносец.
Про Бажанова - бывшего хозяина фабрики, свидетель Барынкин говорит, что он был очень благосклонно настроен к союзу русского народа, защищавшему его интересы. Из членов союза в селе Ундоле свидетель помнит бывшего стaросту Мурзина.
В обеденном перерыве 18 мая сессия губсуда осмотрела место происшествия в селе Ундоле, где был убит тов. Лакин.
Вечернее заседание началось допросом бывшего ундольского старосты Мурзина, состоявшего тогда членом союза русского народа. Мурзин, по его словам, имел в 1905 году квартирантов рабочих, сам он крестьянствовал и, кроме того, получал жалованье, как староста.
На вопрос суда, знает ли Мурзин подсудимых, он отвечает, что знал за исключением «господина» Манькова.
Судья: Какой он господин?
Мурзин: Да, он сам себе господин.
Судья: Как вы попали в союз русского народа?
Мурзин: Меня записали туда насильственно.
По словам свидетеля Мурзина, после убийства тов. Лакина, когда труп его лежал в волостном правлении со станции Ундол пришли два каких-то неизвестных ему лица, в штатском, которые осмотрели лежавшего тов. Лакина и, пошептавшись, ушли. Больше он их не видел.
Судья: Не знаете, были ли эти двое друзья тов. Лакина или переодетые жандармы?
Мурзин: Положительно не могу сказать.
Судья: С кем вы осматривали труіп тов. Лакина и что нашли?
Мурзин. Труп я осматривал вечером с фельдшером и следователем. Осмотром было установлено более 20 ран на теле Лакина, из которых одна была в боку около 4 вершков.
Последним свидетелем на вечернем заседании допрашивается бывший директор фабрики Бажанова - Солодовников.
Солодовников рассказывает, что после убийства тов. Лакина рабочие чувствовали себя крайне угнетенными и настроение у них было подавленное.
Дальше он обрисовывает личность владельца фабрики Бажанова. Бажанов был сифилитик. На этой почве у него прогрессировал паралич.
Убеждений он был правых.
Солодовников, между прочим, рассказывает, что после убийства тов. Лакина к нему приходила группа рабочих, но с какой целью — неизвестно. Он помнит, как ответил им: «напрасно вы это сделали». Персонально же никого из приходивших к нему рабочих он не помнит. Что касается требований, предъявляемых рабочими к фабриканту, то свидетель помнит только требование о повышении расценков и понижении платы за квартиры, а также требование бесплатной бани.
На утреннем заседании 19 мая суд продолжает допрос свидетеля Солодовникова.
Солодовников, ссылаясь на слабую память, отвечает на вопросы суда намеками и недомолвками. Слабость памяти свидетеля заключается в том, что он хорошо помнит разные мелочи и почти совершенно запамятовал факты, имеющие непосредственное отношение к делу.
По его словам, после забастовки на фабрике усилился штат полиции.
Касаясь положения рабочих на фабрике Бажанова в 1905 г., Солодовников говорит, что школ для рабочих на Бажановке не было. Среди молодежи тогда практиковалась поножовщина.
На вопрос представителя государственного обвинения, чем объяснить что в одно и тоже время на фабрике велась борьба за улучшение быта рабочих и в то же время выдавались деньги на водку, Солодовников говорит:
— Да, это было. Деньги на водку выдавались рабочим в тех случаях когда между рабочим и хозяином разрешались какие-либо противоречивые вопросы.
О существовании на Бажановке организации «союза русского народа» свидетель не звал.
Свидетель Солодовников помнит, что во время приезда во Владимир Николая II, несколько рабочих, которым как видно, доверяли, были в охране Николая при его проезде.
На вопрос сторон обвинения, почему свидетель Солодовников отлично помнит случаи, не имеющие прямое отношение к делу и забывает яркие факты, мимо которых никак нельзя пройти, свидетель снова продолжает отделываться неопределенными ответами.
Свидетель Коновалов, конторщик на фабрике Бажанова, бывш. член союза pyсского народа, рассказывает суду обстоятельства, при которых oн, во время проезда Николая, попал в его охрану.
Из показаний ряда других свидетелей вырисовываются некоторые дополнительные детали бытовой картины тяжелого положения рабочих на фабрике Бажанова. Большинство paбочих были безграмотны. «Союз русского народа», имевший на Бажановке своих членов, расклеивал прокламации, призывал рабочих вступать в члены организации.
Довольно было одного появления представителя революционной партии, тов. Лакина, как рабочие пришли уже в крайне возбужденное состояние. Полиция и черная сотня, стоявшая на страже интересов капиталистов, повели усиленную контр-атаку. Зашевелились темные личности, подстрекающие малосознательных рабочих на убийство.

Случай со свидетельницей Старостиной

Перед окончанием утреннего заседания 19 мая подсудимый Тарасов просит суд навести справку пo книгам, хранящимся в архиве фабрики о том, работала-ли свидетельница Старoстина на фабрике в момент убийства тов. Лакина, про которое она так уверенно и подробно рассказывала суду.
Тарасов заявляет, что со Старостиной у него шесть давнишние счеты. В бытность свою председателем сельсовета Тарасов производил обыск у Старостиной, обвинявшейся в краже. При обыске у нее были найдены фабричные початки и кусок приводного ремня. На этой почве Старостина таила вражду к Тарасову.
Суд удовлетворил ходатайство подсудимого Тарасова. К вечернему заседанию суда 19 мая председательствующий т. Березин огласил справку фабкома фабрики, из которой видно, что свидетельница Старостина ни в 1905, ни в 1906 гг. на фабрике не служила, а поступила на фабрику в мае 1907 года.
Представителем обвинения, тов. Невзоровым, возбуждено ходатайство перед судом о привлечении Старостиной за лжесвидетельство.

Окончание допроса свидетелей

Затем в качестве свидетеля выступает торговец Морозов со станции Ундол, в трактире у которого собирались члены «союза русского народа».
По словам свидетеля, собрание черной сотни у него состоялось всего лишь один раз.
На состоявшееся в квартире Морозова собрание черной сотни прибыл какой-то черкес, который сообщал что-то присутствовавшим. Что говорил черкес - Морозов не знает.
Последние два свидетеля, проходившие перед судом, дорисовывают личность Тарасова в период после 1917 г. Впечатление от этих показаний создается не в пользу Тарасова. Он зачастую проводил в деревне злобную критику действий соввласти. Председателем сельсовета Тарасов был избираем лишь потому, что он был грамотным. На всю деревню Лохан было только два грамотея: он и Зотов. Эти два грамотея и были «поочередно» избираемы в председатели сельсовета.
По окончании допроса суд приступил к заслушанию речей обвинения и зашиты.

Речи обвинения и защиты

В качестве общественного обвинителя на суде выступил представитель рабочих рабочих фабрики им. Ледина и Рогоськова т. Кононов, который сказал: «т. Лакин был пролетарием, стойко боровшимся за дело пролетариата. Посланный организацией на фабрику для освещения рабочего положения, он неутомимо исполнял возложенную на него работу. Царским слугам это было не по духу и они постарались подговорить темных рабочих его убить.
Приговор был приведен в исполнение. Муромские рабочие просили наказать исполнителей убийства по заслугам.

Речь прокурора т. Невзорова

Для того, чтобы понять кошмарное убийство т. Лакина, нужно вспомнить 1905 г., когда по всей России прокатилась волна черносотенных погромов. Несмотря на приказ царского слуги Tрепова; «патронов для рабочих не жалеть», царская государственная машина дрогнула. Рабочие должны были победить, если бы не жестокая расправа черносотенцев, не знавших пощады.
В это время крупные купцы, мясники и фабриканты спаивали водкой темных рабочих и крестьян и направляли их на революционно-настроенных рабочих.
Прошло некоторое время и та часть рабочих, которая шла громить братьев-рабочих, отвернулась от капиталистов и пошла в ногу с революцией. Можно ли судить темную часть рабочих, шедших сначала с завязанными глазами против таких же рабочих? Нет. Суду важны те главари и активные участники, которые сознательно шли убивать передовых рабочих.
К таким главарям принадлежал и Тарасов.
Свидетельские показания суду пришлось добывать с большим трудом. Заведываюший ф-кой Бажанова, бухгалтер, конторщик и другие прошедшие перед судом в качестве свидетелeй, по скольжу вопрос касался Бажанова, не сказали суду правды. Ибо правда эта была бы для них опасней. А мелкие служащие? Они тоже ничего не сказали, ибо у них до сих пор сохранилось верноподданическое чувство к Бажанову также, как и у подмастерья Тарасова.
Тарасов был любимчиком мастера Лукьянова, он и до сих пор питает хорошее чувство к Бажанову. Заработок его был в двое больше простого рабочего. По многим намекам он был членом союза «русского народа». Подозрения в убийстве есть. Но если-бы они были доказаны, то обвинение пpoсило бы одну меру наказании - расстрел. Но этих данных нет. Маньков и Глотов — темные, забитые рабочие, Тарасов же, как говорят все данные, принимал в убийстве активное участие. Наказание Тарасов должен понести.

Речь защитника т. Маковского

Темнота, нажим фабриканта на рабочих — вот, что послужило причиной убийства т. Лакина.
Кто сидит на скамье подсудимых?
Два рабочих и подмастерье Глотов и Маньков, физические трупы и наполовину трупы морально. Они чувствуют себя случайно попавшими на скамью подсудимых. Был ли Тарасов жандармом, полицейским, шпионом хозяина? Нет. Этo только намеки, этого суду не удалось выявить. В политическом отношении, несмотря на то, что Тарасов не так глуп, каким он себя покалывает, он все же темен. Это нужно принять во внимание при оценке виновности Тарасова.
Карательная политика советской власти проследует исправительную цель. Стоит ли ее применять к Тарасову, который и по словам обвинения социально безопасен.

Источник: Газета «Призыв», 22 мая 1925 года.
Лакин Михаил Игнатьевич (1876-1905)

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Собинка | Добавил: Николай (22.06.2019)
Просмотров: 56 | Теги: Лакинск | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика