Главная
Регистрация
Вход
Пятница
15.02.2019
21:38
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 580

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1010]
Суздаль [323]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [344]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [59]
Юрьев [128]
Судогда [74]
Москва [42]
Покров [78]
Гусь [109]
Вязники [219]
Камешково [64]
Ковров [284]
Гороховец [81]
Александров [172]
Переславль [96]
Кольчугино [39]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [87]
Религия [4]
Иваново [40]
Селиваново [22]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [11]
Промышленность [63]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [24]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 31
Гостей: 31
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Следствие 1720 года о приездах царицы в приписной патриарший домовый Боголюбов монастырь

Следствие о приездах царицы в приписной патриарший домовый Боголюбов монастырь

Из следственного дела о царице Лопухиной Евдокии Федоровны.

В 1720-м году дьяку Тайной Канцелярии Тимофею Палехину (находившемуся в Москве), именным указом, присланным из С.-Петербурга, из Тайной Канцелярии, велено было ехать во Владимир и в Суздаль «и в тех городах в монастырях и в прочих местах, о которых показано в приложенных при том указе копиях, и которые места по следованию его покажутся, о выезде из Суздаля из Покровского монастыря бывшей царицы, монахини Елены, и о приезде и о действах ее в тех местах, на каких подводах она ездила, и кто при ней были служители, и из каких чинов и кто ей в тех проездах чинил всякую помочь, о том о всем исследовать, и которые люди как духовного, так и мирского чина к тому приличатся, и их с накрепко: давно-ль у них такой случай учинился и чрез кого именно, или чрез какую письменную пересылку, и разговоры какие у них с бывшею царицею о чем были, или от кого о том слышали, и сколь давно и сами они в том согласии с ними были ль. Так же Владимирского ямщика Тимофея Степанова сына Тезикова, да Ивана Жиркина (а которого он города и из какого чина—не показано), которые от растриги Демида, что был Ростовский Епископ Досифей, присылываны в Москву к растриге ж Якову Игнатьеву, сыскав потомуж распросить о всем накрепко».
«А по расспросам, которые люди приличатся в каких важностях, и их держать порознь за крепким караулом, где пристойно, а розыск и учиня из него выписку, с ясным известием прислать в помянутую Канцелярию с нарочным наскоро».
Кроме городов Владимира и Суздаля, Палехину предписано было произвести следствие в монастырях Боголюбове, Владимирского уезда, и Покровском, «который от того Боголюбова монастыря в близости».
Сверх того на основании расспросных речей Ивана Жиркина дьяк Палехин привлек к допросу следующие места и лица:
Владимирского уезда село Кусуново, да село, что на Поле, и тех сел попов и церковников.
Владимирских земских бурмистров и посадских людей, да вдову посадского человека.
Владимирского Рождественского монастыря приписной Федоровский монастырь, что близ Владимира.
Рождественского монастыря архимандрита Гедеона, что в городе Владимире.
Сновицкий и Кузьмин монастыри.

Дьяк Палехин начал следствие с города Владимира и монастыря Боголюбова, из которого, 6-го октября, приехал, для продолжения следствия, в Суздаль, послав в день отъезда своего из Боголюбова монастыря члену Тайной Канцелярии А. И. Ушакову следующее письмо о добытых им при следствии результатах:

Благородный Господин Бригадир
и от Лейб-Гвардии Майор
Государь мой милостивый!
«Доношу Вашему Благородию, по присланному ко мне Царского Величества указу из Тайной Канцелярии во Владимире Ивана Жиркина и ямщика Тимофея Степанова, сына Тезикова я сыскал, из которых по распросам их показались: помянутый Жиркин Владимирского Рождественского монастыря казенного приказа подъячий. Он же растриги Демида, что бывал Ростовский Епископ Досифей зять родной, ибо за ним Жиркиным того растриги сестра родная; а ямщик Тимофей Тезиков растригиж, что бывал верхоспасский протопоп Якова Игнатьева шурин двоюродный, потому что за ним растригою Яковом была его Тезикова двоюродная сестра, и что теми распросами они показали во известие, с того прилагаю при сем копии, понеже по оному Жиркина распросу показалась важность немалая. О приезде бывшей царицы в Федоровский монастырь, что при Владимире, который приписан к Владимирскому ж Рождественскому монастырю, в который приезжал к ней того Владимирского Рождественского монастыря архимандрит Гедеон, и был у ней бывшей царицы с подносом, о чем оного архимандрита я здесь спрашивал, на что он мне сказал, что в том, так же и что он за собою имеет во всем вину свою Царскому Величеству принесет и напишет своеручно, ибо всего памятно сказать вскоре не может и просит времени, что я выслушав у него того ж часу все его письма в келье его собрал и пересматривал, при котором пересмотре объявил он архимандрит письмецо маленькое, и означено внизу тако, а письмо се сверху, и как видно, письмо не мужской персоны; а сказал, что-де то письмецо, в бытность его в Москве в Чудове монастыре в Благовещенской церкви отдала ему вдова, а как ее зовут, и кто она такова, того он не знает, потому что-де она ему не сказалась, и он ее не спрашивал, и прежде сего ее не знал, и доныне не знает; и я у него оное письмецо принял, и повинную ему написать велел, на что ему дано было время, и приставлен к нему арест, за которым повинную он архимандрит Гедеон написал своеручно и отдал мне, в которой я усмотрел важность немалую, и не об одном том деле, о чем изволиш известиться из оных подлинно где и о мощах великого князя Александра Невского нечто показалось; того ради оную повинную подлинную и предпомянутое письмецо подлинное ж прилагаю до Вашего Благородия при сем, и посылаю с нарочным наскоро; а которые люди по следованию моему явились по тому делу, и тех людей распрося отдал я под арест Владимирскому воеводе Василью Иванову сыну Кафтыреву, а имянно: попов 4, дьячок да пономарь, подъячий Жиркин с женою, да ямщик Тезиков, посадских 7, вдова 1, итого 17 человек; да предпомянутый архимандрит Гедеон и содержится он в том же Рождественском монастыре, в его архимандричей келье, ибо инде крепчае держать его негде; также и в других и в Боголюбове монастырях, что по сыску кто сказал, и с того всего учиня выписку подлинно прилагаю до Вашего Благородия при сем же; да особливо из того всего для скорого Вашему Благородию известия учинил я вкратце экстракт, показуя в нем единую важность, и прилагаю при сем же; а ежели Государь в оном покажется Вашему Благородию какое сомнительство, то прикажи Государь справливаться с посланною выпискою. Да по вышеписанному ж моему следованию надлежит же допросить владимирца ж Ивана Хохалина, а о чем, о том явно в выписке. А по сказке того города бурмистров, что он Хохалин в сентябре сего 720 года поехал к отчету в С.-Петербург, с денежною казною, и соляной продажи с книгами, и о сыску того Хохалина в С.-Петербурге, и о распросе его, как Вашего Благородия соизволение, а я отсюда отправился в Суздаль сегодня".
Вашего Благородия Государя моего
милостиваго всепокорный раб
Тимофей Палехин.
Октября «6» дня, 1720 года.
Из Боголюбова монастыря.
Помета Ушакова: Получено Октября «16» дня 720 года…

Игумен Боголюбова монастыря Аверкий, замешанный в дело царицы Евдокии, и с ним многие монахи и служители в 720 году были взяты из монастыря и за караулом отправлены в Москву. В чем заключалась его прикосновенность к делу и что показал он на допросах в Тайной Канцелярии — неизвестно. По всей вероятности у правительства были поводы считать его сторонником царицы. На основании его расспросных речей, дьяку Палехину поручено было расспросить оставшихся в Боголюбовом монастыре монахов. Монахи на допросе показали:
Схимонах Боголеп Никитин. Царица была в монастыре дважды; в первый раз при бывшем игумене Арсение в летнее время (год, месяц и число — не помнит), стояла в казенных кельях, была в соборной церкви у всенощной и у литургии; с царицею были монахини и белый поп, который и отправлял службу церковную. Во время службы монахов и служителей того монастыря царицыны служители к соборной церкви не подпускали (игумена Арсения, помнится, в монастыре не было, был в отъезде); после литургии царица в тот же день уехала — куда — не знает. В другой раз она была при нынешнем игумене Аверкие, года 3 тому назад, «а в 717-м ли году, того он Боголеп не упомнит», летом же, перед вечернями, «в пол-дни», (показание Гедеона, строителя), ночевала в игуменских кельях, была в соборной церкви у всенощной, а на другой день у литургии, и после литургии «от церкви к кельям в карете подезжала», «а то всенощное и литургию отправляли тот же белый поп и монахини 3 или 4 (показание монаха Германа — 3664), которые с нею ж бывшею царицею приезжали, запершись в церкви». «А игумен и братия и крылосские люди и он Боголеп в той церкви в то время никто не был, для того что служители ее, которые при ней были, в ту церковь входить никому не велели; и он-де игумен с братиею в то время отправляли рядовую службу вечерню и утреню и литургию в другой церкви. Часа через два после литургии царица обедала и угощала игумена с братией, которые обедали со служителями царицы в трапезе (показание монаха Германа). Один из служителей царицы пришел звать на обед и Боголепа, находившегося в то время в часовне, стоявшей на большой Суздальской дороге, меньше полуверсты от монастыря; в этой часовне Боголеп уже много лет проводил каждый день с утра до вечера, для сбора подаяний. Обед монахам был на счет царицы, также вино, пиво и мед; кроме обеда, всех монахов наделили деньгами, в том числе и Боголепу дали с гривну или меньше — не упомнит. После обеда Боголеп ушел в часовню, а монахи разошлись по кельям. В том же году, в котором приезжала царица, игумен Аверкий, как слышал Боголеп от других монахов, ездил летом в Суздаль, к царице, «а прежде-ли того приезда или после — не упомнит», «для прошения, за оскудением, в тот монастырь ладану и свеч и вина церковного»; с игуменом ездили келейник Иван Михайлов, дьячек Гавриил Васильев, «а слуга Матвей Иванов был-ли не слыхал». По возвращении игумена из Суздаля, спустя дня с два, Боголеп из часовни слышал звон в монастыре долгое время, часу в 4-м дня, и по его возвращении в монастырь монахи сказали ему, что звон был для молебна, который Аверкий служил соборно по приказу царицы, а о чем не сказали, «и кто в то время в служении при нем игумене иеромонахи и монахи были, того не ведает, и на том молебне бывшую царицу Авдотью царицею поминал-ли, о том он Боголеп ни от кого не слыхал». «Да и после-де того в разные времена, такие ж молебны, помнится ему, дважды со звоном пели, а он Боголеп во время тех молебнов в монастыре не был-же; и кто при том служении был, не знает-же, и на тех молебнах бывшую царицу поминали-ль, не слыхал же; также и в другой раз тот игумен Аверкий в Суздаль ездил-ли, и в Покровском монастыре у бывшей царицы был-ли, и для подносу ей что возил-ли и ее видел-ли, и разговоры с нею какие имел-ли, того ничего он Боголеп не ведает, и ни от кого не слыхал».
В тот же год, как была царица в монастыре и игумен Аверкий ездил в Суздаль, «приходили в тот Боголюбов монастырь каменщики» два человека, а откуда приходили, того он не знает, и с игуменом Аверкием осматривали соборно церкви, что каких надобно в ней починок, потому что оная церковь во многих местах попортилась, и осмотря пошли из того монастыря; а от кого в тот монастырь оные каменщики приходили, от бывшей ли царицы, или от других кого, и куда с монастыря пошли, не ведает».
Дьячков Боголюбова монастыря Игнатия Петрова Шороха (20 лет) и Никифора Тимофеева Бродягина (16 лет) Палехин спрашивал о каких-то иеродиаконе Гельвасии и солдатском сыне Никифоре Осипове, но дьячки ответили, что названные лица «в том монастыре были-ль или нет, того они не знают» (3668 — 3670 — 71).

Вместе с монахами Боголюбова монастыря был допрошен Палехиным и священник села Боголюбова церкви богоносец Иоакима и Анны Симеон Васильев Золотов, который показал: царица приезжала в Боголюбов монастырь летом, года 3 тому назад; подробностей никаких не знает; «только-де случилось ему в то время идти мимо того монастыря, и из тех-де служителей (царицы) увидел его попа один человек и спрашивал его: что-де ты за человек? и он-де ему сказал: я-де поп; подижь-де ты в трапезу и поешь с монахами вместе». Монахи сказали попу за обедом, что позвавший его человек был Афанасий Данилов Клепиков. После обеда поп Симеон ушел домой. «И по отъезде ее бывшей царицы из того Боголюбова монастыря с игуменом Аверкием молебнов никаких он поп Симеон не певал, и на эктениях и на молитвах ее бывшую царицу царицею не поминали, «только служивал он с Аверкием в годовой праздник Рождества Богородицы, 8-го сентября», «а в то-де время ее бывшую царицу царицею на эктениях и на молитвах с ним игуменом не поминали ж». «А что- де того Боголюбова монастыря монах Марко распросом на него попа показал: что будто-де после другого приезда игумена Аверкия из Суздаля пел он поп с ним игуменом молебны; и у тех молебнов будто он Марко и монахи: Иоасаф, Афанасий, Арефа, Лавро, и дьячки Иван и Тимофей и брат его игуменский были; и то-де он Марко на него попа показал напрасно, знатно, что в безумии своем, потому что он поп с ним Маркою знакомства никакого не имел; и молебнов с игуменом Аверкием никогда никаких не певал; и в том он поп шлется на доносителя соборного дьякона Никиту Петрова».
Того ж села дьякон Григорий Васильев показал: царица приезжала летом, года 3 назад; «и будучи-де в том монастыре она бывшая царица была у обедни, а что в то время действовала, того он не ведает, потому что того монастыря игумен Аверкий призывал его дьякона в тот монастырь в церковь, чтоб он служил; и он ему игумену сказал, что-де я к служению не готов; и пошел из церкви и из монастыря вон; а при том служении с тем игуменом были черный священник, а как его по имени зовут, того он не знает, да белый священник же, который был с нею бывшею царицею, рыж собою; а как его зовут, того он не знает же».
Монах Марко и на него показал тоже, что и на попа Симеона; но и дьякон отверг это показание, сославшись на самого игумена Аверкия, на доносителя дьякона Никиту Петрова и на помянутых монахов и дьячков, которые взяты в Москву.

По этому же делу был допрошен Палехиным патриарша домового Покровского монастыря строитель иеромонах Гедеон. …
Далее он показал: «И на другой-де день после литургии он Гедеон ходил в тот Боголюбов монастырь собою на поклон к ней бывшей царице, ради прошения в тот Покровский монастырь милостыни; и подносил ей хлеб и свежую рыбу, а тот-де хлеб и рыбу носили за ним в тот Боголюбов монастырь того Покровского монастыря трудники бельцы Никифор Яковлев, Степан Андреев, Полиевкт Яковлев, которых в том монастыре ныне необретается, тому года с два, а куда сошли, того он Гедеон не знает. И по докладу ее бывшей царицы служители пустили его Гедеона в сени тех келий, в которых она стояла; и вышед из тех келий Карло, а как его зовут не знает, тот хлеб и рыбу принял, и просил того Карло, чтоб доложил ей бывшей царице, чтобы пожаловала в тот монастырь милостыню, и оный Карло вынес ему денег на милостыню 20 алтын, и поднес ему в тех сенях чарку водки, да стакан пива; и отпустил его Гедеона; а той бывшей царицы в лицо он Гедеон не видал, и в каком платье была — не ведает».
«И как он вышел из сеней и у того крыльца стоял того Боголюбова монастыря игумен Аверкий с хлебами же, и пошел в теж сени; а у бывшей царицы в кельях был ли, и ее видел ли, того он не ведает, и от него игумена Аверкие и ни от кого не слыхал».
«И по обеде она бывшая царица куда поехала, тога он не знает; а в том-де Покровском монастыре при нем Гедеоне она бывшая царица никогда не бывала, а в Покровском монастыре она бывшая царица была ль пострижена, того он Гедеон не знает, и ни от кого не слыхал».

На все эти показания все допрошенные «в подтверждение написали смертную казнь».
«И вышеписанным монахам и служителям сказан великого государя указ, с подтверждением жестокого страха и смерти, чтоб они из тех монастырей без указа никуда не отлучались; и о чем спрашиваны, ни с кем о том не разговаривали».
«А которые монахи и купецкие люди в отлучности, и тех сыскивают». «Да приезжал-же к ней бывшей царице на поклон однажды бывший Ростовский епископ Досифей, как ехал с Москвы в Ярославль; да бывали ж Степан Глебов, который казнен; да Кирила Матюшкин; да стольника Богдановская жена Соловцова вдова с дочерью девкою Авдотьею и с сыном, и та дочь ее жила в хоромах бывшей царицы с полгода; Владимирского Рождественского монастыря архимандрит Гедеон; Боголюбова монастыря игумен Аверкий; да Рождественского монастыря подъячий Иван Жиркин не по одно время и с женою, приказный Данило Клепиков, который умре, приказный-же и Семен Воронов, дворецкий Никита Клепиков, подъячий Василий Крюковской, Тихон Клепиков, слуга Григорий Стахеев; и с ним Григорьем посылала она бывшая царица в Москву письмо к Аврааму Лопухину; и в бытность его в Москве с 707 по 715 год присылал к нему Григорью духовник ее Федор Пустынный письма в пакетах, запечатанные и писал к нему особливо, чтоб он распечатывал их по подписанию, кому надлежит, разносил, для того, что-де те письма писаны от царицы; а по подписем к нему ж Аврааму Лопухину к князю Семену Щербатову, к Григорью Собакину, и к матери его Авдотье Собакиной, и к княгине Троекуровой, к Степану Глебову, и к бывшему Ростовскому епископу Досифею, что растрига Демид, когда бывал в Москве; и он-де те письма разносил, и от них письма ж на имя ключаря Пустынного у них принимал, и отсылал к нему того монастыря со слугами; о чем он распросом показал на генеральном дворе имянно».
«Да в одно время Татищева жена Ульяна Андреева дочь, прислала к ней бывшей царице ковришки прянишныя маленкия; да яблошник или ягодник; да Боголюбовский игумен привез хлеба; да в тож время привезено было с осьмину или меньше крупичатой муки, а кто привез, или прислал — не знают».
«А Боголюбова монастыря игумен Аверкий перед нею бывшею царицею был с хлебом, и его игумена и братию кормили в трапезе привозным с нею бывшею царицею; да в тоже время приходил к ней бывшей царице на поклон из Покровского монастыря, который от Боголюбова монастыря в версте, строитель с хлебом и с рыбою ж, и то приносное приняли у него в сенях, а перед нею не был».

16-го октября 1720 года Ушаков получил письмо от Палехина об окончании Владимирского следствия. При письме были приложены экстракт дела и объяснительная выписка из показаний допрошенных.
«1720-го года, октября 24 дня, по указу великого государя, действительный тайный советник кавалер и от лейб-гвардии капитан П. А. Толстой; генерал-лейтенант и лейб-гвардии подполковник И. И. Бутурлин; бригадир и лейб-гвардии майор А. И. Ушаков; полковник и лейб-гвардии от бомбандир капитан-поручик Г. Г. Скорняков-Писарев, слушав вышеписанного дела и выписок, приказали: Владимирского уезда патриарша домового Боголюбова монастыря монахов и служителей и попов и церковных причетников; и владимирцев посадских людей и вдову Мыльникову, всего 33 человека, которые держатся в Москве в губернской канцелярии и во Владимире у воеводы, из-за караула освободить; а именно: монахов 8 человек в прежний монастырь сказав того Боголюбова монастыря правителю и им монахам его великого государя указ, под смертною казнию с запискою и приложением рук их, что им в том монастыре быть и никуда не отлучаться; а прочих 25 человек отдать на росписки знатным людям по указу, за которыми росписками жить им в домах своих и никуда не отъезжать. О чем в подкрепление написать им лишение обеих имений и живота, а роспищикам штраф, что великий государь укажет; а по взятии штрафа как оных заказом спросят, им роспищикам поставить, без всякой отговорки, тотчас; а Рождественского монастыря архимандриту Гедеону и Тезикову и Жиркину с женою быть под караулом, в тех же местах, до указа; и о том в Московскую губернию к вице-губернатору и дьяку Палехину послать указы».
Подписали: Петр Толстой, Ив. Бутурлин, Андрей Ушаков, Григорий Скорняков-Писарев.

По возвращении в Москву, в конце 1720 или начале 1721 года, дьяк Палехин писал в канцелярию тайных розыскных дел «и прислал при письмах своих подлинные распросы, по Владимиру и Суздалю, и других мест разных чинов людей, и из того Суздальского сыску подлинную выписку и экстракт, которые по Суздалю имеются особо, а и Владимирский подлинный сыск, за великостию его к сему делу не сообщен же, а имеется особо».
21 февраля 1721 г. по Владимирскому сыску состоялось следующее решение Тайной Канцелярии:
«Действительный тайный советник кавалер и от лейб-гвардии капитан П. А. Толстой, генерал-лейтенант и лейб-гвардии подполковник И. И. Бутурлин, бригадир и лейб-гвардии майор Г. Г. Скорняков-Писарев, слушав вышеписанной, присланной от дьяка Тимофея Палехина из Владимирского сыску подлинной выписки и экстракта, приказали: Владимирского Рождественского монастыря архимандрита Гедеона прислать в Петербург, за крепким караулом; а подъячего того ж монастыря Ивана Жиркина (за которым сестра родная растриги Демида, бывшего Ростовского епископа), что они о выездах бывшей царицы монахини Елены из Суздальского Покровского монастыря начали ведать с 1715 г., и бывали у нее в келье неоднократно; а жена его и ночевала, а за нею бывшею царицею они — Иван с женою по монастырям, и по церквам езживали, и нашивали ей пищу и питье, и в проездах ее чинили помощь, — встречали и провожали ее; и по представлению и по просьбе помянутого Демида к нему Жиркину и к жене бывшая царица была добра; да они ж Жиркин с женою видали ее бывшую царицу всегда в мирском платье; и почитали ее царицею, и в руку ее целовали, и кланялись ей по трижды в землю; и за то учинить им в Суздале при Покровском монастыре наказанье кнутом, и сослать на вечное житье в Сибирь. И для той ссылки отослать в Сибирский приказ; а в указе к губернатору объявить, чтоб их до Сибири везли за караулом. А в Сибири определить его Жиркина в чин, по рассмотрению губернаторскому. А Владимирского ямщика Тимофея Тезикова освободить на росписку, понеже до него Тезикова в сысках Владимирском и Суздальском, и по взятым из Москвы, по объявлению верхоспасского собора псаломщика Семена Иванова, из дому растриги Якова Игнатьева, царевича Алексея Петровича письмам важности не имеется; а о прочих, по тому ж Владимирскому сыску, о которых приговором октября 24 дня 720 года определено:
Владимирского ж уезда, патриарша домового Боголюбова монастыря монахов и служителей, и попов и церковных причетников, и владимирцев посадских людей, и вдову Мыльникову, всего 33-х человек, которые держались в Москве, в губернской канцелярии, и во Владимире у воеводы; из за караула велено освободить, а имянно: монахов 8 в прежний монастырь, сказав того Боголюбова монастыря правителю, а им монахам указа, под смертною казнию, с запискою и с приложением их рук, что им монахам в том монастыре быть, и никуда из него не выходить до указу; а попов с причетниками, и монастырских служителей и посадских людей и вдову — всего 25 человек отдать велено на росписки, и жить им в домах до указу, и никуда не отъезжать. И о том к вице-губернатору Московскому и к Палехину указы посланы; а ныне оных 33 человека, по тем роспискам, учинить свободными, по прежнему; и о том к вице-губернатору и к Палехину писать; а о других, по тому ж Владимирскому делу, о которых прежде решения никакого не было учинено, игумена одного, строителей двух, казначея одного, монахов 37, попа одного, дьякона одного ж, дьячков, сторожей, конюхов 6, итого 49 человек, которым от Палехина сказан государя указ, под смертною казнию, чтоб они из тех монастырей без указу никуда не отлучались, ныне их учинить свободными же, по прежнему. И которые в сем приговоре объявлены к свободе, и до оных важных причин не касается; токмо они о приездах бывшей царицы монахини Елены в монастыри и к церквам были сведомы; а купецкие люди, в проездах приносили ей харч, а в лицо ее бывшую царицу не видывали, кроме вдовы; а которые монахи и купецкие люди, по тому ж делу подлежали быть в сыску, и они ныне в отлучках, и их не сыскивать; для того что до оных коснулось до монахов, о бытности бывшей царицы в монастырях что они о том слыхали, до купецких людей в подносах харчевого; а для наказанья Жиркину и с женою ехать Палехину самому; и о вышеписанном о всем к нему Палехину писать».
Петр Толстой.
Андрей Ушаков.
Гр. Скорняков-Писарев.

28-го апреля 1721 года Палехин уведомлял из Москвы Тайную Канцелярию, что «Владимирского Рождественского монастыря архимандрит Гедеон из Москвы в С.-Петербург послан марта 24 дня, Преображенского полку со солдатом Ларионом Синяковым, и при той посылке послано с ним письмецо, которое отыскано во взятых у него письмах, и показанья его в которых писано литерами»; что «тогож монастыря подъячему Ивану Жиркину, с женою его Прасковьею Даниловою дочерью, за их вины в Суздале при Покровском девичье монастыре учинено наказанье — биты оба кнутом; дано им по 25 ударов; и ныне посылаются на вечное житье в Сибирь, по указу как повелено»; что «Владимирский ямщик Тимофей Тезиков отдан по указу на росписку», и что «другие по тому Владимирскому сыску, как духовного, так и мирского чина люди. ... все собраны во Владимирскую приказную избу марта 7 дня. И по собрании в той приказной избе, при воеводе Василье Кафтыреве, объявлен им его великого государя указ, по которому велено им быть свободными по прежнему».

Труды Владимирской ученой архивной коммиссии. Книга X. 1908.
Лопухина Евдокия Федоровна.
Боголюбовский монастырь
Владимирская епархия.

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Суздаль | Добавил: Николай (19.01.2019)
Просмотров: 39 | Теги: сельское хозяйство, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика