Главная
Регистрация
Вход
Суббота
23.03.2019
17:28
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 594

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1020]
Суздаль [323]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [348]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [64]
Юрьев [154]
Судогда [78]
Москва [42]
Покров [86]
Гусь [110]
Вязники [221]
Камешково [64]
Ковров [285]
Гороховец [85]
Александров [173]
Переславль [97]
Кольчугино [43]
История [17]
Киржач [48]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [41]
Селиваново [24]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [64]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [74]
Медицина [24]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Москва

Лопухина Евдокия Федоровна

Лопухина Евдокия Федоровна


Первая жена Петра I- Лопухина Евдокия Федоровна

Лопухина Евдокия Федоровна родилась 30 июня 1670 г. Авдотья Илларионовна Лопухина, дочь стрелецкого головы Иллариона (Федора) Авраамовича Лопухина (позже - стольник и окольничий царя Алексея Михайловича). Имя и отчество царской невесте поменяли перед свадьбой, что должно было отвести от нее порчу (имя отцу дали по Федоровскому образу Божией Матери - святыни дома Романовых). Лопухины были близки к Нарышкиным, и царица Наталья Кирилловна сама выбрала Лопухину в невесты сыну, стремясь опереться на влиятельный род, популярный в стрелецких войсках. Лопухина, воспитанная в строгих традициях православия и Домостроя, была умна и хороша собой. Петр женился в 17 лет по старому обычаю на молодой красивой Евдокии Лопухиной. Венчание Петра I и Лопухиной состоялось 27 января 1689 г. в церкви Преображенского дворца под Москвой. Это был последний в истории России брак государя с соотечественницей.
В феврале 1690 г. у них родился царевич Алексей, а через год — Александр, который, правда, скончался в возрасте 1 года.
Первые годы супружества были относительно спокойными. Теремная воспитанница не имела никакого нравственного влияния на молодого царя – богатыря, который стремился в совершенно другой мир. Евдокия не могла следовать за ним. Петр постоянно покидал ее для любимых потех. Появилось охлаждение. Ее жалобы на то, что он оставляет ее, его раздражали. Петр стремился не видеть жены, чтобы не слышать ее жалоб. Неприязнь к жене перешла на ее родственников Лопухиных. И эта неприязнь была взаимной. Страшная ненависть у Лопухиных была к Лефорту, любимцу Петра. Однажды за обедом у Лефорта один из Лопухиных побранился с хозяином и кинулся на него. Петр за это надавал пощечин Лопухину.
Вскоре Петр сблизился с первой красавицей Немецкой слободы Анной Монс. По мнению Н. М. Костомарова, охлаждение семейных отношений произошло именно из-за этой связи царя, устроенной Ф. Лефортом со своей бывшей любовницей, чтобы укрепить своё влияние на молодого государя и способствовать реализации интересов иноземцев в России. Царь Пётр всей душой привязался к Анне, которая спустя короткое время с лёгкостью предала его.
Eвдокия Федоровна напрасно жаловалась на своё одиночество и в письмах к мужу призывала его к себе. Эти письма свидетельствуют о том, что царица тяжело переживала эту перемену, жаловалась своим родным, а те выражали неудовольствие поступками Петра, до которого доходили эти жалобы, но около 4-х лет Лопухиных не трогали.
В 1697 году, перед самым отъездом царя за границу, в связи с открытием заговора Соковнина, Цыклера и Пушкина был найден повод к ссылке отца царицы и его 2 братьев, бояр Сергея и Василия, воеводами подальше от Москвы — без каких-либо на то оснований. Петр не хотел, возвратившись из-за границы в Москву, застать здесь около сына постылую Евдокию. Он задумал избавиться от жены, уговорить ее постричься, а не согласиться – постричь насильно. В отсутствие Петра Евдокию уговаривали постричься добровольно. Она не согласилась.
«В 1698 году 25-го августа, в 6 часов пополудни, Петр I вернулся из-за границы, и в тот же вечер успел побывать в нескольких домах, в городе и в Немецкой слободе; навестил бояр, повидался с семейством Монс и на ночь удалился в Преображенское. Не посетил он только одной особы, которая нетерпеливее всех, между страхом и надеждою, ожидала его возвращения,- царицы своей Евдокии Феодоровны.
По указу государя ее продолжали убеждать добровольно удалиться в монастырь. Царица не соглашалась… Петр прибегнул к силе. Недели три спустя после его свидания с женою, царевна Наталья Алексеевна, исполняя волю брата, взяла от царицы ее сына – царевича Алексея, которому было 8 лет 7 месяцев. Из кремлевских палат Алексей отвезен в село Преображенское, а 25 сентября 1698 г., в самой простой карете, без свиты, Евдокия Феодоровна отправлена в Суздальский Покровский девичий монастырь».
Князь М. Щербатов писал: «…монарх и не имел к разводу сильных причин, по крайней мере, я их не вижу, окроме склонности его к Монсовой и сопротивлениям жены его к новым установлениям».
Вильбоа говорил: «Гордая царица не любила Меншикова, как безвестнаго простолюдина, взятого с улицы и из под пирожнаго лотка поставленнаго на ступенях трона. На ея презрение царский фаворит отвечал ненавистью и имел подвигнуть государя к ссылке и заточению Лопухиной».
Игуменья и старицы-монахини обрадовались ссылке царицы Евдокии. «То не милость и не жалованье к вам идет, пророчествовал Илларион,- идет к вам лютый огнь! Пожжет, да погубит он вас!»
Государыня приехала в Покровскую обитель в 1698 г., с западной стороны Благовещенской церкви для нее были выстроены особые покои.
В июне 1699 года, по именному царскому повелению, объявленному окольничим Семеном Языковым архимандриту Суздальского Спасо-Евфимиева монастыря Варлааму, Евдокия Феодоровна была пострижена иеромонахом Илларионом в келье старицы Маремьяны под именем инокини Елены.
Набожная царица ежедневно ходила к богослужениям, любила читать жития святых, благотворила нищим, делала щедрые вклады в монастыри. Напротив Святых врат обители в 1712 г. она выстроила зимний храм святителя Николая Чудотворца с приделом в честь преподобного Алексия, человека Божия, небесного покровителя ее сына-наследника царевича Алексея.
«Покровский монастырь расположен неправильною фигурой, обнесен не высокою каменною стенкой с 9-ю небольшими башнями; из-за стены виднеются кельи, над ними поднимается не пяти, а трехглавый (что случается редко) собор старинной архитектуры. На северной стороне во вдавшемся углу монастырской ограды, обращенной к горе, небольшая, но тенистая роща деревьев, высоко и широко раскинувших свои ветви.
В роще находится Царицын пруд (прежде назывался Лебяжий пруд); вправо от монастыря деревня Сельцо, за речкой другая – Коровино, влево городской посад… За рекою Каменкой, тянутся огороды Покровского монастыря. В роще толстые вязы и ветлы, в сажень и полторы в обхват; ветви их необыкновенно разрослись, и все тринадцать дерев, времен царицы, соединяют свои верхушки в огромный зеленый купол.
В средине рощи – густо сросшийся репейник, да терновник; вдоль монастырской ограды в стене ворота, или дверь в 2 ½ аршина вышины и 2 аршина ширины, заложенные кирпичом. Вдоль другой стены, среди терновника слабо протоптанная дорожка, ведущая к средине Царицына пруда. Пруд – это правильная четвероугольная яма саженей 30 в окружности, воды в ней нет, но по топкости дна, покрытого толстым слоем листьев, видно, что пруд пересыхает только летом. С боков – терновник да деревья, сверху куща ветвей – совершенно защищают это место от взгляда любопытных, но пруд Царицын посещают.
От реки до стены тянутся огороды, среди их виднеется сторожка. У реки подымаются несколько деревьев,- это кажется, остатки аллеи. С юго-восточной стороны монастыря – ворота; у ворот пруд матери-игуменьи, где водятся караси. Подле означенных святых ворот, была келья царицы Евдокии Феодоровны.
Святыя и главныя ворота в южной стене монастыря, растворяются только в торжественных случаях, над воротами очень маленькая Благовещенская церковь; здесь обыкновенно молилась царица Евдокия Феодоровна».
В эпоху ссылки царицы Евдокии во главе монастыря стояла игуменья Марфа (1682-1700 гг.), женщина, как и её предместницы, хозяйственная, деятельно пекшаяся о нуждах своей обители, келарем была старица Улея (Юлия), казначеей – старица Александра Тумская; приходо-расходные книги вела старица Мавра Протопопова. В руках этих четырех лиц было главное управление обширным монастырским хозяйством; помощниками им были монастырские стряпчие и приказные, советницами – соборные старицы: Елена Трегубова, Тарсила Чихачева, Евпраксия Блудова, Анисья Починина, Федосья Евстратова,- всё это были представительницы монастыря и будущие подруги – сожительницы царицы.
Царица Евдокия жила тихо; в первое время не оставляла монастыря; но потом, когда заметила, что Петр, занятый внутренними и внешними делами совершенно забыл о ней,- она стала скрытно выезжать из своего заточения с незначительной свитой. Ездила на богомолье в монастыри: Боголюбовский, Сновинский, Козьмин-Яхромский, Золотниковскую пустынь и некоторые другие.
Евдокия стала жить в монастыре мирянкой и, по собственному признанию, вступила в связь с С. Глебовым, приехавшим в Суздаль для рекрутского набора. Вместе со своим сыном, царевичем Алексеем, она стала ядром партии, враждебной Петру. Воспитанная в боярских кругах Евдокия была далека от тех великих преобразований, которые проводил на Руси ее муж. Оскорбленная новым положением, Евдокия привлекает на свою сторону недовольное реформами Петра духовенство и некоторые группы московских аристократических кругов.
Епископ Ростовский Досифей пророчествовал, что Евдокия Федоровна скоро опять будет царицей и поминал её в церквах «великой гocyдарыней». Другие предрекали, что Пётр примирится с женой и оставит Петербург и свои реформы. Так в Суздале вокруг Евдокии создается оппозиционный центр, который своей целью ставит низвержение правительства Петра I, передачу престола царевичу Алексею Петровичу и реставрацию старобоярской власти. Эта группа была тесно связана с царевичем Алексеем, который рос вдали от отца и его государственных дел, окруженный представителями кругов, ненавидящих все петровские навовведения.
26 сентября 1716 года Алексей бежал к австрийскому императору Карлу VI Габсбургу. Петровские сыщики нашли царевича и доставили в Москву. Малодушный царевич Алексей оговорил царевну Марью Алексеевну, а старушка царевна, испугавшись возможности пытки и казни выдала свои отношения с царицей Евлокией. Начавшееся следствие по «Делу царевича Алексея» привело в Суздаль.
Надсмотрщик Григорий Скорняков Писарев донес царю, что инокиня Елена в стенах уединенной обители живет совершенно свободно, что она самовольно назвалась прежним именем Евдокии, что во время литургии имя её, как царицы, упоминается после имени Государя, что она ходит в светлом платье и повелевает всеми, как государыня. В её кельях собирались на долгие и таинственные беседы Епископ Ростовский Досифей, духовник её пустынный, казначей монастыря, управитель его сурмин и некоторые из монахинь. Окружив себя людьми преданными, Евдокия отдала своё сердце генерал-майору Глебову, человеку безграмотному, но мужественному, предприимчивому, с красотой физической соединявшему ненависть к преобразованиям и нововведениям.
Все монахини и упомянутые в доносе лица под конвоем были отправлены в Преображенское. Еще с дороги царица послала повинную: в ней сознавала себя виновной в ношении светского платья, и с чувством собственного достоинства просила прощения, «дабы не умереть безгодною смертию». Начались пытки и допросы. Было дознано, что инокиня Елена держала себя постоянно гордо, непослушным грозила будущим государем Алексеем Петровичем; ее уличили в любви к Глебову, в том, что она любила проводить с ним вечера в продолжительных беседах. Открылось, что протопоп пустынный еще в 1707 г. представил Глебова инокине Елене, что старица Каптелина (Капитолина) была верной услужницей их, что епископ Досифей знал о возникшей дружбе; он же уговаривал Елену скинуть невольнические ризы. Досифей уверял, будто слышал разные голоса от чудотворцев, что Евдокия снова воцарится. Когда подходило указанное им время и слова святых не оправдывались, Епископ относил это к грехам покойного боярина, отца царицы, Феодора Лопухина, будто бы глубоко погрязшего в аду,- обещал за него молиться, брал на украшение храма Господня деньги, и ежегодно доносил, что его предстательством у алтаря всевышнего Лопухин вышел из ада по плечи, через год по пояс, через год по колена и т.д. Протопоп Пустынный показал, что епископ часто заходил к Суздальскому митрополиту Иллариону, что последний не раз укорял его в безвременном вечернем посещении Евдокии. «Еще ты человек молодой,- говорил Досифею Илларион,- и случаев всяких не знаешь». Царевна Марья Алексеевна, уличенная в переписке с Лопухиной, показала на Ростовского епископа, будто не раз он уверял ее в ночных видениях ему царевича Димитрия, при чем передавал пророчества св. Димитрия о близости смерти государя и проч.
Преданный пытке Досифей сознался, что во всех предсказаниях «лгал на святых напрасно».
10 февраля 1718 года царский следователь Скорняков-Писарев приехал в Суздаль и арестовал бывшую царицу Евдокию, застав ее в мирском одеянии. Пользуясь занятостью царя в государственных делах, а особенно поддержкой царедворцев и родни, которые были в оппозиции к реформам Петра, сняв с себя монашескую рясу, она облачилась в светскую одежду и вела мирской образ жизни.
Петр I, узнав о жизни своей супруги, вознегодовал, царь сам тогда направился в Суздаль, желая исследовать дело. Старинный путь из Москвы в Суздаль шел на Александрову слободу и Юрьев-Польский. «На рассвете Петр въехал в Покровскую обитель, – пишет историк М.И. Семевский, – все засуетилось, забегало, все оробело. Государь прямо бросился к брусчатым кельям царицы, застал на крылечке и в сенях разных богомольцев и богомолок, повелел водрузить колы да виселицы…»
В письме к Петру Евдокия во всём повинилась и просила только прощения, чтобы ей «безродною смертью не умереть». Пётр по отношению к Евдокии ограничился её переводом в Старо-Ладожский Успенский монастырь, где под страхом смертной казни с ней запрещено было кому-либо разговаривать.
В сочувствии к Евдокии Федоровне были уличены монахи и монахини суздальских монастырей, крутицкий митрополит Игнатий и многие другие. Вместе с Евдокией в Москву были отправлены на следствие 35 человек. Дело перекинулось во Владимир. И здесь было привлечено 150 человек. Следствие тянулось месяц. 16 марта 1718 года был вынесен приговор по «Суздальскому розыскному делу». Игумения Покровского монастыря Марфа, казначея Мариамна, монахиня Капитолина и несколько других монахинь были невинно осуждены и казнены на Красной площади в Москве в марте 1718 г.

В 1720-м году дьяку Тайной Канцелярии Тимофею Палехину (находившемуся в Москве), именным указом, присланным из С.-Петербурга, из Тайной Канцелярии, велено было ехать во Владимир и в Суздаль «и в тех городах в монастырях и в прочих местах, о которых показано в приложенных при том указе копиях, и которые места по следованию его покажутся, о выезде из Суздаля из Покровского монастыря бывшей царицы, монахини Елены, и о приезде и о действах ее в тех местах, на каких подводах она ездила, и кто при ней были служители, и из каких чинов и кто ей в тех проездах чинил всякую помочь, о том о всем исследовать, и которые люди как духовного, так и мирского чина к тому приличатся, и их с накрепко: давно-ль у них такой случай учинился и чрез кого именно, или чрез какую письменную пересылку, и разговоры какие у них с бывшею царицею о чем были, или от кого о том слышали, и сколь давно и сами они в том согласии с ними были ль. Так же Владимирского ямщика Тимофея Степанова сына Тезикова, да Ивана Жиркина (а которого он города и из какого чина—не показано), которые от растриги Демида, что был Ростовский Епископ Досифей, присылываны в Москву к растриге ж Якову Игнатьеву, сыскав потомуж распросить о всем накрепко». См. Следствие 1720-го года о приездах царицы в приписной патриарший домовый Боголюбов монастырь.

С воцарением Екатерины I Евдокию Лопухину заточили в Шлиссельбургскую крепость. Когда же русский трон занял внук Евдокии Федоровны император Петр II в 1727 году, она была освобождена и поселилась в Москве в Новодевичьем монастыре.
Воцарение Петра II в 1727 году не сразу облегчило положение Евдокии Федоровны. Только спустя несколько месяцев она была перевезена в Москву и помещена в Новодевичьем монастыре. На ее содержание было определено 4500 руб. в год. По приезде Петра II в Москву сумма была увеличена до 60 тыс. руб. ежегодно, и император проявлял к ней знаки уважения. Затем она поселилась в Воскресенском монастыре в Mocкве; ей было назначено большое содержание и дан особый двор. Пётр II и Анна Ивановна относились к ней с полным уважением — как к царице.
Прожив здесь четыре года, 27 августа 1731 г. царица-инокиня преставилась и была погребена в Смоленском соборе обители.
Перед кончиной последние слова ее были: «Бог дал мне познать истинную цену величия и счастья земного».


Русская царица — Евдокия Лопухина

Калужская икона Божией Матери

«На этой иконе Богоматерь соблаговолила предстать в облике поразительно схожим с прижизненным портретом Царицы Евдокии в монашеских одеждах с раскрытой книгой, написанном во время её пребывания в Покровском монастыре почти за 40 лет до обретения сей святыни».
См. Калужская икона Божией Матери.

История Суздаля и Суздальского района

К портрету Царицы Евдокии Лопухиной
Свято-Покровский монастырь.
Родомысл Пётр I и демоническое искажение его миссии.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Москва | Добавил: Николай (08.07.2015)
Просмотров: 1818 | Теги: Москва | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика