Главная
Регистрация
Вход
Суббота
15.12.2018
13:15
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 551

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [989]
Суздаль [316]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [336]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [5]
Собинка [50]
Юрьев [118]
Судогда [37]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [104]
Вязники [186]
Камешково [54]
Ковров [279]
Гороховец [78]
Александров [166]
Переславль [95]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [41]
Шуя [86]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [14]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [31]
Писатели и поэты [9]
Промышленность [60]
Учебные заведения [27]
Владимирская губерния [24]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [22]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Земство и сельское хозяйство во Владимирском Ополье

Земство и сельское хозяйство во Владимирском Ополье

Введение в России земских учреждений, или земств, в 1864 году явилось крупнейшим событием своего времени. Сравнительно с другими учреждениями, действовавшими на то время, земства представляются наиболее близкими к народу, так как в их работе принимало участие само население через своих выборных. Поэтому земства называли еще органами общественного самоуправления.
Земства образовывались таким образом, что в каждом уезде и губернии население выбирало уездных и губернских гласных. Гласные собирались и составляли уездное или губернское земские собрания. На этих собраниях и решались все дела. Был у земских собраний и свой исполнительный орган — уездная и губернская земские управы.
Земство «ведает местные пользы и нужды»,— так гласила статья 1-я «Положения о земских учреждениях». В соответствии с этим на земствах лежали обязательные и необязательные повинности.
К числу обязательных повинностей относились: 1. содержание арестных помещений, 2. содержание дорог (устройство и ремонт), 3. оказание помощи семьям запасных, призываемых на войну, 4. подводная повинность, то есть содержание подвод для разъездов чинам полиции и другим должностным лицам.
Повинности этого рода земства обязано было выполнять по требованию закона. Оно не могло от них отказаться.
Однако, не эти повинности составляли главную деятельность земских учреждений. Земство больше делало в той области мероприятий, которые считались необязательными. Это: 1. забота об оказании врачебной помощи, 2. народное образование, культура и прочее. К числу этих повинностей земства входило также «воспособление зависящими от него способами местному земледелию, торговле и промышленности» (статья 2-я Земского Положения). Таким образом, земству предоставлено было право устраивать больницы, школы, приглашать врачей, учителей, агрономов, зоотехников и других специалистов. Этим более всего и стало заниматься земство, на это оно стало расходовать большую часть своих средств.
Справедливости ради отметим, что такое положение сложилось далеко не сразу. Первое время земства занимались почти исключительно обязательными повинностями. Так, спустя три года, из 334 уездных земств 109, то есть почти одна треть, ничего не отпускали на образование. А тс земства, которые обращали внимание на народное образование, медицину и другие нужды, отпускали лишь самые ничтожные средства на них. Больниц, например, в уездах не было до 80-х годов вовсе. Там, где врачи все же приглашались, их дело ограничивалось заведованием городскими больницами и надзором за фельдшерами, на которых и лежала тогда вся медицина.
Что касается содействия земледелию, промышленности и торговле, то в этом отношении на первых порах делалось еще меньше. Правда, некоторые земства занялись было насаждением кооперативов, по это были единичные земства, и их опыты в этом направлении оказались преждевременными. Первые земские агрономы появились только в 1877 году в Пермской губернии. Во Владимирской — в 1897 году.
Более широкое развитие земской деятельности начинается в 90-х годах XIX столетия. Толчком послужили голодные 1891—92 годы. Неурожай и голод в ряде губерний (Владимирскую эти напасти обошли, хотя урожаи несколько лет подряд тоже были низкими) показал правительству и земствам, что разорение крестьянского хозяйства зашло далеко и что оно нуждается в улучшении. С этого времени земства как бы пробуждаются и во главу угла своей экономической деятельности ставят такие вопросы, как улучшение обработки почвы, распространение усовершенствованных машин и орудий, травосеяние и т. п.
Однако, в некоторых губерниях земства обратили на это внимание еще раньше. В 1879 году Московское губернское земское собрание избрало специальную комиссию, поручив ей изучить причины упадка хозяйства крестьян и наметить меры, какими можно было бы улучшить благосостояние сельского населения. Комиссия работала в течение всего 1880 года, пригласив однажды на свое заседание 20 крестьян из разных уголков губернии. После работы комиссии земское собрание определило, что причины низких урожаев крестьянских полей кроются «в неправильном распределении крестьянской земли на пашню и на луга, другими словами, в недостатке кормовой площади, сравнительно с площадью пищевой», а также в плохой обработке пашни. Ввиду этого, земство решило взяться за распространение правильного травосеяния на надельных землях, а также распространение усовершенствованных машин и орудий для улучшения обработки почвы.
К аналогичному выводу пришло и Владимирское губернское земское собрание в 1882 году, поручив Юрьевскому обществу сельского хозяйства разобраться с этими вопросами. Однако, вплоть до 1895 года расходы всех земств на улучшение сельского хозяйства были все еще невелики и не достигали даже 1 миллиона рублей. Только с этого года они начинают медленно повышаться и в 1904—5 годах достигают 4 миллионов рублей. После первой русской революции правительство, безусловно, увидело, что сельское население переживает чрезвычайно тяжелый кризис. Но беда была в том, что земские учреждения состояли главным образом из представителей крупного землевладения, и поэтому не могли разделять всех стремлений к коренному преобразованию в стране. Но на одну сторону крестьянского хозяйства, а именно: на низкую урожайность полей, на устарелые приемы земледелия и т. п., земства стали теперь обращать больше внимания.
Признавая, что давно назрела потребность в изменении и улучшении крестьянского хозяйства, земства начинают предпринимать соответствующие шаги. В 1908 году расходы земств на эти цели достигают 5 миллионов рублей, в 1910—9 млн., в 1911—9 ½ млн., а в 1912 году—13 миллионов рублей.
К земским мероприятиям по улучшению сельского хозяйства в эти годы относятся: 1. земская агрономия, 2. распространение улучшенных сельскохозяйственных машин и орудий, 3. опытное дело, 4. содействие специальным культурам и животноводству, 5. образовательные и экономические мероприятия, 6. хлебозалоговые операции и другие.
Коротко остановимся на каждом из них.
Основание земской агрономии было положено в 1877 году, когда Верхотурским уездным земством Пермской губернии была учреждена должность первого в России земского агронома. При этом исходили из того, что сведущий в пауке и на практике человек может ознакомить и научить других, как лучше вести хозяйство. А так как одной из причин плохого ведения хозяйства являлось отсутствие сельскохозяйственных знаний, то земства и стали учреждать должности земских агрономов для того, чтобы они помогали населению переходить к новому и правильно поставленному хозяйству.
Впервые должность Владимирского губернского агронома появилась в 1899 году, а должность Шуйского уездного агронома была учреждена еще раньше—в 1897 году. В Суздальском уезде она появилась в 1900, в Переславском—в 1901, Ковровском и Судогодском—в 1902, Гороховецком, Покровском и Юрьевском—в 1903, Александровском, Вязниковском, Меленковском и Муромском—в 1904, Владимирском—в 1905 году.
В начале своей агрономической деятельности земства обычно приглашали одного агронома на уезд или губернию. Таким образом, в начале были только губернские и уездные агрономы. Затем, по мере развития работы, в помощь агрономам приглашались помощники: сельскохозяйственные старосты, заведующие складами и т. п.
Для руководства отдельными отраслями приглашались особые специалисты (инструкторы): садоводы, пчеловоды, льноводы и другие. Но пока агроном был один на уезд, он не мог полностью его обслужить. Поэтому появились участковые агрономы. Они стали ближе к населению и лучше руководили сельскохозяйственными улучшениями.
С земской агрономией связаны главнейшие мероприятия по улучшению сельского хозяйства. Здесь на первое место следует поставить улучшение техники и опытное дело.
Известно, что в России длительное время земледелие находилось на низком уровне. В то время, как за границей оно давно перешло к новым приемам обработки земли, к новым севооборотам, новым усовершенствованным орудиям и машинам, в России по-прежнему наблюдались мелкая, поверхностная обработка почвы сохой, истощенность земли без удобрения, старинное трехполье и т. п. В результате урожайность полей у нас не достигала и половины того, что получали в развитых европейских странах. Так, в Германии в 1880—84 годах получали в среднем с десятины 74 пуда ржи и 95 пудов пшеницы, в 1903—07 годах ржи—108 пудов, пшеницы—132 пуда. У нас же за весь этот период урожай ржи и пшеницы не превышал соответственно 45 и 40 пудов с десятины.
Земства, полагая, что причины низких урожаев крестьянских полей кроются в неправильном распределении земли на пашню и луга, в неправильных севооборотах, а также в плохой обработке почвы, ставили во главу своих агрономических мероприятий распространение правильного травосеяния на надельных землях и усовершенствованных машин и орудий. Поэтому на агрономов возлагалась обязанность разъяснить населению пользу травосеяния. Агрономы составляли планы хозяйств в тех селениях, которые переходили к правильному травосеянию, объясняли, как это лучше сделать; они же снабжали крестьян на первых порах семенами трав (клевера, тимофеевки и др.), наблюдали за посевами, обучали население способам приготовления собственных клеверных семян и т. д.
При устарелых орудиях (соха, деревянная борона) невозможно хорошо обработать почву, для этого необходимы улучшенные орудия. Поэтому на первых порах целью земств было знакомить население с плугами, веялками, сортировками и другими машинами и орудиями. Агрономам приходилось объяснять значение таких машин, показывать их населению, производить на них работы. Некоторые земства даже раздавали на первых порах бесплатно эти орудия и машины, чтобы земледельцы могли на практике у себя в хозяйстве убедиться в их преимуществе.
Для более широкого ознакомления населения агрономы или их помощники разъезжали по селам с какой-либо машиной и показывали, как она работает (например, плужная вспашка, посев рядовыми сеялками в отличие от разброса семян вручную и т. д.). Такое демонстрирование в 1910 году производилось более чем 130 уездными земствами в 29 губерниях, в том числе и Владимирской (сортировки). Кроме того, некоторые земства устраивали выставки-базары улучшенных машин.
Для выяснения того, какие орудия и машины наиболее отвечают местным условиям, земства производили испытания их, причем это делалось с машинами разных видов, разных фирм одновременно. Но одних только этих мероприятий, конечно, было недостаточно. Надо было сделать еще и так, чтобы земледельцы имели возможность приобретать их по сходной цене. Каким же образом? Частных торговцев было пока мало, кроме того, техника очень дорогая. Поэтому земства для распространения усовершенствованных машин и орудий начинают устраивать при земских управах сельскохозяйственные склады, через которые одновременно происходило распространение землеудобрительных туков (искусственных удобрений), посевных семян и разных других предметов, необходимых в сельском хозяйстве или кустарных промыслах.
Первые такие склады появились еще в начале 80-х годов, но перед голодным 1891 годом их было только 37 на всю Россию. После этого число их начинает быстро расти. В 1895 году их было уже 152, в 1910—311. К 1910 году сельхозсклады имелись во всех 34 земских губерниях, причем в 16 губерниях они имелись во всех уездах, в том числе и опольных Владимирской губернии. В них продавалось товаров на сумму 15 млн. рублей. Во многих местностях усовершенствованные орудия (как, например, плуги) стали появляться в деревне исключительно благодаря земским агрономам и через земские склады, которые, чтобы облегчить приобретение, отпускали крестьянам необходимые товары в кредит. При этом рассрочка платежа допускалась от 2-х месяцев до 3,5 лет. Главной заслугой земских агрономов и складов следует считать то, что они всячески стремились понизить цены на продаваемую технику.
Склады же закупали товары или непосредственно от заводов, или через губернские земские склады. Некоторые губернские земства даже содержали свои агентства в Америке, через которые они получали семена разных растений, покупали машины и получали различные сведения по сельскому хозяйству. Для удешевления товаров земства смежных губерний объединялись в особые организации для совместных закупок непосредственно от заводчиков как русских, так и иностранных.
Чтобы дать крестьянам возможность пользоваться улучшенной техникой, земствами широко практиковался прокат, то есть отдача машины во временное пользование. Например, для очень мелких хозяйств и трудно и совсем не было расчета приобретать такие машины, как сортировки, триеры, жнейки и т. п. Покупка такой машины в мелком хозяйстве не могла окупиться, поэтому для него гораздо выгоднее было получить ее за небольшую плату во временное пользование. Поэтому-то многие склады отпускали машины на прокат бесплатно или за небольшую плату. Благодаря всем этим мерам, число плугов и железных борон в 1910 году в опольных уездах Владимирской губернии значительно превышало число сох, косуль и борон с деревянными зубьями.
В это же время во Владимирской губернии существовал значительный спрос на посевные семена кормовых трав, что стало главной заботой земств и уездных агрономов. В числе их была продажа улучшенных семян, а также устройство и содержание зерноочистительных пунктов. Владимирские земства отпускали семена, как правило, по пониженной цене, доходящей даже до четверти стоимости.
Зерноочистительные пункты существовали почти во всех земских губерниях. Состояли они в том, что земства устанавливали в. определенных местах (пунктах) уездов зерноочистительные машины (триеры, сортировки, веялки и пр.). Желающие могли очищать зерно на этих машинах. Зерноочистительные пункты устраивались как постоянные, так и передвижные (зерноочистительные обозы); последние перевозились из села в село. Большинство земств за очистку зерна на земских машинах взимали небольшую плату (от 1/4 до 1/2 копейки с пуда); некоторые же допускали и бесплатную очистку.
Другими мерами со стороны земств к улучшению посевного материала явились содержание семеноводческих хозяйств, пособия сельским общинам на устройство в селениях общественных семенных участков, обмен рядовых семян на сортовые при льготных условиях и другие.
Почти сразу же с возникновением земства возник вопрос: возможно ли вообще какими-либо мерами увеличить доходность крестьянского земледелия и что можно сделать для этого. С 80 года Московское земство, а с 85 и Владимирское пришли к выводу, что существенная помощь населению может быть оказана двумя путями, а именно: 1. увеличением площади крестьянского землевладения и 2. коренным преобразованием существующей трехпольной системы хозяйствования. Но первый путь выходил за рамки земской деятельности, так как это было делом общегосударственным. Поэтому для земства оставался только второй путь содействия земледелию — преобразование трехполья.
Цель ее, по мнению земцев, «заключалась в том, чтобы дать возможность крестьянскому населению в своих собственных хозяйствах получать такое количество корма, которое требуется для содержания нормального числа голов крупного рогатого скота».
Между прочим, путь этот указан был самой жизнью, ибо сами земледельцы кое-где уже стали переходить от трехполья к многополью с посевом трав. При новой системе крестьяне смогли получать и более высокие урожаи, больше кормов и содержать большее количество скота.
На земских агрономов, таким образом, легла обязанность научить земледельцев, как вести правильное травосеяние. В Московской и Владимирской губерниях порядок перехода к правильному травосеянию был установлен следующий. По получении приговора (т. е. решения) от сельского общества земская управа командирует землемера для снятия на план угодий, полей и прогонов. Сообразно с местными условиями предлагался тот или иной севооборот. После того, как соглашение относительно севооборота состоялось, поля крестьян в натуре и на плане разбивались согласно установленному севообороту (на 4, на 6 и т. п. полей). В дальнейшем агрономы наблюдали за правильной сменой полей и разъясняли встречающиеся недоразумения. Кроме того, агроном обучал на первых порах, как убирать клеверное сено, как получать семена клевера и т. д.
Одним из препятствий для ведения травосеяния являлась покупка семян трав. Земства устраняли его, взяв на себя снабжение крестьян семенами. Расходы на их приобретение были хотя и единовременной, но довольно крупной затратой при переходе к травосеянию. Поэтому понятно, что по новизне дела и при недостатке средств крестьяне затруднялись вводить его у себя. Кроме того, при покупке семян в городе у частных торговцев семена иногда попадались плохого качества. Но самое важное заключалось в том, что земство давало семена в кредит на 1 —1,5 года, то есть уплата его крестьянами производилась уже после первого укоса клевера.
На первых порах, пока травосеяние являлось новым делом, выдача семян в кредит была необходима, чтобы скорее утвердить его. С этой же целью земства принимали: меры для ознакомления населения с пользой травосеяния: агрономы устраивали беседы, чтения, распространяли книжки и листки о травопольных севооборотах и т. д. Наконец, земства оказывали содействие тем, что выдавали семена для первых посевов иногда бесплатно, иногда по пониженной цене. Бесплатная раздача семян практиковалась в. тех районах, где населения мало было знакомо с травосеянием вообще, или же бесплатно выдавали семена тех трав, возделывание которых признавалось особенно желательно. Иногда бесплатная раздача семян практиковалась только в тех случаях, когда к травосеянию переходило целое общество и вводило у себя правильный многопольный севооборот. Некоторые земства выдавали бесплатно семена исключительно хуторянам.
В связи с развитием многополья пришлось задуматься и над улучшением крестьянского землепользования, то есть над устранением мелкополосицы и чересполосицы. Однако, это была трудная задача. При общинном землепользовании она оказалась неразрешимой, и земства до крестьянской реформы 1906 года мало успели в этом.
Для того, чтобы приложить к земледелию достижения научной агрономии, необходимо увязать их с местными условиями. Как известно, каждая местность отличается своими особенностями по климату, почве, ландшафту и т. и. Поэтому прежде всего необходимо было испытать, что подходит и что не подходит для данной местности. Это называлось произвести опыт.
Задачи сельскохозяйственных опытов по линии земства были очень разнообразны. На первом плане здесь стояли испытания действия минеральных удобрений (туков) на крестьянских полях. Какие же удобрения применялись и рекомендовались в начале нашего века? Прежде всего, конечно, навоз: он содержит все нужные питательные вещества. Кром того, навоз действует еще своим перегноем на улучшение свойств почвы: он разрыхляет связанные и связывает рыхлые почвы. Наконец, в почву вместе с навозом вносится бесчисленное множество бактерий. Они-то и являются главными деятелями спелости почвы. Что касается количества питательных веществ, необходимых для произрастания растений, то в навозе меньше всего фосфорной кислоты.
Но навоза, как известно, не хватало. Поэтому в сельском хозяйстве все большую роль играли искусственные минеральные удобрения, или, как тогда называли, удобрительные туки, которые в большинстве своем содержали по одному какому-либо питательному веществу. Из первых туков была известна костяная мука, которую во Владимирской губернии начал применять на своих полях покровский помещик Н.И. Крузенштерн еще в 40-х годах XIX столетия. Получал он ее путем прокаливания костей и обезжиривания их соляной кислотой. Такая мука содержала в себе до 15— 20% фосфорной кислоты (Р2О5). Вслед за ним костяную муку в широких размерах стал применять юрьевский помещик Владимир Васильевич Калачов, причем он же впервые применил ее и на корм скоту в качестве минеральной добавки. По его примеру уже в 80-х годах XIX столетия в Ополье было много приверженцев этого удобрения. Его в большом количестве покупали по 50 копеек на пуд с клееварного завода купцов Первушиных, находившегося на границе Юрьевского и Ростовского уездов.
Особенно хорошие результаты давала костяная мука при удобрении под рожь. По расчетам хозяев, достаточно было на 1 казенную десятину 30 пудов костного удобрения вдобавок к навозу, если этот последний поступал на поля в нужном количестве, чтобы получить двойной урожай. Так, если имевшегося количества обыкновенного навоза достаточно было на 30 десятин, то при прибавке к нему на десятину 30 пудов костяной муки, содержащей в себе 18% фосфорной кислоты, этого навоза было довольно для снабжения всеми минеральными веществами двойного числа десятин, то есть уже 60-ти на время от 4 до 6 лет. Для улучшения полезного действия костяной муки рекомендовалось рассыпать ее в течение зимы по навозу прямо под скот, а также осенью на поля после посева озимого хлеба по всходам его.
На рубеже XIX и XX веков, благодаря исследованиям и опытной работе таких выдающихся деятелей науки и сельского хозяйства, как Д. И. Менделеев, К. А. Тимирязев, Т. Т. Густавсон, А. Н. Энгельгардт, Д. Н. Прянишников и десятки других, была создана теория минерального питания растений, и минеральные удобрения стали широко применяться на полях России. Так, в ополье в начале нашего века знали все три вида минеральных удобрений: фосфорные, азотистые и калийные, широко применяли известкование кислых почв, особенно лугов. Из фосфорно-кислых туков были известны томасшлак, суперфосфат, костяная мука, из азотистых—чилийская (привозная) селитра, сернокислый аммоний, известковый азот; из калийных—каинит и калийные соли.
Огромное значение для распространения минеральных удобрений во Владимирской губернии имело создание здесь опытного поля в 1,5 верстах от города по Юрьевской дороге (1896 г.) на землях, принадлежавших помещику П. В. Кутанину. Первоначально опытное поле имело всего лишь несколько арендованных десятин и занималось в основном изучением влияния климата на урожай полевых культур. Это поле упоминает в своей книге «Из агрономического прошлого» первый заведующий кафедры опытного дела при Московской сельскохозяйственной академии (теперь им. К.А. Тимирязева) А. Г. Дояренко:
«Вспоминается мне, писал Алексей Григорьевич, экскурсия со студентами на Владимирское Опытное Поле, чуть не закончившаяся закрытием этого опытного учреждения.
...Экскурсия была организована после того, как мною в докладах и на лекциях уже проводилась мысль о необходимости предварительного изучения равноплодородия полевой площади, предназначенной под опыты, без чего результаты их не могут иметь научного значения.
Перед закладкой Владимирского опытного поля было проведено предварительное изучение его площади, которое обнаружило резкое различие в плодородии отдельных ее участков, отводимых под опыты. Результаты этого изучения были очень ярко изображены на красочных планах опытного поля, но опыты на этих полях все-таки были заложены без учета их пестроты. Мои спутники, усвоившие излагаемые мною принципы закладки опытных полей, обратили внимание на такое неправильное использование предварительного изучения площади поля и резко раскритиковали всю работу опытного поля, как не имеющую никакой цены, если учесть изображенную на полях пестроту его участков. Сотрудники опытного поля не смогли доказать свою правоту, и горячий спор закончился с нашей стороны резко отрицательной оценкой всей работы опытного поля.
Все это дошло до сведения владимирских земских властей, и вскоре ко мне явились их представители за советом: не следует ли закрыть опытное поле ввиду тех ошибок, которые были допущены при его закладке?
Я их успокоил тем, что в подобном положении находится большинство наших учреждений, так как почти нигде не было проведено надлежащего изучения равноплодородия будущих участков опытных полей. Однако в настоящее время уже разработаны такие методы оценки результатов, которые до известной степени смягчают влияние естественной пестроты полей».
Из этого отрывка видны не только первоначальная постановка опытного дела, по и контроль за ним со стороны земства. Благодаря этому уже в 1909 году опытное, поле стало районным, то есть обслуживало северо-западную часть Владимирского уезда, юго-западную часть Юрьевского и Суздальского уездов, юго-восточную часть Переславского и большую часть Александровского уезда. Районное поле стало опытным научным учреждением (первым во Владимирской губернии и 3-м в России) с комплексным диапазоном научных исследований. Но основным направлением его работы, вплоть до октября 1917 года, оставалось изучение влияния на урожай зерновых культур минеральных удобрений. Примерно в это же время была создана и первая агрохимическая лаборатория в г. Владимире. Руководил всеми этими исследованиями ученый-агроном А. А. Бауэр, приглашенный на опытную работу из Москвы губернским земством. Площадь земельного участка под опытным полем была равна в 1912 году 29 десятинам 706 кв. саженям, она была заарендована Владимирским земством на 12 лет по цене 10 руб. за десятину с правом переаренды на новые 12 лет.
Но земство не ограничивалось только устройством опытной станции и контролем за ее работой. Другим действенным средством для проведения в массу населения различных способов улучшения земледелия служило тогда устройство коллективных опытов и показательных участков. Обычно они устраивались на крестьянских полях у разных хозяев и в нескольких селениях. Цель таких опытов и участков была в том, чтобы показать населению новые приемы земледелия. Они стали широко распространяться после введения участковой агрономии.
Помимо всего этого земство оказывало свое содействие и специальным культурам: садоводству, огородничеству, льноводству, хмелеводству, картофелеводству, лесоводству, пчеловодству и т. п. Эти мероприятия, конечно, практиковались в меньшей степени и только в тех местах, где какая- либо из названных отраслей имела хозяйственное значение.
Так, во Владимирской губернии садоводство и огородничество всегда имело промысловое значение; крестьяне разводили сады и занимались огородами для поставок плодов и овощей на рынок. В таких случаях представлялось полезным сообщать населению необходимые сведения о лучшем уходе за садом и огородом. Для этой цели земства приглашали инструкторов (т. е. руководителей) по огородничеству и садоводству. Затем обычным мероприятием в этой области являлось распространение улучшенных и малоизвестных огородных семян. Семена продавались из земских с/хозяйственных складов, зачастую по льготной цене, а иногда, для опытов, отпускались и бесплатно.
Для распространения практических знаний по садоводству некоторые земства имели образцовые сады, а также устраивали садики при школах. Закладывались образцовые (показательные) сады и у крестьян, устраивались питомники, из которых можно было получить лучшие сорта плодовых деревьев. Те же земства, которые не имели собственных питомников, принимали на себя посредничество в выписке посадочного материала.
Широко велись во Владимирской губернии мероприятия и по содействию льноводству. Земские учреждения через свои склады распространяли семена лучших сортов льна (льна-долгунца), выдавали ссуды на устройство маслобойных и льнообделочных заводов, производили очистку льна и т. д. В таком же роде велись работы по содействию хмелеводству, выращиванию хрена и других специальных культур.
Более общие мероприятия имели место по улучшению животноводства, они начали практиковаться земствами с 80-х годов XIX столетия. Особенно это отразилось на состоянии государственного коннозаводства. Вспомним, что сразу после реформы 1861 года число конных заводов во Владимирской губернии почти сошло на нет. Аналогичное положение или близкое к этому существовало и в других местах, поэтому в 1883 году гос. коннозаводство предложило земским собраниям взять на себя содержание жеребцов улучшенной породы, которые могли бы служить для улучшения местной лошади. Сначала Юрьевским Обществом сельского хозяйства, а впоследствии и на земских собраниях неоднократно указывалось, что крестьянская рабочая лошадь ухудшается, чему немало способствовали недостаток кормов и плохой уход. С 80-х, а чаще с 90-х годов земства начинают отпускать средства на приобретение жеребцов-производителей, которые распределялись по уезду на случных пунктах и конюшнях. Кроме того, выдавались ссуды сельским обществам на приобретение производителей улучшенной крови. В 1894 году во Владимирской губернии уже было. 10 конских заводов, на них содержалось 26 производителей и 110 маток, преимущественно рысистой породы.
Мероприятия по улучшению крупного рогатого скота также были направлены, главным образом, на улучшение породы. Для этого земствами устраивались случные пункты с бычками производителями. Некоторые земства раздавали бычков в крестьянские стада, выдавали денежные ссуды на приобретение породистых бугаев и принимали на себя выписку улучшенных производителей. В последние годы своего существования земства стали приглашать инструкторов по животноводству, распространять знания и устраивать опыты с откармливанием скота. Отпускаемые для этого средства с каждым годом удваивались.
Следующим видом деятельности земств стало улучшение естественных условий сельского хозяйства или, как сейчас говорят, вопросы экологии. Для Владимирской губернии эта деятельность характеризовалась осушением болот в ее южной части и закреплением оврагов в северной—в ополье.
Осушение болот являлось важным вопросом, как для хозяйства, так и для здоровья человека и животных. Гнилые испарения болот порождали злокачественные язвы и изнурительные лихорадки. В то же время болотная ржавчина мешала развитию хлебов, отчего урожай здесь никогда не превышал сам—3, сам—4.
Овраги в ополье также представляли большое зло. Они способствовали быстрому высыханию почвы, вызывали скорую растрату влаги, с каждым годом уменьшали площадь пашни. В этом плане на сухих оврагах земства стремились разводить лес, что, по мнению управ, служило возобновлению в них ключевых источников, появлению птиц, которые истребляли вредных насекомых. Эти леса со временем должны были дать крестьянам и дрова, а также облагородить местность.
Помимо описанных выше мероприятий чисто практического свойства важное значение имело распространение сельскохозяйственных знаний. Земства придавали большое значение устройству сельскохозяйственных школ и некоторые из них устраивали на свои средства. Чтобы облегчить доступ к школьному сельскохозяйственному образованию, многие земства оказывали помощь недостаточным крестьянским семьям и выдавали стипендии на обучение.
Но в школах учились малолетние, а у взрослых на это не было времени. Между тем, именно взрослому крестьянскому населению необходимо было дать скорее такое образование, чтобы продвинуть вперед дело улучшения сельского хозяйства. Это оказалось возможным через посредство книг, газет, журналов, чтение лекций и т. п. Задавшись целью распространять знания внешкольным путем, земства прежде всего стали покупать в книжных магазинах книжки и листки по сельскому хозяйству для бесплатной раздачи. Не успокоившись на этом, земства стали сами издавать книжки, материалы которых были приспособлены к данной местности. Это, например, «Крестьянское травосеяние», «Применение в крестьянских хозяйствах улучшенных с/хозяйственных машин и орудий», «Пчеловодство во Владимирской губернии» и т. п. Местные земские издания значительно ближе подходили к населению, чем частные и общие.
Важным средством распространения знаний служила периодическая печать, то есть газеты и журналы. Земства обратили внимание и на это, они стали издавать свои газеты и журналы, в которых общепонятным языком описывалось, что делает земство и как нужно улучшать хозяйство. В частности, во Владимире при содействии губернского земства стал издаваться двухнедельный земледельческий журнал «Владимирский земледелец», объемом 1 печатный лист. Он был предназначен для мелких хозяйств, то есть ориентирован именно на массового читателя. Первый номер его вышел 6 мая 1914 года. К сожалению, журнал просуществовал недолго, но и за три года он успел немало, знакомя читателей с достижениями сельскохозяйственной науки и практиков-земледельцев. Частым и наиболее значительным автором журнала являлся заведующий районным опытным полем А. А. Бауэр.
К чисто экономическим мероприятиям земства относились организация мелкого кредита, содействие маслоделию, сбыту сельхозпродуктов, помощь кустарям, содействие кооперации переселенцам и т. п. Этого рода деятельность заключалась в том, чтобы сделать мелкое хозяйство более прочным, более устойчивым в его сношениях с внешним миром и приспособить его к современным условиям товарно-денежного хозяйства. Для этого организовывались ссудно-сберегательные и кредитные товарищества, земские кассы мелкого кредита, которые взяли на себя все кредитные операции земства.
Главными продуктами сельского хозяйства в России всегда являлись зерновые хлеба. Зерно производилось как для потребления в собственном хозяйстве, так и на продажу. Но сбыт хлеба происходил, как известно, при неблагоприятных для мелкого земледельца условиях. Ему обычно приходилось спешить осенью с продажей хлеба. Скупщики этим пользовались и понижали цены на крестьянский хлеб. Таким образом, крестьяне осенью продавали хлеб дешево, а весной покупали его дорого. При таком положении они были не в состоянии аккуратно платить налоги и удовлетворять свои потребности.
Выход из такого положения был найден в том, что некоторые земства стали выдавать крестьянам ссуды под залог хлеба. Это делалось с тем расчетом, что крестьянин, взявший ссуду под залог хлеба, не будет спешить с продажей его по дешевке, а выждет время и потом выкупит свой хлеб. Принимали и выдавали хлеб волостные старшины и сельские старосты. Размеры ссуд были 3 рубля под залог четверти овса и 7 рублей—четверти ржи. Помещение под житницу подыскивалось всем обществом, которое за круговой порукой отвечало за целость ссыпанного в нее хлеба. Сначала ссуды брались из специально выделенных земством на эти цели средств, а затем (с 1914 года) государством был установлен посреднический кредит земствам из госбанка под залог сельхозпродуктов. Обсуждался вопрос и об устройстве земских элеваторов для очистки, хранения и продажи хлеба. Но этот и другие меры земства по улучшению состояния сельского хозяйства уже не развились широко по причинам наступивших скоро известных событий.

/Российская академия сельскохозяйственных наук
Владимирский НИИСХ Владимирское общество сельского хозяйства
М. И. КИЧИГИН, А. Л. ИВАНОВ
ВЛАДИМИРСКОЕ ОПОЛЬЕ
Основная статья: Сельское хозяйство Владимирского края
Оценочно-экономическое отделение Владимирской губернской земской управы было образовано в 1895 г.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (19.09.2018)
Просмотров: 121 | Теги: Владимирский уезд, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика