Главная
Регистрация
Вход
Среда
28.07.2021
03:11
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1402]
Суздаль [419]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [446]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [235]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [151]
Гусь [165]
Вязники [300]
Камешково [105]
Ковров [397]
Гороховец [125]
Александров [257]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [146]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [40]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [30]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [44]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [11]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [28]

Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека


 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Помещения Владимирского Духовного Училища (1790 — 1903 гг.)

Помещения Владимирского Духовного Училища (1790 — 1903 гг.)

История Владимирского Духовного Училища очень тесно связана с историей Семинарии, с которой оно первоначально составляло одно учебное заведение, входя в состав его низших классов. Выделенное из Семинарии по реформе духовно-учебных заведений 1814 г., оно было поставлено в слишком тесную связь с ней, как заведение вполне зависимое и подчиненное Семинарии. Хозяйственная часть училища, «содержание дома», находилось в ведении Семинарского эконома и Семинарского Правления. Училище и Семинария содержались, так сказать, из одного кошелька. Только с реформой 1869 г. эта зависимость от Семинарии значительно ослабела, и училище становится более самостоятельным учреждением. Внутренняя духовная связь этих двух родных учебных заведений, соподчиненных одной власти в их управлении, еще более скреплялись их совместною жизнью, под одной кровлею. Владимирское Духовное училище большую часть времени своего существования (с 1790 — 1861 г.) помещалось в одном здании с Семинарией. Только в 1861 — 62 г. оно было перенесено за Лыбедь, где находится и теперь, и поместилось в зданиях, занимаемых до этого времени Семинарской бурсой. В 1875 г. отстроен был новый каменный корпус, в который и были (25 Ноября) переведены классы, и прежнее классное помещение обращено в общежитие. В таком положении училище находится и в настоящее время.
Первоначально Влад. Духовн. Училище было открыто в 1790 г. (25 Октября), по переводе Семинарии в Суздаль из Владимира, «по желанию священно-церковно служителей, для обучения детей их низшего класса латинскому диалекту». Ученики не получали никакого пособия и должны были содержаться исключительно на свои средства. С них взималась плата за обучение на содержание училища и жалованье учителям. Дети священников должны были платить 3 р. в год, диаконов 1 ½ дьячков 1 p. Сироты от платы освобождались. Плата эта по тому времени была довольно значительной, особенно если принять во внимание обычную многосемейность духовенства, поэтому охотников учиться во вновь открытом училище находилось немного. Предпочитали отдавать детей в Суздальскую Семинарию, где платы за обучение не взималось и бедным оказывалось некоторое пособие. Училище едва просуществовало до 1800 г. и в этот десятилетний промежуток времени в 1797 г. было закрываемо по недостатку учеников. «За умалением учеников в училище» учителя по году не получали никакого жалованья.
Новооткрытое Училище поместилось в пустовавших семинарских зданиях и именно в «каменном покое». Это небольшой каменный одноэтажный флигель под деревянной кровлей, 16 саж. длины и 3 саж. ширины, доставшийся Семинарии еще от упраздненного Богородицкого монастыря, «ветхий» уже в то время, находившийся по правую сторону Богородицкой церкви, на месте нынешнего красного корпуса. При открытии Семинарии Еп. Платоном, он был отремонтирован. Несмотря на свои незначительные размеры, он был вполне достаточен для помещения учеников новооткрытого училища, которых было не много по выше упомянутым причинам. Помещением для училища (для низших его классов), этот ветхий каменный флигель служил потом еще долгое время, — именно до переселения Училища за Лыбедь в 1861 г. и был разобран за совершенною ветхостью и негодностью в 1863 г., при постройке нынешнего каменного общежития для казенно-коштных воспитанников Семинарии. Кроме этого каменного флигеля, оставались еще незанятыми «деревянные покои», «смотрение» за которыми было поручено учителям Духовного училища.
Помещение училища содержалось на деньги, получаемые за обучение с учеников училища. Так, сумма эта в 1799 г. была израсходована следующим образом: 60 руб. было выдано учителю; на дрова издержано 15 руб., на починку здания 10 руб. Но это был счастливый год. Как было упомянуто выше, суммы эти поступали очень неаккуратно. Так, напр. в 1796 г. городским Благочинным было донесено, что «суммы» за расходом налицо в остатке на содержание училища ничего не имеется. Благодаря скудным средствам, содержание училища было далеко не завидное. Семинарские здания к концу пребывания в них училища в 1798 г. представляются в следующем виде: «в покоях, где была Семинария, стены и двери повреждены и окончины побиты».
В 1800 г. училище слилось с Семинарией, окончательно в этом году переведенной из Суздаля во Владимир. Преосвященному Виктору хотелось при этом оставить за училищем его прежнее отдельное от Семинарии существование, если только «отцы пожелают содержать учеников на своем коште». Но в сборах на содержание «явились прежния оговорки и заде ряски, которые благозаведенный порядок только нарушают»... По этому постановлено было: «учителю училища определить казенное жалованье 60 руб. в год, дрова покупать и починку производить из Семинарских сумм». Это постановление Сем. правления утверждено было 24 февраля 1800 г. И хотя формально с этого времени училище, как отдельное от семинарии учреждение, было закрыто, но фактически оно продолжало существовать, войдя в состав низших ее классов с теми же наименованиями, какие оно имело при отдельном своем существовании. При этом училище помещалось отдельно от Семинарии до 1818 г. Высшие Семинарские классы, начиная с риторики и кончая богословием помещались в архиерейском доме, и низшие — училищного курса — на прежнем своем месте, в старых семинарских зданиях. В упоминаемом выше каменном флигеле помещались два класса: пиитический и низший элементарный, при следующей школьной обстановке: в пиитическом образ Спасителя, три стола и шесть скамей. В трех комнатах низшего элементарного: образ Тихвинские, Смоленские Богородицы и Неопалимые Купины, столов 10, парта одна и скамей 14. В деревянном флигеле в двух покоях помещались классы высший и низший грамматические. В высшем: образ Спасителя, столов 6, скамей 12 и доска черная; в низшем образ Спаса-Нерукотворенного, столов и парт 11, скамей 19 и доска черная. В деревянных же покоях помещалась и русская школа, открытая 1800 г. В 1808 г. построен был существующий доныне двухэтажный каменный классный корпус, а деревянный сломан и употреблен на дрова. Низшие классы Семинарии (училищного курса) поместились в нижнем этаже нового корпуса и высшие в верхнем, русская школа — в старом каменном флигеле, где помещались пиитический и элементарный классы.
В таком положении по отношению к помещению застает Духовное Училище реформа духовно-учебных заведений 1814 г., по которой низшие классы Семинарии были выделены в отдельное учебное заведение с особым штатом. Для Владимирского Училища это выделение имело больше формальный характер. Низшие классы Семинарии, преобразованные теперь в Уездное и приходское училище, остались в том же помещении «совместно» с Семинарией, где они находились и до реформы 1814 г., и наставники большею частью остались те же, которые и раньше преподавали здесь.

При разделении училища на параллельные отделения, число учеников в них было очень значительно, — оно колеблется от 80 — 125 чел. и более в каждом отделении класса. Для размещения учеников по классам, таким образом, требовалось до 1828 — 4 помещения, с 1828 — 1835 — 6 помещений, с 1835 — 1855 (с причетническим классом) 7 помещений и с 1855 — 1869 — 6 помещений.
В первый год своего существования 1814 — 15 Влад. училище помещалось в нижнем этаже Семинарии. По ревизии Филарета, был закрыт «русский класс» и на его место в каменном флигеле, где помещалось училище до 1800 г., было переведено приходское училище. «Помещается уездное училище в нижнем этаже Семинарии, а приходское в небольшом каменном флигеле, где прежде жили монашествующие Богородицкого монастыря», читаем мы в донесении смотрителя училища архим. Аркадия от 29 сент. 1822 года. В этом же флигеле помещалась и квартира инспектора училища Е.Ф. Аменицкого. С уходом его из Влад. училища (1825) квартира его была соединена с классным помещением. Именно для распространения 2 класса прих. учил. «выбрана была стена поперечная» и в связи с этим был произведен капитальный ремонт этого училищного флигеля. Исправлены накаты, полы, печи, обветшавшие углы и проч. Сумма на ремонт была испрошена из Синода около 500 р. В 1828 г. было открыто 2-е отделение уездного училища и оно помещалось пока в нижнем же этаже Семинарии, на приспособление для этого помещения потрачено было 231 р.
В 1831 году в овраге против Богородицкой церкви был построен особый деревянный на каменном фундаменте флигель для училища. Здесь поместилось 2-е отделение уездного училища, выведенное из Семинарского корпуса. Открытое в 1835 г. 3-е отделение низшее — помещено в одном флигеле с приходским. В сороковых годах, когда потребовалось помещение для открытия в Семинарии 4-го отделения словесности, и первое отделение уездного училища было выведено из Семинарии, и училище разместилось в двух флигелях старом каменном, капитально ремонтированном для этого — низшие классы, и деревянном — 1-е и 2-е отделения уездного.
Место для постройки деревянного флигеля училища в овраге на косогоре, куда в обилии стекала вода особенно в весеннее и осеннее время, было выбрано крайне неудачно и здание построено было на скорую руку непрочно. Через 20 лет после своего построения оно могло держаться только посредством подпорок и грозило падением, стены были повреждены. На ходатайство в Синоде об ассигновании суммы для капитального ремонта этого флигеля было получено из Синода такое предписание: «Св. Синод, имея в виду произвести в сем здании исправление капитальных стен в счет лиц виновных в допущении беспорядков при постройке, а также неправильно свидетельствовавших сей дом при приеме его от подрядчика, положил перевести это дело в надлежащее судебное место для определения судом степени ответственности и денежного взыскания в отношении каждого из упомянутых лиц. Дело это, впрочем, кажется, окончилось ничем за давностью. За невозможностью ремонтировать флигель этот был продан на слом за 200 р. и вместо него построен был новый деревянный флигель на каменном фундаменте на месте нынешней образцовой школы, который был с переводом училища за Лыбедь, обращен в Семинарскую больницу. Флигель был начат и окончен постройкой в 1854 г., постройка его обошлась в 4436 р. В нем были помещены среднее и высшее отделения, а низшие помещались в старом каменном флигеле.
В 1861 году училище переведено было за Лыбедь в освободившееся от Семинарской бурсы помещение. При этом училищное начальство ходатайствовало оставить за ним старый каменный флигель, служивший училищу с самого его возникновения в 1790 г. Но по отзыву архитектора, починить его и обратить в жилое помещение было невозможно, и оно, как безобразившее Семинарское здание, было разобрано. Отделение училища от Семинарии, настоятельная потребность в котором чувствовалась с самого его открытия в 1814 г., наконец состоялось. Новое местоположение училища с достаточным количеством земли, из которой большая часть была занята хорошим садом, предоставляло довольно простора для него, особенно если принять во внимание прежнее стесненное положение в Семинарии. Только здания, в которых оно помещалось, были ветхи и по своей вместимости несоответствовали тому количеству учеников, которое помещалось в них. Но в этом отношении Влад. училище далеко было не избаловано и прежними Семинарскими помещениями. Все же здесь было свободнее и простора было гораздо больше, училище было здесь на своем месте, а не теснилось на Семинарском дворе, где его только терпели по необходимости.
Новое помещение училища состояло из 3-х зданий: центрального главного корпуса деревянного на каменном фундаменте с италианским окном на средине, где помещалась прежде Сем. бурса (нынешнее общежитие учеников Владим. училища), в нем поместились четыре параллельные класса высшего и среднего отделений, и двух небольших флигелей по бокам его: флигель с правой западной стороны на каменном фундаменте, прежняя квартира эконома Семинарии (он же субинспектор бурсы), был отведен под квартиру инспектора училища; одноэтажный дерев. флигель с левой восточной стороны, прежняя столовая и кухня бурсы (на месте нынешнего классного кам. корпуса), в нем поместились два параллельные класса низшего отделения.
Из копии крепостных актов на училищную землю видно, что эти здания существовали еще в начале XIX столетия и принадлежали двум владельцам Флейшеру и Ланге. Поэтому в описываемое время они были уже значительно ветхи. В описаниях Семин. бурсы мы читаем о главном корпусе: «сколочен он был нескладно. При сильном ветре он трещал и качался, а в зимние холода вода замерзала в умывальниках». Здания училища нуждались в неотложном ремонте, и училищное начальство в 1866 г. ходатайствует перед Синодом об отпуске 566 руб. на ремонт училища, но ходатайство это было отклонено «в виду предстоящей реформы». Внешний вид училища настолько был «неприличен» и так угрожал по своей ветхости безопасности проходящим мимо его, что обратил внимание полиции, потребовавшей необходимого ремонта. «При нашем училище, читаем мы в отношении Пристава 3 части, науличный забор ветх. Подпорки с улицы делают вид его неприличным и мешают проходящим по тротуару. Ворота поуличные ветхи, столбы их качаются и могут упасть от ветра. Дровяной сарай очень ветх, кровля его готова обрушиться, столбы, на которых держится кровля над училищным колодцем, — ветхи, угрожают падением». На основании этого отношения разрешено было употребить небольшую сумму из канцелярских денег на исправление указанных ветхостей. Не лучше были и самые училищные здания. По отзыву Члена учебн. Комитета И. Ненарокомова, ревизовавшего училище в 1869 году пред введением реформы, они представляются в таком виде. «Здания училища и по наружному своему виду и по объему не удовлетворяют своему назначению. Они состоят из трех деревянных строений, из коих одно более обширное довольно прочно, два же других ветхи и как по самой ветхости, так и по свойству постройки негодны для помещения учебного заведения. Здание, в котором помещаются классы низшего отделения, обладает такими свойствами, которые делают его негодным для нынешнего его назначения. В то время, когда на месте училища существовала семинарская бурса, здание это занято было кухней; от пара, нечистоты и проч. оно пропиталось сыростью, которая производит удушливую и неблаговонную атмосферу в классах, в нем находящихся. Полуразвалившийся флигель (нынешняя квартира смотрителя училища), занимаемый квартирою инспектора училища, состоит из четырех небольших комнат. При описанных свойствах училищных зданий, соблюдение в них чистоты и опрятности затруднительно. По необширности классных комнат и по неимению внутри здания места, где бы воспитанники могли оставаться во время отдыха в промежутки между уроками они проводят все время на дворе и, возвращаясь оттуда, вносят грязь и снег на ногах в классные комнаты.
Таковы были помещения Владимирского училища в дореформенный период его истории. По своему устройству и содержанию, они мало представляли удобств для обучающихся в них учеников. Особенно это следует сказать о семинарских помещениях, — старом каменном одноэтажном флигеле и деревянном в овраге против Богородицкой церкви. По своему внешнему и внутреннему виду, эти классные помещения были настолько невзрачны, что были хорошо известны в то время под именем «конюшен». Эти длинные одноэтажные здания не были разделены внутри коридорами. С двух концов по лицевой стороне они имели входные крыльца, и средние классы были проходные, что вносило немало беспорядка в классную жизнь учеников. О какой либо раздевальной комнате не могло быть и речи. Калош тогда — особенно в младших классах училища, не было и в помине. Грязь и сырость в большом количестве вносились учениками на ногах и одежде в сырую погоду в классные помещения и все это делало их, действительно, похожими на конюшни. Соблюдать чистоту помещений при таких условиях и при ограниченном количестве прислуги было трудно. Служителей в училище было сначала один, затем три и в конце два; получали они от 40 руб. до 50 в год на своем содержании. Охотников за такое вознаграждение было не много и, чтобы привлечь их, — Консистория присылала исключенных учеников и служба их в училище зачиталась на получение дьяческих мест в епархии. По своей вместимости, здания эти далеко не соответствовали количеству помещавшихся в них учеников. О кубической вместимости воздуха, по требованиям школьной гигиены, соответственно числу учащихся не могло быть и речи, и ученики задыхались бы в них, если бы не было хорошей вентиляции. Свежий воздух свободно проникал в эти помещения сквозь щели, худые подоконники и разбитые стекла. Стекла особенно часто били в училище. Против этого было немало строгих предписаний Семинарского Правления по донесению эконома училищному начальству. Углы и подоконники были так худы, что можно было местами просунуть в них руку. Особенно это чувствовалось зимою при экономии в дровах для отопления. «В классах был чувствительный холод и при оттепелях сырость. До прихода наставника против холода вооружались разного рода моционом. При учителе искали защиты от холода в воротниках и длинных рукавах тулупов. Писать было почти невозможно. Во время морозов учились писать больше на квартирах». Чернила замерзали. Во время сильных морозов прекращались занятия за невозможностью заниматься в классе. Деревянный флигель в овраге часто трещал при напоре ветра, качался, и заниматься в нем было небезопасно. Ученики пользовались этим по-своему. Чтобы избавиться от иного учителя, они давили стекла на задних партах, происходил глухой треск, и робкий учитель спешил удалиться из класса, думая, что это трещит здание. Классная мебель была разнообразна. Она состояла из длинных горизонтальных столов «одиноких и двойных» т.е. с сиденьем с одной стороны и двух сторон. На последних ученики сидели спиной к учителю. Были и одни скамьи без столов. В старших классах, а в конце этого времени и младших были заведены парты — длинные, на которых теснилось от 10 — 15 человек.
Это неблагоустройство классных помещений зависело, главным образом, от недостатка средств, отпускавшихся в то время на содержание духовного училища вообще и в частности Владимирского училища до 1820 г. «На содержание дома» отпускалось не более 300 руб. Эта сумма напр., в 1816 г. была израсходована так: на отопление 175 р., освещение 19 р., на прислугу 79 р. 96 коп., мелочные расходы 21 руб. С 1820 г. на содержание дома по новым штатам было положено 625 руб. С открытием вторых отделений в 1828 г. на содержание их было отпущено 247 р. 38 коп. Таким образом, вся сумма равнялась 972 руб. Но эту сумму нужно считать на ассигнации. В конце этого периода в шестидесятых годах на содержание училища тратилось около 500 р. на серебро. Так в 1868 г. на содержание дома было истрачено 472 р. 77 коп. Из них на наем 2-х служителей и плата ночному сторожу 142 руб., отопление 108 руб., на ремонт и мелочные расходы 200 руб. и проч.
Из приведенных цифр видно, что средства на содержание классных помещений такого многолюдного училища были слишком незначительны, особенно если принять во внимание, что эти помещения по своей ветхости и непрочности нуждались в постоянном ремонте. Особые суммы на ремонт из синодских капиталов отпускались очень неохотно и в ограниченном количестве, а поддержать эти здания в благоустроенном и приличном виде на те суммы, которые отпускались по штату, было невозможно.
И. Малиновский. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 8-й. 1903 г.).
Владимирское мужское духовное училище
Первый смотритель и первые учителя Владимирского духовного училища

Категория: Владимир | Добавил: Николай (13.06.2021)
Просмотров: 35 | Теги: учебные заведения, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru