Главная
Регистрация
Вход
Среда
14.11.2018
00:02
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 536

Категории раздела
физическая [1]
витальная [11]
ментальная [6]
безусловная [30]
к себе [20]
мужчины и женщины [50]
к детям [117]
к родителям [14]
к народу [9]
к Родине [22]
к Природе [25]
к Животным [26]
к работе [7]
к Человечеству [3]
к Силам Света [13]
к Богу [38]
к Жизни [17]
Сердце [37]
Стихи [173]
Сказки [1]
Православие детям [83]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » Любовь » Православие детям

ЖИТИЯ святых ДЛЯ ДЕТЕЙ (23 – 30 апреля)

ЖИТИЯ святых ДЛЯ ДЕТЕЙ
АПРЕЛЬ

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ

ПАМЯТЬ СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА И ЦАРИЦЫ АЛЕКСАНДРЫ
23 апреля (6 мая)

Святой Георгий жил в начале IV столетия при римском императоре Диоклитиане. Он был еще отроком, когда отец его пострадал и умер за имя Христово. Мать его по смерти мужа поселилась в Палестине, где у нее было большое имение, а молодой Георгий поступил на службу в царское войско. Начальники скоро заметили его и полюбили за красоту и мужество, так что 20-ти лет Георгий имел уже чин военного трибуна. Около этого времени умерла мать его.
Занимая важную должность в царском войске, Георгий сделался одним из приближенных к царю людей. Диоклитиан не знал, какую веру исповедует Георгий. В это время изданы были самые строгие указы против христиан: велено сжигать их книги, разрушать их церкви и самих их отдавать на мучения. Узнав обо всем этом, Георгий стал готовиться к смерти. Он раздал друзьям деньги и дорогие вещи, какие у него были, отпустил на волю рабов своих и завещал бедным поместья и все остальное имущество свое.
Устроив таким образом все житейские дела свои, мужественный юноша отложил всякий человеческий страх и явился в совет царский, собранный в городе Никомидии, где тогда решалась участь христиан. Прибыв туда, он громко сказал: «Долго ли тебе, царь, и вам, князья и советники, совершать злые дела под предлогом закона? Долго ли будете преследовать людей невинных и добродетельных, которые никого не обижают, а, напротив, подают пример благочестивой жизни? Вы заблуждаетесь, поклоняясь идолам. Иисус Христос есть истинный Бог. Познайте истину или, по крайней мере, перестаньте смущать своим безумием тех, которые уразумели ее!»
Все удивились неожиданному появлению Георгия и смелой речи его; все молчали и ожидали, что скажет царь. Но Диоклитиан от удивления долго не мог произнести слова. Наконец, он дал знак проконсулу Магненцию, чтобы он отвечал Георгию. Магненций подозвал Георгия и спросил:
- Что заставило тебя отважиться на такой дерзкий поступок?
- Истина, — отвечал юноша.
- Какая это истина?
- Истина есть Сам Христос, гонимый вами.
- Неужели и ты христианин? — спросил Магненций.
- Я раб Христа, Бога моего; в надежде на Него я пришел в ваше собрание, чтобы свидетельствовать об истине.
Поднялись крики, брань, и долго нельзя было ничего расслышать. Наконец Диоклитиан приказал всем замолчать и заговорил сам.
- Я давно тебя знаю, Георгий, и уважаю твое мужество. Я почтил тебя высоким саном и теперь еще готов простить твой дерзкий поступок, в память прежних заслуг твоих. Как отец советую тебе: не губи твоей молодости, не лишай себя наших милостей и сейчас же принеси жертву богам.
- Царь! — отвечал Георгий. — Лучше ты обратись к истинному Богу и воздай Ему жертву хвалы. Он и тебя сподобит Небесного Царства. Земное могущество непостоянно, богатство непрочно; в нем не может быть истинного счастья. Никакие земные блага не отвратят меня от Бога; никакие муки не устрашат меня и не поколеблют веры моей!
Разгневанный Диоклитиан велел заключить Георгия в темницу. Там, по приказанию царя, ему забили ноги в колодки и положили на грудь тяжелый камень. Но Георгий мужественно переносил страдания и благодарил Господа.
На следующее утро Диоклитиан призвал его к себе и спросил:
- Раскаялся ли ты, Георгий?
Мученик едва мог говорить, но отвечал:
- Неужели ты думаешь, царь, что эти ничтожные страдания отвлекут меня от веры моей? Скорее ты устанешь мучить меня, нежели я — терпеть мучения!
Тогда Диоклитиан велел принести колесо с острыми ножами и колесовать им Георгия. Во время этой страшной пытки юноша не испустил ни одного стона. Сначала он громко славил Бога, потом тихо молился и наконец умолк. Все почитали его умершим. Диоклитиан говорил, ругаясь над могуществом Божиим: «Где же Бог твой, Георгий? Почему Он не избавил тебя от этих мук?» Потом царь велел снять с колеса окровавленное тело мученика, а сам пошел в храм Аполлона приносить жертву идолу. Только что он удалился, как раздался громовой удар; небесное сияние осветило всю площадь, и многим внятно послышались слова: «Не бойся, Георгий! Я с тобой!» Мученику явился Ангел, возложил на него руку и исцелил его раны. Георгий сам сошел с колеса, славя и благодаря Бога. Изумленные воины поспешили в идольское капище донести царю о случившемся. Вслед за ними пошел сам Георгий.
Весть о совершившемся чуде и внезапное появление Георгия в языческом храме произвели ужасное смятение. Диоклитиан едва верил глазам своим. Два царских сановника, Анатолий и Протолеон, при виде здорового и бодрого мученика уразумели силу Божию и воскликнули: «Один только и есть Бог великий и истинный, — Бог христиан!» Диоклитиан приказал немедленно казнить их. Многие другие также уверовали, но не смели явно исповедать Христа. Супруга Диоклитиана, царица Александра, бывшая в то время в языческом храме, познала истину и хотела явно исповедать имя Божие; но ее уговорили возвратиться во дворец и скрыли от царя обращение ее.
Такое проявление силы Божией не вразумило Диоклитиана. Он велел зарыть Георгия в известковую яму. Георгий помолился, оградил себя крестным знамением и спокойно вошел в яму. Диоклитиан через несколько дней приказал вынуть тело его и разбросать истлевшие кости; но мученик оказался жив и здоров. Он спокойно молился, и лицо его сияло небесной радостью. Все видевшие это были в невыразимом удивлении и славили Георгия.
Царь снова послал за ним и спрашивал, какими чарами он сохраняет свою жизнь?
Мученик отвечал: «Я надеялся, царь, что после всего, что случилось, ты не дерзнешь больше произносить хулу на истинного Бога, Которому все возможно и Который чудесно избавляет уповающих на Него. Но если ты называешь чародейством явление силы Божией, то мне нечего тебе отвечать; жалею только о слепоте твоей».
После этого Диоклитиан придумал новое мучение; на Георгия надели раскаленную железную обувь с гвоздями внутри. В этой обуви святого влачили по улицам и жестоко били; но среди тяжких страданий он повторял слова: «Иди, Георгий, и достигнешь», и возносясь мыслью к Богу, молил Его дать ему силу и терпение. «Призри с неба, Господи! Виждь труд мой; услышь стенания раба Твоего! Возненавидели меня за имя святое Твое; содрогнулась плоть моя; исцели меня и дай мне терпение». Так молился святой страдалец.
После долгих мучений изнуренного страдальца отвели в темницу. Он не переставал молиться, и по милости Господней получил внезапное исцеление.
Затем его предали новым истязаниям; Георгий все сносил мужественно, и сила Божия сохраняла и исцеляла его. Он по-прежнему говорил изумленным язычникам, что не волхвование и не ухищрения человеческие возвратили ему силу, но что Господь укреплял его. «Кто на Него надеется, — повторил Георгий, — кто следует божественному учению, тот не боится мук».
- Какое это учение? — спросил царь.
- Господь, — отвечал Георгий, — предвидя злобу вашу, сказал нам: «Не убойтесь убивающих тело, но не могущих погубить души вашей». Он обещал великую благодать тем, которые исполняют Его заповеди, и сказал, что даст им силу творить дела, какие Он Сам творит.
- Какие же это дела? — спросил царь.
- Христос исцелял больных, воскрешал мертвых, возвращал слепым зрение, глухим слух.
Услышав это, бывшие тут жрецы потребовали от Георгия, чтобы он возвратил жизнь умершему в этот день человеку. По молитве Георгия, Господь воскресил покойника. Но это чудо еще более раздражило царя. Он велел отвести мученика назад в темницу и держать его там, пока он определит, какой смертью ему умереть.
Многие посещали Георгия в темнице, подкупая для того сторожей, и просили у него наставлений. Георгий говорил им об истинном Боге, увещевал отстать от идолопоклонства, и множество язычников обратилось ко Христу. Приносили также в темницу больных, которых Георгий исцелял молитвой.
Предание рассказывает, что в числе других пришел к Георгию бедный земледелец, у которого пал единственный вол, так что ему нечем было пахать. Святой мученик, сочувствуя горю бедного земледельца, сказал ему: «Пойди домой, брат мой, — вол твой жив!» Земледелец поверил словам святого и, увидя потом, что вол его действительно жив, обратился к истинному Богу и громогласно исповедал веру свою, за что был приговорен к смерти. От этого события распространилось поверье, что молитвы великомученика Георгия охраняют от бед стада, и доныне сохранился обычай выпускать скотину в поле в день памяти святого Георгия.
Приговоренный к смертной казни, Георгий накануне кончины своей был утешен явлением Спасителя, Который ободрил его и обещал ему блага небесные. Святой упросил темничного сторожа допустить к нему одного старого слугу своего, который проводил дни и ночи у ворот темницы. Слуга со слезами припал к ногам своего господина. Георгий утешал его, просил исполнить завещание его об имуществе и простился с ним.
Перед самой казнью Диоклитиан, все еще надеясь склонить Георгия к отречению от Христа, стал предлагать ему богатые дары и высокие почести, если он согласится отказаться от веры своей. Вместо ответа Георгий предложил ему идти в храм Аполлона. Диоклитиан обрадовался, думая, что мученик послушался его; но в идольском храме, среди многочисленного собрания Георгий стал доказывать ложь и суету язычества и молитвой сокрушил идолов. Царица Александра, услышав о том, что делается в храме, не захотела далее скрывать своего обращения. Она пришла в храм и громко воскликнула: «Боже Георгия, помилуй меня, ибо Ты Бог истинный и всемогущий!» С этими словами она бросилась к ногам мученика.
Разгневанный Диоклитиан осудил жену свою на смерть и велел вести ее вместе с Георгием к месту казни. С поднятыми к небу глазами и с молитвой на устах шла царица на казнь. Дорогой, остановившись от усталости, она попросила воинов, чтобы они позволили ей отдохнуть немного, и, прислонившись к стене, предала душу Богу. Георгий при виде такой тихой кончины прославил Господа и, пришедши на место казни, спокойно склонил голову под секиру палача.
Святого великомученика Георгия часто изображают сидящим на белом коне, поражающим копьем страшного змия. Это основано на следующем предании.
Рассказывают, что недалеко оттого места, где был похоронен Георгий, близ города Берита, у горы Ливана, выходил из озера страшный змий, который опустошал всю окрестность и заражал воздух смертоносным дыханием своим. Жители той страны не знали, куда деваться от беды и просили совета у жрецов идольских, ибо были язычники. Жрецы сказали им, что каждое семейство должно поочередно отдавать одного из детей своих на съедение змию. Не видя никакого средства избавиться от страшного чудовища, жители приняли этот совет, и каждый день новая жертва приводилась к берегу озера. Очередь дошла до единственной дочери тамошнего царя. Девица была приведена к озеру и с трепетом ожидала смерти, как вдруг явился ей великомученик Георгий в образе светлого юноши на белом коне и вооруженный копьем.
- О чем ты плачешь? — спросил он девицу.
- Добрый юноша, — отвечала она, — удались скорее, чтобы тебе не погибнуть вместе со мной. И девица рассказала юноше о змие.
- Не бойся, девица, — сказал он ей. — Именем Бога истинного я избавлю тебя от чудовища.
- Нет, добрый воин, — возразила она, — не губи себя.
Я уже обречена на смерть; ты не спасешь меня, а только сам погибнешь.
Едва она выговорила эти слова, как страшное чудовище показалось из озера и стало приближаться к девице. Она громко закричала: «Беги!» Но храбрый воин Господень, оградив себя крестным знамением и призвав на помощь Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, устремился на чудовище и поразил его копьем. Потом он велел девице снять с себя пояс, связать им змия и тащить его за собой в город. Так и было сделано.
Змий при великом стечении народа был предан огню. Вслед за тем все жители страны приняли христианскую веру.
За эту победу над чудовищем и за мужество среди страшных мучений святой Георгий называется «Победоносцем» и почитается защитником воинов. Церковь поет ему: «Яко пленных свободитель и нищих защититель, немощствующих врач, царей поборниче, Победоносче великомучениче Георгие, моли Христа Бога, спастися душам нашим».

ПАМЯТЬ СВЯТОГО МУЧЕНИКА САВВЫ СТРАТИЛАТА И СЕМИДЕСЯТИ ВОИНОВ
24 апреля (7 мая)

Святой мученик Савва, родом гот, был стратилатом, или воеводой, при римском царе Аврелиане в III веке. Приняв истинную веру и сделавшись ревностным служителем Христовым, он посещал христиан, заключенных в темницах, помогал им милостыней и увещевал к терпению и твердости. Аврелиан, узнав, что Савва христианин,- призвал его на суд. Савва смело исповедовал веру свою и, сняв с себя знаки воинского сана, бросил их и объявил, что готов страдать за имя Христово. Его подвергли страшным мучениям: жестоко, били, опаляли огнем раны его, опускали его в котел с кипящей смолой. Но Господь охранял и защищал верного служителя Своего. Подкрепляемый силой свыше, Савва мужественно вытерпел страдания и вышел невредимым из кипящей смолы. Видя это чудо, семьдесят воинов уверовали и стали громогласно исповедать Иисуса Христа. По повелению царя они были казнены и радостно приняли смерть за веру свою.
Святого мученика Савву отвели в темницу, где ночью во время молитвы Сам Господь явился ему. Исполненный новой силой, св. Савва вытерпел еще ужаснейшие истязания и был наконец потоплен в реке.

ЖИТИЕ И СТРАДАНИЯ СВЯТОГО АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА МАРКА
25 апреля (8 мая)

Святой евангелист Марк, один из 70-ти апостолов, был родом еврей, из колена Левиина. Некоторые считают его за одно лицо с Иоанном, называемым Марком, племянником Варнавы и спутником Павла и Варнавы; но другие различают этих двух апостолов. Святой апостол Петр в одном из посланий своих (1 Пет. V, 3) называет Марка своим сыном, из чего можно заключить, что Марк был учеником Петра. Он с ним вместе был в Риме и там, спустя двенадцать лет после вознесения Господа, написал Евангелие свое. Надо заметить, что святой евангелист подробно рассказывает об отречении Петра и почти не упоминает о тех случаях, когда Петр показал особенную ревность и любовь к Спасителю. Из этого заключают, что св. Марк написал Евангелие свое под ближайшим руководством святого апостола Петра, который по христианскому смирению не желал собственной славы.
Св. апостол Петр посылал Марка проповедовать в разных городах и странах. Так Марк основал Церковь в Аквилее, богатом городе близ Адриатического моря, и несколько раз посещал Египет. Его тоже считают основателем Александрийской Церкви, одной из самых значительных в первые века христианства. Первым уверовавшим в Александрии был ремесленник по имени Анания, которого именем Господа Марк исцелил от опасной раны. Впоследствии Марк поставил Ананию епископом в Александрии. Язычники, раздраженные успехом христианского учения, принудили Марка удалиться из Александрии. Он опять посетил Рим; но по смерти Петра, вновь прибыл в Египет, основал в Александрии училище, сделавшееся впоследствии очень известным, прошел и в другие отдаленные страны, в Ливию и Киренаику, везде усердно проповедуя слово Божие. Оно быстро распространилось, и ученики Марка в Африке славились благочестивой и святой жизнью.
Когда св. апостол Павел был приведен в узах в Рим, то св. Марк помогал ему в деле благовествования. Последние апостольские подвиги Марка принадлежали Александрии, где и принял он мученическую смерть. Недалеко от морского берега построил он первую христианскую церковь. Египтяне, опасаясь умножения христиан, решились умертвить евангелиста. Они избрали для этого злодейства праздник языческого бога Сераписа; в самый этот день приходилось Воскресение Христово, и накануне еще святой Марк увещевал народ не участвовать в грешном языческом торжестве. Язычники вторглись в церковь во время богослужения, вывели оттуда святого и, обвязав ему шею веревкой, с криком и ударами потащили по городским улицам. Кровь святого обагряла острые камни мостовой; но он не переставал молиться и повторять: «Благодарю Тебя, Спаситель мой, что Ты сподобил меня терпеть, страдания Тебя ради». К вечеру святого апостола посадили в темницу. Ночью явился ему Ангел и сказал, что имя его будет вписано в книгу жизни с именами других апостолов и память его сохранится на земле. Сам Спаситель явился потом святому Марку и сказал ему: «Мир тебе, евангелист Мой!»
На другой день мучение возобновилось. Марк не переставал молиться и наконец произнося слова: «В руце Твои предаю дух мой», отошел ко Господу. Святого похоронили в построенной им церкви, и над мощами его долго совершалось избрание патриархов Александрийских.
Впоследствии мощи святого Марка были перевезены в Венецию, где над ними построен великолепный собор. Путешественники до сих пор удивляются красоте этого собора и площади, на которой он стоит и которая носит имя святого евангелиста. Св. Церковь поет евангелисту: «У верховного Петра научився, апостол Христов был еси, и яко солнце странам возсиял еси, Александриом удобрение быв, блаженне. Тобою Египет от прелести свободися, евангельским твоим учением просвещ вся, яко свет, столп церковный. Сего ради твою память чтуще, светло празднуем, Марко, богогласе: моли тобою благовестимаго Бога, да согрешений оставление подаст душам нашим».

ПАМЯТЬ СВЯТИТЕЛЯ ВАСИЛИЯ, ЕПИСКОПА АМАСИЙСКОГО
26 апреля (9 мая)

После долгих смут и междоусобий Римская империя в четвертом столетии разделилась между двумя императорами, Константином и Ликинием. Последний женился на сестре Константина, Констанции. Мир между двумя императорами казался на время упроченным, и Ликиний в угождение Константину согласился даже вместе с ним издать несколько указов, благоприятствовавших христианам. Но содействие Ликиния было неискренне, и он через некоторое время возобновил гонение на христиан в областях, находившихся под его управлением.
При дворе Констанции, в Никомидии, находилась одна молодая девушка-христианка по имени Глафира. Она была очень скромна и благочестива, и императрица очень любила ее. Глафира была очень хороша собой и понравилась Ликинию. Надеясь богатыми дарами и лестными обещаниями победить скромность и благочестие молодой девушки, Ликиний послал к ней одного из придворных своих с предложением жениться на ней и удалить царицу. Предложение это оскорбило и испугало Глафиру. Она со слезами рассказала Констанции обо всем случившемся и просила ее защиты. Констанция, чтобы спасти ее от преследований Ликиния, распустила слух о ее смерти.
Через некоторое время, когда Ликиний, по-видимому, перестал думать о Глафире, Констанция сочла лучшим удалить ее из Никомидии. Она щедро наградила ее и дала ей в проводники несколько верных служителей своих. Переодевшись в мужское платье, Глафира тайно оставила дворец.
После долгих странствований приехала она в Понтийский город Амасию. Один из тамошних жителей, по имени Квинтий, узнав, что Глафира и ее спутники — христиане, просил их к себе в дом, принял радушно и просил их остаться у него. Он рассказал им о других живших в городе христианах и об епископе Василии, любимом всеми за добродетели и святость. Вскоре сам епископ посетил новоприбывших, долго говорил с ними, расспрашивал об их отечестве и прежней жизни. Когда он узнал обстоятельства, заставившие Глафиру бежать из дворца, то убеждал ее никому не показываться и не вступать в разговор с людьми незнакомыми. Василий, боялся новых гонений: он знал, что если правитель узнает о местопребывании Глафиры, то и она сама, и все христиане, находившиеся в городе, не избегнут его гнева и преследований.
Опасения Василия, к несчастью, оправдались. В это время строилась в Амасии первая христианская церковь. Глафира захотела участвовать в этом добром деле и просила Василия принять от нее на постройку храма все золото и серебро, которое она получила в подарок от Констанции при своем отъезде; кроме того она тотчас же написала Констанции письмо, в котором уведомляла ее о своем новом жительстве и просила помощи для окончания новой церкви. Письмо ее очень обрадовало Констанцию. Она тотчас же отправила в Амасию богатые дары и сама написала епископу письмо, в котором поручала Глафиру его покровительству.
Переписка эта была открыта тем самым чиновником, которого Ликиний посылал к Глафире с подарками. Он обрадовался случаю подслужиться Ликинию и обо всем донес ему; а тот немедленно послал приказание в Амасию, чтобы и епископа и Глафиру привезли в Никомидию. Но злое намерение его не вполне удалось: Глафира в это время скончалась. Василия, однако, сковали и повезли к царю. За епископом следовали два любимых его диакона, Парфений и Фестим.
По приезде в Никомидию Василий тотчас был заключен в тюрьму. Его диаконы остановились в доме одного христианина по имени Елпидифор. По знакомству с тюремным сторожем Елпидифор выпросил у него позволение во всякое время посещать епископа. Он и оба диакона беспрепятственно приходили к Василию и проводили с ним целые дни и ночи в молитве, духовном пении и душеспасительных беседах.
Накануне дня, назначенного для беззаконного суда, Василий ранее обыкновенного призвал друзей своих и в продолжение всей ночи молился со слезами и читал Псалтирь. С особенным чувством произнес он стихи псалма: «Аще... вселюся в последних моря, и тамо бо рука Твоя наставит мя и удержит мя десница Твоя» (Пс. 138, 9—10). В этих словах он видел пророческое указание на обстоятельства кончины своей.
По окончании молитвы и псалмопения Василий сказал друзьям своим: «Братья, испытания наши приближаются. Не страшитесь, не изнемогайте от предстоящей нам скорби; но оставайтесь мужественны и непоколебимы в вере; возводите очи душевные к Тому, Кто может спасти нас. На Него неуклонно взирайте: Он может превратить печаль в радость и труд в спокойствие. Знайте, друзья мои, что в эту ночь явился мне Сам Господь и возвестил мне, каков будет конец мой и какую славу дарует мне, рабу Своему. Вы же не печальтесь, но возвратившись, укрепляйте братьев. Изберите в епископы Евтихия; так мне повелел Господь, Который возвратит вам и бренное тело мое». Затем он попросил Елпидифора продолжать служить братьям странноприимством и с благословением отпустил скорбевших диаконов.
Вскоре за тем царь потребовал к себе святого епископа. Когда привели Василия на суд, Ликиний стал гневно укорять его за то, что он скрывал Глафиру и не донес о прибытии ее в Амасию; но епископ отвечал с такой твердостью и спокойствием, что Ликиний более не обращался к нему лично и велел снова отвести его в темницу. Несколько раз потом приходил к епископу его чиновник с обещанием помилования, если он согласится на отречение от Христа; но ни угрозы, ни обещания не могли поколебать твердости Василия. Он велел сказать царю: «Если ты мне дашь и все государство твое, то не возвратишь мне того, что я потеряю, отлучившись от истинного Бога. Ты лучше сам послушайся меня и испроси прощения у Бога. Господь наш благ и милосерд, Он примет твое покаяние».
Эти слова еще больше раздражили Ликиния. Он опять послал сказать епископу: «Или поклонись богам моим, или будешь усечен мечом, и тело твое будет брошено в море». Василий спокойно выслушал приговор и воскликнул радостно: «Я хочу служить Богу и Царю моему и исполнить Его заповеди. Делайте со мной, что хотите; я готов вытерпеть бесчисленные муки за Христа моего, и пока есть во мне дыхание, не отрекусь от Создателя моего». Василия начали жестоко бить, но он повторял слова апостола: «Ни скорбь, ни теснота, ни муки, ни огонь, ни смерть не могут отлучить меня от любви Христовой!»
Епископ пошел на казнь, сопровождаемый многими христианами. Прибыв на место казни, он преклонил колена и начал молиться о пастве своей, о всех христианах и о врагах своих. Он молился, да истребит Господь язычество и да поможет христианам твердо хранить веру свою и исполнять заповеди Христовы. Потом, обняв христиан и благословив их, он обратился к палачу и сказал ему: «Друг мой, исполни повеленное тебе». Ему отсекли голову мечом и бросили тело и голову его в море. Через некоторое время Елпидифор и диаконы были извещены явлением Ангела о том месте, где они могут найти тело святого епископа. Они вынули его из моря близ Синопа и перенесли в Амасию, где положили в новосозданном храме.

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ СТЕФАНА, ЕПИСКОПА ПЕРМСКОГО
26 апреля (9 мая)

В нынешней Пермской губернии и соседних землях в старину жили разные племена, которых русские называли общим именем зырян. Эти зыряне были очень мало известны в остальной России; о них ходили темные слухи, будто они занимаются волшебством, или чародейством. В самом деле, зыряне не знали истинного Бога, верили в злых и добрых духов, кланялись идолам и приносили им жертвы. Хотя они платили дань русским, но до XIV века никто не позаботился об их просвещении. Россия в то время сама терпела страшные бедствия и находилась под игом татарским. Наконец один инок по имени Стефан сжалился над несчастным народом, не знавшим Бога, и испросив помощи Господней, взялся за святое дело просвещения Пермской земли.
Святой Стефан родился около 1340 года в городе Устюге Вологодской губернии. Отец его Симеон был пономарем при тамошней соборной церкви. Есть предание, что святой старец Прокопий, Устюжский чудотворец, встретив однажды на церковной паперти трехлетнюю девочку, которую звали Марией, поклонился ей до земли и сказал: «Вот идет мать Стефана, епископа Пермского, который будет велик между слугами Божиими». Эта девочка, когда подросла, вышла замуж за благочестивого церковнослужителя Симеона и сделалась матерью Стефана.
С самых ранних лет Стефан полюбил учение и чтение священных книг. Часто приходилось ему видеться с зырянами, которые приезжали в Устюг для торговли, и таким образом он мало-помалу научился языку их. Пришедши в возраст, Стефан пожелал быть монахом, отправился в Ростов и вступил в монастырь святого Григория Богослова. Вся братия удивлялась его благочестию и старательному изучению Священного Писания. Он беспрестанно молился или читал и переписывал священные книги. Стефана скоро посвятили в диакона. Среди трудов иноческого жития его не оставляла мысль о несчастном народе, лишенном познания истинного Бога, и он наконец решился идти проповедовать закон Господень диким зырянам. Зная язык их, он изобрел для них азбуку и стал переводить на зырянский язык несколько священных книг. Он выучился и по-гречески, чтобы лучше переводить духовные книги, и, окончив перевод свой, отправился в Москву, чтобы принять от митрополита благословение на проповедание слова Божия.
Святой митрополит Алексий в это время только что скончался. Стефан отправился к Герасиму, епископу Коломенскому и объявил ему о своем намерении. Он говорил ему: «Благослови меня, владыко, идти в Пермскую землю, к язычникам; хочу учить их и крестить, если Господь поможет мне; или обращу их и приведу ко Христу, или сложу голову за Христа и за слово Его. Отпусти меня с миром и молись обо мне, да благовествую в стране языческой и да направит Господь стопы мои». Герасим благословил Стефана, посвятил его в священника и дал ему все нужное для строения церквей и дня совершения таинств. После этого Стефан отправился в Пермскую землю, моля Господа помочь ему.
Дело, на которое посвятил себя Стефан, было трудное и опасное. Пермский край, как мы сказали, был мало известен русским. Зыряне неблагосклонно смотрели на всякого, кто приходил к ним из Москвы, потому что чиновники, посылаемые великими князьями московскими, грабили и обижали их. Языческие жрецы с подозрением следили за проповедником нового учения; боясь лишиться власти над народом и доходов от жертвоприношений, они вооружали зырян против Стефана, но ничто не могло остановить инока. Он с усердием принялся за святое дело и бесстрашно продолжал его, не боясь опасностей. Ему нередко грозила смерть. «Много зла претерпел Стефан в начале от неверных, — говорит писатель жития его, — поношение, хулы и уничижения; иногда грозили ему смертью, обступив его кругом и нанося ему удары, но Господь сохранил его». Зыряне не раз хотели его сжечь, видя в нем разорителя закона своего, но Стефан не унывал. Вооруженный твердой верой и пламенной любовью к Богу и ближним, он продолжал объяснять народу закон Господень. Не страшась никаких угроз, он призывал зырян к спасению и к жизни вечной. «Братья, сыны человеческие! — говорил он, — обратитесь к Богу Вседержителю с верой и покаянием. Омойтесь крещением — и живы будут души ваши. Владыка мой, Господь, повелел мне не страшиться угроз ваших, не бояться убивающих тело, но не могущих погубить душу».
Поклоняясь идолам и разным неодушевленным предметам, зыряне верили, однако же, что над всеми этими богами есть всемогущий Дух, который сотворил все, но которому они недостойны поклоняться. Этим-то неясным преданием воспользовался Стефан, чтобы как можно проще и понятнее объяснить зырянам закон христианский. Он старался внушить им, что этот всемогущий Дух есть не кто иной, как единый истинный Бог, Которого он проповедует им, и что нет Бога, кроме Него. Господь благословил усердные труды Стефана; многие язычники обратились и приняли святое крещение. Стефан ставил в их селениях кресты и малые часовни и потом шел далее, неутомимо проповедуя слово Божие. Самые закоснелые язычники удалились от его проповеди и уходили в глухие леса, но Стефан безбоязненно шел за ними, чтобы обратить их на путь спасения.
В одном селении Стефан сжег большое идольское капище, или идольский храм, где стояли зырянские кумиры. Сбежавшиеся жители с криками и угрозами окружили его; но он и не думал защищаться, а громко молился об обращении язычников и спокойно ожидал смерти. Его спокойствие изумило язычников. Когда они несколько притихли, Стефан обратился к ним с увещаниями.
«Отстаньте от поклонения ложным богам вашим, — говорил он. — Как можете называть богами бездушных истуканов, созданных вашими руками? Познайте единого истинного Бога, в Которого веруют христиане; обратитесь к Нему: Он утвердил небо, устроил землю, охраняет творение Свое и управляет всем миром. Он все видит, все слышит, всякому подает потребное. Он — Спаситель всех человеков. Послушайте меня, люди пермские, ибо я желаю вам добра. Просветитесь разумом и прозрите духовными очами. Оставьте идолов, кудесников и все ваше суеверие. Возвещаю вам Царство Небесное. Если уверуете и креститесь, спасены будете; если же не уверуете, осуждены будете на вечные муки».
Эти слова, произнесенные с любовью и кротостью, обезоружили поселян. При всей своей дикости они свято хранили гостеприимство и считали стыдом напасть на беззащитного странника, который сам не начинал с ними боя. Многие из них уверовали и приняли святое крещение.
В другой раз Стефан подвергся еще большей опасности. На высокой горе близ реки Выми стояла береза, которую зыряне почитали святыней. Около нее находилась кумирница, куда они часто приходили вопрошать жрецов о будущем и приносить жертвы. Жрецы и кудесники пользовались жертвоприношениями, состоявшими преимущественно из звериных шкур, и потому старались для своей выгоды поддерживать суеверие в зырянах. У этой мнимосвященной березы собиралось часто множество язычников. Стефан, узнав об этом, устроил себе хижину близ самой березы, чтобы тут беседовать с язычниками об истинной вере. Слова его обратили многих зырян. Тогда жрецы, испугавшись успешной проповеди Стефана, послали известить отдаленных поселян о том, что делается, и призывали их на защиту богов. Более тысячи человек приплыли на лодках по реке Выми и с воплем и криками окружили хижину проповедника. Но Бог охранял верного служителя Своего и смирил ярость врагов его. Местное предание говорит, что те, которые хотели напасть на Стефана, внезапно лишились зрения и исцелились только его молитвой. Стефан воспользовался огромным стечением народа, чтобы проповедовать слово Божие, и многие уразумели истину. С помощью их Стефан очистил место на горе, срубил березу и сжег кумирницу. Обращенью зыряне сами бросали кумиров своих в огонь. На месте, где стояла кумирница, Стефан поставил первую христианскую церковь Благовещения и вскоре потом другую — во имя Архангелов Гавриила и Михаила. При церкви он устроил училище, в котором сам учил детей грамоте и объяснял им закон Божий.
Кротость и доброта Стефана приобрели ему мало-помалу любовь и доверие жителей, они удивлялись его терпению; говорили, что никогда никто не слыхал от него обидного слова и что, если удается ему разорить их капище, то потому верно, что ему помогает истинный Бог. «Когда мы грозили ему смертью, — говорили они, — он и тут не противился нам, а говорил нам о спасении нашем и о вечной жизни, которую он называет Царством Небесным». Особенно дивились они бескорыстию Стефана. Жрецы их, как мы сказали, пользовались жертвоприношениями, и кроме того получали дары; но Стефан отказывался от всякого приношения. Зыряне говорили между собой: «Поистине этот пришлец из Руси не ищет своей выгоды, а только нашего спасения». Когда они спрашивали у него, почему он не принимает приношений, Стефан отвечал: «Учители мои, апостолы Христовы, научили меня не пользоваться достоянием вашим, но собственными руками добывать себе пропитание».
Но чем более усиливалась любовь народа к Стефану, тем более росла ненависть жрецов. Главный волхв зырян, по имени Пама, всячески наущал против него народ. Он говорил зырянам: «Оставьте этого русского; посмотрите — он еще молод и годится мне во внуки. Подумайте сами, может ли что хорошее для нас прийти из Москвы, откуда присылаются только сборщики податей, которые грабят нас?» Пама старался доказать народу, что лучше иметь много богов, заботящихся о людях, нежели одного; он учил, что все богатства природы суть дары различных богов. По уверовавшие зыряне отвечали ему: «Не оставим Стефана; он победил нас словами евангельскими и своей любовью; а идолам вашим мы больше не веруем».
Пама вступал в прения со Стефаном, но Стефан побеждал его словами христианской мудрости. Наконец Пама предложил ему испытание перед лицом всего народа. При многочисленном собрании народа волхв предложил Стефану пройти невредимым чрез огонь и воду, чтобы доказать истину веры христианской. Стефан отвечал, что людям не дано повелевать стихиями, но что он готов пострадать за имя Христово. Видя неустрашимость Стефана, Пама сам отказался от предложенного испытания. Это раздражило народ, который хотел умертвить его; но Стефан удержал зырян, говоря: «Господь послал меня благовествовать с кротостью и наказывать милостью, а не смертью». Побежденный Пама обещал более не смущать народ ложным учением.
Три года Стефан трудился совершенно один; потом некоторые русские, слыша об успешной проповеди его, стали приходить к нему на помощь или посылали все нужное для церквей.
Богослужение в этих церквах совершалось на зырянском языке. Торжественные обряды нравились новообращенным. Стефан продолжал усердно проповедовать, и число верующих умножал с каждым днем.
После семилетних апостольских трудов Стефан отправился в Москву просить о назначении епископа в Пермскую область. Он прибыл в Москву в 1383 году, вскоре после славной победы Димитрия Донского на Куликовом поле. Митрополит Пимен с радостью узнал об обращении язычников. Стефан просил себе помощников. «Жатвы много, — говорил он, — а делателей мало; сего ради молим господина жатвы, да изведет делателей на жатву свою, да будут мне помощники и способники в деле проповедания». С общего согласия епископов и великого князя новая епархия была поручена самому Стефану. Ему дали много церковной утвари, и великий князь назначил особые доходы на содержание пермских церквей и архиерея.
Новый епископ отправился в свою епархию. По дороге он посетил свой родной город Устюг, где приняли его с торжеством, как апостола. При звоне колоколов духовенство вышло ему навстречу с хоругвями и иконами, граждане — с хлебом и солью. Все принимали живейшее участие в новообращенном народе, даже бедные приносили к Стефану посильные дары для построения и украшения церквей. Поклонившись гробницам родителей своих и старца Прокопия, Стефан продолжал путь свой.
Новообращенные зыряне встретили учителя своего с неописанной радостью. Толпами выходили они к нему навстречу, целовали одежду его и плакали от радости.
Первая церковь Благовещения, построенная в Усть-Выми, близ места, где стояла береза и кумирница, сделалась кафедральным собором новой Пермской епархии. Стефан учредил также первый монастырь и снова принялся за свое дело. Он беспрестанно проповедовал слово Божие, объяснял зырянам их домашние и семейные обязанности; утешал несчастных, помогал неимущим.
Тридцать лет трудился святой проповедник в Пермской области, не щадя себя и с любовью помогая всем и каждому. Он скоро приобрел полное доверие жителей. Постигало ли кого несчастье, происходил ли спор, — все обращались к епископу, который всегда рад был помочь неимущему, защитить невинного. Он давал бедным семена на посев полей, ссужал их деньгами, созидал церкви, устраивал училища для детей и богадельни для больных и старцев. Страшный голод настал в земле Пермской — Стефан раздал все доходы свои и ходатайствовал перед великим князем об уменьшении податей. Новгородская вольница обижала мирных зырян — Стефан два раза ездил в Новгород и заступался перед властями за паству свою. Соседние кочевые племена нападали на область — епископ сам отправлялся на защиту страны, и дикие племена так боялись Чернеца Степа, как они называли его, что при одном появлении его обращались в бегство. Он обходил весь край, проповедуя и объясняя слово Божие; кроме того посылал для проповеди священников и иноков. Несколько тысяч зырян приняли от него святое крещение, устроилось несколько обителей, и епархия распространилась более чем на 500 верст вокруг Усть-Выми, главного местопребывания епископа.
Просветив дикую страну светом истинной веры, Стефан положил в ней и начала гражданского порядка. Управление страны улучшилось; собиратели податей не смели, как прежде, теснить народ несправедливыми требованиями, зная, что за него заступится епископ и что он обличит их беззаконные поступки. Таким образом Стефан приобрел горячую любовь пермичей, которые называли его отцом своим.
Во время своего епископства Стефан ездил два раза в Москву по делам Церкви. Великий князь Димитрий Донской и наследник его, Василий Димитриевич, оказывали ему щедрые пособия.
В 1395 году Стефан был вновь призван в Москву. С сожалением расстался он с паствой своей, как бы предчувствуя близкую кончину. Прощаясь с народом перед отъездом своим, он сказал ему поучительное слово, которое было часто прерываемо всеобщим плачем.
«Братья, отцы и чада, мужи земли Пермской! — говорил он между прочим. — Мы должны благодарить Господа нашего, просветившего нас светом веры. Вы теперь поработились Богу; оставив тьму, облеклись в свет, будучи призваны в свободу и славу чад Божиих. И так постарайтесь понять, что есть воля Господня и что есть заповедь Его о любви к Богу и ближнему. Если кто уверяет, что любит Бога, говорит Иоанн Богослов, и не любит брата своего, тот лжив. — Делайте благое на основании веры; ибо вера без дел мертва есть. Не будьте младенцы умом — злобой только младенчествуйте; но будьте совершенны разумом, достойны звания своего, испытывая, что есть угодно Богу. Да не увлечется никто ложным учением, и если кто впадет в какое прегрешение, лучшие между вами да утверждают его духом кротости, друг друга тяготы носите, и так исполните закон Христов. Конечное слово говорю вам словами апостола Павла: се ныне, братия, предаю вас Богу и слову благодати Его, могущему спасти вас, ибо Он есть Спас наш, и Ему слава вовеки, аминь».
Слезы и рыдания всех присутствовавших часто заглушали речь Стефана. Он сам плакал вместе с другими.
Поблагодарив Господа за помощь Его, Стефан в пламенной молитве просил Бога защитить и охранить просвещенные им племена. «Призри на людей сих новокрещенных, — говорил он, — на словесных овец, мной недостойным приведенных в веру Твою. Освяти душу их Твоею благодатью; дай им всячески творить правду Твою; укрепи их в православной вере и утверди в них завет Твой. Не лиши их Твоей помощи, дабы сподобившись здесь на земле жить в преподобии и правде, и в будущем веке возмогли они быть наследниками вечных благ».
Сопровождаемый благословением и слезами паствы своей Стефан отправился в путь. Вскоре по прибытии в Москву он заболел. Труды и дальние странствования давно расстроили здоровье и истощили силы его, и хотя ему было не более 56-ти лет от роду, но он предчувствовал близость кончины. Епископы, князья, бояре и сам великий князь часто посещали его в болезни. До самой кончины мысли Стефана были обращены к далекой его пастве. Он просил приехавших с ним из Перми отнести туда его книги и ризы и передать пермичам последние его наставления. Он завещал им позаботиться о продолжении начатого дела, и со словами: «Слава Господу о всем!» — предал душу свою Богу 26 апреля 1396 года. При великом стечении народа тело его было похоронено в кремлевской церкви Спаса на Бору, где и ныне покоится.
Когда печальная весть о кончине Стефана дошла до Пермской области, народ долго не хотел верить ей и потом горько оплакивал всеми любимого пастыря. Жители со всех сторон сошлись на соборную панихиду в Усть-Вымь. Народ громко рыдал, и сами священнослужители от слез едва могли произносить слова.
Один из сотрудников Стефана, инок Епифаний, описал житие и подвиги святого проповедника, и сочинил в память ему «Плач земли Пермской». В этом сочинении он выражает скорбь всего народа о смерти доброго пастыря и упоминает о всех его заслугах. «Горе нам, братья! — говорит он. — Лишились мы доброго нашего пастыря и учителя; лишились очистителя душ наших и доброго печальника о телах наших, промыслителя и ходатая перед Богом и людьми, который Богу молился о спасении душ наших, а князю печаловал о жалобах наших, льготе и пользе; пред боярами и властителями мира сего был нам теплый заступник, много раз избавляя нас от насилия и работы, и тиунских взяток и облегчая нам тяжкие дани. Блаженный наш учитель! Хотя ты и преставился от нас духом, хотя и далеко от нас святые твои мощи, но благословение твое да будет посреди нас, ибо мы люди твои и овцы пажити твоей».
Церковь, ублажая св. Стефана, поет ему: «Божественным желанием от юного возраста, Стефане премудре, разжегся, ярем Христов взял еси, и людей оляденевшая древле неверием сердца, Божественное семя в них сеяв, евангельски духовне породил еси. Темже преславную твою память почитающе, молим тя: моли, Егоже проповедал еси, да спасет души наша».

ПАМЯТЬ СВЯТОГО СИМЕОНА, СРОДНИКА ГОСПОДНЯ
27 апреля (10 мая)

Первым епископом Иерусалимским был Иаков, сын праведного Иосифа. После мученической смерти Иакова вторым епископом в Иерусалиме был избран Симеон. Он был сын Клеопы, одного из двух учеников, которых по воскресении Господь встретил идущими в Эммаус; а Клеопа был родной брат св. Иосифа, обручника Пресвятой Богородицы; потому Симеон и приходится сродником Спасителю. Прежняя жизнь Симеона нам неизвестна. После вознесения Спасителя он был причислен к семидесяти апостолам, проповедовал Евангелие в Иудее и видел смерть Иакова. Затем он сорок лет управлял Церковью Иерусалимской. Во время разорения Иерусалима, в царствование Тита, Симеон удалился с другими христианами в город Пеллу, в окрестности Иерусалима; потом он снова возвратился в Иерусалим и продолжал управлять Церковью до тех пор, пока не начались гонения при царе Траяне. Римляне особенно преследовали Симеона как одного из потомков царя Давида. Они боялись, чтобы иудеи, принадлежащие к царскому роду, не вздумали противиться кесарю и восстановить свое царство.
Симеона взяли и привели к царскому наместнику Аттику; напрасно старались склонить его отречься от христианской веры и употребляли для того сначала угрозы, а потом мучения. Симеону было сто двадцать лет; но несмотря на старость, он твердо переносил страдания. Его били прутьями и жестоко терзали; но старец не переставал исповедовать имя Христово. Наконец он был распят на кресте. Память святого Симеона празднуется 4 января и 27 апреля.

ПАМЯТЬ СВЯТОГО КИРИЛЛА ТУРОВСКОГО
28 апреля (11 мая)

Этот русский святитель родился и воспитывался в городе Турове (Этот некогда известный русский город, а ныне бедное местечко, находится в Мозырском повете Минской губернии.), что на реке Припяти. С ранних лет он пристрастился к учению, любил читать Священное Писание и другие духовные книги.
Вступив в монастырь, он ревностно исполнял монашеские обязанности и даже несколько лет вел строгую жизнь столпника. Сочинения его и душеспасительные беседы прославили его; по общему желанию он был возведен в епископы своего родного города, но после нескольких лет оставил святительство и в 1182 году возвратился к любимому уединению.
Святой Кирилл оставил нам назидательные и красноречивые сочинения: девять проповедей, три послания об обязанностях инока, несколько молитв и канон покаянный, который дышит горячей любовью к Богу и сокрушением сердечным. Летописцы наши называют русским Златоустом этого великого проповедника, который, полный искреннего смирения, сам говорит о слабости и бедности ума своего.
Вот несколько слов из его проповеди о Воскресении Христовом: «Ныне небеса просветились, очистились от темных облаков, как от вретища, и светлым воздухом исповедают славу Господню; я разумею не наши видимые небеса, но небеса разумные, т. е. святых апостолов, которые, познав ныне на Сионе явившегося им Господа, забыв всю печаль и скорбь и осенившись Духом Святым, ясно проповедуют Воскресение Христово. Ныне красуется весна, оживляя земное естество; ветры, тихо повевая, благоприятствуют плодам, и земля, питая семена, рождает зеленую траву. Весна красная — это вера Христова, которая крещением возрождает человеческое естество».
В молитвах св. Кирилла выражается пламенная любовь к Богу, благодарность за бесчисленные благодеяния Его и вместе глубокое сокрушение о грехах своих. «Слава Тебе, Христе! — восклицает он в одной из них, — что Ты сподобил меня видеть день преславного Воскресения Твоего, в который Ты освободил души связанных во аде праведных. Той свободы, Владыко, и я желаю, чтобы Ты разрешил меня, связанного многими грехами, и чтобы свет благодати Твоей воссиял в моей омраченной душе! Знаю бесчисленные щедроты Твои и неизреченное Твое человеколюбие! Ты от небытия воззвал меня в бытие, Своим образом украсил меня и, словом и разумом возвысив меня над всеми тварями, поставил меня владыкой над ними... От юности моей и доныне Ты заботился обо мне, дабы я был спасен; и желая причислить меня к лику прекрасных Ангелов Твоих, Ты дал мне заповедь — совершать в чистоте духовное дело. А я, окаянный, предавшись своей воле, ввергся в смрадную тину греховную и удалился от Твоей благодати! Быв Твоим сыном, порождением купели духовной, я сделался раб греху! И оттого взываю из глубины сердечной, страдая душевной болезнью, помышляя о суде и весь изнемогая... Но не оставь меня погибнуть до конца, Иисусе — сладкое имя, от земли создавший меня и жизнь давший мне...»
В заключение приведем еще одно слово Кирилла Туровского к народу, который, как видно, довольно лениво посещал церковь:
«Если бы говорил я от себя, вы делали бы хорошо, не приходя в храм. Но я возвещаю вам слово Господа, читаю вам грамоту Христову. Когда кто приносит грамоту царскую в город подвластным, то спрашивают ли, каков по жизни принесший, богат ли он или беден, грешник или праведен? А со вниманием слушают, что читается, и заботятся о том, как бы слова ни проронить. Если же для земного царя столько внимания, еще более вы должны оказывать внимание здесь, где Владыка Господь беседует с Ангелами. Потому-то умоляю вас, пришедших сюда, — вразумляйте неприходящих, чтобы ходили в храм. Не понимаете, что поется? Научу вас и большему того, если станете внимать и учиться. Если же не будете внимательны, я умолкну; а вы будете осуждены за то, что имели учителя, да не внимали. Не для меня приходите в церковь, — я грешник, — но для евангельской проповеди и апостольского учения. Скажите мне, братия, если при восходе солнца станет кто-нибудь закрывать глаза с нежеланием видеть свет и будет говорить: для меня мрак лучше света; одобрите ли вы его или осудите? Тоже и слово учения. Божие слово называется в Писании светом, который выше всякого видимого света. Видимый свет озаряет плотские очи, а тот — душевные. Если бы раздавал я вам каждый день мед или пиво — не стали бы вы ходить без зова? Вы перегоняли бы друг друга. Но вот я раздаю слова Божии, лучше золота и дорогих каменьев, более сладкие, чем мед и сот, — и вы лишаетесь их, не приходя в церковь!»

29 апреля (12 мая) Церковь совершает память девяти мучеников, пострадавших в Кизике от язычников: Феогнида, Руфа, Антипатра, Феостиха, Артемы, Магна, Феодота, Фавмасия и Филимона; мощи их были обретены в царствование Константина, и храм был создан во имя их.

ПАМЯТЬ СВЯТОГО ИАКОВА ЗЕВЕДЕЕВА
30 апреля (13 мая)

Святой Иаков был брат любимого ученика Христова Иоанна; отец их назывался Зеведеем, и мать Саломия принадлежала к числу первых женщин, которые уверовали во Христа и приняли учение Его. Оба брата были рыбаки. Однажды они сидели в лодках и чин или, сети, проходивший мимо Спаситель подозвал их и велел им следовать за Собой. С тех пор они совершенно оставили прежние занятия и неотлучно следовали за Христом. Они видели преображение Господне на горе Фаворской, и воскрешение дочери Иаира, и были в саду Гефсиманском вместе со Спасителем во время Его молитвы пред страданиями. Господь дал им обоим имя «Воанергес», что значит «сыны громовы».
Евангелист Матфей рассказывает, что мать сынов Зеведеевых однажды подошла к Спасителю и сказала ему:
«Скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой полевую в Царстве Твоем». Иисус отвечал: «Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?» (Мф. XX, 21—22). Потом, видя, что ученики не понимают еще всей высоты Его учения, и предостерегая их от желания земного первенства, Спаситель продолжал: «Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою, а кто хочет быть первым, да будет вам рабом, так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить» (XX, 26—28).

A. H. БАХМЕТЕВА. ЖИТИЯ святых ДЛЯ ДЕТЕЙ. МАРТ - АПРЕЛЬ
Издательство Сретенского монастыря 1997

ЖИТИЯ святых ДЛЯ ДЕТЕЙ (Оглавление)

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Православие детям | Добавил: Jupiter (31.10.2018)
Просмотров: 12 | Теги: Дети | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика