Главная
Регистрация
Вход
Вторник
18.12.2018
19:54
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

Мини чат

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 553

Категории раздела
физическая [1]
витальная [11]
ментальная [6]
безусловная [30]
к себе [20]
мужчины и женщины [50]
к детям [117]
к родителям [14]
к народу [9]
к Родине [22]
к Природе [25]
к Животным [27]
к работе [7]
к Человечеству [3]
к Силам Света [13]
к Богу [38]
к Жизни [17]
Сердце [37]
Стихи [173]
Сказки [1]
Православие детям [83]

Статистика

Онлайн всего: 36
Гостей: 36
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » Любовь » Православие детям

ЖИТИЯ святых ДЛЯ ДЕТЕЙ (12 – 19 июня)

ЖИТИЯ святых ДЛЯ ДЕТЕЙ
ИЮНЬ

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ

ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОГО ОНУФРИЯ ВЕЛИКОГО И ИНЫХ ПОДВИЖНИКОВ, О КОТОРЫХ ПОВЕСТВУЕТ СВЯТОЙ ПУСТЫННИК ПАФНУТИЙ
12 (25) июня

Подвижническая пустынная жизнь развивалась особенно в IV и V веках, но нигде с такою силою, как в Египте. Все ее суровые, знойные пустыни, каменные пещеры, даже развалины прежних идольских капищ заселились подвижниками, которые заживо умирали для мира, чтобы жить для одного Бога. Многие избирали для жительства такие места, которые не представляли никаких средств для пропитания; но они были уверены, что Господь поможет служителям Своим, и упование их оправдывалось чудесным образом. Трудная и смиренная жизнь пустынников озарялась дивными проявлениями благодати и силы Божией. То с небес посылалась им пища; то знойная, бесплодная пустыня вдруг произращала деревья, которые на глазах их покрывались питательными плодами; ручей вдруг орошал каменную почву. Звери пустынные не вредили святому пустыннику, а часто служили ему; чудесная помощь подавалась ему в минуты скорби и душевного уныния; чудесная сила укрепляла его во внутренней борьбе с помыслами и страстями; неожиданные утешения посылались в минуту смерти. Таким образом святые подвижники, из любви к Богу оставившие мир и все, что в мире, обогащались дарами Божиими; живя в труде и постоянной молитве, они наслаждались тем душевным спокойствием, которое есть удел души, близкой к Богу; и часто достигали самой глубокой старости, храня силы телесные и душевные. Пример их живо доказывал миру истину слов великого пророка: «Он (Бог) дает утомленному силу, и изнемогшему дарует крепость» великую. И юные «утомляются» и утруждаются; и «младые люди» спотыкаются, «падают, а надеющиеся на Иегову обновятся в силе»; вознесутся на крыльях, как орлы; будут стремиться и не устанут; будут идти, «и не утомятся» (Ис. XL, 29—31).
О таких великих подвижниках рассказывает святой Пафнутий, который сам долго жил пустынной жизнью. Однажды пришло ему желание идти во внутреннюю пустыню, чтобы узнать, есть ли еще там отцы, работающие Господу более его. Взяв с собою немного хлеба и воды, он отправился в путь и после четырех дней трудного пути он увидел вертеп затворенный, в который свет входил лишь через самое малое оконце. Он постучался, ожидая услышать голос, который будет приветствовать его во имя Христа; но долго ждал, не слыша ничего; и наконец вошел, и увидел сидящего старца. «Благослови, отец святой», — сказал он; ответа не было. Пафнутий приблизился, тронул его, и тело рассыпалось, как прах. Подвижник уже несколько лет был мертв. Пафнутий похоронил раба Божия с обычным псалмопением и молитвою, переночевал при его гробе и поутру, укрепившись сном и пищей, пошел далее.
Опять шел он несколько дней, и увидел вертеп и около него следы шагов человеческих. Вертеп был пуст, но видно было, что живут в нем и что обитатель его недавно отлучился. Пафнутий решился дождаться его; место было прекрасное. Финиковое дерево, покрытое плодами, росло у вертепа; чистый ключ свежей воды журчал у корня его. Целый день Пафнутий ждал, молясь и воспевая псалмы. К вечеру увидел он приближающееся к нему стадо диких буйволов; посреди них шел подвижник, длинные волосы его покрывали его с головы до ног, другого покрова на нем не было. Он сперва испугался, увидя Пафнутия, но потом стал благодарить Бога, призвал его в вертеп и предложил ему пищу. Долго беседовали они и молились вместе. Пафнутий узнал, что имя подвижника Тимофей, что он в юности жил иноком в монастыре, потом, пожелав уединения, стал жить в особой келлии, близ города, питаясь трудами своими. Тут впал он в преступление и некоторое время вел жизнь грешную, но совесть пробудилась в нем; он бежал в пустыню, чтобы смирить страсти молитвою и трудом. Тяжела была сначала его жизнь; много вытерпел он борьбы внутренней, много страдал и от телесного недуга. Но Господь милостиво помогал ему, и пустынник достиг внутреннего мира и радости духовной. Целых тридцать лет жил он в совершенном одиночестве, молясь постоянно. Финиковое дерево питало его плодами своими; двенадцать ветвей его одна за другою покрывались плодами каждый месяц. Слушая рассказ пустынника, Пафнутий славил благость и силу Бога, так чудесно помогающего служителям своим.
Приняв благословение от пустынника, он снова пошел в путь и через несколько дней достиг монастыря, находившегося среди пустыни. Со скорбью помышлял он о том, как ничтожны его собственные подвиги в сравнении с трудами святых отшельников; но радовался, видя, что Господь имеет столько сокровенных служителей, не знаемых миром.
После немногих дней отдыха Пафнутий пошел далее. Путь становился все труднее и труднее, пустыня суровее и бесплоднее. Истощилась скудная пища, которую Пафнутий взял из монастыря; несколько дней шел он, не вкушая ничего, ибо пустыня ничего не произращала; наконец так изнемог, что лишился всех сил и уже ожидал себе смерти; вдруг явился ему муж светозарный и одним прикосновением руки к устам его укрепил на новые труды. Так шел он семнадцать дней, укрепляемый ангельской помощью, как однажды с горы увидел человека, с виду всего покрытого с головы до ног белыми как снег волосами. Старец окликнул Пафнутия, называя его по имени. То был святой Онуфрий, уже шестьдесят лет скитающийся по дикой, суровой пустыне. Он рассказал Пафнутию о жизни своей. В молодости был он иноком в одном монастыре; желание пустынной жизни зародилось в душе его, и однажды в ночь, взяв с собою хлеба только на четыре дня, полагаясь на помощь Божию, он оставил обитель и углубился в пустыню. Вдруг увидел он необычайный луч света, как бы указывающий ему путь, и услышал голос, говоривший ему: «Не бойся, я Ангел, охраняющий тебя с самого рождения твоего; и по воле Божией веду тебя в пустыню. Будь смирен сердцем пред Богом, и с радостью работай Ему; я же не отступлю от тебя». После долгого пути пришел он к вертепу, в котором святой старец принял его, назвав по имени. Онуфрий жил с ним некоторое время, научаясь у него уставу пустынного жития; когда же старец нашел его достаточно приготовленным к подвижнической жизни, он сам повел его в глубину пустыни и поселил его в пещеру. Несколько лет старец раз в год посещал своего ученика, до самой смерти своей. Онуфрий похоронил его, и со дня его преставления уже не видел ни одного человека до прибытия Пафнутия. Сперва Ангел питал его, потом выросло финиковое дерево, ежемесячно покрывающееся новыми плодами; святое причастие Тела и Крови Христовых получал он от руки Ангела; в этом глубоком уединении подвижник был радостен и спокоен, укрепляемый молитвою и постоянным изучением слова Божия. Чудесные проявления славы Божией часто озаряли его душу; он видел небесную славу святых, угодивших Богу, и с радостью работал Ему.
Пафнутий провел всю ночь с великим старцем в беседе и молитве; поутру же заметил перемену в лице его и испугался. Онуфрий заметил это. «Не бойся, брат Пафнутий, — сказал он, — Бог, в милосердии Своем, послал тебя ко мне, чтобы похоронить тело мое; ибо нынешний день кончу временное житие и прейду ко Христу на бесконечную жизнь». Пафнутий отвечал подвижнику, что по его отшествии желал бы остаться навсегда в его вертепе; но старец отвечал ему, что не такова воля Божия, а что он должен еще посетить других пустынников и потом возвратиться в свою обитель и там работать Богу. Он благословил Пафнутия и потом стал молиться Богу со многими слезами, преклонив колена. Долго он молился, и наконец сказал: «В руки Твои, Боже, предаю дух мой». Внезапно осиял его чудесный свет; услышаны были голоса Ангелов, поющих и благословляющих Господа; и Ангелы унесли на небо радостную душу праведника.
Пафнутий долго плакал и рыдал над телом усопшего, потом нашел камень, продолбленный наподобие гроба; в него положил он тело подвижника с псалмопением и молитвою и покрыл его камнями. Затем он стал молить Бога, да будет ему позволено жить на месте том; но вдруг вертеп распался, финиковое дерево поникло к земле, источник живой воды иссох. Из этого Пафнутий понял, что не такова воля Божия; помолясь еще, он готовился оставить это место и вдруг увидел перед собою того самого светозарного мужа, который и прежде являлся ему; и теперь шел перед ним, как бы указывая ему путь.
Господь сподобил Пафнутия увидеть в пустыне и других святых подвижников: четырех старцев, получавших ежедневно пищу от руки Ангела, четырех юношей, вместе работающих Богу и чудесно укрепляемых Господом; все они с любовью принимали его, называя по имени; с ними и Пафнутий сподобился принять от руки Ангела Тело и Кровь Христовы и после долгого пути возвратился в обитель свою, где поведал братиям о всем виденном и слышанном им в пустыне. Все славили и благодарили Бога милосердного.
В тот же день совершается память преподобного Петра Афонского. Он был родом грек и на войне был взят в плен врагами, которые заключили его в темницу в городе Самарии. Томясь в заточении, он дал обет сделаться иноком, если Господь освободит его. Чудесным образом был он освобожден святителем Николаем и святым Симеоном Богоприимцем и отправился в Рим, где принял пострижение. Недоумевая, где бы проводить ему иноческую жизнь, он был наставлен Пресвятою Богородицею, Которая указала ему на гору Афонскую. Там он долго подвизался один в тесной пещере, терпя всякие лишения и никем не знаемый.

СТРАДАНИЯ СВЯТОЙ МУЧЕНИЦЫ АКИЛИНЫ
13 (26) июня

В одном небольшом городе Палестины, Вивлосе, жили некоторые христиане, которые от самих апостолов научились закону Господню. Они свято хранили их наставления и передавали их детям своим. У одного из христиан родилась дочь, которую назвали Акилиною и окрестили во имя Отца и Сына и Святого Духа. Вскоре после рождения Акилины отец ее скончался. Мать с любовью заботилась о дочери своей, и когда ей минуло семь лет, стала учить ее христианскому закону и приучать ее исполнять обязанности христианки. На десятом году Акилина лишилась доброй матери. Оставшись круглой сиротой, она не забыла, однако же, данных ей наставлений, а старалась исполнять волю Божию, твердо уповала на милость Господа и усердно молилась Ему. Между ее сверстницами было много язычниц, поклонявшихся идолам; но их пример не подействовал на Акилину; напротив, она старалась научить подруг своих и обратить их к Богу истинному.
— Зачем молитесь вы бесчувственным идолам? — говорила она им. — Разве вы не знаете, что в них нет ни чувства, ни жизни, а что вы напрасно надеетесь на них?
— Какого же Бога почитаешь ты? — спросили у нее подруги.
— Единого истинного Бога, Создателя неба и земли, и моря, и всего, что в них находится, — отвечала Акилина. — Он помогает всем верующим в Него.
— А мы слышали, — сказали язычницы, — что Тот Бог, Которому ты поклоняешься, был распят иудеями и умер на кресте.
— Смерть не имеет власти над Ним, — отвечала Акилина. — Он Сам воскрес из мертвых, кровью Своей искупил всех верующих в Него и дарует им вечную жизнь. Он Сам сделался человеком для спасения людей, учил их, дал им благодать и истину; Он Спаситель всех. Он любит нас, и добровольно за нас претерпел страдания и смерть.
Так говорила часто юная христианка подругам своим, стараясь обратить их. Но однажды один из служителей римского правителя услышал ее и донес о ней властям; а в это время было жестокое гонение на христиан. Правитель Волусиан призвал к себе Акилину, которой был тогда тринадцатый год, и велел ей принести жертву богам, грозя ей жестокими мучениями, если она не исполнит его воли.
Но Акилина, помня заповедь Божию — не поклоняться идолам, отказалась исполнить повеление Волусиана.
— Я вижу, что ты еще молода, и жалею о тебе, — говорил Волусиан, — если ты будешь упорствовать, то я предам тебя мучителям; ты погибнешь в жестоких страданиях, и не поможет тебе Бог христиан, Которого ты исповедуешь.
— Не нужно мне твоих сожалений, — отвечала Акилина, — ты говоришь, что жалеешь меня, а между тем хочешь вредить мне, стараясь отвлечь меня от Бога.
Правитель велел жестоко бить девицу, и говорил ей:
— Где же Бог твой, Акилина? Что же Он не идет избавить тебя?
Но Акилина говорила правителю:
— Чем более ты будешь меня мучить, тем более Христос даст мне терпения и силы.
— Я дам тебе два дня на размышление, может быть, ты образумишься, — сказал правитель, удивляясь ее твердости.
— Не давай ни дня, ни даже единого часа, — отвечала Акилина. — Я с детства научилась поклоняться единому Богу и уповать на Того, Который с небес помогает всем верующим в Него.
Тогда правитель осудил Акилину на новые страшные мучения, но не поколебалась твердость юной христианки. «Господи! — молилась она, — Ты, Который с младенчества моего просветил сердце мое лучами правды, дай мне силы вынести эти мучения!» Наконец святая в изнеможении пала на землю; ее вынесли за город, полагая, что она умерла, и правитель велел оставить тело ее без погребения.
Вдруг в полночь она услышала голос Ангела, говорившего ей: «Встань и будь здорова». И она почувствовала, что силы ее возвратились и что она исцелилась от ран своих; она стала хвалить и благодарить Господа и молила Его, чтобы Он дал ей скорый конец.
Встав, Акилина отправилась в город и вошла в дом правителя. Он в это время спал; а когда проснулся и увидел перед собою ту, которую считал умершею, то сперва не поверил глазам своим и, призвав служителей, спрашивал у них, кто это? Они назвали Акилину. «Это я, Акилина, раба Господня», — говорила девица.
Правитель, назвав ее волшебницей, велел предать ее смерти. Когда ее повели на казнь, она попросила, чтобы ей дали время помолиться. Поблагодарив Господа за всесильную помощь Его, она спокойно скончалась. Палач, подошед к ней для исполнения приговора, нашел ее уже мертвою.
Так скончалась двенадцатилетняя христианка. В первые века, когда жестоко преследовали христиан, много детей прославили Господа мученическим подвигом и среди страданий оказывали необычайную твердость духа и непоколебимую веру. Их пример да научит нас, что с малых лет мы должны служить Богу, изучать заповеди Его и стараться исполнять Его волю, которую мы ясно можем узнать из Священного Писания. Господь Иисус Христос, будучи на земле, оказывал детям любовь и ласку. Он обнимал и благословлял их, и когда окружавшие Его хотели отогнать детей, боясь, чтобы они не беспокоили Его, Он сказал им: «пустите детей приходитъ ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие» (Мк. X, 14). Помня эти слова, дети должны стараться приблизиться к милосердному Отцу Небесному чувствами своими, мыслями, делами; и Господь, знающий сердца и помышления, услышит их молитвы и даст им помощь Свою, без которой все мы равно бессильны.

ПАМЯТЬ СВЯТОГО ПРОРОКА ЕЛИСЕЯ
14 (27) июня

Святой пророк Елисей жил за 900 лет до Рождества Христова. Он силою Божией творил много чудес, наставлял народ и призывал его к поклонению истинному Богу. Однажды, когда великий пророк Божий Илия на горе Хориве беседовал с Богом, Господь велел ему помазать Елисея в пророки вместо себя. Илия тотчас же пошел за Елисеем, который тогда пахал поле, и, возложив на него свою милоть (одежда пророка), сообщил ему волю Божию. Елисей попросил позволения проститься с родителями, угостил в последний раз товарищей своих и потом пошел с Илией, служил ему и внимал его наставлениям. Он уже не оставлял его до тех пор, когда великий пророк был взят на небо.
Время это приближалось, и пророки, жившие во Израиле, говорили Елисею, что он скоро лишится учителя своего. Сам Илия знал, что приближается время отшествия его от земли; он несколько раз убеждал Елисея оставить его; но Елисей хотел до конца быть с учителем своим. «Останься здесь, — сказал однажды Илия Елисею, — Господь посылает меня к Иордану». — «Я не оставлю тебя», — отвечал Елисей. Оба вместе дошли до Иордана; Илия ризой своею ударил по воде, и воды расступились, и они прошли посуху. Пришед на другой берег, Илия сказал ученику своему: «Проси у меня, чего хочешь, прежде нежели отойду от тебя». — «Я желаю, — отвечал Елисей, — чтобы духа пророческого, который в тебе, было вдвойне на мне». — «Ты трудного просишь, — сказал Илия, — но если ты увидишь, как я буду взят от тебя, то это знак, что Господь исполнит желание твое».
Пока они шли и беседовали, вдруг радели огненную колесницу и огненных коней, и в этой колеснице Илия был вихрем взят на небо. Елисей успел только воскликнуть: «Отец мой! Отец мой! Колесница Израилева и кони его!» В это время одежда Илии опустилась на него. Елисей принял ее с радостным благоговением и пошел обратно к Иордану. Он ударил одеждою по воде; воды расступились, и он прошел, как прежде. Видевшие это чудо воскликнули: «Дух Илии почил на Елисее», и с тех пор благоговейно внимали его рению.
Но были люди, которые не любили святого пророка за то, что он обличал их дурные поступки и укорял их за идолопоклонство; они и детям своим не внушали ражения к служителям Божиим. Однажды Елисей, проходя через один город, был окружен злыми детьми, которые, смеясь над ним, кричали: «Иди, иди, плешивый!» Казнь тотчас же постигла их; две медведицы выбежали из соседнего леса и растерзали сорок два мальчика.
Жители Иерихона жаловались Елисею, что вода у них плоха и потому земля бесплодна; святой пророк тотчас помог им. Во время войны все войско изнемогало от жажды: по молитве пророка все рвы и иссохшие потоки внезапно наполнились водою. У одной бедной женщины умер муж, оставив много долгов. Заимодавец грозил взять двух сыновей ее в рабы себе, если она не заплатит ему.
Вдова рассказала Елисею про свое горе. «Нет ли у тебя чего-нибудь в доме?» — спросил ее пророк. «У меня ничего нет, кроме маленького кувшина масла», — отвечала вдова. «Пойди же, — сказал пророк, — займи у соседок твоих побольше сосудов и разливай масло по сосудам, пока они не будут полны». Женщина исполнила повеление пророка; масла оказалось так много, что она, продав его, заплатила все долги и еще купила хлеба для семейства своего.
Елисей, странствуя по городам и селам, останавливался у добрых людей, которые рады были принять его. Между ними была одна благочестивая женщина, которая оказывала ему особенное уважение и любила слушать его. Она устроила для пророка комнату, в которой он жил, когда приходил в эту страну. Елисей был очень благодарен этой женщине за ее заботы о нем. Узнав, что она печалится о том, что нет у нее детей, пророк однажды сказал ей, что Бог даст ей сына. Пророчество исполнилось; к великой радости доброй женщины, у нее, действительно, родился сын. Прошло несколько лет, ребенок рос здоров и весел; но однажды во время жатвы он пришел к отцу своему, который работал со служителями, и стал жаловаться на головную боль. Его отнесли к матери, положили к ней на колена, и чрез несколько часов он умер на руках ее.
Горько плакала бедная мать. Она отнесла умершего отрока в комнату, устроенную для Елисея на случай его прибытия; положила его на одр, а сама пошла к святому пророку на гору Кармил. Узнав о ее великом горе, Елисей призвал служителя своего Гиезия и, дав ему свой посох, велел положить его на тело отрока. Но мать упросила самого пророка идти с ней в ее дом. Навстречу им попался Гиезий и сказал, что он клал посох, как повелел пророк, но что ребенок не показывает признаков жизни. Тогда Елисей сам вошел в комнату, где лежал отрок, затворил за собою дверь и, помолившись Господу, лег на отрока, положил уста свои к устам его, и по его молитве Бог возвратил умершему жизнь. Елисей призвал мать и сказал ей: «Возьми сына твоего». Обрадованная мать пала к ногам человека Божия, славя и благодаря Господа.
В стране Сирийской жил храбрый военачальник по имени Нееман. Он заболел проказою, и никакие врачи не могли исцелить его. У жены Неемана была в услужении маленькая израильтянка, взятая в плен во время войны. Жалея о Неемане, она сказала госпоже своей: «Если бы господин наш съездил к пророку Божию в Самарию, то он наверно бы получил исцеление». Жена Неемана передала мужу слова маленькой израильтянки, и Нееман попросил у царя позволения ехать в Самарию. Царь отпустил его и дал еще письмо к царю израильскому. Нееман, взяв с собою много золота, серебра и богатых одежд в дар тому, кто исцелит его, отправился в землю Израильскую. Приехав, он подал царю письмо от царя сирийского, который писал: «Посылаю к тебе Неемана, слугу моего, чтобы ты очистил его от проказы». Опечалился царь израильский, когда прочел это письмо. «Разве я Бог, могущий мертвить и живить! — воскликнул он. — Царь сирийский только ищет предлога, чтобы объявить мне войну».
Елисей узнал о печали царя и послал сказать ему: «Почему печалишься? Пусть придет ко мне Нееман, и он узнает, что есть пророк Божий во Израиле». Нееман с многочисленною прислугою своей подъехал к дому Елисея. Пророк выслал к нему служителя и велел сказать: «Пойди, окунись семь раз в водах Иордана и исцелишься». Гордый полководец рассердился; он обиделся, что пророк сам не вышел к нему. «Я думал, — говорил он, — что пророк выйдет ко мне и призовет надо мною имя Бога своего и возложит руки на меня; а он посылает меня к Иордану. Разве наши реки близ Дамаска не лучше Иордана и всех вод израильских?» С этими словами он отправился было уже назад; но служители упросили его последовать совету пророка; и Нееман, погрузившись семь раз в водах Иордана, очистился совершенно от проказы.
Тогда он с благодарностью возвратился к Елисею, и, предложив ему богатые дары — золото, серебро и дорогие одежды, сказал: «Ныне я уразумел, что нет Бога, кроме Того, Которому поклоняются во Израиле; прими же от раба твоего дары, которые он принес тебе». Но Елисей отказался от даров, и Нееман поехал в обратный путь, дав обещание не поклоняться более идолам, а молиться Богу Всевышнему.
Гиезий, служитель Елисея, видел богатые дары, которые Нееман предлагал пророку, и ему пришла грешная мысль присвоить себе часть этих сокровищ. Когда смущает нас грешная мысль, то мы должны стараться удалить ее и просить на то помощи у Бога, Который даст нам силу победить искушение. Но Гиезий не сделал этого, а тотчас исполнил свое дурное намерение. Он побежал за удалявшимся Нееманом; Нееман, видя его, оборотил назад колесницу свою и подъехал к нему. «Господин мой послал меня к тебе, — сказал Гиезий, — к нему сейчас пришли двое из сынов пророческих; дай им талант серебра и две перемены одежд». Нееман с радостью дал вдвое против просимого. Гиезий, возвратившись домой, спрятал эти дары, а сам пошел к господину своему.
Но Бог открыл пророку лукавство и корыстолюбие служителя его.
— Где был ты? — спросил Елисей у Гиезия.
— Я никуда не отлучался, — отвечал Гиезий, прибавив новый грех к первому, ибо почти всегда одно согрешение влечет вслед и другое.
— Разве сердце мое не было с тобою, — сказал пророк, — и не видел ли я, как Нееман возвратился навстречу к тебе и как ты взял от него серебро и одежды? Ты желаешь ценою их купить себе имение; пусть проказа Неемана будет на тебе.
Внезапно тело Гиезия покрылось струпьями и ранами. Какое страшное наказание постигло корыстолюбивого и лукавого Гиезия! Не всегда наказание так скоро следует за прегрешением; но не забудем, что Господь видит все дела, даже все помышления наши, и накажет нас за те, которые достойны наказания, если не в этой жизни, то в будущей.
Однажды, когда израильтяне воевали с сирийцами, донесли царю сирийскому, что пророк Елисей сообщает врагам его о всех его намерениях и тем вредит успеху его дела. Царь сирийский в гневе велел войску своему ночью окружить город, в котором он находился, чтобы взять пророка в плен. На рассвете один из служителей Елисея, увидя множество неприятельского войска вокруг города, устрашился, и сказал господину своему: «Что будем делать?» — «Не бойся, — отвечал ему Елисей, — с нами более силы, чем против нас». И Елисей стал молиться: «Господи! — говорил он, — отверзи очи ему, да видит». И вдруг служитель увидел, что вся гора покрыта конницей и всадниками; он понял, что пророка охраняют непобедимые силы небесные. По воле Господней враги пришли в смятение и, пораженные слепотою, попали в руки царя израильского. Царь хотел умертвить пленных; но Елисей сказал ему: «Не твое оружие пленило их», и убедил царя к милосердию. Царь послушался его и отпустил пленных, напоив и накормив их.
Много и других чудес совершил святой пророк Елисей; несколько раз предсказывал будущее. Пророчества его описаны подробно в Библии, в четвертой книге Царств. Он скончался в глубокой старости, при царе Иоасе, которому предсказал победу над сирийцами. Однажды воины хоронили мертвого близ гробницы Елисея. По случаю нечаянного нападения неприятелей, они повергли мертвое тело в гробницу пророка. Умерший, коснувшись костей святого пророка, вдруг ожил.

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ ИОНЫ, МИТРОПОЛИТА московского и ВСЕЯ РОССИИ ЧУДОТВОРЦА
15 (28) июня

В то время, когда жил святитель Иона, латинское духовенство очень старалось подчинить себе Православную Церковь. Римские папы с неудовольствием видели независимость Восточной Церкви от папского престола. В XV веке обстоятельства, как казалось, особенно благоприятствовали властолюбивым замыслам римского духовенства: Константинополю угрожали турки, и император греческий Иоанн Палеолог готов был на уступки, лишь бы получить покровительство папы; Россию разоряли междоусобия князей и владычество татар, к тому же несколько областей, Киевская, Черниговская, Полоцкая, Галицкая и другие, над которыми властвовал Витовт, князь литовский, отторглись от Московской митрополии и склонялись к соединению с Западною церковью. Все это подавало папе надежду на успех; но замыслы и усилия его остались тщетными.
В это время княжил на Руси великий князь Василий Васильевич, впоследствии прозванный Темным. Митрополит Фотий скончался, и около шести лет после его кончины не назначали ему преемника по причине смут. Наконец великий князь созвал в Москву епископов, и они единодушно избрали Иону, епископа Рязанского и Муромского, как самого достойного по добродетелям своим быть митрополитом.
Иона был родом из Галича Костромского, и двенадцати лет постригся в одном монастыре галичском, а потом вступил в Симонов монастырь. Митрополит Фотий, посетив однажды этот монастырь, увидел там спящего Иону с благословляющей рукою и, пораженный как этим, так кротостью и величавым спокойствием лица молодого инока, предсказал, что он будет великим святителем в земле Русской. Вскоре после этого Иона был назначен епископом Рязанским и Муромским, а в 1437 году избран в митрополиты.
Избрание должно было быть подтверждено в Константинополе, потому что тогда митрополиты Российские получали постановление в сан от патриарха Константинопольского. Иона отправился в Царьград; но там объявили ему, что патриарх уже посвятил в митрополиты грека Исидора, и Иона возвратился в свою Рязанскую епархию, получив, впрочем, обещание, что как снова упразднится престол святительский, то назначат его.
Исидор, посвященный в митрополита Российского, был человек умный и хитрый. Незадолго до посвящения своего он был в Италии и там снискал себе расположение и доверие папы Евгения IV, который в это время созывал собор в Италии для рассмотрения тех догматов, с которыми не была согласна Восточная Церковь. Папа очень желал соединения Церквей и обещал сильную помощь императору греческому против турок, если он склонит греческое духовенство на уступки. Император, патриарх, великое число духовных лиц и сановников отправились в Италию на папских судах; а Исидор с грамотами от царя и патриарха прибыл в Москву.
Великий князь встретил его с почетом, но очень удивился, когда новый митрополит объявил о своем намерении ехать на собор в Италию, чтобы хлопотать о соединении Церквей. Великий князь сказал ему: «Отцы и деды наши не хотели слышать о соединении законов греческого и римского. Я не удерживаю тебя, но помни чистоту веры нашей и принеси оную с собою, чужого учения нам не приноси: мы не примем». Исидор клялся, что не изменит православной вере, и поехал в Италию через четыре месяца после прибытия своего в Москву.
Собор, созванный сперва в Ферраре и перенесенный потом во Флоренцию, продолжался более года. После долгих споров император греческий Иоанн Палеолог и часть духовенства, прельщенные обещаниями папы, согласились на соединение и признали догматы Латинской церкви. Исидор высказал полную готовность на все уступки и укорял в упрямстве тех епископов, которые не хотели изменить Православию и стояли твердо за веру свою, несмотря на убеждения и угрозы. Между этими последними был Марк, митрополит Ефесский, представлявший на соборе Антиохийского и Иерусалимского патриархов. Он никак не согласился подписать статей, предложенных папою. Папа уже торжествовал великолепною обеднею соединение Церквей; но когда он узнал, что Марк не подписал, то воскликнул с гневом: «Так мы ничего не сделали!»
Действительно, очень скоро оказалось, что собор не привел к желаемой цели. Греческое духовенство не захотело признать уступок, сделанных его представителями и императором, и одного Марка Ефесского называло достойным служителем Христовым, а прочих епископов — изменниками, подкупленными золотом римским. Уступки же Иоанна Палеолога не спасли Константинополя, который был взят турками в 1453 году. Когда же Исидор возвратился в Москву, получив от папы звание кардинала, и в Успенском соборе стали читать грамоту лживого Флорентийского восьмого собора и поминать папу на ектений, тогда возбудилось общее негодование. Великий князь созвал Собор в Москве в 1441 году. Духовенство и ученейшие бояре, рассмотрев Флорентийскую грамоту, отвергли ее; а Исидора, как отступника, заключили в Чудов монастырь. Он тайно ушел из монастыря и прибыл в Рим, где занял важное место и назывался российским кардиналом.
Во второй раз избрали Иону на место низложенного Исидора, и великий князь послал к императору и патриарху Константинопольскому грамоту, в которой объяснил причины, побудившие его низложить Исидора; но эта грамота не дошла до Константинополя, ибо когда великий князь узнал, что сам император и епископы, бывшие на соборе, изменили Православию, то воротил назад гонца своего. С тех пор Иона стал править делами Церкви, хотя продолжал еще называться епископом Рязанским, а не митрополитом. Трудно было в это время управлять делами по причине раздоров, смущавших и Церковь и государство. Некоторые епископы Юго-Западной России уклонились от Православия, признали митрополитом Григория Болгарина, посвященного в Риме и бывшего учеником Исидора, и держались Флорентийского соединения.
Король польский писал к великому князю, уговаривая его признать Григория митрополитом; но русские святители предали Григория анафеме, Киевская и юго-западные области признали власть папы; и так образовалась уния, или соединение с Римскою церковью, на основании Флорентийского собора с удержанием некоторых обрядов Греческой Церкви и употребления славянского языка в богослужении.
Между тем междоусобия волновали также государство: князья спорили между собою; литовцы и татары опустошали Россию. Великий князь долго воевал с двоюродными братьями своими, Василием Косым и Димитрием Шемякою. Первый был ослеплен по приказанию великого князя. Через несколько лет Шемяка страшно отомстил за брата. Он притворно помирился с великим князем, а потом неожиданно напал на Москву, схватил мать и жену Василия и отправился к Троице в Сергиеву обитель, где находился сам великий князь с сыновьями. Василий, не подозревая ничего, слушал обедню у гроба святого Сергия; Шемяка схватил его, велел выколоть ему глаза и послал в заточение в город Углич; а сам провозгласил себя великим князем. Верные служители успели спасти детей Василия и увезли их в Муром.
Но Димитрий боялся, как бы верные бояре не заставили его возвратить княжение детям великого князя Василия, и потому желал иметь их в своей власти. Он уговорил Иону привезти их в Москву. «Если ты это сделаешь, — говорил он, — то клянусь тебе, что не стану держать Василия в заключении. Я дам ему и детям его богатый удел, и они будут в нем господствовать и жить в изобилии». Иона поверил клятве Шемяки и, думая улучшить участь Василия, поехал в Муром за детьми его. Долго родственники не соглашались выдать их; но наконец, отслуживши молебен, они положили их на церковную пелену, с которой Иона принял их на свою епитрахиль в знак того, что ручается за их безопасность. Он привез их в Москву. Но Шемяка отправил детей к отцу их и не исполнил своего обещания. Иона неотступно умолял его освободить великого князя, как он обещал. «Ты нарушил устав правды, — говорил он, — ввел меня в грех, постыдил мою старость. Бог накажет тебя, если не выпустишь великого князя с семейством и не дашь им обещанного удела». Наконец он смог убедить Шемяку, Шемяка освободил Василия и дал ему в удел Вологду.
Мир продолжался недолго. Народ не любил Шемяку, и Василий довольно легко вновь завладел престолом. Испытанный бедствиями, он стал управлять с большей кротостью и мудростью. Первою его заботою было назначение митрополита, ибо, как мы сказали, Иона еще не назывался митрополитом. Епископы вновь съехались в Москву и торжественно посвятили его, в 1448 году. С этих пор Россия сделалась независимою от Константинополя по делам Церкви.
Иона усердно занялся делами; он старался уничтожить заблуждение унии, уговаривал православных с твердостью и терпением переносить гонения, которым они подвергались в юго-западных областях. Старания его возбудили гнев папы, который называл его отступником, но очень утешали и укрепляли гонимых за веру. Он убеждал также князей жить в любви, хранить данные клятвы и не нарушать мира.
В 1451 году татары дошли до самой Москвы и выжгли предместье. Сильный ветер нес пламя в город. Митрополит крестным ходом обошел весь город, молясь об удалении врагов. В Чудовом монастыре жил тогда благочестивый инок по имени Антоний. Святитель, увидя его, сказал ему: «Сын и брат Антоний, молись Господу и Пречистой Богородице об избавлении города». — «Поблагодарим Господа и Пречистую Его Матерь, — отвечал Антоний, — Скорая Заступница наша умолила Сына Своего, Иисуса Христа, да спасен будет город. Враги невидимою силою будут прогнаны и побеждены; мне одному суждено умереть от стрел их». Едва Антоний успел выговорить эти слова, как стрела, прилетевшая из стана татар, ранила его смертельно. К удивлению всех жителей Москвы, татары 2 июля внезапно удалились. В память этого события на дворе митрополита была построена церковь Положения Ризы Богородицы.
В 1453 году турки завладели Константинополем и превратили в мечети храмы первой христианской столицы. Св. Иона с любовью принимал греческих пришельцев, которые искали убежища в нашем отечестве, и помогал несчастным. Вся Россия искренно сочувствовала бедствию Царьграда, помня, что оттуда она приняла христианскую веру. Бывший митрополит Российский Исидор находился в Константинополе в это ужасное время и до конца предлагал вспоможение от папы, если духовенство согласится утвердить постановления Флорентийского собора. Царь и епископы согласились, но народ не хотел слышать об этом и восклицал: «Горе латинской ереси!»
После двенадцатилетнего правления святитель, предузнав близкую кончину свою, стал со спокойствием ожидать смерти. Он преставился 31 марта 1461 года и похоронен в Успенском соборе, где и доныне почивают его нетленные мощи, обретенные в 1472 году.

15 (28) июня день память святого пророка Амоса, который в молодости был пастухом. Господь призвал его проповедовать в Израиле, ибо в то время израильтяне отпали от веры, поклонялись тельцам золотым и на высотах приносили жертвы ложным богам. Амос увещевал их к покаянию, предсказывая им страшные бедствия плена и указывая на великие милости Господа. Он жил в одно время с пророком Исаиею.

ПАМЯТЬ СВЯТОГО ТИХОНА ЧУДОТВОРЦА, ЕПИСКОПА АМАФУНТСКОГО
16 (29) июня

Святой Тихон родился в кипрском городе Амафунте и был воспитан благочестивыми родителями в вере Христовой и научен Священному Писанию. Так как он с самой юности являл великое усердие к службе Божией, то был посвящен в диаконы епископом Амафунтским Мемноном, а впоследствии, по смерти Мемнона, единодушно избран на его место. В то время было еще на Кипре много язычников, но святой Тихон усердно проповедовал слово Божие, и обратил очень многих к истине. Почил он в глубокой старости, прославленный Богом чудотворною силою. Но о его жизни сохранилось мало известий, вероятно оттого что местность эта была часто опустошаема войною и пожарами. Сохранилось следующее предание, относящееся еще к ранней молодости святителя. Когда еще он жил в родительском доме, отец его, который торговал хлебом, поручил и ему продажу. Отрок стал бедным раздавать хлеб даром; отец, заметив это, начал бранить его. Но отрок отвечал кротко: «Отец мой, я не даром раздаю хлеб, а даю его взаймы Богу, и имею в книгах Его неложное, обещание — дающий Богу сторицею приимет. Если ты не веришь этому, пойдем в житницу — и там увидишь, как отдает Бог заимодавцам Своим».
Вслед за тем отрок повел отца к одной из житниц, которая считалась пустою, и отворив дверь, показал се отцу полною чистой пшеницы. Пав на колена, отец возблагодарил Бога, и с этих пор не мешал сыну своему раздавать хлеб неимущим.

ПАМЯТЬ СВЯТЫХ МУЧЕНИКОВ МАНУИЛА, САВЕЛА И ИСМАИЛА
17 (30) июня

Эти три брата, родом из Персии, были воспитаны матерью в христианской вере; в то время, в IV столетии, было уже довольно много христиан в Персии. Царь персидский отправил их к императору Юлиану, чтобы вести с ним переговоры о мире. Император Юлиан, хотя смолоду исповедовал христианскую веру, впоследствии отрекся от нее и очень ревностно исполнял всякие языческие обряды. Он именно совершал какое-то торжество в честь богов, когда прибыли к нему персидские посланники. Они, конечно, не захотели принять в том участия и по повелению Юлиана были заключены в темницу. На следующий день император призвал их и убеждал их отречься от христианства. Но они твердо исповедовали веру свою и были преданы жестоким истязаниям. Они перенесли их мужественно, призывая имя Божие, и наконец по повелению Юлиана были усечены мечом. Спустя лет тридцать после их мученической кончины император Феодосий Великий построил в Константинополе во имя их храм, и память их стала чествоваться торжественно.

СТРАДАНИЯ СВЯТЫХ МУЧЕНИКОВ ЛЕОНТИЯ, ИПАТИЯ И ФЕОДУЛА
18 июня (1 июля)

При римском императоре Веспасиане, в конце первого века, сановник по имени Адриан был послан в Финикийскую область, чтобы предавать суду и казни тамошних христиан. Адриан охотно принял это поручение, потому что ненавидел христиан и был нрава жестокого. Когда он прибыл в область, ему донесли, что в городе Триполи, близ горы Ливана, находится один военный начальник по имени Леонтий, который верует во Христа и отвращает очень многих от поклонения богам. Адриан немедленно послал трибуна с несколькими воинами, чтобы взять под стражу Леонтия.
Действительно, Леонтий обращал многих язычников ко Христу, ибо добродетельной жизнью своей он приобрел большое влияние на жителей Триполи и был ими уважаем и любим. Он был родом грек, славился храбростью, мудростью и ученостью, свято исполнял заповеди Христовы, помогал бедным, принимал странников и вообще жил свято и честно.
Приближаясь к Триполи, трибун Ипатий вдруг опасно занемог и был принужден остановиться на пути. «Я знаю, — говорил он воинам своим, — почему я впал в эту болезнь, перед отъездом своим я не принес жертвы богам». Болезнь все усиливалась; и воины с часу на час уже ожидали смерти начальника своего, как вдруг случилось удивительное событие. Ночью трибуну явился во сне Ангел Божий, который сказал ему: «Если хочешь выздороветь, то вместе с воинами своими воскликни трижды: ’’Боже Леонтиев, помоги мне!”» Трибун проснулся и, увидя перед собою Ангела в образе красивого юноши, сказал ему: «Я послан для того, чтобы взять Леонтия и держать его под стражею до прибытия Адриана, который будет судить его как христианина, а ты велишь призывать на помощь Бога Леонтиева?» Ангел, не дав ответа, стал невидим, и тогда Ипатий, испугавшись, начал звать приятелей своих, которые спали возле его комнаты. Они сбежались, и он рассказал, что случилось с ним. «Что же? — сказали они. — Это дело нетрудное, и мы все охотно призовем это имя, лишь бы тебе выздороветь». Один из присутствовавших, по имени Феодул, слушал рассказ Ипатия с особенным вниманием, расспрашивал подробно о видении, и сердце его разгоралось любовью к неведомому Богу.
Когда настало утро, все воины собрались и по предложению трибуна громогласно воскликнули трижды: «Боже Леонтиев, помоги!» И вдруг больной совершенно выздоровел. Это событие изумило всех, но не заставило призадуматься о неведомом Боге, имя Которого сотворило такое чудо; напротив, все воины предались шумной радости, стали есть и пить, и веселиться. Один Феодул не принимал участия в общем веселии; он не ел и не пил с прочими воинами, а, оставаясь поодаль, думал про себя: «Кто же Этот Бог Леонтиев? И как бы мне узнать Его?» Наконец он подошел к трибуну и, напоминая ему о данном поручении, уговорил его оставить воинов и идти с ним вперед, в Триполи. Ипатий согласился, и они пошли вместе. Когда они уже подходили к городу, то сам Леонтий вышел к ним навстречу и, приветствовав их, спросил: «Кого ищете?»
— Мы посланы, чтобы отыскать в этом городе некоего Леонтия, — отвечали Ипатий и Феодул. — За нами идет начальник наш Адриан. Он желает видеть этого Леонтия и послать его в Рим, где царь наш примет его с почетом, ибо слышал, что Леонтий человек храбрый, мудрый и усердный служитель богов наших.
— Я вижу, что вы иностранцы и мало знаете о нашем городе, — отвечал Леонтий. — Пойдемте со мною в дом мой; отдохните, а потом я покажу вам Леонтия, которого вы считаете усердным служителем богов. Он не друг тем богам, которых вы почитаете, но христианин, верующий в Господа Иисуса Христа.
Путники приняли его предложение и пошли с ним в дом его; хозяин угостил их со всевозможным радушием. Отобедав, Ипатий и Феодул поблагодарили его и попросили указать им Леонтия.
— Я сам тот Леонтий, которого вы ищете, — сказал он. — Я воин Иисуса Христа, и меня вы должны взять под стражу.
Тогда Ипатий и Феодул пали к ногам Леонтия, восклицая: «Раб Бога Всевышнего, умоли о нас Бога твоего, ибо и мы хотим быть христианами!» Вслед за тем они рассказали о явлении Ангела и о чудесном исцелении Ипатия именем Бога Леонтиева. Слушая их, Леонтий плакал от радости, и когда они окончили свой рассказ, он воскликнул: «Господи Боже, желающий всем людям спастись и уразуметь истину, призри на нас в час сей! Ты привел ко мне тех самых, которые были посланы против меня. Молю Тебя, и меня, овцу Твою, соблюди, и их просвети светом милосердия Твоего, и излей на них благодать Духа Святого! Сердце чисто созижди в них и, ознаменовав их знамением святым Твоим, сотвори их Твоими воинами непобедимыми».
Едва он произнес эту молитву, как светлое облако осенило Ипатия и Феодула, и дождь пал на них с неба. Леонтий стал призывать на новообращенных имя Святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа. После сего чудесного крещения он воскликнул: «Слава Тебе, Боже мой, что не презираешь молитв любящих Тебя и исполняешь желания боящихся Тебя!» Вслед за этим он надел на Ипатия и Феодула белые одеяния и велел нести перед ними зажженные свечи, как это было тогда в обычае для вновь крещенных.
Между тем в город прибыли воины, сопровождавшие трибуна. Они с негодованием узнали, что начальники их приняли христианскую веру. В городе также многие были этим недовольны; сделалось волнение. Толпы народа и воинов ходили по городу, восклицая: «Да погибнут в огне те, которые бесчестят богов наших!» Иные защищали Леонтия и христиан, другие хотели тотчас же умертвить их, наконец решились не предпринимать ничего до приезда Адриана.
Он прибыл через два дня. Самые ревностные язычники поспешили донести ему о случившемся. Особенно жаловались они на Леонтия. «Этот человек, — говорили они, — отвращает всех от богов наших; он прельщает народ, прославляет какого-то человека, которого иудеи били по ланитам, а Пилат распял на кресте. Он и присланных тобою воинов прельстил и обратил в галилейскую веру, и вот уже третий день, как они все вместе славят своего распятого Христа и хулят богов наших». Адриан повелел тотчас же схватить христиан и заключить их в темницу. Там они провели всю ночь в молитве и в душеспасительной беседе, Леонтий наставлял их и готовил к святому подвигу мученичества.
На следующий день Адриан призвал христиан на суд. На все вопросы его Леонтий отвечал твердым исповеданием веры своей. Адриан велел его жестоко бить и снова отвести в темницу. Потом, обратясь к Ипатию и Феодулу, он стал грозить им мучениями, если не отрекутся от Христа, и обещал богатство и почести, если покорятся воле его. Но Ипатий и Феодул, твердо уверовавшие в Господа и в жизнь вечную, не желали благ земных и не страшились временных мук. Они остались верны Богу. Адриан велел мучить их: их жестоко били, строгали тела их железными острыми орудиями, и наконец осудили на смертную казнь. Со словами: «Ты вси прибежище наше, Господи! В руки Твои предаем души наши», — они склонили головы под секиру.
После этого Адриан призвал вновь Леонтия и стал убеждать его, обещая ему почести и богатые дары за отречение; но Леонтий отвечал ему: «Лучше сам обратись ко Христу, Адриан, и получишь честь и богатство, и спасение».
Адриан рассмеялся. «О каком спасении говоришь ты? — спросил он. — Не о том ли, какое получили Ипатий и Феодул? Разве ты не знаешь, какою казнью они погибли?»
— Это не казнь, — отвечал Леонтий, — а жизнь, и мир, и радость, ибо ныне они радуются с Ангелами святыми.
Тогда Адриан велел жестоко мучить Леонтия, но никакие мучения не могли победить твердости христианина; он со спокойствием говорил Адриану: «Если ты и все тело мое покроешь ранами, то не победишь ума моего, не будешь господином над душою моей». Еще усилили мучения; Леонтий все переносил терпеливо и молился. Наконец повесили его головою вниз, привязав ему на шею тяжелый камень. «Господи Иисусе Христе, укрепивший рабов Твоих, Ипатия и Феодула! — восклицал мученик. — Укрепи и меня, раба Твоего, смиренного и грешного, и дай мне силу вытерпеть страдания и не отступить от Тебя, надежды моей!» Так провел Леонтий весь день; на ночь его отвели в темницу, где явился ему Ангел Господень и сказал: «Мужайся, Леонтий! Господь Бог, Которому ты верно служил, послал меня к тебе, да буду неотступно с тобою!»
Это чудное видение исполнило Леонтия радости и новой силы; и на следующий день, когда его опять привели к Адриану, он с тою же непоколебимой твердостью исповедал Христа. «Ради каких богатств, ради каких почестей могу я отречься от Бога моего? — говорил он. — Весь мир не достоин Владыки моего, Которого люблю всем сердцем и за Которого готов претерпеть жесточайшие мучения».
Тогда Адриан велел мучить его до самой смерти, и святой Леонтий скончался под ударами. Христиане благоговейно похоронили тело его близ города. Страдания и кончина святого мученика описаны очевидцем его подвига, Киром нотарием. Он начертал это повествование на оловянных досках, которые были положены при гробнице мученика, дабы всякий читающий этот рассказ возблагодарил Господа, укрепившего верного служителя Своего.

ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОГО ПАИСИЯ ВЕЛИКОГО
19 июня (2 июля)

Житие этого великого подвижника описано другим пустынножителем, также известным добродетельной и строгой жизнью, преподобным Иоанном Кодовым. Рассказывая о чудесах, которыми Господь прославил преподобного Паисия, Иоанн прибавляет: «Да не усомнятся, слыша о нем славное и сверхъестественное, и да не подумают, что я что-либо прибавил от себя для большей чести любезного мне отца. Он выше всякой человеческой чести и не требует от низших хваления, ибо похваляем в высших от святых Ангелов, но рассказываю для пользы слушающих и желающих подражать его добродетелям; передаю же то, что видел своими глазами и слышал своими ушами».
Преподобный Паисий родился в Египте в IV веке. Родители его были люди благочестивые, которые воспитывали в законе Господнем многочисленное семейство свое. Они имели семерых детей и жили безбедно, так что могли помогать неимущим. Но великое горе постигло семейство. Отец Паисия умер, когда дети еще не все подросли, и многочисленное семейство осталось на попечении матери. Она очень беспокоилась о будущности детей своих, в особенности же озабочивал ее меньший, Паисий. Однажды ночью ей во сне явился Ангел, который сказал ей: «Бог, Отец сиротствующих, послал меня к тебе. Зачем предаешься ты безмерной печали и беспокойству о детях твоих? Разве ты одна заботишься о них? Не охраняет ли их Бог? Оставь же печаль твою и дай Богу Вышнему одного из сыновей твоих, и в нем прославится имя Господне».
— Все дети мои принадлежат Богу, — отвечала мать, — пусть возьмет Он, которого угодно Ему.
Ангел взял за руку маленького Паисия, сказав: «Вот этот угоден Богу».
— Возьми одного из тех, которые больше и лучше его, — сказала мать.
— Нет, — отвечал Ангел, — разве ты не знаешь, что сила Божия является в немощных? Этот, младший из всех, избран Господом и угоден Ему.
С этими словами Ангел сделался невидим, а мать, проснувшись, стала молиться, говоря: «Да будет милость Твоя, Владыко, на нас и на рабе Твоем Паисии!»
С этих пор мать стала особенно заботиться о духовном образовании младшего сына своего и поручила его церковнослужителям. Отрок Паисий прилежно изучал закон Господень, читал Священное Писание, и сердце его наполнялось любовью к Богу. Когда он вырос, то пожелал пустынного жития и был принят преподобным Памвою в число учеников его. Преподобный Памва был одним из великих подвижников пустыни Нитрийской. Весь преданный Богу, он вел самую строгую жизнь, хранил пост, молчание и требовал от учеников своих смирения и совершенной, ради Господа, покорности воле старшего. Под руководством этого святого подвижника в скиту жил Паисий до самой смерти преподобного Памвы. Тут же жил и преподобный Иоанн, который потом и написал житие его.
Через некоторое время Паисий пожелал совершенного одиночества в пустыне. Иоанн сказал ему: «Брат Паисий, я вижу, что ты желаешь безмолвного жития; я имею то же желание, но не знаю, угодно ли это Богу. Помолимся, чтобы Господь по Своей воле устроил жизнь нашу и указал, что нам делать». Они усердно молились целую ночь, и поутру явился им Ангел, который сказал им: «Ты, Иоанн, останься здесь и будешь для многих наставником во спасение; а ты, Паисий, иди к западной пустыне, и соберется к тебе множество иноков, и выстроится монастырь, где будут славить имя Господне». По удалении Ангела святые подвижники долго еще молились и благодарили Господа. Иоанн остался в скиту и впоследствии сделался настоятелем обители, Паисий же ушел глубже в Нитрийскую пустыню, высек себе в горе пещеру и долго жил совершенно один, весь преданный молитве. Потом стали посещать его желавшие получить от него наставление. Среди лишений и трудов Господь покреплял его чудесными явлениями и даровал ему сверхъестественную силу творить чудеса и узнавать сокровенные помышления. Этим он оказывал великую помощь тем, которые просили его совета, он наставлял их на путь спадения. Через некоторое время вокруг преподобного Паисия собралось великое множество подвижников; он руководил ими, назначая одному молитву, другому труд, по мудрому распоряжению своему зная, что каждому нужно и полезно.
Смиренный подвижник тяготился многолюдством и славою; он ушел глубже в пустыню и провел три года в пещере, не знаемый никем, но потом благочестивые люди отыскали его и стали вновь приходить к нему и селиться вокруг него. Он всех принимал с любовью, хотя и тяготился оказываемым ему почетом и не любил, чтобы добрые дела его были известны. Когда какой-нибудь подвиг его делался известным, то он немедленно оставлял его и начинал что-нибудь другое. На вопрос учеников его, почему он так поступает, Паисий отвечал: «Чтобы не повредить делу похвалою и оставить его неприкосновенным, ибо великий вред похвала людская. Кто трудится из-за нее, тот не спасется, он трудится из суетной славы, которая приносит ему вред. Господь же сказал: Да не узнает левая рука, что делает правая. Братьям, спрашивавшим у него, какая есть высшая добродетель, он отвечал: «Совершаемая тайно».
Однажды один из учеников преподобного Паисия, отлучившись из обители, встретил на пути еврея, который, вступив с ним в разговор, стал хулить Христа и говорить, что Иисус Христос был простым человеком и Мессии еще следует прийти. Ученик, выслушав еврея, отвечал довольно равнодушно: «Может быть и так». Возвратившись к преподобному Паисию, он заметил, что преподобный обращается с ним вовсе не так, как прежде, а отворачивается от него и не говорит с ним. Это огорчило его, и он спросил:
— Почему, отец святой, отворачиваешься и презираешь ученика своего?
— Кто же ты? — спросил Паисий. — Я не знаю тебя.
— Как не знаешь меня? Разве я не ученик твой? — Он назвал себя.
— Тот был христианин, — отвечал Паисий, — и имел на себе крещение благодати, если же ты тот самый, то почему благодать отошла от тебя и образ христианина от тебя отнят? Что случилось с тобою, расскажи.
— Я ничего не сделал, — говорил огорченный ученик, — прости меня, отец святой.
Но преподобный не смягчал гнева своего и говорил ученику:
— Отойди прочь с отрекшимися от Бога, я не хочу говорить с тобою.
Ученик заплакал и стал снова уверять, что он ничего не сделал.
— С кем говорил ты на пути? — спросил преподобный Паисий.
— С одним евреем.
— Что сказал он тебе, и что ты отвечал?
— Он мне только сказал: Тот, Кого вы почитаете, не есть Христос, а Христос еще должен прийти, а я отвечал ему: может быть и так.
Тогда старец воскликнул:
— Что же может быть хуже слов твоих, которыми ты отрекся от Христа и святого крещения? Уйди от меня и плачь о грехе твоем, ибо отныне Господь написал имя твое с теми, которые отреклись от Него.
Ученик тут понял, как он тяжко согрешил, он пал на колени и со слезами стал просить старца, чтобы он простил ему и умолил бы Господа о нем. Преподобный, видя, что раскаяние его было искренно, заперся в пещере своей и долго молился об ученике своем; и Господь в видении открыл ему, что Он прощает отрекшемуся.
Преподобный Паисий дожил до глубокой старости. Он очень был дружен со святым подвижником, которого звали Павлом, и скончался незадолго до него. Преподобный Исидор Пелусиот, взяв тела двух святых подвижников, перенес их в обитель свою близ Пелузии и выстроил над гробницами их великолепную церковь.

ПАМЯТЬ СВЯТОГО АПОСТОЛА ИУДЫ ИАКОВЛЕВА
19 июня (2 июля)

Святой Иуда, которого называли также Фаддеем и Леввеем, один из двенадцати апостолов, был сын Иосифа, Обручника Пресвятой Девы, и потому называется, как и брат его Иаков, братом Господним. Мы мало знаем о его жизни до апостольства; предание говорит, что он занимался земледелием. Имя его упоминается несколько раз в Евангелии. Когда Господь в последний раз беседовал с учениками Своими и сказал между прочим: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, того возлюбит Отец Мой; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам». Тогда апостол Иуда по пламенному желанию, чтобы весь мир познал Господа, спросил Христа: «Господи! Зачем хочешь Ты явиться только нам, а не всему миру?» — «Кто любит Меня, — продолжал Иисус, — тот слово Мое соблюдет, и Отец Мой возлюбит его; и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. XIV, 21—23).
По сошествии Духа Святого на апостолов Иуда обошел многие страны Азии, проповедуя слово Божие. Вместе с Силою был он послан в Антиохию помогать Павлу и Варнаве. Поскольку Иуда и Сила также были пророки, то они многое говорили в наставление и утверждение братиям (Деян. XV, 32). Иуда возвратился на время в Иерусалим и потом предпринял новые путешествия. Он проповедовал в Персии и принял мученическую смерть в Армении, в городе Арате, как говорит предание. Он был распят на кресте и пронзен стрелами около 80 года после Рождества Христова. Армяне особенно чтут память святого Иуды и называют его своим апостолом.
В Новом Завете находится одно Соборное послание святого апостола Иуды, в котором он старается предохранить христиан от лжеучений, и напоминает, что Господь, не пощадивший и Ангелов, накажет всякого грешника, не старающегося исправить жизнь свою.

A. H. БАХМЕТЕВА. ЖИТИЯ святых ДЛЯ ДЕТЕЙ. МАЙ - ИЮНЬ
Издательство Сретенского монастыря 1997

ЖИТИЯ святых ДЛЯ ДЕТЕЙ (Оглавление)

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Православие детям | Добавил: Jupiter (16.10.2018)
Просмотров: 62 | Теги: Дети | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика