Главная
Регистрация
Вход
Среда
24.04.2024
10:11
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Первый ткацкий участок фабрики имени Володарского

Первый ткацкий участок фабрики имени Володарского

Начало »» Поселок имени Красина

«На первом участке фабрики имени Володарского установлено новое высокопроизводительное ткацкое оборудование. Типовая норма обслуживания на выпуске марли для каждой ткачихи – 17 станков. Большинство же ткачих до марта 87 года обслуживало по 18-22 станка. Лишь в отдельные дни, когда не хватало рабочих, ткачихи брались обслуживать большее уплотнение. Соревнуясь в честь 70-летия Великого Октября, передовые ткачихи Т.М. Кудрякова, Н.Ф. Титова, В.В. Ходкова, Г.В. Бурова в марте этого года выступили с инициативой расширить зоны обслуживания до 24 станков. Первый месяц работы по-новому показал преимущества такой расстановки. У каждой ткачихи станки обслуживает теперь один помощник мастера, а не два, как у некоторых было раньше. Вместе с этим повысилась ответственность каждой работницы за результаты своего труда и возросла заработная плата. Все четыре ткачихи, перешедшие на повышенной уплотнение, успешно справились с месячным заданием, выполнили нормы от 107 до 114 процентов, всю ткань выпустили первым сортом.
Свою заинтересованность в переходе на повышенные зоны обслуживания высказали и другие ткачихи этой бригады.
Н. Данилов, мастер второй смены» («Знамя», 23 апреля 1987).
«Текстильщики первого ткацкого участка фабрики имени Володарского, соревнуясь в честь 70-летия Великого Октября, досрочно справились с планом первого полугодия. Сверх задания выпущено 470 тысяч метров отличной ткани. Лидирует в соревновании коллектив первой смены, где мастером А.Ф. Захаров, а бригадиром В.В. Коннов. Победителями соревнования за первое полугодие вышли ткачихи-многостаночницы Л.С. Мокрова, Г.Л. Гладких, О.Я. Хахина, З.И. Суворова, поммастера С.А. Хахин и многие другие. С их станков сходит только первосортная ткань. В коллективе участка усилено внимание к дисциплине труда, к экономии сырья и материалов, качеству выпускаемой продукции. В дни летних отпусков на первом участке проводили производственную практику учащиеся восьмого класса. Ребята работали в строительном отделе, а девочки заменяли ушедших в отпуск ткачих. Завершая производственную практику, учащиеся Тынцовской школы во главе с командиром отряда Олегом Кузнецовым приняли единогласное решение перечислить однодневную заработную плату в Фонд мира.
Л. САВЕЛЬЕВА, экономист» («Знамя», 18 июля 1987).
«1 сентября — День знаний, радостный праздник для детей, их родителей, бабушек и дедушек. Только он для нас оказался омраченным.
А дело было так. В семь часов утра с букетами цветов дети потянулись к проходной участка № 1 фабрики имени Володарского (пос. им. Красина), чтобы вместе, организованно уехать на автобусе в школу, расположенную в поселке имени М. Горького. И что же? Им в этом отказали: для автобуса не нашлось 5 литров бензина. Настроение и у ребят, и у взрослых пропало. Радость омрачена. А в школу надо. И отправились дети в нее, кто пешком, кто на велосипеде...
И. БУЛЫРЕВ, инвалид ВОВ» («Знамя», 12 сентября 1992).
В 1992 году состоялась регистрация комитета общественного самоуправления в поселке имени Красина. Председатель – Нина Николаевна Рыбакова.
«— Нина Николаевна, какой круг вопросов входит в сферу приложения сил членов КОСа?
— Если все их перечислять, то это займет много времени, — она смеется. — Легче, наверное, сказать, что не входит. По сути дела, со всеми своими проблемами люди идут к нам, надеясь найти помощь и поддержку.
Главная наша забота это старики. Понятно, что времена теперь не самые светлые, что тяжело всем, но им-то — в первую очередь. Кому-то из них надо помочь материально, кого-то просто выслушать, дать возможность выговориться, излить душу. У нас, я скажу, нет бабулек остронуждающихся в материальной помощи, попросту говоря, нищих. У многих есть в городе дети, да только чувствует бабка, и по ней это хорошо видно, что и детям она не больно-то нужна, скорее, нужны ее дом и состояние. Обидно за нее становится, да еще если сынок или дочка разговор заводят, мол, не поможете ли пристроить бабусю в дом престарелых... Придешь к такой, поговоришь с ней за чашкой чая, глянь, а ей уже легче, уходит у нее отчаяние.
И в этом плане нам здорово теперь помогает социальный работник Елена Владимировна Головкина, полную ставку для которой недавно выделил районный отдел социальной защиты населения. А ведь раньше вся эта работа шла через нас. Мы с ней договорились, что раз в месяц она будет бывать в поселке, принимать людей, чтобы тем не было нужды добираться до Вахромеева или в Камешково.
Приходят сюда люди и по другим вопросам. Скажем, раньше за любой справкой вынуждены были жители обязательно ехать в сельсовет, а теперь выдаем их на месте, у нас есть такие права. Понадобилась кому-то справка о составе семьи, нуждается ли человек в обеспечении топливом или ему нужен лес для строительства, все теперь бегут к нам в комитет. Единственное, что не вправе мы делать — выдавать справки, требующие нотариальных действий.
Ну, что еще? Я уже сказала, что по всем вопросам жители идут: и по семейным, и по воспитанию детей, даже на интимную тему вопросы есть, видимо, как к бывшему медику (у Н.Н. Рыбаковой медицинское образование).
— Только не подумайте, — говорит она, — что я какой-то универсал и могу сделать все и ответить на все вопросы. Но, если, действительно, чего-то я не знаю, или затрудняюсь ответить — под рукой всегда есть телефон и в таком случае связываюсь со специалистами, они, как правило, помогают, не отказывают; Работаем в тесном контакте с нашим участковым Самухиным Алексеем Валентиновичем. Выходим в семьи, где есть «трудные» дети или где мужья пошаливают, злоупотребляют спиртным, стараемся и в этих вопросах людям помочь. Жалобы и споры между соседями тоже нередко приходится разбирать, выступать здесь как бы посредником, судьей. Причем, моя позиция такова, что надо приложить все усилия, но восстановить мирные добрососедские отношения между спорщиками. Все ведь в одном мире живем и к кому, скажем, ты побежишь первым за помощью, случись чего? Конечно, к соседу. Чего скрывать, бывает, и отругаешь кого-то ради пользы дела.
О молодежи тоже не забывали, опираясь на школу и на нашу зав. клубом Веру Юрьевну Сухареву. Она — молодец, в клубе всегда порядок, не дает особо баловаться ребятам на дискотеках. Да и мероприятия различные все на ней держатся, а такие вещи очень сближают людей. Ведь, согласитесь, этого сегодня так не хватает.
— Какие еще проблемы в центре внимания комитета!
— Земля, точнее вопросы наделения землей. Еще в прошлом году мы предлагали людям землю: берите, чтобы не пустовала. Откликнулись немногие. В этом же году словно бум какой-то, особенно после решения сессии сельского Совета о предоставлении земли всем желающим в размере до 50 соток. Буквально за глотку берут люди, вынь им землю и положь. Но мы, поскольку земли не хватает, во главу угла в этом деле ставим действительную потребность в ней людей, учитывая у кого сколько скота на подворье. Так что, получается у кого-то 30 соток, а у кого-то и 50. Опять же, такой подход диктуется ограниченностью земельных ресурсов в нашем распоряжении, их не всегда удобным расположением. Ну, и наконец, берется в расчет способность владельца земли ее обработать. Тут и получают преимущество сильные хозяева, у кого есть техника и средства для обработки земли. Об уравниловке, следовательно, и речи теперь не идет, хотя обеспечивать землей стараемся всех. Еще один больной вопрос — дороги. Нам необходимо в Тынцах сделать дорогу до магазина и от села до деревни Рябиновка. Давно об этом говорили, даже сметы составлены, но... никак не найдем средств.
А с каждым днем эта затея становится все дороже и дороже. Отказываться от нее мы, правда, не намерены, но сказать, что завтра эта дорога появится я при всем желании не могу.
Деньги... Их нехватка стопорит многие начинания. Взять ту же идею с переоборудованием старой школы под дом-интернат для престарелых — вроде бы все одобряют ее, но дело стоит на месте из-за отсутствия денежных средств. Дороги, да и многое другое...
Конечно, мы просим и нам не отказывают, но что это? — Крохи. Так что, одна из наших главных задач — обрести финансовую самостоятельность.
Принципы, которые Н.Н. Рыбакова, да, пожалуй, и все члены КОСа исповедуют в работе с населением, — а она не раз в разговоре подчеркивала, что все, о чем мы говорили, — заслуга не ее одной, а всех членов комитета, — в общем-то, не новы. Главное, считают они, поддерживать постоянный диалог с людьми, не оставлять без внимания ни одну просьбу, ни одно обращение за помощью и содействием. В то же время избегают пустых обещаний.
Больше всего председателя КОСа огорчает, по ее словам, что «народ сейчас стал какой-то пассивный, а ведь совместно можно горы свернуть».
«Жаль, — говорит она, — что мы до сих пор не научились жить самостоятельно. Ведь что такое «общественное самоуправление»! — это когда сами должны решать возникающие вопросы, а мы привыкли ждать пока нам сверху не укажут. Тогда еще что-то и будем делать». Недаром попросила она через газету обратиться к жителям поселка с пожеланием побольше инициативы проявлять в делах, касающихся жизни поселка, не отчаиваться, не опускать руки, а верить, что жизнь все-таки должна повернуть к лучшему.
А напоследок я ей задал такой вопрос:
— Как домашние относятся к Вашей деятельности на посту председателя комитета?
— Естественно, они против, ведь это отнимает у меня много времени. Но, наверное, привыкли уже и смирились. Я ведь была депутатом и спокойной жизни теперь и не и мыслю...
О. ПОПОВ, корр. «Знамени» («Знамя», 28 августа 1993).
В 1993 году из-за финансовых трудностей фабрика остановила работу.
«Еще совсем недавно многодетные семьи Елены Викторовны Кругловой, Татьяны Ивановны Щергуновой, а также Татьяна Викторовна Зобанова и многие другие жители поселка имени Красина, можно сказать, ютились в небольших комнатах без всяких удобств. Сегодня они владельцы 2-х, 3-комнатных благоустроенных квартир в новом двухэтажном 24-квартирном доме. Дом был сдан в эксплуатацию в 1994 году АО «Фабрика имени Володарского».
Трудно, конечно, представить, что при таких финансовых условиях, в каких сейчас находится текстильная промышленность, в том числе и АО «Фабрика имени Володарского», изыскиваются средства на продолжение строительства. Тем не менее, с пуском этого дома на первом участке фабрики был полностью решен вопрос с обеспечением жильем, как фабричных рабочих, так и жителей поселка.
Я беседую с начальником участка Валерием Аркадьевичем Ершовым.
— В общем-то, этот дом был заложен давно, может быть, года два-три тому назад. Были выложены стены, подведены под крышу. К дому были проложены водопроводные и канализационные сети. А на отделку квартир на фабрике денег уже не хватило, то есть отделка пришлась на времена полной остановки головного предприятия. Но и жить так, как жили некоторые семьи, по пять-шесть человек на площади в 12 квадратных метров, тоже нельзя. Вот и решили сами рабочие, что отделку возьмут на себя. Цены на стройматериалы были высокими. По 350—400 тысяч рублей платили жильцы за обои, краску, другие материалы. Для тех, кто работает, это, может, и небольшие деньги, а при нашей минимальной в 20 тысяч рублей в месяц — это, конечно, состояние. Помогали родители, у кого что было продать, продавали. Но квартиры все получили, все заняли.
— Валерий Аркадьевич, каково положение на вашей фабрике?
— Из 170 текстильщиков работает только 50 человек по 4—5 часов в день. В основном рабочие в электроотделе, гараже, котельной. Теплотрасса, как и у вас в городе, тоже изношенная. Авария за аварией. В свое время включали в колдоговор пункт о замене ее на новую, но не успели отремонтировать. Из 10 мероприятий, намеченных по нашему участку в коллективном договоре, ни одно не выполнено. Но, как вы заметили, мы все-таки живем, все-таки что-то строим. Есть у нас старый бассейн, кубов на 15—18 воды, из которого вода идет на фабрику, и на часть жилых домов поселка. Он тоже уже под вопросом жизнедеятельности, так как был построен еще при хозяине-фабриканте, лет 80 тому назад. Запаслись железом, будем обновлять. Старый не станем ломать, будет в резерве.
— Чем же остальные рабочие фабрики заняты? Ведь у всех семьи, дети, их надо кормить?
— Кто чем может, тем и занимается, семьям помогают родители, если они на пенсии. И надо отдать должное нашему генеральному директору Борису Егоровичу Тришину, 20 тысяч рублей, как бы пособие по безработице, нам выплачивают без задержки. Знаю, что за декабрь все получили. Живут в поселке люди мастеровые, без дела редко кого застанешь. Пойдете по квартирам, увидите...
И мы с главой Вахромеевской администрации, Лидией Петровной Лисиной, председателем комитета общественного самоуправления Ниной Николаевной Рыбаковой посетили новый дом.
В трехкомнатной квартире Савельевых застали дома обоих супругов — Веру Геннадьевну и Игоря Викторовича.
— Мы очень довольны квартирой, — рассказала нам Вера Геннадьевна, — большие комнаты, с высокими окнами, почти от потолка до пола...
Женщина любезно пригласила нас посмотреть убранство квартиры. Во всех комнатах было уютно, чисто. Поразила нас прихожая квартиры — просторная, по площади, наверное, равна одной из комнат. И стоят в ней необыкновенные шкафы с антресолями. Они собраны из узких реек в обрамлении ажурной деревянной вязи.
— Нет, нет, не подумайте, что это я один мастерил, — заметил Игорь Викторович Савельев, — я только помогал. Задумка эта была моего отца, столяра и плотника Виктора Анатольевича Савельева, я же только подмастерье.
— А где вы работаете?
— Я вообще-то помощник мастера. Но на фабрике для нас работы нет. Получаю 20 тысяч рублей в месяц. В поселке больше нечем заняться. Делаю кое-что по дому. Квартира новая. Обживаем.
— Чтобы обставить квартиру, продали обручальные кольца, — говорит Вера Геннадьевна, — я тоже не работаю, по сокращению. Стою на бирже. Родители живут в поселке Новки. Они нам помогают. Живем надеждой, что положение в текстиле изменится к лучшему.
Еще в одной квартире побывали. Нас встретил Валерий Владимирович Сесягин. Он тоже помощник мастера. Тоже безработный. В семье две дочки. Но здесь положение лучше тем, что жена, Сесягина Елена Юрьевна, работает заведующей детским садом. И снова удивила нас и порадовала прихожая этой трехкомнатной квартиры своим интерьером, сделанным руками Валерия Владимировича.
— Руки без работы тоскуют. Да и мебель нынче многим не по карману. Освоил эту ажурную вязь по дереву. Подобрал рейки и собрал шкафы — мебель для прихожей...
Я не удержалась и провела ладонью по гладкой поверхности дверцы шкафа, надеясь ощутить под рукой поверхности стыков реек. Но напрасно искала изъяны в работе мастера. Дерево было тщательно обработано.
— Что вы, я любитель, до мастерства далеко. У нас мастерами называют Савельевых. Есть среди них и столяры, и плотники. Вот и у соседа Игоря Савельева, отец — мастер по дереву. Еще есть... Дома строят и мебель — в дом, все своими руками.
Что ж, как говорится, быть у костра, да не согреться.
Решили побывать у такого мастера и мы. Тем более, что живет он недалеко.
— Дом Аркадия Федоровича Савельева стоит в Глумовке, это так по-старому называется улица в деревне Тынцы, — подсказала Нина Николаевна Рыбакова.
Дом Савельевых выделяется в общем ряду деревенских изб. Он крепок, высок, с аккуратным палисадником. Карниз дома отделан ажурной рейкой. Не отведешь глаз и от красивых наличников.
У дома мы встретились с хозяином, Аркадием Федоровичем Савельевым. Он согласился сфотографироваться на фоне своего дома.
— Всех-то Савельевых в Тынцах наберется целая династия, — рассказал Аркадий Федорович, — человек десять только мужчин. Все с подростков привыкали, глядя на старших, «махать» топором, да учились крепко держать в руках рубанок. У моего отца Федора Васильевича нас было четверо — трое сыновей, да дочь. Мужчины в семье все дружили с деревом, топором, де рубанком. Да у моего деда были братья, у них тоже были сыновья. Вот сколько Савельевых в деревне. Этот дом я сам строил, выпиливал, вырезал наличники и карниз. Было желание, хотелось, чтобы изделие было красивым и радовало не только меня, но и прохожих. Вот как вас, например.
С крыльца нас окликнула Лидия Васильевна, жена Аркадия Федоровича, пригласила в дом. Угощая чаем, поставила на стол большую вазу антоновки.
— Аркадий Федорович все в доме сделал своими руками, — хвалила женщина мужа. — Вот этот стол, за которым сидим, его рук дело, оклад для зеркала и тумбочки под него, тоже он сделал… Сын Сергей хоть и токарь, но любит работать по дереву.
Распрощавшись с гостеприимными супругами Савельевыми, мы направились в Дом культуры поселка имени Красина, где, как рассказали Л.П. Лисина и Н.Н. Рыбакова, занимаются любители резьбы по дереву.
Вере Юрьевна Сухарева четыре года работает директором Дома культуры. За это время был проведен большой ремонт. И сейчас, нам показалось, что здешний ДК один из лучших в районе, в Доме культуры хорошая библиотека. Кругом порядок, чистота. На втором этаже — большой холл с покрытыми нарядными скатертями столиками.
— Только вчера здесь мы с ветеранами войны и труда, пенсионерами поселка «отпраздновали» вечер отдыха «Раз в крещенский вечерок», — рассказывает Вера Юрьевна. — Всем вечер понравился, так как к нему мы долго готовились, собрали много шуток, прибауток, народных примет, гаданий... Думаю, что хорошо отдохнули наши ветераны, молодежь поселка. Каждую субботу у нас проходят дискотеки. Молодежи собирается много. Приезжают из близлежащих деревень и из поселка имени М. Горького. Занимается в Доме культуры хор, руководит которым наш художественный руководитель Ольга Николаевна Носова, а ведущей солисткой хора считается мама Ольги Николаевны Любовь Петровна Носова. Работает также и детская самодеятельность.
Мне вспомнились слова заведующей районным отделом культуры Зои Дмитриевны Епишиной о том, что именно в Доме культуры поселка имени Красина в этом году начинает работать центр народного творчества.
— Действительно, нам добавили штатную единицу для любительского объединения резьбы по дереву. Будет у нас также развиваться народное ткачество и лоскутная техника.
Я знакомлюсь с людьми, которые начинают работать в этом любительском объединении. Это муж Веры Юрьевны — Станислав Васильевич Сухарев. Он с ребятами на станках вытачивает, шлифует так называемую заготовку — деревянную посуду и различные деревянные поделки…
— Мы только начинаем, — рассказывает Станислав Васильевич, — поэтому трудностей и проблем впереди будет предостаточно. Нужна специальная древесина, различные приспособления для станков. Не все ребята, которые сейчас вроде бы с охотой увлеклись новым занятием, выдержат напряжение в работе — резьбы по дереву. К этому делу нужно великое терпение.
Свою «заготовку» Станислав Васильевич передает затем в руки Надежды Евгеньевны Панкратовой. Она с детьми расписывает цветами эти, как она называет, «деревяшки».
— Ребята грунтуют изделия, а я расписываю узорами, — рассказывает Надежда Евгеньевна, — затем мы покрываем эту роспись лаком.
- Вы учились росписи по дереву?
- Специального образования нет. Но сколько себя помню, я все время рисую. И в школе учитель рисования всегда хвалил мои рисунки…» («Знамя», 3 февраля 1995).
«Рабочие мы все одинаковые, что на головном предприятии, что на участках. Но отношение почему-то разное. В пос. им. М. Горького люди живут в тепле, моются в бане, стирают белье в прачечной. У нас же на Красинке баня бывает очень редко, да и рабочим сходить в нее не на что — зарплату люди не получают, за год получили один раз.
На головном предприятии под зарплату дают какой-либо товар, но до нас почему-то ничего не доходит. Начальство наше не беспокоится за нас, и мы должны заботиться обо всем сами.
Есть на фабрике подсобное хозяйство, хоть бы раз привезли нам молока или мяса.
Или такое. Была у нас на складе мука, хранилась с 1993 года, была предназначена для шлихтовок, из нее варили клей.
Люди узнали, стали просить, чтобы ее чем-то и как-то прокормить свою семью. Половину муки увезли на Володарку, а остальную продали по 75 до тысяч за мешок. А рабочие и этому рады, хоть мука и с червями, но есть что-то надо.
Много наболело, но все в письме не напишешь, почему такое отношение к людям: ведь мы в свое время работали не хуже Володарки. И план давали высокий, а теперь мы остались без работы и без будущего.
Под письмом девять подписей рабочих участка № 1 АО «Фабрика им. Володарского» («Знамя», 17 мая 1996).
В 1998 году ее имущество выкупила московская фирма «Калита». Все оборудование было вывезено. В настоящее время здание фабрики разрушается.
Город Камешково.
Село Эдемское
Категория: Камешково | Добавил: Николай (25.03.2024)
Просмотров: 34 | Теги: Фабрика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru