Главная
Регистрация
Вход
Среда
24.04.2024
13:20
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [1586]
Суздаль [469]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [495]
Музеи Владимирской области [64]
Монастыри [7]
Судогда [15]
Собинка [144]
Юрьев [249]
Судогодский район [117]
Москва [42]
Петушки [170]
Гусь [198]
Вязники [350]
Камешково [187]
Ковров [431]
Гороховец [131]
Александров [300]
Переславль [117]
Кольчугино [98]
История [39]
Киржач [94]
Шуя [111]
Религия [6]
Иваново [66]
Селиваново [46]
Гаврилов Пасад [10]
Меленки [124]
Писатели и поэты [193]
Промышленность [164]
Учебные заведения [174]
Владимирская губерния [47]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [78]
Медицина [66]
Муромские поэты [6]
художники [73]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [2394]
архитекторы [30]
краеведение [72]
Отечественная война [276]
архив [8]
обряды [21]
История Земли [14]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [38]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [38]
Оргтруд [134]
Боголюбово [18]

Статистика

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимирская энциклопедия

Одинцов Андрей Аверьянович

Одинцов Андрей Аверьянович

Одинцов Андрей Аверьянович (1918—1977) – участник немецкой десантной операции по забросу диверсантов в район современного города Печора, осуществлённой в 1943 году.


Одинцов Андрей Аверьянович

Народ помнит не все события. Но события, которые народ помнит, он помнит навечно. В рассказах, пословицах, песнях. В сердцах, мыслях, в потомстве. Память о войне раздроблена в миллионах сердец. Она говорит миллионами уст. Память о войне еще только складывается. Она будет складываться много десятилетий, чтобы остаться в веках. Память нужна не только для того, чтобы вчерашнее не повторилось. Память необходима, чтобы в новых поколениях повторились лучшие черты отцов.
Андрей Аверьянович Одинцов жил в поселке Оргтруд. Был одним из лучших помощников мастера на фабрике. Добросовестный работник с общительным жизнерадостным характером. Отец троих детей. В поселке его знали почти все. Но далеко не все знали о том, как он воевал. Не любил Андрей Аверьянович рассказывать о том, что когда-то было.
Андрей Аверьянович Одинцов родился в 1918 году, в предвоенные годы работал на фабрике поселка Оргтруд поммастером, был хорошим спортсменом, радиолюбителем.
У него дома хранилась пожелтевшая от времени газетная вырезка. Были в ней такие строки: «Врагу не удалось осуществить свои планы. Рухнули не мосты и поезда, которые хотели взорвать гитлеровцы, а их коварные планы. И говоря о тех, кто предотвратил осуществление вражеских замыслов, мы отводим должное место мужеству и бдительности верных сынов нашей Родины — русского Андрея Одинцова и коми Александра Доронина. Их поступок стоит в ряду замечательных подвигов наших людей, оказавшихся в силу превратностей войны плененными врагом, но не смирившихся духом и продолжавших борьбу за правое дело». Об А.А. Одинцове в июле 1964 года писала и газета «Советская Россия».

В 1941 году, как и многие его сверстники, А.А. Одинцов ушел на фронт. В одном из боев попал в плен и оказался в концлагере. Лагерный режим, побои, голод, издевательства фашистов сказались на здоровье. Одинцов слег и уже не мог выходить на работу.
Тесный барак до отказа набит людьми в армейской форме. Запах пота, крови, грязных бинтов не дает дышать. На дощатых нарах негде повернуться, лежать можно только неподвижно.
Однажды в барак вошли два эсесовца, ударами прикладов заставили подняться с нар и с в группой других пленных привели его в караульное помещение. Началась идеологическая «обработка». Фашисты хотели сделать из советских людей послушных рабов, верящих в несокрушимость третьей империи, в историческую миссию фюрера. Особенно старался гитлеровский прислужник Лев Николаевич Николаев, предатель своего народа, Родины. Он должен был набрать из военнопленных группу для диверсионной работы в советском тылу. — Кто есть радист?— на ломаном русском языке громко спросил переводчик.
Андрей приподнял голову. В проходе рядом с переводчиком стоял гитлеровский офицер, презрительно разглядывая военнопленных. У входа в барак, широко расставив ноги, застыли охранники с автоматами. Слышалось лишь хриплое дыхание да стоны раненых.
— Кто есть радист?— еще раз спросил переводчик.
— Я радист,— неожиданно для себя сказал Андрей.
— Идем, — переводчик и офицер подошли к нарам.
Идем, но как? Больное тело не слушалось. Он никак не мог слезть с нар. Кто-то помог ему. Андрей медленно шел по проходу и думал: «Зачем я им? Разве нет у них своих радистов? А может, лагерному начальству надо приемник починить?»
— Ты что, трусишь? — кричал Николаев на Одинцова в бессильной ярости. — В конце концов, я не возьму с тебя подписки, что ты согласился сотрудничать с нами. А не хочешь — черт с тобой! Подыхай в лагере.
Одинцов не хотел идти на сделку с совестью. Он понимал свое положение: или в диверсанты, или смерть.
В другом конце барака поднял руку лейтенант Александр Гаевич Доронин, который до пленения был командиром взвода 641-го полка 165-й стрелковой дивизии, когда услышал новый вопрос переводчика: «Кто здесь коми?» Оба они не сговаривались в ту минуту, но позже поклялись быть вместе, отомстить врагу. Познакомились они тоже позднее, когда гитлеровцы включили обоих в диверсионную группу для отправки в советский тыл. Одинцов, до войны лучший, на Владимирщине радист ДОСААФ, был необходим им как мастер своего дела. Александр Доронин, преподаватель литературы на русском языке, хорошо знал Север Европейской части СССР, куда должны были забросить группу. Старшим группы гитлеровцы назначили Л.В. Николаева, уже пожилого человека, бывшего штабс-капитана колчаковской армии, люто ненавидящего советский строй.
До вылета на Печору Доронин сумел убедить всех членов десанта, кроме Ахнами Расулева, назначенного денщиком Николаева. С ним разговор не состоялся из-за опасения, что он выдаст командиру замыслы Доронина.
Всем диверсантам в школе были даны вымышленные имена и фамилии. После прохождения подготовки их перебросили в норвежский город Нарвик.
Местом высадки была выбрана территория Кожвинского района. Прежде всего, диверсанты должны были вывести из строя Северную железнодорожную магистраль, подорвав мост через реку Печору в районе посёлка Кожва, и тем самым прервав снабжение печорским углём фронта и Северного морского флота.
Кроме того, немцам было известно, что на севере СССР было сконцентрировано большое количество лагерей, где содержалось, согласно их представлениям, наиболее враждебное советской власти население. Перешедший на сторону немцев командир 102-й стрелковой дивизии Иван Бессонов предложил поднять восстание среди заключённых данного района, что могло серьёзно дезорганизовать работу советского тыла.
В ночь с 5 на 6 июня 1943 года два немецких самолёта «Кондор» со стороны Карского моря проникли в воздушное пространство над территорией Коми. На их борту находилось двенадцать десантников, переодетых в форму войск НКВД.
...Четырехмоторный военный самолет летел над северными русскими лесами. За штурвалом сидел фашистский летчик.
В группе были и знакомые по лагерю — А. Доронин, А. Руслаев, всего шесть человек. Одинцов и Доронин лежали рядом на ящиках со взрывчаткой. Шепотом переговаривались. Разговор возвращался к одному и тому же, о чем не раз уже беседовали они в плену: поверят ли им свои, поймут ли?
— Настоящие люди поверят,— уверенно говорил Одинцов.
В ночь с 5 на 6 июня 1943 года открылась дверь пилотской кабины. Показался командир корабля. Прищурившись, глянул внутрь самолета, лающим голосом приказал приготовиться. В полумраке зашевелились еле видные фигурки людей.
— Шнель! - раздалась нетерпеливая команда.
В открытую дверь полетели ящики с боеприпасами, оружием, продовольствием, тюк с радиостанцией. Нервно поправив на груди ремни, Николаев первым шагнул к двери. И невольно остановился. Под крылом самолета со свастикой проплывала земля, двадцать пять лет назад изгнавшая его.
— Шнель! — снова крикнул немец и властным толчком в спину заставил предателя шагнуть вниз.
Следующим прыгал Одинцов. Услышал над головой резкий хлопок раскрывшегося парашюта, огляделся. Кругом, насколько хватало глаз, раскинулась тайга. Она надвигалась снизу острыми верхушками елей, кудрявыми шапками берез. Парашют запутался в смолистых еловых лапах. Пришлось пускать в ход висевший у пояса нож. Одинцов спустился на землю, достал свисток и условным сигналом дал знать о себе. Ответом была безмолвная лесная тишина. Стало как-то не по себе. Он снова приложил свисток к губам. Невдалеке послышался ответный свист. Вскоре навстречу Одинцову из-за деревьев вышел Доронин. Потом собрались и остальные.
Диверсанты и предназначенное для них оснащение были сброшены на 34 парашютах над территорией Кожвинского района, вблизи посёлка Кедровый Шор. При себе у них имелось 12 автоматов, столько же «парабеллумов», 48 «наганов», 5 пистолетов, ручной пулемёт, лёгкий миномёт, 10 тысяч патронов, около 300 кг взрывчатки в шашках, подрывные батареи, бикфордов шнур, запалы, капсюли, гранаты разных систем, противопехотные и магнитные мины. Кроме того, в их снаряжение входила радиостанция с динамо-машиной, ракетницы, бинокли, сапёрные лопаты, фонари, топоры, пилы, валенки, унты, полушубки, плащ-палатки, аптечка с хирургическими инструментами и накомарники. Запасы продовольствия были рассчитаны на месяц.
Для обеспечения успеха операции у них имелись карты с подробными данными о железнодорожных мостах, лагпунктах, чистые бланки различных удостоверений, гербовые печати органов НКВД и армейских частей.
Пролёт самолётов, однако, не остался незамеченным, и 6 июня в Наркомат внутренних дел Коми АССР из посёлка Канин (позднее вошёл в состав г. Печоры) поступила срочная телеграмма, сообщавшая о том, что в 3 часа ночи недалеко от Кожвы на высоте 150−200 м с юга на север пролетели два самолёта без опознавательных знаков. Из Сыктывкара в Кожвинский район были даны указания быть готовыми к возможным неожиданностям.
Когда они приземлились, стояла еще ночь. Но здесь, на берегу затерявшейся в северной тайге речки Вой-Вож, было светло, как днем. Это был край нетронутой тишины. Посылая сюда диверсантов, гитлеровцы рассчитывали, что они растворятся в тайге, чтобы подрывать мосты, поднимать в воздух железнодорожные станции. Эта, на первый взгляд незначительная операция очень нужна была немцам - они решили парализовать Печорскую дорогу - длинный путь, питавший углем страну.
Доронин посмотрел на небо и повернулся к Одинцову:
— До ближайшего жилья доберемся только к утру, как бы хорошо ни шагали.
Но прежде чем отправиться в путь, они решили сделать то, о чем давно уже договорились…
— Как только увижу Николаева на своей земле — пристрелю! — ответил Одинцов на вопросительный взгляд Доронина.
— Лучше взять живым и доставить к нашим, — сказал тот.
Собраться вместе они смогли лишь к вечеру. Вторая группа, возглавляемая М. Годовым, соединилась с первой только на следующий день.
Все собрались вместе. Каждый чувствовал под собой родную землю, вдыхал родной воздух, трогал руками родные сосны. Сели в кружок. Николаев был настороже. Он видел, что «диверсанты» совсем не собираются выполнять задание фашистов.
— Вот вы и вернулись к родному плетню. Надо бы выглядеть веселее... — начал он с иронией и не кончил, увидев, как рука Одинцова скользнула вдруг в карман.
Два выстрела громыхнули почти одновременно. Пуля взвизгнула у самого лица Одинцова. Воспользовавшись минутной растерянностью, Николаев вскочил и исчез в лесу. Первым опомнился Одинцов.
— Стой! — закричал он, бросаясь вслед за беглецом. — Не уйдешь!
Предатель как сквозь землю провалился. Видимо советское командование было оповещено о высадке диверсионной группы. Неожиданно из-за деревьев показались люди в чекистской форме. «Диверсанты» передали им свои придельные документы, шифрованные радиокоды, карты, рассказали о бегстве Николаева. Поиски предателя продолжали все вместе. Обнаружил его Руслаев.
— Ахметка, — услышал он вдруг тихий голос.
Руслаев обернулся. Из кустов осторожно вылез Николаев. Левое плечо в запекшейся крови.
— Ахметка, слышь. Дай-ка мне бинт и фляжку.
— Иди сам бери, — ответил растерявшийся от неожиданности Руслаев.
— Ах, ты так, — лицо предателя исказилось в страшной гримасе. Рука с пистолетом поднялась.
И тут к Руслаеву словно вернулись силы. Автоматная очередь разорвала лесную тишину, и предатель, перегнувшись пополам, рухнул на землю…
После этого Доронин и Одинцов направились на поиски населённого пункта, чтобы сообщить о десанте. Они вышли на совхозную ферму «Развилки», где сообщили о своей высадке. На захват группы был направлен отряд стрелков военизированной охраны во главе с политруком В.П. Лазаревым. Одинцова в качестве заложника оставили в совхозе, Доронин же сопровождал отряд, чтобы показать местонахождение группы.
При приближении отряда Лазарева к стоянке десанта А. Куликов, стоявший постовым у палаток, дал в воздух очередь как сигнал для сбора всех десантников. Один из бойцов военизированной охраны, приняв эту очередь за стрельбу по вохровцам, выстрелом из винтовки убил Куликова. После этой случайной перестрелки все десантники сложили оружие.
Сразу же после сдачи диверсантов руководство НКВД республики приняло меры по встрече и ликвидации возможного второго вражеского десанта. Кожвинский район был объявлен на положении повышенной военной готовности, военизированная охрана лагерей НКВД была переведена на военное положение.
Гитлеровцы думали извлечь для себя немалую пользу от группы Николаева. Перед самой отправкой на территорию Коми АССР штабс-капитана возили даже в ставку Гитлера, где давали последние наставления. Одинцов, который, как поняли фашисты, был настоящим мастером радиодела. Его «почерк» хорошо знали, и если бы на ключе стал работать кто-то другой, гитлеровцам это сразу же стало бы известно...
Пока Одинцов и Доронин отдыхали после долгого и трудного перехода по болотистой тайге, хозяин дома привел группу военных. Потом снова была тайга, поиски оставшихся на месте приземления людей. Радиостанцию нашли в маленьком болотце.
Чекисты поняли, что от операции, задуманной врагом, можно получить большую пользу. Одинцов и руководивший встречной операцией настоящий знаток радиодела капитан З.И. Шапенков были вызваны в Архангельск, потом в Кожву для получения инструкций.
И вот в заранее условленный день и час Одинцов надел наушники, настроил рацию и вышел в эфир:
— Я, «Д-68». Я, «Д-68»...
Получив ответ, передал обговоренные пароли, которые он знал наизусть. В одну из групп цифрового текста вставил две буквы, которые при расшифровке означали слово «еж». Было условлено, что если группа Николаева попадет в руки советских чекистов, и Одинцова силой заставят работать на ключе, эти две буквы он в текст не вставит.
Фашисты предусмотрели каждую мелочь. Из-под ключа в эфир неслось: три точки, два тире... Получалась мелодия известной песни «Я на горку шла». Это тоже было условлено при отправке группы. Время от времени в передачу надо было вставлять вопрос: «Который час?» Такой же вопрос могли задать и оттуда. Следовало отвечать что угодно, но только не называть времени. Иначе фашисты сразу же поймут, что с группой что-то случилось.
Во время первого сеанса Одинцов сообщил:
— Николаев погиб при приземлении. Видимо, от разрыва сердца.
Фашисты должны были поверить этой версии, так как сами видели, что в последнюю минуту он струсил и силой был вытолкнут из самолета.
Такая версия была необходима еще и потому, что фашисты могли договориться с Николаевым о паролях, которые были бы известны только ему.
— Вас поняли, — расшифровали радисты ответ. — Приступайте к выполнению задания.
Одинцов снял наушники, вытер со лба пот. Кажется, все в порядке.
Так начался этот удивительный и долгий поединок. Дважды в сутки — в пять часов утра и в десять часов вечера Одинцов выходил в эфир. Кончилось короткое северное лето, отшумели промозглые, надоедливые августовские дожди, сентябрьская тайга укрылась первым, рано выпавшим снегом. А радиосостязание в выдержке, нервах, терпении все продолжалось. Фашисты и не подозревали, что их все время обманывают.
Подкрепляя веру врага в существование группы, Одинцов изредка передавал подготовленные чекистами сообщения:
— Подорван небольшой мост. Движение на железно-дорожном участке прервано на сутки.
— Перерезан телефонный кабель.
— Взорваны бензоколонка и две цистерны с горючим.
— В стычке с чекистами убито трое русских, у нас двое легко ранены.
Фашисты уповали на группу Николаева и легко верили сочиняемым легендам о ее «активных действиях» в глубоком советском тылу. Но иногда вечером немцы задавали такой вопрос, на который нужно было ответить утром, а участники группы З.И. Шапенкова самостоятельно решить его не могли. В таких случаях на следующее утро Одинцов обычно просил повторить его.
— Вечером из-за неполадок, — передавал он,— принять полностью не сумел.
Время оттягивалось. Изредка Одинцов просил:
— Кончились боеприпасы, просим прислать.
Прилетали самолеты, сбрасывали на парашютах людей, боеприпасы, продовольствие, обмундирование. Обман врага продолжался…
После добровольной сдачи десантников никто из них не был подвергнут каким-либо карам. А. Доронин после проверки в фильтрационном лагере продолжил службу в армии, а после того, как заболел туберкулёзом, в 1944 году вернулся в г. Ухту.
Радист А. Одинцов до 1946 года находился в армии. После демобилизации возвратился на родину в посёлок Оргтруд Владимирской области.
«Мой вклад (А. ОДИНЦОВ, помощник мастера)
Годовое задание мой комплект выполнил за 8 месяцев. До конца года я выпущу сверх плана тысячи метров первосортной ткани. Если растянуть эту ткань, то ее хватит от города Горького до Москвы.
Добиваясь высокой производительности, коллектив комплекта бережливо относится к расходу пряжи, вспомогательных и подсобных материалов, экономя на этом много рублей.
На расход челноков, гонялок установлены жесткие нормы. Но и строго отпускаемый материал я постоянно экономлю. На одних гонялках я ежемесячно сберегаю около тысячи рублей, на челноках — еще больше.
Изношенные гонялки реставрирую, делаю из двух одну годную. Такую гонялку скрепляю болтами и она продолжает служить надежно. Челноки на моих станках работают подолгу. Не изнашиваются они потому, что оборудование хорошо налажено.
Я от всей души поддерживаю почин москвичей, начавших новый поход за экономию на производстве. До конца года сберегу гонялок, гонков, челноков и других подсобных и вспомогательных материалов не менее, чем на 6 тысяч рублей. Это будет мой вклад к московским миллиардам» («ВК», 7 октября 1948).
Помощник мастера Андрей Одинцов в счет 1949 года выработал 120 тысяч метров ткани.
«В настоящее время я отдыхаю в Крыму на курорте Саки, находящемся недалеко от Евпатории.
Здесь созданы все условия для лечения трудящихся. Местная грязелечебница является одной из лучших в Советском Союзе. Клиники оборудованы первоклассной электроаппаратурой. В сочетание всех видов лечения и благодаря внимательному отношению врачей, больные быстро поправляют свое здоровье.
Скоро я вернусь на родную фабрику и с новыми силами встану на стахановскую вахту, чтобы внести свой вклад в дело борьбы за мир.
А. ОДИНЦОВ, помощник мастера фабрики «Организованный труд» («ВК», 20 июля 1950).
«Растет могущество нашей Родины
Итоги выполнения пятилетнего плана еще и еще раз подтверждают стремление советского народа к мирному труду. Мы не хотим войны, мы строим мирную, радостную жизнь.
Знакомясь с Сообщением об итогах послевоенного пятилетнего плана, мы видим возросшее могущество Родины, оснащение наших предприятий передовой техникой.
Взять, к примеру, нашу фабрику. В первую послевоенную пятилетку в цехах была установлена приточно-вытяжная вентиляция, станки оборудованы новейшими ламелевыми приборами. Все это позволяет ткачам работать производительно и выпускать добротную ткань.
Моему комплекту присвоено звание бригады отличного качества. Скорость ткацких станков в комплекте доведена до 230 оборотов главного вала в минуту.
Волнующие итоги пятилетки вызывают прилив новой энергии. Добившись звания бригады отличного качества, ткачи моего комплекта обязались добиться еще звания бригады отличного обслуживания оборудования, довести скорость до 234 оборотов главного вала станка в минуту.
А. ОДИНЦОВ, помощник мастера фабрики «Организованный труд» («ВК», 26 апр. 1951).
«Квартира помощника мастера Андрея Аверьяновича Одинцова. Чистые, светлые комнаты обставлены красивой мебелью. На этажерке много книг.
— Это наша семейная библиотека, — говорит Андрей Аверьянович. — Все члены семьи любят книгу. Она — источник знания, помогает хорошо отдохнуть.
Книги, кроме отца, приобретают девятиклассница Галина, ученик восьмого класса Виктор. На этажерке имеются произведения классиков русской литературы и произведения советских писателей — лауреатов Сталинских премий.
Помощник мастера Одинцов — частый посетитель фабричной библиотеки, здесь он берёт не только художественную, но и специальную литературу, освещающую опыт передовиков текстильного производства.
— Такая литература, — рассказывает Андрей Аверьянович, — помогает мне лучше осваивать технику своего дела, внедрять опыт текстильщиков-новаторов в своём комплекте.
Девятый комплект, в котором работает Одинцов, один из лучших на фабрике. Он из месяца в месяц перевыполняет производственные задания, повышает качество выпускаемой ткани. Здесь нет ни одной ткачихи, которая не выполняла бы прогрессивных норм выработки.
По-стахановски работая на производстве, помощник мастера после смены находит культурный отдых для себя. Он любит посмотреть демонстрируемые в клубе кинокартины, послушать лекции.
Вечерами вся семья собирается за столом. Под шумок самовара, Андрей Аверьянович вслух читает газеты. Затем он достаёт новенький, только что купленный баян и играет одну из любимых советских песен.
Андрей Аверьянович любит рассказать своим детям о различных уголках нашей Родины, которые он посетил. Частенько он вспоминает о курортном местечке Сочи и солнечном крымском городе Евпатории, где он несколько раз проводил свой отпуск.
И всегда Одинцов напоминает своим детям про огромную заботу партии и правительства о благе советского народа» («ВК», 7 декабря 1952).
В середине 50-х годов он получил медаль «За победу над Германией». Ходатайство о награждении Одинцова А.А. орденом Отечественной войны было предано забвению.
«Помощник мастера в современном текстильном производстве является не только специалистом по наладке оборудования, хотя это и очень важное дело, но и организатором труда небольшого рабочего коллектива — комплекта, бригады.
Каждый из поммастеров, кроме содержания станков в нужном техническом состоянии, должен уметь еще и организовать труд ткачей с наибольшей производительностью, воодушевлять их на успешное выполнение и перевыполнение своих рабочих планов и социалистических обязательств.
Этими качествами в полной мере обладает поммастера фабрики «Организованный труд» Андрей Аверьянович Одинцов. Он станки своего комплекта содержит всегда хорошо налаженными, в образцовом порядке. Это дает возможность ткачам руководимой им бригады добиваться высокой производительности труда и ткань выпускать только первым сортом. А его умение четко организовать работу бригады, поддержать кого-либо в трудную минуту, поднять деловой настрой своих товарищей создает единомыслие в решении производственных задач, увлекает на боевое соперничество в соревновании, позволяет из месяца в месяц одерживать трудовые победы.
Имея более чем тридцатилетий трудовой стаж, Андрей Аверьянович знает, что в работе с людьми нужно помнить о всех сторонах жизни коллектива. Поэтому он всегда охотно помогает профоргу в проведении рабочих и профсоюзных собраний, в организации коллективного отдыха членов своей бригады, в праздновании памятных дат товарищей.
У молодежи он стремится воспитать высокую, хорошо осознанную трудовую дисциплину, коммунистическое отношение к делам и задачам производства, учит целеустремленности в жизни, уважению к товарищам, вежливости в обращении со старшими, равными и младшими по возрасту. Иными словами, он еще и воспитатель.
Именно эта всесторонняя работа руководителя вывела бригаду в числю лучших на предприятии.
Несколько лет он лично носит высокое звание ударника коммунистического труда, а в этом году уже вся бригада завоевала это почетное в нашей стране звание. Лучшим подтверждением, доказательством того, что это действительно передовой коллектив фабрики, является досрочное выполнение задания трех лет девятой пятилетки. 13 октября бригада доложила о своей победе и стала работать в счет 1974 года, обязавшись сверх годового задании выпустить до 120 тысяч метров добротной ткани.
И. ВАСИЛЬЕВ» («Знамя», 25 октября 1973).
Решением бюро райкома КПСС и исполкома районного Совета депутатов трудящихся за высокие производственные показатели, активное участие во Всесоюзном социалистическом соревновании и в связи с 56-й годовщиной Великого Октября Одинцов Андрей Александрович — помощник мастера фабрики «Организованный труд» занесен на районную Доску почета.
За успехи в выполнении и перевыполнении планов 1973 года и принятых социалистических обязательств Президиум Верховного Совета СССР Указом от 20 февраля 1974 года наградил ОРДЕНОМ «ЗНАК ПОЧЕТА» Одинцова Андрея Аверьяновича — помощника мастера хлопчатобумажной ткацкой фабрики «Организованный труд».
«Постараемся удержать первенство
На комплекте, который я обслуживаю, 56 автоматических ткацких станков вместо 44 по норме. Работа на повышенном уплотнении требует от помощника мастера большой организованности, внимательности и умения. В решающем году пятилетки моя бригада ткачей соревновалась за увеличение производительности труда и оборудования, улучшение качества ткани, снижение расхода пряжи и материалов. Ткачи в бригаде подобрались хорошие, знающие свое дело. Это А.И. Воробьева и Т.О. Подлескова. Они тщательно принимают смену, правильно планируют свое рабочее время, четко выполняют основные приемы. Быстро овладела передовыми навыками комсомолка Таня Подлескова. На фабрике она работает с 1970 года, за это время стала одной из лучших ткачих фабрики, ударницей коммунистического труда.
Наша бригада в минувшем году добилась заметных успехов в освоении оборудования. Производительность его составила 12262 уточины на станок в час при средней по фабрике 11600 уточин. Выполнение норм выработки достигло 113-114 процентов. Причем первым сортом дано 98,54 метра ткани, сэкономлено 138 рублей на вспомогательных материалах. В результате годовое заданиe завершили уже 27 ноября, дав дополнительно 36,5 тысячи метров ткани.
С большой радостью мы встретили весть о том, что нас в числе лучших рабочих фабрики наградили знаком «Победитель социалистического соревнования 1973 года». А еще через некоторое время мы получили, новое приятное известие, что Советское правительство наградило меня орденом «Знак Почета», а молодую ткачиху нашего комплекта Таню Подлескову — медалью «За трудовое отличие». В ответ на высокую награду мы дали слово работать с еще большей энергией и по примеру карабановского помощника мастера К.Л. Другова достичь дальнейшего увеличения производительности каждого станка. Все наши силы направлены на то, чтобы пятилетку закончить в октябре 1975 года.
В настоящее время наша бригада соревнуется с бригадой помощника мастера Ю.С. Мишунина и пока идет впереди. Мы и дальше собираемся удерживать первенство, дать Родине как можно больше первосортной ткани. В дни предмайской трудовой вахты ткачи бригады работают особенно старательно, готовят достойный подарок Родине.
А. ОДИНЦОВ, помощник мастера фабрики «Организованный труд» («Знамя», 19 апреля 1974).

Одинцов Андрей Аверьянович умер в 1977 году.

Источник:
Е. ИГУМНОВА. «Знамя», 8 мая 1973.

Поселок Оргтруд с 1942 по 1942 гг.
Оргтрудовцы - ветераны Великой Отечественной Войны
Владимирская энциклопедия

Категория: Владимирская энциклопедия | Добавил: Николай (15.02.2024)
Просмотров: 71 | Теги: Оргтруд, вов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту




Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2024


ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru