Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
18.06.2018
08:15
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 474

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [898]
Суздаль [303]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [224]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [48]
Юрьев [113]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [70]
Гусь [94]
Вязники [178]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [75]
Александров [154]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [38]
Шуя [82]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Александров

Урочище Жилино Александровского района Владимирской области

Урочище Жилино

Урочище Жилино – бывшее село в Александровском уезде в составе Андреево-Годуновской, бывшая деревня Годуновского сельсовета в Александровском районе Владимирской области.
Население в 192 г. - 287 жителей.
Сохранилось кладбище.

«Село Жилино находится в 115-ти верстах от губернского города и в 15-ти от уездного».
Церковь в селе Жилине, принадлежавшем в XVII веке дьяку Давиду Дерябину, построена была в первый раз в 1654 году и освящена была во имя св. Николая Чудотворца; тогда же при ней устроен был придел во имя препод. Сергия Радонежского. На новопостроенную церковь в патриаршем казенном приказе было положено дани 26 алтын 5 денег, десятильничьих гривна.
В 1696 году церковь была по какой-то причине перестроена и освящена вновь в тоже наименование. В 1707 г. при церкви значилось 42 приходских двора.
В 1787 году, с благословения Преосвященного Феофилакта, Епископа Переславского, в Жилине, на средства местных помещиков Макаровых, начат постройкой каменный храм. В 1795 году освящен был придельный храм во имя преподобного Сергия, главный же храм был освящен в 1800 году.
В 1821 году на средства тех же храмоздателей был устроен другой придел и освящен во имя свят. Димитрия Ростовского.
В тоже время при церкви устроена и каменная колокольня.
Престолов в церкви три: в холодной во имя св. Николая Чудотворца и в трапезе теплой во имя преп. Сергия Радонежского и свят. Димитрия Ростовского.
Утварью, ризницей, Св. иконами и богослужебными книгами церковь снабжена была достаточно. Из предметов древности хранились только грамоты епископов Феофилакта Переславского 1787 г. и Виктора Суздальского и Владимирского 1795 г. и указ Императора Петра I от 1721 года, повелевающий «чтобы при каждой церкви един был для продажи свеч приставник, по-неже мнози бывают продающия тыя с получением не церкви, но себе прибытка».

Жилино-Георгиевский приход

При реформе приходов 1876 года Благовещенская церковь села Георгиевского была приписана к церкви села Жилино, находящемся в 4-х верстах от Георгиевского.

По указу Владимирской духовной Консистории, от 16 января 1885 года за № 473, последовавшему вследствие благословения Высокопреосвященнейшего Феогноста, Архиепископа Владимирского и Суздальского, 16-го мая 1885 года в селе Жилине состоялось редкостное и величественно-трогательное празднество. В сей день местный Протоиерей о. Павел Иосифович Скворцов, как досточтимый у ведомственного духовенства Благочинный, служивший в сем звании до выборного начала, во время существования его и, по уничтожении оного, принял как видимый знак любви и глубокого уважения от духовенства художественный по работе, драгоценный по украшению и материалу, массивный весом наперсный крест на золотой цепочке.
Торжество это совершилось при следующем порядке:
К 8-ми часам утра 16 мая подведомственное духовенство собралось, почти в полном составе, в храм села Жилина. К этому же времени прибыл из города Александрова соборный Протоиерей о. В.П. Уводский с своим диаконом Вознесенским, отличающимся дельным голосом. По не долгом в храме совещании, два священника уполномочены были, от лица всех собравшихся, идти в дом чествуемого Протоиерея для приглашения его к совершению божественной Литургии. Выслушав приглашение и, помолившись св. Иконам в доме, о. Благочинный отправился в храм посреде уполномоченных, а за ними вслед шли народ — прихожане, толпившиеся с раннего утра на площадке пред домом своего пастыря. Трогательное, умилительное и величественное шествие!.. Этому содействовала много и природа: бывший утром густой туман к сему времени совершенно рассеялся, — солнце светило во всем своем величественном блеске, радужно отражаясь на нагрудных регалиях о. Протоиерея, — небо было безоблачно и в воздухе совершенно тихо. При входе в церковь, о. Благочинный встречен был двумя диаконами со свечами, Духовником державшим св. напрестольный Крест, Соборным Протоиереем и всем собравшимся в храм духовенством. Облобызав св. Крест и окропив себя св. водою, поданною местным псаломщиком в чаше, он направился к амвону, а духовенство запело «Достойно есть». По возложении, у амвона епитрахили и, по прочтении пред царскими дверями обычных входных молитв, все приготовившиеся к сослужению последовали за ним в св. Алтарь для облачения.
Литургия началась ровно в 9 часов. Народу собралось множество, — прибыли даже из соседних приходов.
Литургию совершали: виновник торжества, соборный о. Протоиерей, ведомственные духовник и два священника с двумя диаконами. Облачение у них было почти одинаковое: из серебряной парчи по белому фону. На клиросах пели не служившие священники, диаконы, псаломщики и местные певчие — крестьяне. Служение вообще было очень торжественное, — в селах редко видимое.
По окончании Литургии, когда облаченные: соборный Протоиерей и все прибывшие из ведомственного духовенства священники с диаконами вышли для моленного пения на средину церкви, о. Благочинный встречен быль на амвоне членом благочиннического Совета о. Загорским, державшим на блюде предназначенный к поднесению наперсный с украшениями Крест, освященный прежде и во время Литургии лежавший на аналогии пред иконою Спасителя. Духовник же, между тем, подошел с правой стороны и произнес следующую речь:
«Ваше Высокопреподобие, досточтимый отец Протоиерей!
Долговременное, беспристрастное и благотворное благочинническое служение Ваше послужило поводом подведомственному Вам духовенству обратить свое внимание на Ваши неутомимые труды на пользу духовенства. Находясь 23 года под Вашим мудрым управлением, духовенство свыклось с Вами, и во всякое время пользовалось мудрым Вашим руководительством при исполнении своих служебных обязанностей. В случае каких либо недоумений и сомнений, оно смело обращалось к Вашей многолетней опытности и всегда получало нужные советы и наставления, — и Вы, по своей доброжелательности, всячески старались каждому члену клира сделать невозможности добро. За такие отечески братские отношения Ваши и Вашу плодотворную деятельность в звании Благочинного, подведомственное Вам духовенство пожелало изъявить Вам свою глубочайшую благодарность. И — вот, в настоящий день оно целым своим собором предстоит пред Вами и во свидетельство своего к Вам уважения, с благословения Высокопреосвященнейшего Феогноста, Архиепископа Владимирского и Суздальского, единодушно и искренно подносить вам в дар сей святой Крест для ношения на груди. Этот дар, подносимый Вам, есть не что иное, как дань признательности своему мудрому и доброму начальнику от преданного Вам духовенства. И все мы просим Вас, любимый и искренно — почитаемый нами о. Протоиерей, примите сей залог нашей к Вам любви и признательности, возложите на грудь свою и воспоминайте нас в молитвах своих пред престолом Всевышнего, когда будете воздевать руки Ваши к Господу Богу при принесении бескровной Жертвы. Мы же, с своей стороны, будем молиться о Вас, да укрепит Вас всеблагий Господь Своею божественною благодатию, и силою честного и животворящего Креста, да сохранит Вашу жизнь в здравии и благополучии на многия лета!..
С поникшею главою выслушал о. Благочинный приветствие представителя ведомственного духовенства — духовника села Лаврова священника о. Н. Никольского, — и, по окончании речи, глубоко взволнованный, ответил следующим экспромтом:
«Высокоуважаемый отец духовный и достопочтеннейшие отцы и братия!
Братское приветствие Ваше выслушал я с сердечным умилением, и душа моя наполнилась приятнейших ощущений. С благоговением принимаю я подносимый мне многоценный дар сей. Великую любовь и великую честь оказываете вы мне, как ближайшему своему начальнику… Но за что? — Этот вопрос смущает меня и, положа руку на сердце, я не могу отвечать на него удовлетворительно. Правда, уже 24-й год состою я на должности местного Благочинного, — но самая продолжительность моего служения зависела большею частию от Вашего же ко мне расположения. Должность благочинническая действительно довольна беспокойна, осложнена и другими извне требованиями, — но Ваше полное доверие ко мне, Ваша примерная исправность по службе и безукоризненное поведение Ваше производят такое действие, что и начальствование становится для меня делом не только легким, но и весьма приятным. Я служу и радуюсь. Но не буду пререкать любви Вашей... Благословен Бог, возглаголавый в сердцах ваших благая о мне!.. Всеусерднейше благодарю Вас за честь оказанную мне... Чествование Ваше утешает и веселит меня, и, как бы некую юность дарует старению моему. Драгоценный дар сей и потомству нашему возвестит о взаимной любви нашей между собою. Взирая на сие крестное знамение и воспоминая о любви Вашей, я и смерти буду ожидать спокойно, ведая, что не бесплодно прожил, на земле, время. Помолимся же Пастыреначальнику Господу нашему Иисусу Христу, да любы Его пребывает со всеми нами всегда и во веки...»

При последних словах, о. Благочинный, поцеловав поднесенный крест, возложил на перси свои. Затем, низко поклонившись всему священному собору, последовал до места своего.
Благодарный молебен совершался обыкновенным порядком. К положенным церковным многолетиям, присоединено было многолетие и о. протоиерею.
От умиления и трогательно-величественной обстановки, многие из числа бывших в храме плакали.
Разоблачившись, духовенство, имея во главе духовника, в епитрахили и со св. крестом в руках, провожало о. благочинного до дому, — на колокольне, между тем, звонили, во все колокола, а певчие громогласно пели «Тебе Бога хвалим». За певчими длинною вереницею шел из храма народ в праздничных своих одеждах.
Когда шествие приблизилось к дому, оказались стоящими у крыльца три прихожанина, — два с хлебами и солью, а третий — села Жилина крестьянин Никита Андреев, писать ничего не умеющий, произнес приблизительно такую речь:
«Ваше Високоблагословение,
отец наш духовный!
Духовенство чествует Вас ныне за 23-х летнюю благочинническую службу поднесением наперсного креста, — и мы, прихожане Ваши, не желаем отстать от духовенства в благодарности к Вам... Благодарим Вас за 43-х летнюю службу Вашу в приходе нашем, — благодарим Вас за службы церковные, поучения Ваши, советы добрые и мудрые вразумления. Поднося Вам хлеб — соль нашу, надеемся мы, что Вы, добрый пастырь наш, и впредь не престанете питать пас хлебом духовным в наше спасение».
Со слезами на глазах выслушал пастырь от своего пасомого речь, совершенно не предполагавшуюся, — речь безыскусственную и простую, но дышащую горячностью чувств. — В ответной речи своей, назвав прихожан своих друзьями, о. протоиерей благодарили их за все, что они делают для него. При чем высказался так, что он, в продолжение 43-х летнего пребывания между ними, постоянно пользовался их расположением, — они были внимательны не только к его наставлениям и поучениям, но и к житейским его нуждами, стараясь помогать ему всем, по своей возможности. Высказал еще, что постоянная любовь к нему прихожан немногочисленных по количеству (всего в 220 душ) и удерживает его при них, — и, что он не желает расставаться с ними до конца своего служебного поприща. Затем, преподав благословение всей депутации приходской, о. протоиерей принял хлебы и поцеловал подносивших оные, присовокупив, что, в лице их, он целует всех прихожан своих. Крестьянина, сказавшего речь, при всех благодарил за умные слова и пригласил к себе на чай, — остальным же крестьянам распорядился выдать угощение сообразно полу, возрасту и силам.
С пением певчих «Радуйся Царице» духовенство вошло в дом. Здесь, по краткой эктение, провозглашено было многолетие Высокопреосвященнейшему Феогносту со всею его богоспасаемою паствою. По многолетии, соборный о. протоиерей обратился к чествуемому с краткою речью, выразившеюся приблизительно в следующих словах:
«Приветствую вас, возлюбленный о. Павел Иосифович, с знаменательным для вас днем и драгоценным подарком! Он дорог, разумеется, не столько по ценности, сколько по побуждениями, по которым поднесен от уважающего вас духовенства. Это — залог общей к вам любви и выражение сердечной благодарности за труды, честно понесенные вами на несомненную пользу своей собратии. С вами искренно радуюсь и я, что вам, как достойному, воздано достойное. Позвольте мне братски обнять вас...»
При последних словах, два протоиерея обнялись и крепко — накрепко поцеловались. Затем подходили к о. Благочинному и все ведомственные священники. Целуя его в уста, все они выражали желание, чтобы наперсеный крест многая лета украшал грудь о. Благочинного, и чтобы дорогая жизнь его была крепка силами на продолжение достославного его служения в несчетные годы.
За первым стаканом предложенного чая получена и прочтена была приветственная телеграмма от бывшего прежде ведомственного священника, а ныне Киржачского священника о. А Молчанова.
После чая, о. Ф. Загорский — священник села Рюминского обратился к о. Благочинному с речью, в которой выразил признательность и благожелание за добрые и отеческияе отношения о. Благочинного к нему. О. Благочинный, поблагодарив о. Загорского за высказанные им чувства, изъявил готовность и на будущее время быть помощником во всех житейских скорбях не только его, но и всего подведомственного духовенства.
Был 3-й час дня, когда окончилась предложенная трапеза. Поблагодаривши Бога и добродушных хозяев, духовенство попросило диаконов — соборного Вознесенского и села Бакшева Введенского — произнести отдельные многолетия Высокопреосвященнейшему Феогносту, Архиепископу Владимирскому и Суздальскому, о. протоиерею Павлу Скворцову с супругою его, протоиерею Василию Уводскому — за личное участие его в Жилинском торжестве и о. духовнику Николаю Никольскому — за хлопоты его по устроению торжества.
За сим все духовенство стало разъезжаться по домам, — в селе же, как видно было, не думали еще прекращать торжество. Еще представлялись глазам артели гулявших, в своих праздничных одеждах, молодых крестьян и крестьянок, — толпы радостно игравших детей и группы беседующих, под окнами, старичков и старушек.
Так кончилось скромное, но вместе с тем искреннее но чувствам, празднование 16-го мая!
Не многим на долю выпадает жребий подобного чествования, но благочинный Скворцов давно был достоин этого. Строгая его правдивость, всегдашняя его доступность, сочувствие к скорбящим и нуждающимся, — снисходительность к слабостям человеческим, отеческая его попечительность, но в тоже время твердое и настойчивое слово, — нелицеприятие и неподкупность — суть драгоценные украшения всей его достопочтенной благочиннической службы. Для ведомственного духовенства он есть скорее отец, а не начальник.
Не малой важности причинами руководились и прихожане — крестьяне, когда поголовно решились, несмотря на рабочее время, праздновать от утра до вечера знаменательный день в жизни своего пастыря. Кроме плодотворных пастырских наставлений о. протоиерея, о которых упомянул в речи своей крестьянин Андреев, было много и других побуждений к чествованию. Не в обиду скромности о. протоиерея да будет сказано, — для прихода своего, он есть миротворец, всегда являющийся на водворение мира в ссорящиеся между собою семейства, — есть сиротопитатель, воспитывавший в одно время у себя так называемого обморыша, — он есть нищих питатель, питающий их за столом у себя почти-что каждый праздник. Сверх приходских бедняков, у него часто трапезуют н иноприходные.
Дай Бог, чтобы подобные пастыри и начальники не оскудевали в будущие времена и у нас, и в других местах! Чуткие сердца подвластных всегда и везде найдут у себя силы и средства почтить любовию, почтением и признательностью достопочтенных пастырей и любвеобильных начальников.
Села Бакшева свящ. И. Якиманский» (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 18-й. 15-го сентября 1885 года).


Церковные документы хранились в целости: копии с метрических книг с 1802 года, исповедные росписи с 1829 года.
Причта по штату положено священник и псаломщик. На содержание его получалось: а) от земли пахотной и сенокосной до 150 руб.; б) процентов с причтового капитала (807 р.) — 34 руб. 78 коп.; в) «от мирских сборов» до 40 .р., и г) от служб и требоисправлений до 250 р., а всего до 500 р. в год. Дом у священника церковный, у псаломщика собственный на церковной земле.
Земли при церкви: усадебной 1 дес. 552 кв. саж., пахотной 29 дес. 1159 саж., сенокосной 5 десят. 779 кв. сажен; особого плана и межевой книги на землю не имелись; она значились в плане местного помещика.
Приход состоял из села Жилина и деревни Больших Еловок (3 вер. от церкви), в коих по клировым ведомостям 1897 г. числилось 241 душа муж. пола н 269 женского; все православные.
В селе Жилине имелась церковно-приходская школа; учащихся в 1892 — 93 учебн. году было 17.

Церковь сломана в сер. ХХ в.
Уводский Василий Петрович (1814-1896) – благочинный протоиерей 1-го благочиннического округа, Александровского уезда.
Святители, священство, служители Владимирской Епархии
Владимирская епархия.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Александров | Добавил: Jupiter (03.06.2018)
Просмотров: 37 | Теги: Александровский район, Александровский уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика