Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
25.08.2019
18:19
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1079]
Суздаль [344]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [365]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [198]
Судогда [84]
Москва [42]
Покров [109]
Гусь [123]
Вязники [233]
Камешково [66]
Ковров [290]
Гороховец [94]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [62]
История [23]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [46]
Селиваново [27]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [67]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [30]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гороховец

Земские школы Гороховецкого уезда в санитарном отношении в 1889-90 году

Земские школы Гороховецкого уезда в санитарном отношении в 1889-90 году

Врача А. А. Невского.

Русская школа до настоящего времени недостаточно обследована в санитарном отношении, и вопрос о разумной постановке школьного дела, об обеспечении в отношении учащихся даже элементарных требований гигиены редко трактовался людьми, близко стоящими к школе. И теперь еще можно вполне согласиться с проф. Эрисманом, который в конце 1888 года писал, что у нас «нет почти никого, кто бы живо интересовался вопросом о санитарном состоянии наших учебных заведений, кто бы сознательно стремился к улучшению тех гигиенических, или лучше сказать, антигигиенических условий, в которые почти повсеместно поставлена наша учащаяся молодежь». В частности, по отношению к народной школе, своим широким развитием всецело обязанной заботам земства, следует сказать, что земские врачи неоднократно и с давнего времени, — наприм., в Московской губ. с 1877 года, со времени 1-го съезда земских врачей, — выступали и с указаниями санитарных недочетов школ, и с благими пожеланиями, вытекающими из основных положений санитарной науки. Но в силу ли вышеуказанного индиферентизма заинтересованных лиц, или же отчасти и причин экономических, — в большинстве случаев не верно понятых, скажем в скобках — дело рациональной постановки школьно-гигиенических порядков не выходило из пределов мечтаний, и даже в таком земстве, как Московское, заставляет желать многого, как показывают новейшие данные д-ра Орлова. Объективный анализ данных всех наблюдателей приводит к тому заключению, что исследованные земские школы в подавляющем большинстве своем не могут претендовать даже на minimum удовлетворения основных требований гигиены... Новейшие сведения, также весьма не отрадные, идут о состоянии татарских школ Хвалынского уезда Саратовской губерний и земских — Городницкого уезда. На открывшемся 28-го мая настоящего года в Нижнем-Новгороде III съезде земских врачей доктор Вознесенский относительно народных школ Нижегородской губернии докладывал, что большинство из них устроены нецелесообразно: помещения не соответствуют количеству учащихся, света недостаточно и пр. Не подлежит сомнению, что и деревенские дети, подобно городским, легко могут получать, при подобных условиях, вместе с плодами науки и зародыши разных болезней, начиная с малокровия, узкой груди, искривлений позвоночника и порчи зрения. По Крумбмиллеру, из 1152 осмотренных учеников народных школ 31% имели искривления позвоночника, 43% представляли признаки малокровия, 23% страдали катарральными расстройствами воздухоносных путей и т. д. Дети, таким образом, несут на себе всю тяжесть физических невзгод за ту беспечность, с которой старшие относятся к их санитарному благу. «Между тем, справедливо говорит тот же сейчас цитированный автор, все недостатки (земских школ) очень легко исправить, и гигиеническую обстановку сделать более или менее сносною без особенных материальных затрат. Надо не денег, а знания». «Наши (народные) школы холодны, сыры, угарны, плохо и неправильно освещены, худо выстроены; воздух в них убийственный и обстановка самая неприглядная»... Такими невеселыми, правда, несколько сгущенными красками рисует, обобщая вопрос, санитарное состояние народных школ И. Павлов, — инженер, достаточно изучивший дело; ему пришла благая мысль дать ряд дельных технических указаний по рациональной с санитарной точки зрения постановке школьного дела. Беда и по Павлову, в том, что гигиена остается сама по себе, а действительность (школьная) — сама по себе. Между тем, в земствах, где санитарный надзор за школами не фикция, а живая действительность, где врач призывается в школу не только для прекращения какой-либо, часто уже кончающейся, эпидемии, но участвует в обсуждении деталей ее устройства и дальнейшей жизни, там дело исподволь, понемногу улучшается. Так, в том же Врачи настойчиво должны стремиться к тому, чтобы общество, и в частности земства, неуклонно идя вперед по пути распространения в народе грамотности и знаний, вместе с тем сознали и провели в жизнь и ту великую истину, что «здоровый ум — в здоровом теле».

По официальным данным, в Гороховецком уезде всех училищ, содержимых на счет земства, в 1889 году было 17, тоже самое число, что и в предыдущем году. Учащихся было 1021 человек, более прошлого года на 79 чел. Для сравнения можно указать, что в 1886 г. было зарегистрировано 18 школ.
Наши сведения обнимают собою данные по 14 чисто земским школам уезда. Чтобы полнее обрисовать вопрос, сообщим кое-что о четырех школах, не подвергнутых регистрации:
1) Гороховецкое городское женское училище, число учениц от 60 до 70, в наемном помещении, мало удовлетворяющем даже элементарным требованиям гигиены; школа часто переходит с одной квартиры на другую, подвергаясь всем случайностям квартиронанимателя. Содержится на средства города и земства пополам. Безотлагательна необходимость постройки собственного здания.
2) Золинская школа, по данным 1886 г., помещается в доме учителя, удобно, бесплатно. Училище занимает одну комнату. В 1886 г. было 35 мальчиков и 5 девочек.
3) Нижне-Ландеховское женское училище в 1886 г. помещалось в доме учительницы, удобно, бесплатно, в одной комнате; было 30 учениц.
В 1886 г. было зарегистрировано еще 4) Боровицкое училище, имевшее 33 ученика, помещалось в общественном доме, неудобно; квартиры для учителя нет. На содержание дома издерживалось 12 р. в год. Прислуга — общая с волостным правлением.

Переходя к детальному исследованию школ, начнем обозрение с окружающей их местности.
Большинство (12) школ расположены на наиболее возвышенной сухой местности селений; исключение составляет школа села Свята и, может быть, Фоминки; в последней школа устроена на берегу пруда, среди села. Большая часть школ стоит по линии домов улицы, чаще — среди села и только одна (Святская) среди амбаров; некоторые на площади (Гришинская), близ церкви. Нельзя не обратить внимания на недостаток древесной растительности около школьных зданий и на отсутствие школьных (открытых) дворов, где дети могли бы играть в свободное от занятий время. Если нельзя иметь около школы сада, или рощи, то желательно бы хотя такие дворы обсадить деревьями, как это имеет место, напр., в Пестяковской школе.
В 5 школах местом для прогулок учащихся на воздухе, между уроками, служат школьные дворы, в двух из них (Нижн.-Ландех и Кожине) с садом; в прочих 9 школах ученики подышать свежим воздухом и порезвиться выходят на улицу.
Здания 11 школ составляют общественную собственность волостей, два общества (Кожинское и Мячковское) нанимают помещения для своих школ, и одна (Ростригинская) бесплатно помещается в доме своего попечителя. Почти все школьные здания — деревянные (12), и по одному — каменное (Кожине) и полукаменное (Мордвинове). Многие из этих зданий строились обществами и некоторые в очень недавнее время (Фоминка, Пестяки) — специально для помещения в них школ, но, к сожалению, при непосредственном руководстве только волостных властей, без малейшего участия врачебно-санитарного персонала уезда. Хотя на пяти предшествующих съездах земских врачей Владимирской губернии многократно обсуждалась санитарная сторона жизни земских школ, хотя выработаны этими съездами и известные указания относительно желательной постановки школьного дела, хотя литература школьной гигиены, и в частности, по отношению к земским школам, может дать ценные практические советы, — повторяем, к сожалению, приходится констатировать полное отсутствие интереса к этой стороне школьного дела в его корне, т.е. при постройке школьного здания. Естественно и заслуживает полного сочувствия стремление всякого общества иметь собственное общественное школьное здание. Но все этого мало: нужно подумать и о том, как при этом соблюсти требования гигиены по отношению охранения здоровья будущих питомцев школы. Ведь школа создается для учащихся, а не учащиеся существуют для школы. Кроме того, думается, помимо важности удовлетворительного решения этой санитарной задачи для самой школы, школьные здания могли бы являться, при других условиях, образцом в целях охранения здоровья и для частных крестьянских жилищ.
Из общего числа школ, 6 зданий, преимущественно новейшей постройки, крыты железом, и 8 имеют деревянные крыши; из числа последних одна (Свято) крыта осиновой щепой. Полы во всех школах двойные, деревянные, и, кроме Красносельской, не крашенные. В некоторых школах или вовсе нет подполья, или оно очень низко. В одной школе (Свято) подполье и низко и сыро вследствие того, что под зданием собирается с улицы весенняя вода. Стены школьных помещений в одном (Кожино) оштукатурены и выкрашены, в одном (Н. Ландех) оштукатурены, в 5 — оклеены обоями и в 7 — простые деревянные, наиболее затрудняющие соблюдение чистоты.
Расположение школьных зданий, их фасада в отношении стран света отличается большим разнообразием: на север и северо-запад выстроены 5 школ, 1 — на запад, и 5 — на юг. Понятно, что при расположении школьного здания приходится всегда применяться к условиям местности, но нельзя не заметить, что расположение школы фасадом на север в нашем климате едва ли целесообразно, лишая помещение почти все учебное время (осень, зима) значительной части света.
Более половины (9) школ дают помещение для учителя в школьном же здании; в остальных 5 школах учитель имеет отдельную квартиру в селении. Из последних одна школа (Кромы) помещается в том же здании, где и волостное правление с квартирой писаря, другая (Кожино) — вместе с домохозяевами и постояльцами. Едва ли не самая обширная по числу учащихся школа в уезде (Н. Ландех) находится в одном доме с земским приемным покоем и квартирой фельдшера. Такое совмещение представляется наименее целесообразным: школа в часы занятий и лишена нужного покоя, благодаря посещениям больных, и не гарантирована от возможности занесения в нее разных зараз теми же больными.

Переходим к рассмотрению вопроса о размерах помещения наших школ. Наименьшее количество емкости помещения, какое может быть допущено в школьном здании на одного ученика, установлено в 3 куб. метра (Рембольд — для немецких школ); X съезд врачей Московского земства, специально для земских школ, выработал норму в 4,50 куб. метра, которую и мы должны принять, в виду сходства условий Московской и Владимирской губ., за руководство. Требования многих опытных гигиенистов идут даже несколько выше, — и проф. Эрисман, напр., определяет на каждого учащегося не менее 6,30 куб. метр. воздуха. Сравнивая наши школы с этими данными, мы находим, что только 4 школы удовлетворяют minimum’y (Рембольд) требований гигиены, — и лишь две — норме установленной X съездом врачей Московского земства. Школы представляются переполненными учащимися, между прочим, и из окрестных селений. Можно бы и не доказывать, что в зимнее время, когда наши помещения тщательно закупориваются, воздух этих 12 школ, где ученики проводят ежедневно по 5 — 6 часов, далек от желательной в интересах здоровья чистоты. Крумбмиллер вычисляет, что в среднем ребенок просиживает в школе до 162 учебных дней в год, или около 900 часов. Считая, что каждый делает по 20 дыханий в минуту, мы получим, что в год ребенок сделает в школе до 1 080 000 дыханий. Мерилом чистоты воздуха принято считать количество в нем углекислоты, — и наивысшей цифрой содержания ее в воздухе гигиена определяет в 0,7 — 1,0 этого газа: за этим пределом воздух является уже испорченным. По данным же проф. Эрисмана, в некоторых классных комнатах (средн. учебн. заведения) было найдено пред большой переменой 7,5 — 8.4% углекислоты. Ясно, какой вред причиняется растущим детским организмам, вынужденным дышать таким испорченным воздухом. Но это еще не все. «Далее укажу на то, говорит проф. Эрисман, что вместе с химической порчей воздуха, увеличивается, во время классных занятий и t° его, которая временами доходит до 22° Ц. и больше. От совокупности этих влияний, — в народных школах, добавим, осложненных присоединением и других неблагоприятных обстоятельств: школьное помещение при плохой вентиляции, служит иногда вместе и прихожей, где развешано верхнее платье учеников — получается та характерная для переполненных людьми и плохо вентилируемых помещений атмосфера, которую свежий, мало-мальски чувствительный человек просто не может выносить и продолжительное пребывание в которой одно уже в состоянии вызвать целый ряд болезненных явлений»... Пребывание в такой атмосфере в течение трех лет (около 3000 часов) не может не отразиться пагубно на здоровье и последующем росте учеников земских школ, доказательство чему мы и находим в вышеупомянутых данных д-ра Крумбмиллера.
Переполнение наших школьных помещений и в 1890 г. почти такое же, что было и 5 лет назад, как показывают параллельные числа за 1885 и 1890 г., и в увеличении числа учащихся в наличных помещениях школ едва ли есть хотя какая-нибудь возможность идти далее. Спрос на образование, очевидно, превышает предложение. Чтобы выставить последнее положение, можно даже не знать ни количества всех детей школьного возраста в уезде, ни числа отказов в приеме в школу за недостатком помещения.
Длина школьных помещений между 5,55 (Свято) и 17,0 в Красносельской школе; ширина — между 3,18 (?) в Ростригине и 8,75 — тоже в Красном селе. Высота школьных помещений не идет выше 3,75 (Красное с.), в Святской школе, наоборот, равняясь лишь 2,25. Рассматриваемые величины во всех школах вполне индивидуальны, и, очевидно, не стоят ни в какой связи с идеей о размерах помещения пропорционально тому или другому определенному числу учащихся, которые могли бы быть приняты в данную школу.
Число окон в классных комнатах колеблется от 5 (Кромы) до 12 (Фоминка). Расположение окон по отношению к странам света разнообразное, хотя преобладает южное. В большинстве школ окна расположены на две стороны, и только в одной (Кромы) все пять окон направлены на север. Как мы говорили выше, при условиях нашего климата, подобное Кромскому расположение окон представляется наименее целесообразным, отнимая у помещения свет и тепло. Распределяя окна по их расположению получаем:
1. На юг - 34 окна. 2. На юго-запад - 7 окон. 3. На юго-восток - 4 окна. 4. На запад - 17 окон. 5. На восток -18 окон. 6. На север - 13 окон. 7. На северо-запад - 14 окон. 8. На северо-вост. – 3 окна.
Понятно, что для школы крайне важное значение имеет количество света, проникающего в помещение чрез окна. X съезд врачей Московского земства принимает для народных школ наименьшее отношение световой площади (площади окон) к площади пола, как 1 : 7; другие гигиенисты (Рембольд, Эрисман и др.) требуют для школ более сильного освещения, именно, как 1 : 4,5 — 5. И с последними нельзя не согласиться, если принять во внимание, что почти все учебное время у нас проходит при двойных рамах, значительно отнимающих свет. Наименее освещены школы сел: С. Горок, Свята, Гришина, Красного сел.,- в них мы имеем отношение от 1:12 до 1:14; прочие школы, в том числе здания новой постройки, дают довольно удовлетворительное освещение.
Помимо количества света заслуживает вполне серьозного внимания и распределение его (направление) по отношению к ученикам, сидящим за столами. Основное положение школьной гигиены требует, чтобы свет падал на школьные столы исключительно с левой стороны учеников, «потому что, только в этом случае избегаются (при достаточной высоте окон) тени, бросаемые на тетради, при освещении с правой стороны или сзади, правой рукой, или головой пишущего учащегося, или головой и туловищем его соседей» (Эрисман). В школах Гороховецкого уезда вопрос о наилучшем распределении света решается не вполне удовлетворительно. Хотя в 9-ти школах мы имеем освещение слева, но 1) в некоторых (4) классах к свету слева примешиваются тени вследствие освещения сзади, и 2) вследствие размещения школьных столов для нескольких групп учеников в одном классе, некоторые столы (группы учеников) получают свет слева и сзади, или даже только сзади (Пестяки). В 5-ти школах столы освещены справа, или справа и сзади (Мордвинове, Гришино, одна комната в Верхнем Ландехе, С. Горки). Указанное неправильное распределение освещения в классах наблюдается безразлично в школах как новой постройки (Фоминка, Верхний Ландех, отчасти Пестяки), так и старых. Нужно заметить, что этот недостаток не редко мог бы быть устранен простой перестановкой школьных столов в наиболее выгодное положение.
Распределение школьных столов в классах подчиняется гораздо более случайности, чем какому либо руководящему принципу.
В двух школах имеются на окнах белые коленкоровые занавески: в Верхнем Ландехе — для 4-х окон из 11, и в Новой Слободе — для 3-х из восьми. Таким образом, из общего числа 110 окон всех школ уезда занавески имеются на 7 окнах. Вполне понятно, что в подобном способе ослабления силы света может явиться потребность только в те часы дня, и при таких условиях, когда на учеников, во время занятий, падают прямые солнечные лучи.
Число печей в школах не одинаково: 2 — отопляются тремя печами, 1 — двумя, прочие 11 имеют по 1 печи. Из всех 19 печей 4 сложены из изразца (в двух школах) и 15 (в 12 школах) — кирпичные. Последние, по их устройству, можно разделить: на 4-х угольные (по типу голландских) — в 9-ти школах 12 печей и круглые, обшитые железом — в трех школах три печи. Почти все кирпичные печи побелены. Обыкновенное время топки печей в наших школах после занятий, в 6 — 8 часов вечера. В 6 школах употребляют березовые дрова, в 4-х — сосновые, в 2-х — смешанные, сосновые и елевые и по одной — елевые и ольховые. Угара в классных помещениях не наблюдается ни в одной школе.
Одна школа (Мячково) не имеет никаких приспособлений для вентиляции, одна проветривается чрез форточки в окнах и стенах (сколько?). В прочих 12 школах находится 25 форточек, из которых 18 — оконных, 5 — стенных и 2 — печных. Три школы имеют по 3, 7 — по 2 и 2 — по 1 форточке. Касаясь вопроса о количестве воздуха на одного учащегося, мы говорили о вреде замкнутых, не вентилируемых помещений. В течении всего зимнего времени является большая потребность на различные вентиляционные приспособления, и, конечно, чем шире (1/4 рамы) форточки в окнах, тем полнее и скорее можно чрез них освежить воздух.
Чтобы закончить вопрос о качествах школьного воздуха, здесь же скажем и о том, где раздеваются дети, приходя в школу. Из 14 школ в 7 — ученики располагают отдельной комнатой (или теплым коридором), где они могут оставлять свое верхнее платье. Другая половина школ вынуждена портить воздух классов еще и тем, что превращает их в прихожия, складывая здесь и свою верхнюю, иногда мокрую и грязную, одежду.
Большим, едва ли не наиболее печальным недостатком следует считать, что в 5 школах из 14 вовсе нет хотя как-нибудь устроенного отхожего места, и дети, для совершения своих отправлений, вынуждены бежать или в дровяной сарай (Верхний Ландех), или во двор и за здания школы (Кромы, Свято, Ростригино), а то и прямо на улицу (Гришино). В прочих 9 школах только три (Нижний Ландех, Пестяки и Мячково) имеют отхожие места отдельно для мальчиков и девочек, что, конечно, во всех отношениях наиболее желательно. Школа Нижнего Ландеха имеет даже 4 отхожих места: для мальчиков, девочек, учителей и прислуги; можно пожалеть только об одном, что, предоставленные в пользование детей, отхожие места устроены отдельно во дворе, а не при школьном здании, как другие два. В 4-х школах клозеты соединены с классом коридором (холодным), в 5 — устроены отдельно или на дворе, или около одной из школьных стен. Нерациональность последнего способа устройства отхожих мест едва ли нужно доказывать: дети, подвергаясь всем случайностям погоды, иногда потные и разгоряченные, всегда рискуют своим здоровьем. Все отхожие места устроены по типу стульчаков с ямами различной глубины.
Гигиена установила ту несомненную истину, что именно наиболее тяжелые, остающиеся на всю жизнь расстройства организма, напр., искривление позвоночника, неудовлетворительное развитие грудной клетки и близорукость (Эрисман, А. С. Вирениус, Г. Кон и проч.), учащиеся зарабатывают себе в школах, благодаря неправильному устройству школьных столов. Мы не имеем всех данных для полного решения вопроса о положении этой стороны школьной жизни учащихся Гороховецкого уезда, но все же находим не лишним сделать несколько замечаний на основании того материала, которым располагаем. В большинстве школ имеются столы нескольких размеров (обыкновенно двух) по высоте. Учащиеся и распределяются по скамьям, все же приблизительно соображаясь с своим ростом и размерами столов. Применения каких либо руководящих принципов при постройке столов предположить нельзя, так как во многих школах и идея столов, и ее исполнение принадлежат деревенским плотникам. Впрочем, нужно указать, что в Фоминке три коротких стола (из 16) построены по образцам училищного совета, в Пестяках многие столы (парные) устроены по указаниям учителя (в 1888 г.). Как учитель будет приспособляться к росту учеников, распределяя их по столам, если, как, например, в Гришинской школе почти все столы одинакового размера высотой (по заднему краю) 1,94? В некоторых школах столы устроены довольно давно — в 1862 г. (С. Горки), в 1864 г. (Свято) и проч. В столь важном деле, как устройство школьных столов, безусловно необходимо соучастие санитарного персонала. По выработанным образцам столов для соответствующих возрастов все школы могли бы заготовлять для себя эту принадлежность, вполне сообразуясь с требованиями гигиены. Пред началом каждого учебного года (или даже 2 раза в год) должен бы измеряться рост всех учеников, как указатель при распределении мест за столами.
Классные доски во всех школах черного цвета, большею частью подвижные, на ножках, — и только в некоторых школах — висячие на стенах. Три школы располагают 9 досками — по три на каждую, 4 — имеют по две доски, прочие — по одной. По Г. Кону (Н. Cohn), классная доска играет весьма важную роль в гигиене глаз. «Кроме интензивно-темного цвета, говорит Кон, она также не должна иметь блеска. Ни лакированных, ни полированных деревянных досок нельзя допустить». В классах должно быть несколько досок, правильно расположенных по отношению к ученикам.
Число часов, посвященных классным занятиям, и распределение их, колеблется в различных школах, правда, в незначительных пределах. Из наших данных можно видеть: 1) в среднем на классные занятия посвящается от 5 ½ час. до 6 ½ час. в день; 2) около 1 часа уделяется на перемены. Следовательно, ученики проводят в классах 6 — 7 час. времени; 8) распределение занятий и перемен в пределах рабочих часов в разных школах не одинаково, завися частью от местных условий, частью от соображений педагогических. Более принятым типом распределения занятий является: 5 уроков по 1 — 1 ¼ час. каждый, между ними три перемены по 10 — 15 мин., и одна, средняя, большая, в 30 — 40 мин., для отдыха и завтрака.
Таким образом, в большинстве школ дети отпускаются обедать уже после всех уроков; только в некоторых школах существует часовая перемена, назначенная для обеда, после которого дети имеют еще два урока в школе. За завтраком во всех школах дети кушают то, что было принесено каждым из дому. В некоторых школах (С. Горки, Н. Слобода) пришлые из деревень дети завтракают в ночлежных приютах, но тоже свою пищу. Отпуска каких-либо сумм — земских, общественных, частных и пр. — для устройства завтраков детям в наших школах нет. Пользуясь случаем, мы не можем не присоединиться к симпатичному заявлению Н.Ф. Михайлова, специально затронувшего на IX съезде врачей Московского земства вопрос о школьном приварке для детей. По мнению этого автора, устройство горячего приварка в зимнее время в тех наших земских школах, где есть не мало детей, приходящих из окрестных деревень, должно составлять предмет серьезных забот земства, попечителей школ, учителей и земских врачей.
Вода для питья учеников во время классных занятий является предметом первой необходимости, и конечно, при неблагоприятных условиях, иногда именно здесь может крыться источник заболеваний. В большинстве школ (13) она заготовляется в сосудах (обыкновенно, ведро и при нем ковш) ранее, и только в Гришинской школе дети приносят воду в класс в своей посуде (бутылки?). Из 14 школ 12 пользуются колодезной водой и 2 — речной из протекающих в селениях — Красное и Кожино — речек. Вода — «плоха для употребления» (колодезная) только в селе Фоминке, в прочих школах — вполне удовлетворительна, чиста, вкусна и проч., по крайней мере — «не вредна» (Красное село).
При большинстве школ (12) имеется прислуга — сторож, который и наблюдает за чистотой классных помещений. Полы почти во всех школах еженедельно (в 2-х — 2 раза в месяц) моются и ежедневно 1 — 2 раза выметается пыль. Исключением является Мячковская школа, где, за отсутствием нанятой прислуги, очистка классов от пыли и грязи возложена на учеников. В Кромской школе полы моются не более 4-х раз в год.
С начала 80-х годов Гороховецкое земство, озабочиваясь улучшением постановки дела образования народа, начало нанимать ночлежные приюты для учеников, приходящих в школы из других селений. В настоящее время подобные приюты имеются при 11 школах; в одной (Пестяки) пришлые дети зимой, в метели, ночуют в помещении волостного правления, и в 2-х (Н. Ландех и Ростригино) приютов нет. В названных 11-ти школах приютом является жилая крестьянская изба; спят здесь дети, обыкновенно, на полатях, полу, или лавках — па собственных войлоках и подстилках. Открывая приют, хозяйка его обязуется, между прочим, готовить для своих жильцов горячую пищу, для чего родители детей доставляют сырые продукты — горох, крупу, картофель, иногда капусту и хлеб. Еще раз, вместе с Н.Ф. Михайловым, нельзя не выразить желания, чтобы были изысканы хотя бы небольшие суммы на пищевое довольствие детей, вынужденных часть школьного периода жизни проводить в наемных приютах, где питание детей не может не страдать вследствие разнообразных причин, и главным образом, во многих случаях, от недостатков собственных семейств, не могущих многого уделять детям. Мы сказали бы еще, что логическим следствием, дальнейшим развитием идеи приютов является переход от наемных ночлежных приютов, где дети вынуждены тесниться с семьей домохозяина, — к устройству собственных, общественных, школьных приютов, в которых специально нанятая прислуга и готовила бы ученикам кушанье, и наблюдала бы за опрятностью детей и чистотой помещения.

Подвергая анализу данные по вопросу о распределении учащихся каждой школы по месту их жительства, мы с очевидностью убеждаемся в насущной необходимости прочной организации школьных приютов. Именно, число приходящих в школы из других селений учеников колеблется от 13% (Фоминка) до 80,9% (Мордвиново). Район деятельности каждой школы все же, конечно, не может не быть ограничен известными пределами, — именно, детальные цифры 3 школ (Нижний Ландех, Фоминка и Свято) позволяют составить следующую таблицу, где вверху показано, с каких верст, а внизу — сколько пришлых учеников.
Версты: 1 — 2 — 3 — 4 — 5 — 6 — 7 — 8 — 9 — 10 — 15.
Ученики: 17 — 24 — 5 — 7 — 6 — 2 — 4 — 9 — 1 — 4 — 1.
Эти цифры можно сгруппировать так:
Версты: 1 — 5; 6 — 10; 11 — 15.
Ученики: 73,7%; 25%; 1,3%.
Есть и своя обратная сторона в этой централизации школ, и мы не должны пройти ее молчанием. С появлением в школе, или даже в селении, где находится школа, какой либо заразной болезни, — корь, скарлатина, оспа и проч., — последняя может быть разнесена учащимися по всем окружающим селениям, в свои семьи, на столько быстро, что, при обычной медленности в уведомлениях врачебно-санитарного персонала о появлении болезни, локализация заразы будет уже довольно затруднительна. Конечно, всегда мыслим и обратный случай — занос в школу болезней из других селений. Здесь ясно выступает на вид существенная необходимость периодических, более или менее частых осмотров школ земскими врачами, потребность в тесном соприкосновении между школами и врачебно-санитарным персоналом уезда. К рассмотрению этого вопроса мы и перейдем.
Врачебной помощью школы могут располагать далеко не в одинаковой мере. Три школы (Красносельская, Пестяковская и Фоминская) находятся в селениях, где живут и врачи (Красное с. от гор. Гороховца ¼ версты), 4 — (Гришино, Ростригино, Свято и Мячково) относительно близко (2 — 10 верст) к месту жительства врачей, 3 — в селениях с фельдшерскими пунктами (В. и Н. Ландехи и С. Горки); прочие школы отстоят от места жительства своих врачей не менее 16 — 18 верст. Из эпидемических болезней в школах уезда в 1889 — 90 г. первое место занимает грипп, которым переболело во всяком случае более ½ учащихся; смертных случаев не было. В школах селений — Пестяков и Фоминки имела место скарлатина: в 1-й — было 24 больных, из них умерло 2 мальчика и 1 девочка, во 2-й — 10 человек, были ли умершие, — неизвестно. В Нижне-Ландеховской школе было 2 случая тифа. В Кромской школе развилась эпидемия чесотки, — заболело 16 человек.
Вопрос о взаимных отношениях земского врачебного персонала к школам и обратно в Гороховецком уезде, по-видимому, недостаточно урегулирован. По крайней мере, из всего вышеизложенного можно убедиться, что роль врача в школе за пределами лечения уже развившейся болезни кончается, и санитарная сторона жизни школы, начиная с основания, — постройки школьного здания, проходит вне участия врачебного персонала. Как мы уже и упоминали, позволительно бы желать периодических осмотров детей по той или другой, общей для уезда, выработанной программе. Врачебный совет, существующий в Гороховецком земстве, как коллегиальное санитарное учреждение, мог и должен бы ближе соприкасаться со всеми частностями гигиенической стороны школьных порядков. Тогда и указания губернских съездов врачей Владимирской губернии, и практические работы других земств по решению школьно-санитарных задач, без сомнения, не пропадали бы бесследно и для наших школ. Гороховецкий уездный училищный совет не имеет в своем составе врача с правом голоса при обсуждении санитарных вопросов, что уже несколько лет практикуется другими уездами и не одной Владимирской губернии.

Заканчивая наш обзор, сделаем несколько замечаний по истории школ.
Старейшей школой уезда, имеющей за собой почти полстолетия (с 1844 г.), является Мордвиновская; близки ей по возрасту — три школы — в селениях — Красном и Кожине (с 1847 года) и Нижнем Ландехе (с 1849 г.). В 50-х годах не было открыто ни одной школы. В 1862 — 1865 годах, с началом земских реформ прошлого царствования, возникли 6 школ. К 1872 — 1876 г. относится появление позднейших 4-х школ. Младшая по времени возникновения земская школа в с. С. Горки открыта в 1876 г.
Некоторый интерес представляет, между прочим, вопрос: сколько помещений переменила каждая школа со времени своего открытия? Сколько раз подвергались переменам ее санитарные условия?
Пять школ, в том числе Красносельская (с 1847 г.) находятся в одном и том же помещении со дня учреждения их; три — в числе их Кожинская (с 1847 г.) перешли во 2-е помещение; три — в третье, в том числе Мордвиновская (с 1844 г.); две — в 4-е и одна Мячковская — с 1874 г. переходит в 5-ю квартиру. Очевидно, последняя школа нуждается в устройстве, приспособленного для ее потребностей, собственного здания.
Нам нет необходимости утруждать внимание читателя выводами из наших заметок, так как для интересующихся выводы более, чем очевидны. Наши сельские школы нуждаются в бдительном санитарном надзоре; многое из существующего в них следует исправить, другое — изменить. Необходимо тщательно охранять санитарное благо учащихся. По справедливому замечанию профессора Эрисмана), «дольше нельзя предъявлять к детям одни требования, чтобы они аккуратно посещали школу, чтобы они внимательно следили за преподаванием, чтобы они учились хорошо и добросовестно». Мы должны прийти к сознанию, «что пора дать этим детям и известные права, — право на сохранение в целости своего организма, право на заботы со стороны старших о нормальном физическом развитии молодых поколений, право — на такие приемы обучения и воспитания, которые сделали бы из этих детей хороших работников, полезных сыновей своей родины».
Настоящий очерк мог быть выполнен только при просвещенном внимании и содействии г. председателя Гороховецкого уездного училищного совета, которому и приносим искреннюю благодарность.

Пестяковская школа. «Школа расположена на возвышенном, сухом месте, в переулке. К 1890 году занимает уже 4-е помещение. Учащихся 1889-90 г. – 67 мальч., 19 дев. Место для прогулок и игр учеников (на воздухе) между уроками: Школьный двор, обсаженный березками. Школа помещается в доме деревянном, общественном, построенном в 1888 году на средства волостн. по плану, выработанному волостным старшиной совместно с учителем школы. Крыша железная. Пол деревянный, некрашеный, двойной. Подполье — 1,0 глубиной. Стены не оклеены и не оштукатурены. Фасад дома обращен на юг. Квартира учителя — и кухня с русской печью. Занавесок нет. Печи две — окрашены белой краской. Топятся 1 раз вечером, смешанными дровами. Угара не бывает. Вентиляция в большей: 2 в стене и 1 — в печи; в меньшей — 1 в печи. Отхожие места есть, между северной стеной и коридором, 2 отделения, ход — коридором. Столов в большей — 26 столов по 1,05 длин., в меньшей 8 — по 2,10. Столы сделаны столяром, часть от попечителя. Парные в 1888 — 89 г. по плану учителя. 3 доски, черные, две — висячие и 1 — на ножках. Число ежедневных уроков: 4 урока с 8 ½ до 3 час. В более длинные дни время занятий увеличивается. Пол метется ежедневно, и еженедельно полы моются. Едят свое. Сумма не ассигнована. Вода колодезная, вполне удовлетворител. Ночлежных приютов нет. Зимой пришлые дети иногда ночуют в волостном правлении. В селе Пестиках живет врач. Общее состояние здоровья в школе - Хорошее. Раздеваются пред уроками в коридоре, одежда - на вешалках».

Кромская школа открыта в 1864 году. «Местность ровная, несколько покатая к югу, к речке, отделяющей школу от села, лишена всякой растительности. Учеников: 46 мальч, 8 дев. Прогулки: около школы. Дом деревянный, общественный, построен в 1864 г. из бывшего помещичьего дома, без изменений и приспособлений для школы. Крыша деревянная. Пол деревянный, с черным накатом. Стены оклеены обоями. Фасад дома обращен на север. Комнаты учителя и писаря, волостное правление (2 комнаты) и кухня, где живет сторож. Занавесок нет. Печь одна — четырехугольная. Топится один раз в 4 час. пополудни березовыми дровами; угарно почти никогда не бывает. Вентиляция: 2 форточки в окнах величиною в ½ верхнего стекла. Отхожих мест для учеников нет, — и ходят за ближние постройки; для прочих из досок по стене кухни. 10 столов, длиной 2,75, шириною 0,90. Столы сделаны в Кронах плотником при основании училища. Две школьные доски черные — против окон у южной стены. Число ежедневных уроков: с 8 час. до 1 час. 3 урока по l ½ час. с 2 перем. по 10 м. После обеда с 2 до 4 — 2 урока, с перерыв. в 10 мин. Пол метется ежедневно, моется не более 4-х раз в год. Едят свое, принесенное из дому. Вода из колодца — хорош. качества. Ночлежный приют с 1883 года нанят земством, спят на полу и полатях; едят свое. От Мытского фельдшерского пункта в 12 верст. Общее здоровье школы хорошо. Раздеваются пред уроками в теплом коридоре, разделяющем правление от училища».

Красносельская школа основана удельным ведомством в 1844 г. «Школа расположена на ровной местности, по линии улицы, углублена на 13,6. Учеников: 64 мальч. Место для прогулок и игр учеников (на воздухе) между уроками: Школьный двор. Здание построено специально для школы в 1847 году. Дом деревянный, общественный, построен в 1847 г. на суммы удельного ведомства. Крыша деревянная. Пол деревянный, крашеный. Подполья нет. Стены оклеены обоями. Фасад дома обращен на север. Небольшая сборная учительская; жилых комнат нет. Занавесок нет. 3 печи кирпичных, выбелены мелом. Топятся один раз, сосновыми. Угара не бывает. Вентиляция: оконные форточки и вентиляторы в стенах. Отхожее место пристроено у восточной стороны школьного дома. Столов в 1-й кл. комнате 20, во 2-й — 5. Высота всех 0,75, а длина 1,0 и 3,50. Разсаживаются соразмерно росту и физическим свойствам. Столы сделаны на волостные суммы в 1880 году. Классная доска черная — у северной стены. Число ежедневных уроков: 4 урока, 2 по ½ час. и 2 по 1 часу. Перемены: 1 — в 16 м., 2 — 20 и 3 — 25 минут. Чистота поддерживается на волостные суммы; есть сторож. Завтракают то, что принесут из дому. Вода из речки, — не вредна. Ночлежный приют нанимается земством, с 1884 года. Дети спят на полатях и на полу, едят свое. При больнице в Гороховце, в ¼ верст. от с. Красного. Состояние здоровья удовлетворител.Раздеваются пред уроками в классах, одежда — на вешалках».

Святская школа открыта в 1862 г. «Здание школы расположено по лин. улицы среди крестьянс. амбаров на наклонной местности, вследствие чего около школы, особенно весной, накопляется много воды, котор. проник. и под школу. Сзади школы поле. Учащихся - 27 мальч., 2 дев. Местом для прогулок и игр ученикам служит улица. Дом общественный, деревян., построен в 1862 г. по указаниям вол. старшины, при чем в то время одна 1/2 здания предназначалась для школы, а другая — под арестантскую. Крыша покрыта осиновой щепой. Пол деревянный, не крашеный. Подполье низкое и сырое. Стены гнилы и худы. В классе оштукатурены и оклеены. Фасад дома обращен на север. Комната для учителя. Занавесок нет. Печь одна голландская печь из кирпича и выбеленная. Печь поставлена в углу между западной и северной стенами класса. Топят 1 раз вечером ольховыми дровами. Угара никогда не бывает. Одна форточка в окне, длиной 0,24 и шириной 0,26. Отхожего места для учеников нет, а выходят они на открытый воздух за училище. 8 столов — двух размеров по высоте, длиною каждый в 1,71. Сидят по 4 — 5 учеников за каждым столом. Вследствие малой разн. в размерах столов, — нельзя с достаточн. точностью распредел. детей. Почти все столы сделаны в 1862 г. местным столяром (в с. С.-Горках), — с наклонной доской. Школьная доска черная, стоит по средине класса. 5 уроков по 1 час. каждый, 4 перемены, предпоследняя в 30 мин., прочие — по 10 мин. Пол ежедневно метется и еженедельно моется. Завтракают свое; обедают после уроков. Вода колодезная, чиста, несколько жестка и известковата. С 1884 г. нанят частный дом под ночлежный приют. В 1889 — 90 г. вследствие тесноты и холода никто из учеников не ночевал. Место жительство врача (Фоминки) в 10 верст. Раздеваются и вешают верхнее платье в классной комнате».

/Земские школы Гороховецкого уезда в санитарном отношении в 1889-90 году. Врача А.А. Невского. 1890./
Гороховецкий уезд
Учебные заведения в уездном гор. Гороховце
Город Гороховец

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Гороховец | Добавил: Николай (27.07.2019)
Просмотров: 27 | Теги: учебные заведения, Гороховецкий уезд | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика