Главная
Регистрация
Вход
Пятница
02.12.2016
21:02
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 193

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [392]
Суздаль [150]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [100]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [58]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [21]
Гусь [31]
Вязники [79]
Камешково [24]
Ковров [27]
Гороховец [14]
Александров [43]
Переславль [32]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [7]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [3]

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 8
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Гусь

Храмы города Гусь-Хрустальный

Храмы города Гусь-Хрустальный


Храм-часовня святой великомученицы Варвары

Адрес: ул. 2-ая Народная

В 1765 г. на окраине рабочего поселка Гусь при стекольной фабрике Акима Мальцева на роднике у лесной безымянной речки произошло явление иконы святой великомученицы Варвары, казненной за веру около 306 г. в правление императора Максимилиана. В честь этого события в месте свершения чуда была возведена деревянная часовенка, в которую торжественно внесли явившуюся икону, а небольшая речушка с той поры стала называться Варваркой. Рядом с местом явления иконы был обнаружен большой валун, рисунок на котором напоминал девичий след. Это явление также связали со святой Варварой, а валун стал местом поклонения.

На месте деревянной часовни началось строительство каменного здания изящной архитектуры, к 1885 г. все работы были завершены, белокаменный восьмигранный колодец со святым источником разместился в отдельном восточном портике здания.

А через дорогу, у источников, возвели еще одну небольшую часовенку в честь Святой Троицы, которая получила название «Три ключика». Вода здесь была исключительно чистой и использовалась жителями для бытовых нужд. В 50-х гг. Свято-Троицкая часовенка была разрушена, но одна из соседних улиц получила название Ключевая.

После революции в 30-х гг. часовню святой Варвары закрыли, и в ней разместился пищеблок. Здесь стали варить сироп, делать леденцы-петушки, печь пряники. Пищеблок сменила мастерская похоронного бюро, где плелись ритуальные венки.

В 70-х гг. часовню отдали под гараж треста столовых. Святой источник со временем завалили старыми аккумуляторами и прочими отходами.

После того, как в 1989 г. Иоакиманский храм был возвращен верующим, встал вопрос и о часовне. В 1991 г. она была передана центральному храму. Восстановлением часовни занялся иерей Иоакиманской церкви Александр Михеев. На призыв к Прихожанам оказать содействие откликнулось достаточно много жителей города и района, которые со временем образовали самостоятельный приход. В 1993 г. владыка Евлогий предложил сделать в часовне алтарь. Иконостас был найден в приделе Флора и Лавра церкви в селе Крюково, превращенном в хозяйственный склад. Примечательно, что первой иконой, внесенной в новый храм, была именно икона святой великомученицы Варвары. В феврале 1994 г. Свято-Варваринский приход был зарегистрирован, а Александр Михеев назначен его настоятелем.

Восстановлением занимались сами верующие. Самое активное участие принимали О. Маринцева, В. Горбунов, В. Гилаури, Р. Черкасова, коллектив школы №7 (директор В. Царев), было много подростков, а один из них, Алексей Подсевалов, впоследствии стал вторым священником храма. Купола рубил прихожанин Дмитрий Иванов, главный крест изготовил в частном гараже Владимир Бекушев. Крест был поднят с помощью техники противопожарной охраны 14 сентября 1995 г. Внутреннюю настенную и потолочную роспись темперными красками выполнил местный иконописец Алексей Савельев. Большинство икон в храме-часовне старинные. Недавно по специальному заказу для храма написаны иконы Петра Великодворского и Георгия Победоносца. Их выполнил местный иконописец Дмитрий Виноградов.

Из числа предприятий, ставших первыми меценатами в деле восстановления часовни, следует отметить Хрустальный завод (директор В. Абрамов), «Армагус» (директор А. Березкин), «Стекловолокно» (директор А. Гарин).

А в нач. 90-х гг. обнаружился и валун с девичьим следом. Его один предприимчивый хозяин еще до войны пытался увезти в свой двор под фундамент, да лошадь везти валун отказалась. Так и остался он, брошенный на краю дороги, пока одна из гусевчанок почтенного возраста не рассказала о нем настоятелю.

В январе 1997 г. у часовни, с большим участием прихожанина Юрия Шилова, вырыт пруд, который подпитывается из сильно ослабевшего святого источника. В Крещенскую ночь к пруду стекаются сотни горожан, чтобы искупаться в иордани.


В 2006 г. на месте явления иконы святой Варвары Великомученицы рядом с храмом, на берегу пруда, установлен деревянный поклонный крест.





С юга, в притворе часовни находится колодезь со святой водой, основной вход в храм с северной стороны. Храм часовня стоит в низине неподалёку от речки Варварки, которая выше по течению забрана в бетонную трубу коллектора, но после пересечения дороги по ул. 2-Никольская выходит на поверхность, образуя проточное озерко перед самой часовней.






Собор Георгия Победоносца

Началось все в 1890 г., Ю.С. Нечаев-Мальцов заказал Л.Н. Бенуа церковь для своего имения при Гусевских фабриках. Заказчик четко оговорил форму и стиль здания - базилика в русском стиле. «Это интересная задача, - писал позднее Л.Н. Бенуа, - создать большую русскую базилику».


Георгиевский собор

Храм св. Георгия Победоносца стал своеобразной вариацией на тему «русского стиля». Л.Н. Бенуа справедливо считал подобную задачу не из легких. Удачно спроектированный и богато декорированный, храм безусловно выходил из ряда обыкновенных. Георгиевская церковь создавалась с использованием приемов синтеза искусств. Эскизы росписи интерьера, фонарей при входе, металлических деталей ограды и ворот исполнял сам Л.Н. Бенуа. К работам в церкви был привлечен В.М. Васнецов. Автор проекта очень увлекся работой по созданию Гусевской церкви; он подчеркивал, что задумал храм как величественный памятник и что для него было «важно и интересно» успешно завершить сооружение здания, в которое «вложил все силы». Помогали Л.Н. Бенуа воплотить его замысел верные соратники мастера - Г.Я. Леви и В.А. Покровский.

23 апреля 1892 г. Л.Н. Бенуа представил заказчику на больших картонах проект будущего Георгиевского собора. До этого времени, по словам Бенуа, он "проработал с лишком 1-го года и израсходовал около 5000 рублей на помощников, путешествуя для изучения и вдохновения произведениями русской старины...".
Высокие требования предъявлялись к качеству строительных материалов. В декабре 1892 г. управляющий Гайдуков писал Нечаеву-Мальцову: «...Бенуа и Леви бракуют кирпич на облицовку из местной глины...». Красный лицевой кирпич для облицовки фасада привозили из Гжели, а кирпич для основной кладки вырабатывали в Гусе. Бут и белый камень завозился в зимний период и просушивался в теплом помещении. Возле стройки в глубоких ямах гасили известь. Для выкачивания воды был пробурен артезианский колодец. Через пять лет, к 1897 г., основные строительные работы были закончены, а окончательная отделка храма заняла еще несколько лет.
По первоначальному проекту Л.Н. Бенуа колонны Георгиевского собора должны были быть выполнены из чугуна, покрыты бронзовой краской и полностью расписаны цветными эмалями. В процессе строительства Нечаев-Мальцов внес предложение о замене колонн цилиндрической формы на резные каменные. 23 июня 1893 г. Л.Н. Бенуа писал заказчику: «Милостивый государь Юрий Степанович! При сем посылаю на благоусмотрение Вашего Превосходительства два чертежа колонны для гусевской церкви. На одном чертеже колонна составлена из 3 частей, а на другом из 5 частей... Лабрадор, как пилоны, основание всего среднего нефа церкви, не считается в технике вполне благонадежным..., поэтому необходим самый строгий прием материала. Мое мнение, основанное на первоначальной идее Вашего Превосходительства, — сделать колонны из чугуна под позолоту (как в ростовских церквах) или под живопись, что вполне отвечает стилю, а главное, несравненно благонадежнее и устойчивее камня... Конечно, все зависит от Вашего желания...».
Вскоре, по желанию Нечаева-Мальцова, архитектор приступил к переделам и проверке полного расчета базиличных неф Гусевской церкви.


Колонны Георгиевского собора. Начало ХХ века

К 1895 г. колонны были заказаны. На исполнение этого заказа претендовали две фирмы. Петербургский скульптор Н.И. Баринов (специалист по облицовке фасадов зданий русским песчаником, исполнитель всевозможных работ из гранита, лабрадорита и мрамора) в письме Нечаеву-Мальцову просит, чтобы его известили о том, будут ли нужны лабрадоритовые колонны и может ли он рассчитывать на заказ. Несмотря на предварительные переговоры Л.Н. Бенуа с Бариновым о выборе сорта лабрадорита, заказ был отдан другому исполнителю. 10 марта 1895 г. из местечка Каменный брод, из-под Житомира, на имя Ю.С. Нечаева-Мальцова приходит письмо от В.В. Корчакова-Сивицкого, в котором сообщается: «Принятый мною от Вас заказ на 10 колонн для храма в селе Гусь мною выполнен и сдан окончательно в минувшем феврале...».
В августе 1895 г. Л.Н. Бенуа писал Ю.С. Нечаеву-Мальцову: «…Малые кресты у Постникова и 5 куполов в Гусе. Поднятие крестов предполагали сделать в августе, но оказалось - не успеем и сделаем в конце сентября...». Три малых креста на колокольню и боковые главы были установлены на праздник Покрова в присутствии заказчика, а большие кресты в восточной части установлены в 1896 г.
8 сентября 1895 г. Л.Н. Бенуа писал Нечаеву-Мальцову: «Третьего дня я получил уведомление от Г. Я. Леви, что он убрал леса и кружала в среднем нефе и убирает боковые. Теперь, осенью, будет интересно обойти все здание и порешить на месте некоторые вопросы по устройству отопления и внутренней отделке храма...». Дело в том, что по первоначальному договору с заказчиком Л.Н. Бенуа выполнил эскизы не только для точного исполнения наружных деталей, но и внутренних: убранство стен, иконостаса, стекол, живописи, дверей и прочее. Например, в. предварительной смете на живописно-декоративные работы церкви Гусевских заводов от классного художника В.Т. Перминова, бывшего декоратора императорских театров, значится «расписка клеевыми красками с позолотой и подготовкой по готовой штукатурке во всем согласно предварительным эскизам профессора Л.Н. Бенуа». Архитектор не знал, что заказчик еще в марте 1895 г. подписал договорные обязательства на исполнение росписи внутреннего убранства храма с художником В.М. Васнецовым с точными названиями картин и указанием их местоположения в храме.

Для Гусевского храма мозаики создавались в мозаичной Мастерской Академии художеств. Это изображения евангелиста Иоанна и великомученика Георгия во фронтонах боковых крылец по рисункам профессора Васильева, члена Академии Художеств. Для наружных стен восточной алтарной части Нечаевым-Мальцовым был сделан заказ на изготовление мозаичных изображений св. Филиппа апостола на золотом фоне и два изображения нерукотворного лика Спасителя на золотом фоне. Условия на исполнение заказа, без указания исполнителя, были расписаны профессором П.П. Чистяковым. Работы должны были быть выполнены к концу 1903 г. Но до настоящего времени не сохранилось ни одной фотографии, подтверждающей выполнение вышеназванных работ.
В связи с существенными изменениями внутренней отделки храма между Л.Н. Бенуа и В.М. Васнецовым возникло недопонимание. Из-за места размещения иконостаса между ними чуть было не разразился конфликт. 25 октября 1896 г. В.М. Васнецов писал Ю.С. Нечаеву-Мальцову: «Рисунок иконостаса продолжаю работать, но До сих пор меня смущают недоразумения, возникшие по поводу постановки иконостаса. По заявлению архитектора, постановка его во внешней стороне главной алтарной арки стесняет пространство солеи, увеличивая без нужды большое пространство алтаря. Если я не могу согласиться с мнением архитектора относительно впечатления от детальной разработки моего рисунка, то, с другой стороны, я не совсем имею право изменять его строительные соображения, касающегося распределения пространства, и брать на себя ответственность за могущие возникнуть от того неудобства... Если ваше решение будет несогласно с моим, то я работу рисунка прекращаю... и, стало быть, вообще от исполнения рисунков иконостаса отказываюсь...». Вопрос о постановке иконостаса решился в пользу художника, за счет интересов Л.Н. Бенуа. В одном из писем Нечаеву-Мальцову автор проекта Гусевской церкви с горечью отмечал: «…иконостас мне не пришлось детально разработать, но этим только страдало мое самолюбие и известная обида, что в мое детище не мною будет поставлен иконостас…».
В 1897 г. товарищество Постникова из Москвы изготовило по эскизам Васнецова три бронзовых эмалированных иконостаса: один средний - большой и два боковых - малых. Иконостас получился удачным, и в 1898 г. СП. Дягилев изъявил желание репродуцировать его эскизы в журнале «Мир искусства», а в 1904 г. Л.Н. Бенуа просит Васнецова от имени общества архитекторов дать разрешение поместить изображение иконостаса Гусевской церкви в журнале «Зодчий».
Картины и эскизы В.М. Васнецова репродуцировались в журналах и приложениях различных газет. Все эскизы Васнецова для Георгиевского собора при Гусевских фабриках Нечаева-Мальцова были приобретены художественной галереей Павла и Сергея Третьяковых.
В то время, когда Васнецов практически закончил работы по созданию эскизов иконостаса, Нечаеву-Мальцову приходит письмо от старосты мастерской единоверческой церкви Мумрикова, миниатюры которого были отмечены на Всемирной выставке в Чикаго. «Узнав, что у Вас на гусевской фабрике в новый строящийся храм нужно написать иконы, имея иконописную мастерскую с лучшими мастерами, осмеливаюсь почтительнейше предложить свои услуги...». Получил ли Мумриков заказ на изготовление икон - неизвестно. Но в одном из писем В.М. Васнецова к А.В. Прахову отмечается: «... Образа же в иконостасе не мои, а исполнены в какой-то московской мастерской...». Свет на эту неизвестность проливает депеша, отправленная Юрию Степановичу придворным поставщиком П.А. Овчинниковым, фабрикантом серебряных, золотых и бриллиантовых изделий от 16 августа 1900 г., в котором сообщается: «…Согласно Вашему приказу посылаю заказанную лампаду с мастером, который может установить иконы в иконостасе...». Мастера от Овчинникова также устанавливали на свои места металлические ограждения у престола и у жертвенника Георгиевского алтаря.


Алтарь Георгиевского собора. Начало ХХ века

Являясь большим поклонником искусства мозаики, Ю.С. Нечаев-Мальцов старался украшать вновь построенные здания композициями из цветной смальты. Для мозаичного панно «О тебе радуется, Благодатная!» в алтарной части В.М. Васнецовым был создан живописный эскиз в натуральную величину (10x18 м). Мозаика набиралась в Петербурге в мозаичной мастерской Фроловых. В январе 1901 г. между академиком Александром Николаевичем Фроловым и Ю.С. Нечаевым-Мальцовым был заключен контракт, в котором говорится: «Я, Фролов, обязуюсь исполнить мозаику прочно (на цементе, с заложенным внутрь железным каркасом), точно, в смысле передачи тонов и рисунка по оригиналу... Всю означенную работу я, Фролов, обязуюсь выполнить и сдать на месте не позднее 1-го сентября 1902 года...». Несмотря на то, что контракт был подписан А.Н. Фроловым, непосредственным исполнителем был его сын — Владимир Александрович Фролов.
В целях дополнительного освещения будущей мозаики Л.Н. Бенуа внес в проект небольшое изменение. Над алтарной частью в большом куполе было сделано окно.


Вход в музей

23 августа 1899 г. на звонницу Георгиевского собора были подняты колокола. По рисункам Л.Н. Бенуа московским слесарным мастером Неборгом были изготовлены металлические кованые ворота и калитка для ограды Гусевской церкви.


Вход в Выставочный зал

Летом 1901 г. Ю.С. Нечаевым-Мальцовым были разосланы приглашения, в которых сообщалось: «2 сентября 1901 г. храмосоздатель Юрий Степанович Нечаев-Мальцов просит Вас покорнейше почтить церковное торжество своим присутствием. Начало обряда освящения имеет быть в 9 часов утра...». При освящении главного придела храма присутствовали, помимо родственников храмосоздателя, губернаторы - Цеймер, Урусов, Клинберг, владыка Сергий, создатели храма - Васнецов, Бенуа, Фролов, Леви, Покровский, профессор Цветаев, профессор Чистяков, директор мальцовского ремесленного училища Советкин, ст. фабричный инспектор Свирский, директор Строгановского училища Глоба, местные священники и жители поселка.
Возможно, что это освящение было не единственным, т.к. 30 июня 1902 г. Л.Н. Бенуа писал Ю.С. Нечаеву-Мальцову: «К великому своему сожалению не судьба мне быть на освящении гусевской церкви, причина тому моя болезнь...»
Современники дали собору высокую оценку, и сам Л.Н. Бенуа писал: «В этот храм я все вложил, что мог, и, может быть, он останется лучшим из моих произведений».
Ко дню освящения храма для главного и боковых входов, по рисункам архитектора, в Москве были выполнены фонари в русском стиле. А для освещения алтарей установлен ряд огней на задней стене иконостаса.

Современники о Георгиевском соборе писали: «…Церковь эта составляет редкое явление в художественном отношении среди сооружений, воздвигаемыми частными лицами, не говоря уже о материалах внешней и внутренней отделки, как-то: мозаике, лабрадоровых колоннах, майолике, бронзовых, художественно-слесарных и прочих работах...».

Здание имеет пять входов, украшенных порталами из белого резного камня - бута. Интерьер Георгиевского собора выполнен в «романском» стиле. Арки, разделяющие нефы, опираются на массивные мраморные колонны. Низкий иконостас как бы подтверждал стиль западноевропейской архитектуры.

Для оценки значения Нечаева-Мальцова в развитии монументального и декоративно-прикладного искусства России небезынтересно высказывание И.Е. Репина: «Весьма редкие просвещенные меценаты понимают и ценят (как, например, Юрий Степанович Нечаев-Мальцов) новые художественные средства и пользуются ими для своих сооружений». Сам характер многих больших заказов Нечаева-Мальцова, несомненно, оказывал благотворное влияние на развитие некоторых видов искусств. Это мозаичное дело, резьба по камню, литье, эмальерное искусство, живопись. Все эти направления в лучшем виде воплощены при создании Георгиевского собора.

Юрия Степановича часто спрашивали, почему он не пожалел колоссальных средств для украшения фабричной и сельской церкви в глуши Владимирской губернии. На что Нечаев-Мальцов отвечал: «А отчего стоит город Орвието в Италии? Для его собора ездят иностранцы издалека. Будет время, когда художники и ценители русского искусства ста-нут ездить и на наш Гусь...»
Декрет ВЦИК и СНК от 23 января 1918 г. об отделении церкви от государства стал предвестником массового уничтожения культовых зданий. Некоторые храмы уничтожали полностью, другие переоборудовались под «гражданские» учреждения. Второй вариант был предназначен для Георгиевского собора. На основании донесения от 3 июня 1924 г. городской власти в губисполком, в котором сообщалось, что с 1918 по 1924 гг. большинство граждан Гусь-Хрустального избавилось от религиозных предрассудков и у рабочего населения возникла мысль о более походящем использовании храма для культурно-просветительских целей, Георгиевский собор был закрыт.
Все имущество храма было изъято и передано часть в губмузей, часть церковных ценностей - в госфонд. Сам собор не был изъят в ведение губмузея, т.к. по оценке административного отдела губисполкома никакого исторического значения не имел. Ссылаясь на Декрет о национализации церковных домов, этим же летом началось выселение священников из церковных домов и перевод их в сторожку при Акиманской церкви. В конце октября 1924 г. Георгиевский собор был занят под Дворец Труда.

Гусевские коммунисты и комсомольцы проводили в здании различные мероприятия. Например, в день самого почитаемого в православии праздника Пасхи гусевские комсомольцы решили провести мероприятие под названием «антипасха». Местом проведения был выбран Георгиевский собор. После доклада комсомольцы с пением «Интернационала» вышли из храма на площадь. Музыканты с медными трубами и барабанами забрались на колокольню. Всю ночь оглушительной силы звуки революционных гимнов разносились по спящим улицам поселка
В 1957 г. городским отделом архитектуры был выполнен проект перекрытия среднего нефа для размещения на втором этаже музыкальной школы. По проекту несущие балки перекрытия должны были врубиться в арку, где находилась мозаика. Тревогу за сохранение мозаики, как это ни странно, первыми проявили директор музыкальной школы Б.В. Гольцов и председатель городского совета С.Н. Ковалев, который и добился корректировки существующего проекта. В алтаре был уничтожен мраморный пол и сооружена лестница.

В 1974 г., на основании решения исполкома Владимирского областного Совета, музей Хрусталя, как Гусь-Хрустальный филиал, вошел в состав Владимиро-Суздальского музея-заповедника.
С 1973 по 1983 гг. проводились реставрационные работы по приспособлению здания в музей Хрусталя. Мастерами ВСЭНРПМ были восстановлены декоративные решетки, белокаменные резные порталы, лабрадоридовые колонны. Как вновь рожденная засияла мозаика, был заново выложен мрамором пол в алтаре. Из-под дощатого пола предстала в первозданном виде узорчатая керамическая плитка. Интерьеру Георгиевского собора была возвращена первоначальная красота.
С 1896 по 1904 гг. Васнецов работал над художественным оформлением Георгиевского собора. Для создания огромного полотна «Страшный Суд» (700x680см), благодаря содействию Ю.С. Нечаева-Мальцова, при Историческом музее в Москве был выстроен специальный павильон.
В 1904 г. в Историческом музее «Страшный Суд» был выставлен для публичного обозрения. Специально к выставке были выпущены листовки с описанием этого полотна. А осенью 1905 г. эскиз картины в натуральную величину экспонировался в Академии Художеств в Санкт-Петербурге. Произведения Васнецова вызвали многочисленные восторженные отзывы среди любителей и историков живописи.
О картине «Страшный суд» известный критик искусств П.П. Гнедич писал: «Впечатление ошеломляющее... Тут и великие итальянцы, и упадочники, и Византия, а главное — наши старые московского письма иконы. Думается, в той фабричной церкви г. Нечаева-Мальцова, для которой писал икону Васнецов, картина эта будет предметом бесконечного удивления не только местных прихожан, но и создаст целую армию паломников... Это одно из тех немногих истинно художественных творений, которое стоит увидеть раз, чтобы запомнить навсегда».
После трех передвижных выставок, проходивших в разные годы в Москве и С-Петербурге, в 1910 г. живописные полотна Васнецова были установлены на свои места в Георгиевском соборе.
В 1923 г., после закрытия собора, все картины были отправлены на хранение во Владимирский губернский музей. В 1935 г. четыре картины В.М. Васнецова: «Распятие», «Евхаристия», «Сошествие во ад» и «О тебе радуется, Благодатная!» были переданы Центральному Анти-религиозному Музею. Более 60 лет о «Страшном Суде» Васнецова не вспоминали исследователи творчества русского художника.
Вместе с началом работ по восстановлению Георгиевского собора, встал вопрос и о реставрации картины «Страшный Суд». В 1979 г. в Крестовой палате Суздальского кремля собралась комиссия из авторитетных реставраторов для определения состояния уникального полотна. Более четырех лет ленинградские реставраторы под руководством А.Я. Казакова трудились над изуродованным холстом.
Благодаря титаническому труду реставраторов, научных сотрудников и специалистов во главе с генеральным директором Владимиро-Суздальского музея-заповедника Алисой Ивановной Аксеновой бывший храм, обреченный на разрушение, был превращен в великолепный музей. Восстановленная картина В.М. Васнецова «Страшный Суд» вернулась на свое место.

Музей хрусталя им. Мальцовых.

Парк у музея Хрусталя





Памятник Акиму Мальцову в парке


Cвято-Троицкий храм
Церковь свв. Иоакима и Анны

В 1810 г. Сергей Якимович Мальцов подает прошение на имя епископа Владимирского и суздальского Ксенофонта «…о дозволении ему, Мальцову, из состоявших Меленковской округи и в приходе села Селимова, заводов его Гусевского и Вековского построить при первом каменную церковь с переведением к ней священно-и церковно служителей из села Борзино и об упразднении Борзинской ветхой церкви…»

В 1816 г. церковь во имя святых и праведных Боготоотец Иоакима и Анны была построена и освящена об этом сообщает нам сын Сергея Акимовича Мальцова действительный статский советник и кавалер Иван Сергеевич Мальцов: «В гусевской моей фабрике имеется ныне церковь во имя святых и праведных богоотец Иоакима и Анны каменная, покойным родителем моим в 1816 г. была построена которах холодная и теплая вместе одна. И когда оная была построена, в то время в обозначенной фабрике находилось жителей не более 800 душ обоего пола, ныне же таковых в наличности при оной находится более 2000, отчего и оказалась оная церковь особенно в зимнее время для помещения народа стеснительной».
Документ датируется 1847 г. Это новое прошение Мальцова архиепископу Владимирскому и Суздальскому Парфению связано с его намерением, чтобы «Существующую церковь оставить навсегда холодную, а при оной вновь построить новую теплую каменную во имя Живоночальной Троицы с одним престолом на собственное мое иждивение. Прилагаю при сем план и фасад, составленный Владимирским губернским архитектором, настоящей церкви и вместе с оною и предложенной вновь построить трапезы на приведение моего намерения в надлежащее исполнение сим, Вашего Высокопреосвященства покорнейше прошу архипастырского разрешения. Октябрь 1847 г.».

Храмозданную грамоту на постройку церкви и трапезы выдали 29 сентября 1848 г.
К маю (18-му) 1851 г. строительные работы были окончены. В новом прошении благочинного Судогодской округи протоиерея Петра Александровского на имя епископа Иустина читаем: «… имею сим… донести, что в вверенного мне ведомства Меленковской округи Гусевской Хрустальной фабрики ко Иоакиманской церкви пределанная вновь трапеза, согласно храмозданной грамоте и апробированному епархиальным начальством плану и фасаду, приведена в окончание, покрыта железом, полы отделаны деревянные, печки в назначенных местах изращатые, иконостас окрашен, резьба на нем вся вызолочена, образа написаны новые, и в углу правой стороны для освящения храма во имя Живоначальной Троицы все приготовлено».



Колокольня

1856 г. – впервые упоминается колокольня при церкви Иоакима и Анны.
На рубеже 1871-1872 гг. при обозрении епархии епископом Муромским Яковом сельских и городских церквей вот что было отмечено при посещении Гусь-Хрустального:
«Гусевской Хрустальный завод. Церковь замечательна (!) поместительна (!) и хорошо содержится. Левый придел теплой церкви до селе не освящен едва ли не предрассудку, которого держатся строители, опасаясь близкой кончины, если церковь будет совершенно окончена. Я разъяснил господину управляющему заводом сколь не состоятельно это суеверие. Ризница не богата, библиотека очень бедна…».

Интересное, хотя и краткое описание церкви и ее окружения дают клировые ведомости 1872-1877 гг.
Церковь Иоакима и Анны «зданием каменная до купола, а купол деревянный оштукатурен, по оштукатурке обит листовым железом и окрашен белилами на масле. В 1850 г. пристроена и освящена теплая трапеза на кошт И.С. Мальцова, в 1871 г. сделана «духовая» печь и под холодною церковью.
Престолов в ней два: в настоящей во имя святых и праведных Богоотцев Иоакима и Анны, а в трапезе во имя Живоначальныя Троицы.
Церковь достаточно снабжена ризницей, утварью и святыми иконами. Из святых икон замечательны:
1) Картина, написанная на полотне – «Снятие со Креста Иисуса Христа», занимающая все горнее место в трапезном храме от полу до сводов отличной работы художника Грибкова;
2) Икона вмц. Варвары, уважаемая как явленная…,
3) Из церковных вещей замечательны по отделке и ценности семисвешник и паникадило хрустальныя – произведение местной фабрики».

В 1895 г/ «… с благословения… архиепископа Владимирского Сергия при … Гусевской Иоакианской церкви» была открыта церковно-приходская бесплатная библиотека. Священник этой церкви Иоанн Казанский писал Ю.С. Нечаеву-Мальцову: «Я нахожусь в полной уверенности, что открываемая библиотека встретит со стороны Вашего Превосходительства благосклонное внимание. Она… может оказать благотворное влияние на дух и поведение народа».

Клировые ведомости 1901 г. на ряду с известными нам уже данными за 1872-1874 гг. впервые сообщили о том, что Иоакиманская церковь к этому времени была обнесена четырехугольной каменной оградой с чугунными решетками. Колокольня также каменная, под ней помещается церковная сторожка. Ограда имела центральные ворота, их можно увидеть на фотографии кон. XIX в.

Небольшое здание каменной сторожки неподалеку от колокольни, вероятно, было построено в нач. XX в.

В 1922 г. церковь Иоакима и Анны еще находилась в ведении общины верующих.
К этому времени с 1917 г. властями уже дважды производилось изъятие церковных ценностей. ГАВО, ф.24, оп.1, д.1729
Последняя служба перед закрытием храма предположительно состоялась в 1936 г.
В 1941 г. здание храма было занято под механические мастерские Стекольного техникума. Затем здание с 1946 г. по 1948 г. было занято горторгом под складское помещение. Затем в нем располагалась пожарная охрана, а позднее отдел вневедомственной охраны.

Дело недействующей церкви Иоакима и Анны в городе Гусь-Хрустальный 1948-1949 гг.
Заключение уполномоченного совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров Союза ССР по Владимирской области по ходатайству верующих.
На рассмотрение исполкома облсовета представлен материал по ходатайству верующих об открытии церкви Иоакима и Анны в городе Гусь-Хрустальный.



Церковь свв. Иоакима и Анны

Здание церкви каменное, большое, построенное в 1816 г., … в 1871 г. закончена отопительная система, церковь имела два престола. Церковь закрыта в 1936 г. В 1941 г. была занята под механические мастерские стекольного техникума, а в 1946 г. здание ее было освобождено ввиду непригодности и согласно акту технического осмотра.
Затем здание с 1946 по 1948 гг. было занято горторгом под складское помещение. И в акте технического осмотра 1948 г. говорится, что без капитального ремонта здание церкви использовано быть не может ни под какие нужды. Из всего выше изложенного видно, что:
Здание церкви Иоакима и Анны сильно разрушено и требует капитального ремонта…., ходатайство об открытии церкви… отклонить.
Это решение подтвердил исполком Владимирского областного совета депутатов трудящихся в своем решении за № 1422 от 7 декабря 1948 г.
В 1949 г. было решено передать здание церкви пожарной охране города по просьбе председателя горисполкома Лаврова на имя председателя облсовета Бранта Г.Р. Решение облисполкома № 198 от 19 марта 1949 г.

В наши дни от площади, на которой стоит Троицкая (Иоакиманская) церковь, почти ничего не осталось.
Начиная с кон. 1920-х гг. она начала активно застраиваться. В ее юго-западном углу поставлен памятник комсомольцам. На северо-западном углу – здания 60-х гг. По северной стороне поставлены административные здания 1960-х гг. и т.д. Как видим, планировочная структура церкви Иоакима и Анны претерпела ряд существенных изменений. Трудно переоценить то место, которое занимала и занимает Иоакиманская церковь – этот интересный памятник эпохи классицизма, построенный под руководством профессионального архитектора и ориентированный на столичную архитектуру.
Церковь являлась композиционным центром планировочной структуры левобережной части города, которая составляет первоначальную часть исторической застройки Гусь-Хрустального (первая регулярная сетка улиц будет сразу же строиться соответственно церковной площади). Мальцовы были состоятельными и, видимо, достаточно образованными людьми, чтобы построить в общем-то глухом месте Владимирской земли интересное здание в духе своего времени.

1983 г. – церковь Иоакима и Анны взята на местную охрану как памятник архитектуры (№ 373 п/9 от 6 мая)
В 1989 г. храм был возвращен общине верующих.
На момент передачи храма общине верующих в 1989 г. интерьер претерпел большие изменения: полностью утрачены изразцовые печи, иконостасы, частично разрушены полы из метлахской плитки, полностью разрушена система отопления под всеми объемами церкви; требует большого ремонта фундамент, подвалы, купольный свод основного объема, потолочное перекрытие по всему объему храма. Необходима полная замена кровли над всем объемом храма. Практически полностью уничтожена кровля купола. Требует восстановления верхняя часть колокольни. Сильно измененными оказались и оконные проемы.

Воскресная школа

Воскресная школа для детей работает почти с самого открытия храма. Существенно важным считается посещение ребятами воскресной Литургии. Чтобы дети могли без затруднений в субботу после занятий середине занятий предлагается чай. Дети наших прихожан по несколько лет с радостью посещают воскресное богослужение и уроки, несмотря на нагрузки общеобразовательной школы.

Изучаются следующие предметы: Закон Божий, Священная история Ветхого Завета, История Церкви, Русская история, Жития святых, История Русской культуры, церковнославянский язык, рисование. Преподаватели, тщательно изучая Святоотеческие творения, учат детей постоянному и внимательному обращению к этим книгам, пониманию Святого Евангелия, Евангельских заповедей, духовной жизни в объяснении Святых Отцов, рассказывают, что такое православное монашество.

Главная наша цель — воспитать в ребятах любовь к Богу и Церкви, преподать здравые святоотеческие понятия о духовной жизни, привить необходимость стремления ко спасению, церковной жизни, любовь к молитве, участию в Таинствах, любовь к ближним, исполнению Евангельских заповедей.

Нам хотелось бы объяснить им разнообразные явления жизни с православной точки зрения, чтобы повзрослев и закончив школу, они не ушли из Церкви. Мы считаем, что воскресная школа должна готовить детей к реальной жизни в реальном обществе, а потому нельзя совершенно отгораживать их от современной жизни, современной культуры и цивилизации. Детям ХХI века предстоит жить в современном развивающемся мире, поэтому, например, мы не считаем возможным возбранять им просмотр телепередач. Но при этом они должны оставаться прежде всего христианами и научиться рассудительно выбирать, что в этом мире полезно, что допустимо и что греховно.

На Рождество и Пасху устраиваются праздники со спектаклями, викторинами с полезными и вкусными подарками и угощением.

Каждое воскресенье в воскресной школе проводятся собеседования для взрослых христиан, которое ведут клирики нашего храма. Священники также обязательно проводят беседы со взрослыми перед принятием Таинства Крещения.

См. Гусевское православное Духовное училище.
Город Гусь-Хрустальный.
Памятники Гуся-Хрустального.
Домовая церковь Сергия Радонежского при православной гимназии им. пр. Сергия Радонежского.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Гусь | Добавил: Jupiter (22.07.2015)
Просмотров: 1066 | Теги: Гусь-Хрустальный, Церковь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика