Главная
Регистрация
Вход
Вторник
27.06.2017
03:03
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 306

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [565]
Суздаль [215]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [163]
Музеи Владимирской области [53]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [43]
Юрьев [85]
Судогда [24]
Москва [41]
Покров [45]
Гусь [44]
Вязники [113]
Камешково [42]
Ковров [125]
Гороховец [25]
Александров [85]
Переславль [79]
Кольчугино [20]
История [14]
Киржач [34]
Шуя [60]
Религия [2]
Иваново [21]
Селиваново [4]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Юрьев

Митьков Михаил Фотиевич

Митьков Михаил Фотиевич

Митьков Михаил Фотиевич (около 1791 года — 23 октября 1849 года) — русский офицер, полковник, декабрист и метеоролог.

Михаил Фотиевич родился в дворянской семье в селе Варварино Юрьев-Польского уезда Владимирской губернии. Отец — майор Фотий Михайлович Митьков, надворный советник, мать — Александра Максимовна Демидова. После смерти жены Фотий Михайлович женился вторично. От этого брака родились четыре ребёнка:
Николай — майор, помещик Владимирской губернии;
Платон — майор, служил в Московском отделении военных кантонистов;
Валериан — поручик лейб-гвардии Финляндского полка;
Владимир — был из прапорщиков разжалован в рядовые.


Усадьба Митькова в Варварино. Фотография 1970-х гг. Архив н. Кирсанова.

Когда-то барский дом окружали величественный липовый парк, спускавшийся террасами к реке, и большой фруктовый сад. За окном - бескрайние просторы Ополья. Из дома, и особенно с балкона, который поддерживали колонны, открывался чудесный вид на реку, её пойму, луга. Насколько мог охватить глаз, до самого горизонта, являлась взору изумительная картина русской природы. Кругом веяло тишиной и чарующим покоем. От самого дома к реке шёл красивый спуск, обсаженный кустарником и деревьями, который заканчивался напротив искусственного островка. Видимо, с этого островка впоследствии Репин и написал свою картину "Вид села Варварино".
Отец Михаила, Фотий Михайлович (ум. 8.12.1822), как и большинство дворян тех лет, был военным, но, видимо, на этом поприще особых успехов не имел. Дослужившись до чина майора, он вышел в отставку и поселился в деревне. Затем снова вернулся на государственную службу, но уже пошёл по чиновничьей линии. С 1812 года он живёт в имении и занимается управлением своими землями и сельским хозяйством. В 1826 году в имении числилось 234 души (ревизскими душами считались крестьяне мужского пола). Следовательно, село Варварино было довольно многолюдным.
Брат Михаила Митькова - Николай Фотиевич (18.07.1797-8.04.1856) - тоже служил в армии, сначала юнкером в третьем егерском полку, из которого был переведён в лейб-гвардии Финляндский полк. Этим полком командовал Михаил. В 1822 году Николай в чине майора вышел в отставку, некоторое время служил в государственном иностранном архиве в Москве, а затем поселился в Варварине.
Детство Миша Митьков провёл в своём родном и горячо любимом Варварине. Много счастливых дней и воспоминаний связано с этим селом. Набегавшись до изнеможения по парку, мальчик отправлялся со своими сверстниками купаться на Колокшу, которая подходила к самому парку и была тогда глубокой и красивой рекой, или уходил в поле, в видневшийся на горизонте лес. А зимой... Какой простор! Кругом бело, бело. Бывало, закладывали лёгкие санки и мчались по зимним дорогам.
Миша много учился, читал, с увлечением занимался точными науками. Но детство было недолгим. 3 марта 1804 года в возрасте 13 лет поступил на учёбу во 2-й кадетский корпус в Санкт-Петербурге (в настоящее время ул. Красного Курсанта, 14-18). Из формулярного списка Митькова узнаём, что он хорошо знал французский и немецкий языки, на которых свободно говорил, был увлечён математикой, в совершенстве овладел артиллерийской наукой и фортификацией. Серьёзные познания военных наук, личная храбрость, умение быстро принимать решения позволили ему быстро продвигаться по службе.
10 декабря 1806 года в звании прапорщик определён в Императорский Батальон милиции.
Участник войны 1806—1807 года. За Сражение при Фридланде в возрасте 16 лет награждён орденом Святой Анны IV степени.
22 января 1808 года батальон был причислен к гвардии и переименован в лейб-гвардии Императорский батальон милиции. 24 апреля 1809 года получил звание подпоручик, поручик — с 12 декабря 1810 года. 19 октября 1811 года батальон был развёрнут в лейб-гвардии Финляндский полк.
Участвовал в Отечественной войне 1812 года. За Бородинское сражение награждён золотой шпагой «За храбрость». Участвовал в битвах при Тарутино, Малоярославце. За битву под Красным награждён орденом Святого Владимира IV степени с бантом.
Участвовал в заграничных походах 1813—1814 годов: за битву при Бауцене и Лютцене награждён орденом Святой Анны II степени, Дрезден, Кульм, за битву при Лейпциге награждён алмазными знаками ордена Святой Анны II степени. 18 марта 1814 года участвовал в боях при взятии Парижа.
20 января 1813 года получил звание штабс-капитан, 11 мая 1816 года — капитан, 26 января 1818 года — полковник лейб-гвардии Финляндского полка.
Масон, с 1816 года по 1821 год — член ложи «Соединённых друзей».
С 9 января 1824 года на лечении за границей. В 1824 — 1825 годах в Париже посещал лекции по философии, истории, французского красноречия. В сентябре 1825 года вернулся в Россию. Жил в имении во Владимирской губернии, позднее переехал в Москву. В Москве живёт в доме своего дяди А. Н. Соймонова по ул. М. Дмитровка, 18.

В 1821 году вступает в Северное тайное общество. Участвовал в совещаниях Общества в 1821, 1823, 1824 годах.


Митьков Михаил Фотиевич

Митьков принадлежал к числу наиболее деятельных членов общества, участвовал в совещании в декабре 1823 года, где присутствовали "убеждённые члены Северного общества": К.Ф. Рылеев, А.В. Поджио, И.И. Пущин, Н.М. Муравьёв, М.М. Нарышкин, Н.И. Тургенев, С.П. Трубецкой, М.И. Муравьёв-Апостол. Квартира Митькова была выбрана для этого совещания "по соображениям конспирации", как более удобная. Именно здесь рассматривались и были приняты статутные (уставные) документы общества, решался вопрос о том, как быть с царской фамилией, рассмотрены "меры действия на умы простого народа, путём распространения среди него пародий, катехизисов, песен, таких как "Ах, тошно мне..." Митьков принимал самое активное участие в обсуждении всех документов. Он так сформулировал цель общества: "Стараться изыскать средства к изменению правительства. Под сим последним правилом разуметь должно было изыскать средства к получению конституции, в чём и состояла цель общества".
В 1823 году на квартире Митькова (Москва, ул. Чехова, 18) был принят Устав Общества и «правила для всех членов Общества».
В октябре 1823 года, где его ввели в состав Северной думы общества. Он же внёс предложение о необходимости обязать каждого члена общества вести агитационную работу среди крестьян в интересах тайного общества, ссылаясь при этом на свой опыт бесед с крестьянами в своей деревне.
Михаил Митьков был очень активным и деятельным членом Северного общества даже в период его упадка.
В августе 1823 года Митьков вместе с другим декабристом С.М. Семёновым приезжает в Москву.
Когда предоставлялась возможность, во время отпусков, Михаил Фотиевич приезжал в Варварино для того, чтобы отдохнуть в деревенской тиши, тем более что здоровье его не было прочным. В последний свой приезд в Варварино в конце августа 1823 году он почувствовал себя совсем нездоровым и из деревни послал "просьбу в отставку", как записано в формуляре о прохождении службы. Долго там он быть не мог: дела Общества звали в Москву.
Именно в это время, при его участии, произошло заметное укрепление Московской управы Северного общества.
Митьков информирует москвичей о делах в Петербурге, вселяет в них дух уверенности, принимает участие в выработке плана действия в день восстания. Он привёз известие, что восстание имеет все основания рассчитывать на большую часть гвардии. Митьков вместе со всеми обсуждает предложение Якубовича об убийстве царя. После смерти Александра I открылась возможность поездки Митькова в Петербург для агитации в Финляндском полку, в котором он имел большое влияние. Накануне восстания в Москве появился ещё один декабрист-владимирец Пётр Александрович Муханов, с которым Митьков был хорошо знаком.
В день восстания в Петербурге 14 декабря 1825 года Митьков находился в Москве. 15 декабря декабристы собрались у него на квартире, чтобы решить, что делать. Митькову поручается трудная обязанность: воздействовать на начальника штаба пятого корпуса полковника Гурко, чтобы тот вывел части корпуса и арестовал при их помощи корпусного командира и московского градоначальника. Совещание затянулось, долго и много спорили. До 4 часов утра 16 декабря решения никакого не приняли. Сказалась нерешительность многих членов Московской управы, плохая связь с Петербургом, и заговорщический характер восстания. А скоро пришло известие о разгроме восстания на Сенатской площади, начались аресты.
Арестован в Москве 29 декабря 1825 года по приказу от 27 декабря 1825 года. Доставлен в Санкт-Петербург на Главную гауптвахту в Зимнем дворце. 2 января 1826 года М. Ф. Митькова переводят в Петропавловскую крепость с запиской Николая I: "посадить по усмотрению под строгий арест".
Комендант крепости генерал-майор Сукин докладывал: "Митьков посажен в доме комендантском во вновь отделанный арестантский покой № 1, где он ни с кем никакого сношения иметь не будет". Митьков был болен, беспокоила чахотка, из-за которой ушёл из армии. Однажды Митькову передали из дома большой узел с бельём, вещами и продуктами. Узнав, что другие заключённые ничего не получают, он завязал все вещи снова и велел возвратить, так как разделить всё это товарищам не разрешалось, а один ими пользоваться он не мог. Такими бескорыстными, готовыми на самопожертвование во имя дружбы, были все декабристы.
Верховный уголовный суд на заседании 3 июля 1826 года приговорил Митькова к «политической смерти по 2-му разряду». 10 июля 1826 года Николай I смягчил наказание осуждённым: I разряду полагалась вечная каторга, II разряду — 20-летняя каторга. 22 августа 1826 года срок каторги был сокращён до 15 лет.
Отправлен в Свеаборгскую крепость 21 октября 1826 года, прибыл туда 25 октября 1826 года. Затем, 4 октября 1827 года Митькова перевели Свартгольмскую крепость, оттуда — 15 марта 1828 года в Кексгольмскую крепость, где находился в одиночной камере.

М. Ф. Митьков был отправлен из Кексгольмской крепости в Сибирь 24 апреля 1828 года (приметы: рост 2 арш. 8 4/8 вершк., "лицо белое, рябоватое, глаза серые, нос небольшой, продолговат, волосы на голове и бровях тёмнорусые"). 18 июня 1828 года прибыл в Иркутск. Отправлен в Читинский острог, куда прибыл в конце июня 1828 года. В Читинском остроге оставался до сентября 1830 года. В Читинском остроге декабристы содержались до момента постройки для них специальной каторжной тюрьмы в Петровском заводе. В сентябре 1830 года декабристов переводят в Петровский завод. Митьков в Петровском заводе разрабатывал устав Большой артели, основал библиотечную артель. Сблизился с декабристом А. Е. Розеном.
8 ноября 1832 года срок каторги Митькова был сокращён до 10 лет. М. Ф. Митьков оставался в Петровском заводе до конца каторги — до 1835 года. После окончания срока каторжных работ назначен на поселение в село Олхинское Иркутского округа. Из-за туберкулёза временно оставлен в Иркутске. По представлению генерал-губернатора Восточной Сибири С. Б. Броневского Митькову было разрешено поселиться в Красноярске.
М. Ф. Митьков прибыл в Красноярск 17 ноября 1836 года. Построил дом на Благовещенской улице (ул. Ленина) недалеко от дома В. Л. Давыдова. Дом снесён в 1937 году. Занимался цветоводством, философией, собрал большую библиотеку, доступную для публичного пользования.
В Красноярске, кроме Митькова, жили М.М. Спиридов и П.С. Бобрищев-Пушкин. "Приняли меня радушно, - писал в 1839 г. посетивший Красноярск И.И. Пущин, - у них отдохнул телесно после ужасной дороги... душевно нашёл отраду в дружеском кругу". О Митькове он сообщает, что тот живёт своим домом, хозяином совершенным - всё по часам и всё в порядке. Кормил обедом - всё время они были почти неразлучны.

Первым на Енисее начал метеорологические наблюдения. Михаил Фотиевич, несмотря на болезнь, в течение десяти лет вёл ежедневные наблюдения. Он выполнял такой объём наблюдений, какой на современных метеостанциях выполняют три-четыре человека.
Вероятно, Митьков проводил метеорологические наблюдения по просьбе академика Купфера. Измерения проводились по «Руководству к деланию метеорологических наблюдений» Купфера. Купфер обработал и подготовил к печати наблюдения Митькова. В 1866 году наблюдения Митькова были опубликованы в прибавлении к «Своду наблюдений, произведенных в Главной физической и подчиненных ей обсерваториях за 1861 год». Наблюдения Митькова использовались в трудах климатологов и метеорологов: «Климаты земного шара и в особенности России» А. И. Воейкова, «О температуре воздуха в Российской империи» Г. И. Вильда, «Вскрытие и замерзание вод в Российской Империи» М. А. Рыкачева, «Климатологический атлас Российской империи» (1899 год), «Климат Союза Советских Социалистических республик» (Ленинград, 1931).
В 1986 году записи М. Ф. Митькова были переданы Красноярскому краеведческому музею.

Михаил Фотиевич умер от чахотки в Красноярске 23 октября 1849 года, 58 лет от роду. Вот что пишет об этом И.И. Пущин в ноябре 1849 года из Иркутска Матвею Ивановичу Муравьёву-Апостолу: "...нечего сообщить вам нового - одна только печальная весть - это смерть М.Ф. Митькова. Страдания его окончились 23 октября. Будучи в Красноярске, привезу оттуда все подробности. Его земные счёты хорошо кончены".
Похоронен на Троицком кладбище Красноярска. М. Ф. Митьков не имел семьи, поэтому комитет в составе И. И. Пущина, В. Л. Давыдова и М. И. Спиридова по разрешению генерал-губернатора Восточной Сибири продал дом и имущество покойного, а деньги были разделены неимущим декабристам, живущим в различных местах Сибири.


Памятник М. Ф. Митькову на Троицком кладбище.

Могила М. Ф. Митькова была утеряна. В 1980 году на предполагаемом месте захоронения был установлен памятник.

***

Важным вкладом в метеорологию явились десятилетние наблюдения, которые проводил находившийся на поселении в Красноярске видный член Северного общества Михаил Фотиевич Митьков.
Это был один из образованнейших декабристов. Его интересы были разносторонни: он увлекался языками, математикой, историей, географией, рисованием. Прибыв в Красноярск в 1836 году после отбытия каторги, декабрист занялся цветоводством, много читал. Его отличительными качествами были дисциплинированность, точность, строгая принципиальность. По словам И. И. Пущина, посетившего Митькова в Красноярске, у него было "все по часам и все в порядке". Он не отступил от своих правил даже тогда, тогда тяжелый недуг - следствие десяти лет тюрьмы и каторги - приковал его к постели. Несмотря на все прогрессирующую чахотку, он нашел в себе силы и твердость, чтобы еще раз послужить отчизне, теперь уже на поприще науки. В течение десяти лет, непрерывно, с исключительной точностью он вел метеорологические наблюдения. По оценке специалистов, Митьков за этот срок выполнил такой объем измерений, какой сегодня осуществляет станция в составе четырех человек.
Трудно с уверенностью сказать, что побудило больного декабриста взяться за этот кропотливый и нелегкий труд, по многие факты говорят о том, что он был начат Митьковым по просьбе академика Купфера. По крайней мере, измерения проводились по купферовскому "Руководству к деланию метеорологических наблюдений". Известно, кроме того, что ученый получил записи Митькова, обработал их и подготовил к печати.
Записи М. Ф. Митькова были переданы из архива Главной геофизической обсерватории страны в Красноярское кошевое управление гидрометеослужбы, а в 1986 году они стали достоянием нашего краеведческого музея.
Записи декабристом производились в разлинованном журнале размером 22x36,5 см и объемом в 150 листов. Каждый лист разбит на вертикальные колонки, соответствующие времени и виду наблюдений, с 1 января 1838 по 31 декабря 1847 года.
Наблюдения включали измерения температуры воздуха, атмосферного давления (в дюймах), температуру в помещении, где был установлен барометр, характеристику состояния неба. Вначале (до 6 февраля 1838 г), наблюдения велись 3 раза в день: в 9 часов утра, 4 часа пополудни и в 9 часов вечера, затем был добавлен еще один срок - 7 часов утра. В отдельные периоды сроки сдвигались на 1 час вперед или назад: 6 часов и 10 часов утра и 10 часов вечера. Даты приводились по новому стилю, заголовки граф даны на немецком языке, а отдельные словесные записи на двух языках: русском и французском, что соответствовало нормам научных записей того времени. Анализ наблюдений позволил установить, что температура воздуха снаружи измерялась по термометру Реомюра, что термометр был спиртовым (Купфер в своем "Руководстве" рекомендовал при температуре ниже 30 градусов, когда ртуть замерзает, использовать спиртовые термометры). Таблицы показывают также, что Митьков измерял атмосферное давление и температуру в помещении ртутным барометром, снабженным термометром (обсерватории того времени использовали сифонные ртутные барометры Купфера). Записи Митькова свидетельствуют также о том, что он пользовался точными приборами, сверенными с образцовыми инструментами главной российской (нормальной) обсерватории.
Состояние неба отмечалось буквами: Я, П, О, С, Д и т. п. (ясно, пасмурно, облачно, снег, дождь...). После 1842 года иногда даются формы облачности: рассеянные облака, облака на горизонте, облака тонкие, пористые, слоисто-кучевые и т. д. Митьков указывал иногда н на интенсивность явления: густой туман, проливной дождь, мелкий снег. Фиксировалось и сочетание явлений: гром с молнией, гром без дождя, буря с дождем.
Можно констатировать, что Митьков отмечал в основном все явления, наблюдения за которыми ведутся по современным руководствам. Часть из этих явлений не была указана даже в "Руководстве" Купфера: зарница, изморозь, град, вьюга, метель.
Кроме граф, в которых фиксировались указанные наблюдения, в журнале есть еще одна, последняя, графа для примечаний. В ней Митьков помещал данные о наблюдениях между основными сроками, чаше в ночное время. Например: "Ночью шел дождь".
В примечаниях к каждому месяцу давалась дополнительная визуальная характеристика погоды за отдельные дни. Имеются, например, данные о вскрытии и замерзании Енисея. Это также было предусмотрено "Руководством": "В городах, омываемых большими реками, замечают день вскрытия и замерзания реки".
Наблюдения М.Ф. Митькова представляли огромную ценность для науки прошлого века. В то время, когда огромные пространства России, особенно ее восточные районы, представляли собой белые пятна, когда не была еще создана сеть геофизических обсерваторий, каждый многолетний ряд наблюдений имел цену открытия.
Вот почему труды трех сибирских метеорологов-декабристов (Л. И. Борисова, М. Ф. Митькова и А. И. Якубовича были переданы Главной физической обсерватории и сохранены для потомков.
Наблюдения Митькова были удостоены особой чести. В 1866 году они увидели свет в приложении ("прибавлении") к "Своду наблюдений, произведенных в Главной физической и подчиненных ей обсерваториях за 1861 год". На титульном листе приложений надпись на русском и французском языках: "Прибавления. Метеорологические наблюдения, произведенные в Красноярске с 1838 по 1847 год включительно по новому стилю (Широта 56° 1', долгота 90°34' от Парижа). Наблюдения производились г. МИТЬКОВЫМ".
Необходимо отметить, что в "Прибавлениях" к "Своду" публиковались лишь особо ценные метеорологические данные наблюдений, подвергнутые тщательному отбору. Так, из 263 станций, существовавших в России, только 47 станции производили наблюдения, пригодные для публикования; в 1864 году число таких станций сокращено до 24. Рядом с данными этих станций были помещены и наблюдения Митькова. Измерения декабриста были использованы в трудах выдающихся ученых-климатологов и метеорологов. Основатель русской климатологии А.И. Воейков более, чем кто-либо из отечественных ученых, использовал наблюдения декабристов, в том, числе и Митькова. Эти наблюдения вошли в состав самых известных его трудов. Например, в знаменитое исследование "Климаты земного шара и в особенности России". Так, вывод о том, что зимой в Красноярске и его окрестностях обычно не бывает снега, сделан в основном на наблюдениях Митькова.
Данные наблюдений декабриста были проанализированы в капитальном труде академика Г. И. Вильда "О температуре воздуха в Российской империи", причем они были отнесены к лучшим метеорологическим измерениям России по качеству и полноте. Измерения Митькова также вошли в состав труда академика М. А. Рыкачева "Вскрытие и замерзание вод в Российской Империи", они использованы в "Климатологическом атласе Российской империи", изданном в 1899 году, и в многотомном труде "Климат Союза Советских Социалистических республик" (Ленинград, 1931), где, в частности, приведены среднемесячные температуры в Красноярске за те годы, когда здесь жил Митьков. Таким образом, наблюдения декабриста вошли в произведения, составляющие золотой фонд метеорологической науки.
Метеорологический журнал М. Ф. Митькова окажет сотрудникам краеведческого музея существенную помощь в создании музея декабристов. Во-первых, он сам войдет в число самых значительных экспонатов музея, во-вторых, с его помощью станет возможным найти и приобрести для коллекции музея метеорологические приборы, аналогичные тем, которыми пользовался декабрист-исследователь Михаил Фотиевич Митьков.
В. С. ПЛЕХОВ.
Уроженцы и деятели Владимирской губернии

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Юрьев | Добавил: Jupiter (08.05.2017)
Просмотров: 35 | Теги: Юрьевский уезд, люди | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика