Главная
Регистрация
Вход
Пятница
03.07.2020
14:02
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1276]
Суздаль [391]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [417]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [108]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [129]
Гусь [149]
Вязники [274]
Камешково [93]
Ковров [373]
Гороховец [118]
Александров [243]
Переславль [106]
Кольчугино [73]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [103]
Религия [5]
Иваново [55]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [99]
Писатели и поэты [99]
Промышленность [89]
Учебные заведения [101]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [47]
Муромские поэты [5]
художники [23]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [241]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Камешково

Камешковская церковно-приходская школа

Камешковская церковно-приходская школа

До открытия учебного заведения камешковские дети были вынуждены посещать народное училище в селе Эдемском и церковно-приходскую школу в Беркове (существовавшую с октября 1899 года).
В сентябре1903 года в поселке Авдотьино, где проживало 1200 человек, фабриканты братья Дербеневы, заботясь о благе ближнего и идя навстречу просвещению, открыли школу для обучения детей служащих и рабочих своей фабрики. В отличие от многих церковно-приходских школ, она не получала дополнительного казённого кредита, поскольку считалось, что для этого имеется вполне состоятельный содержатель. Заведующим был назначен протоиерей храма в селе Горки Николай Леонтьевич Любимов, учителем – Дмитрий Владимирович Добронравов.
Изначально школа располагалась в деревянном здании, состоящем из трёх помещений, площадь которых в среднем составляла по 25м2. Маленькое деревянное здание приняло 40 первых учеников разного возраста.
Вот какую характеристику дал наблюдатель церковных школ Ковровского уезда священник Евлампий Либеровский в 1908 году: «здание деревянное, прочное, новое, без особых удобств».
Церковь была освящена Епископом муромским Александром 12 ноября 1906 г. в честь Вознесения Господня. Первым старостой церкви стал Павел Никанорович Дербенев, один из владельцев текстильной фабрики, на чьи средства и строился храм.


Церковь Вознесения Господня. Фото начала XX века.

Паломничество в Суздаль учащихся Камешковской церковно-приходской школы в 1911 году

Помимо учебных занятий учителя вовлекали школьников в различные мероприятия воспитательно-патриотического характера.


Снимок был сделан в Ризположенском монастыре Суздаля 12 июня 1911 года.

10 июня сего 1911 года мы надумали совершить паломничество со своими учениками для поклонения святыням г. Суздаля.
Детям ещё раньше было известно об этом, и они с нетерпением ждали дня отправления.
В назначенный день, в 6 часов утра, учащиеся в количестве 60 человек – мальчиков и девочек, собрались в квартире учителя. Ближайший попечитель и строитель школы Павел Никанорович Дербенёв сочувственно отнёсся к нашему намерению и приказал дать четыре лошади, заложенные в телеги, белого хлеба, чаю, сахару и 25 рублей денег. Расстояние от Камешкова до Суздаля 35 верст. Предложено было ехать попеременно. В 7½ часов утра дети, в сопровождении законоучителя священника Веселовского, учителя Тихомирова и учительницы рукоделия Даманиной, осенив себя крестным знамением, отправились в путь. Родители детей собрались посмотреть на небывалое зрелище и напутствовали нас благословениями и благопожеланиями. За посёлком половина учеников, преимущественно слабых и младших, села на телеги, а остальные с сопровождающими лицами шли пешком. Все учащиеся шли бодро и благоприлично, никто не позволил себе порезвиться и даже громко разговаривать. Проехали верст пять лесом, показалось село Коверино. В селе дети переменились: те, которые сидели, пошли пешком, а шедшие сели на телеги. Из села Коверина учитель Тихомиров уехал вперёд – в село Санино, чтобы подготовить для паломников чай и завтрак. Псаломщик села Санина охотно отозвался на просьбу и приготовил всё необходимое. В Санино прибыли в 12 часа дня; в саду псаломщика девочки сели пить чай с белым хлебом, а мальчики с учителем в это время пошли купаться, т.к. всех одновременно невозможно было напоить. После чаю дети поблагодарили радушного хозяина, осмотрели сельские храмы, помолились в них, затем отправились дальше к Суздалю. Было уже 1½ часа дня, на небе стало пасмурно, по сторонам закурились дождички. Нужно было спешить, тем более что всем хотелось прибыть в Суздаль хотя бы за полчаса до всенощной, чтобы немного оправиться с дороги. В сёлах, которыми приходилось проезжать, жители выходили из домов, пытливо смотрели на нас и спрашивали: «Куда это вас Бог несёт?» и когда узнавали, то говорили: «Вот как хорошо, дай вам Бог час добрый!» Такие вопросы и напутствия подбадривали наших паломников.
Добрались мы до села Кидекши. Время было 4 часа дня, оставалось ещё 4 версты до Суздаля. Суздаль весь был у нас перед глазами и так приветливо смотрел на нас. Дети с новым интересом взирали на старинный город с множеством церквей и колоколен: таких городов они ещё не видывали. Мальчики сняли с себя фуражки и благоговейно перекрестились. Напрягли последние силы.
Наконец – окончен желанный путь. Законоучитель расставил детей попарно и в таком порядке повёл их городом. Учитель встретил нас и сообщил, что помещение для паломников готово. Господин смотритель духовного училища М.Е. Стаховский любезно и радушно предложил нам ученическую столовую и приказал приготовить кипяток. Мы пришли за готовые столы, дети расселись пить чай и закусить. Господин смотритель даже сам пришёл в столовую посмотреть на маленьких паломников и, заметив, что мы стесняемся за своих детей, просил не стесняться и даже предложил опять приходить с детьми пить чай во время нашего пребывания в городе. Мы конечно искренно поблагодарили его за такое гостеприимное радушие. Потом явился к нам председатель Суздальского отделения училищного совета отец протоиерей М.С. Снегирёв с уездным наблюдателем и любезно предложил нам для ночлега большое здание Спасо-Евфимьевской двуклассной церковно-приходской школы, со всеми удобствами: там оказались постели, кухня и всё необходимое. Приставили нам служителя, который был и за повара.
Часы пробили шесть. Соборный колокол загудел, призывая в храм Божий ко всенощной. Дети из столовой, с сопровождающими лицами попарно отправились в собор и были расставлены в ряды пред солеей. Несмотря на утомление, они стояли благоговейно и молились очень усердно. По окончании всенощной дети прикладывались к мощам святых Феодора и Иоанна с искренним благоговением.
Из собора мы отправились на ночлег в Спасо-Евфимьевскую школу. Дети, увидев знакомую себе обстановку, почувствовали себя как дома. После общей вечерней молитвы все, утомлённые целодневным путешествием, заснули крепким сном.
Настало утро воскресения (11 июня). Дети по первому слову встали, оделись, умылись и помолились Богу; затем отправились к ранней литургии в женский Покровский монастырь. Здесь, как и в соборе, дети были расставлены впереди. По окончании ранней литургии мы спустились под холодный собор и поклонились гробнице вел. княгини Софии и осмотрели находящиеся там старинные княжеские памятники. Оттуда казначея монастыря повела нас осматривать все древние монастырские храмы и богатую древними ценностями ризницу. Казначея давала подробные объяснения, и дети слушали с напряжённым вниманием, о чём можно было судить по сосредоточенному выражению их лиц. Осмотревши всё подробно, мы были приглашены радушной матушкой игуменьей Марией в монастырскую трапезную. Детям предложен был чай с молоком и булкой. Матушка игуменья сама пришла к нам и обласкала детей с материнской любовью. С интересом расспрашивала нас о нашем паломничестве и предлагала для девочек помещение для ночлега.
После завтрака, поблагодарив матушку, мы отправились в своё помещение немного отдохнуть до поздней литургии. В 9 часов утра зазвонили к поздней литургии, дети пришли молиться в Спасский монастырь, где литургию совершал отец архимандрит Мисаил в сослужении законоучителя Веселовского и братии монастыря. За литургией дети пропели «Верую» и «Отче наш». Архимандрит сказал слово, обращённое преимущественно к детям, похвалил их за паломничество и стройное пение. Отец архимандрит благословил нас иконой преподобного Евфимия и отдал её на память в нашу школу. Приняв благословение, дети пошли осматривать древности монастыря: памятник князю Пожарскому, ризницу, древние орудия и пр.
Время после обеда до вечерни было употреблено на осмотр города и, главным образом, древнего кремля, гуляли по валам, и в этой прогулке принял участие протоиерей Снегирёв и сообщил детям исторические сведения о г. Суздале и его кремле. К вечерне дети явились в собор, и по окончании службы наблюдатель отец И.М. Взоров показал детям все святыни древнего собора, а потом законоучитель Веселовский отслужил молебен свят. Фёодору и Иоанну; молебен пели дети сами. Из собора мы пошли в столовую духовного училища и напоили детей чаем, а потом отправились в Спасскую школу на ночлег. Так закончилось воскресенье.
В понедельник к 8 часам утра дети явились в женский Ризположенский монастырь к поздней литургии. Литургию совершал законоучитель Веселовский. Дети во время литургии пропели «Верую» и «Отче наш» и по окончании литургии молебен перед ракой преподобной княжны Евфросинии. Из храма дети приглашены были радушной матушкой игуменьей Капитолиной в монастырскую трапезную на чай с белым хлебом. После чаю матушка игуменья предложила нам пройтись осмотреть заведуемый ею Васильевский монастырь, а оттуда просила зайти нас с детьми к ней на обед, что особенно для нас было важно, так как настал первый день Петрова поста, а в постный день для нас труднее было приготовить свой обед. На предложение пройтись в Васильевский монастырь мы охотно согласились; там нас встретили очень ласково, всё нам показали. В тёплом храме пред Чудотворной иконой Божией матери Владимирской мы отслужили молебен. В женских монастырях на нас произвели приятное впечатление истовое богослужение, ласковое обращение сестёр, образцовый порядок и безукоризненная чистота. В Васильевском монастыре, по распоряжению игуменьи Капитолины, нас опять всех напоили чаем. После чаю мы с детьми погуляли около монастыря и показали детям монастырскую водяную мельницу; для них было это очень интересно, так как многие из них не видывали ещё водяных мельниц и как из зерна получается мука. После этой прогулки мы снова отправились в Ризположенский монастырь обедать.
После обеда мы осмотрели все древние святыни и ризницу монастыря, а потом явился фотограф нас снимать.
Отец протоиерей Снегирёв и наблюдатель отец И. Взоров и здесь оказали нам своё внимание: они снялись в общей с нами группе, внутри Ризположенского монастыря, и не отказались иметь у себя нашу общую фотографическую карточку. После этого мы опять приложились к мощам Преподобной Евфросинии, поблагодарили матушку игуменью за радушный привет и, приняв от неё благословение, отправились в Спасскую школу ночевать последнюю ночь. Вечером отец протоиерей Снегирёв пришёл к нам проститься, беседовал с учащими, интересовался нашей школой. Он принёс в подарки нашим детям по книжке «Житие Преподобного Евфимия»; сам им роздал, побеседовал с ними и дал отеческие наставления. Отец протоиерей Снегирёв и наблюдатель отец И. Взоров посещали нас неоднократно, хотя расстояние до Спасской школы от их квартиры неблизкое; входили во все наши нужды, спрашивали, хорошо ли, удобно ли нам, не нуждаемся ли мы в чём? Немало позаботился о нас и заведующий Спасской школой отец Дмитрий Покровский, священник с. Сельца. Он ходил к нам по несколько раз в день, даже сам покупал нам некоторые продукты для стола.
Вообще в Суздале, за время нашего пребывания, мы везде и у всех встретили радушный тёплый привет, помощь и сочувствие. Поэтому, как у нас учащих, так и у детей наших остались и остаются самые лучшие и благодарные воспоминания о Суздале и о тех лицах, вниманием которых мы пользовались, сверх нашего ожидания.
Во вторник (13-го) встали мы в 7 часов утра, попили чаю и тронулись в обратный путь. Выехавши за город, все мы встали лицом к городу, пропели краткий молебен суздальским угодникам и сделали земной поклон городу и его святыням. На обратном пути мы остановились на час в селе Кидекше и осмотрели там храм, считающийся древнее суздальских храмов. Помолились пред гробницами княжескими, находящимися в храме, и осмотрели на папертях храма колокол, пожертвованный Иоанном Грозным. Местный священник сообщил нам краткие исторические сведения о храме и его прошлом.
Этим и закончилось наше путешествие в город Суздаль. До своего места добрались мы благополучно. Среди дороги, опять в селе Санине, у того же радушного псаломщика сделали мы перепутье. В 7 часов вечера мы были уже в своём Камешкове. Дети благодарили нас за устройство для них паломничества, и мы очень рады, что у нас не было ни одного недовольного во всё время нашего путешествия. В 8 часов вечера дети разбрелись по своим домам и делились своими впечатлениями со своими родителями. Родители после выражали нам свою благодарность и удивление: как могли мы сообразиться с такой большой семьёй.
Приведёт ли нам Господь дожить до будущей весны, мы приложили бы все свои старания устроить для детей куда-либо и ещё паломничество. Теперь мы убедились, что паломничество есть одно из могущественных средств религиозно-нравственного воздействия на детей. Паломничество возбудило в детях любовь к храму и богослужению – интерес к церковному пению и влечение поклониться ещё раз святым угодникам. Самое путешествие сблизило нас учащих с детьми и даже, как будто, сроднило. Теперь дети не только не дичатся нас, а ласкаются, как родные дети, и боятся прогневать нас своими шалостями и леностью не из-за страха, а из-за любви к нам.
Законоучитель Камешковской церковно-приходской школы священник Василий Веселовский
Газета «Владимирские епархиальные ведомости» за 1912 год (№5).

Школьное празднование 300-летнего юбилея царствования Дома Романовых

21 февраля 1913 г. со школьным празднованием было соединено празднование и рабочих. Звон к Божественной Литургии начался в 10 часов утра, что еще более придало торжественности празднику, так как к этому времени не только мужчины, но и женщины – хозяйки могли управиться с домашними делами и явиться к литургии, и действительно храм был переполнен молящимися, а в Камешковском храме вмещается около 2-х тысяч человек. Благодаря позднему служению Литургии, своевременно получен был Высочайший Манифест.
По первому удару колокола к Божественной Литургии, все дети, заранее собравшиеся в школе, вместе с учителями направились попарно в храм и заняли свои места по обе стороны амвона у солеи. Литургию совершал заведующий школой священник В. Веселовский с диаконом М. Зориным. На правом клиросе пел местный хор под управлением учителя А. Тихомирова, а на левом клиросе пели певчие – любители. Во время литургии, прислуживали два ученика в стихарях. Часы перед литургией читал ученик, облаченный в стихарь. «Верую», «Достойно» и «Отче Наш» пели все ученики. По заамвонной молитве священник Веселовский произнес слово, в котором кратко обрисовал смутное время, трогательную разлуку пятилетнего Михаила Феодоровича с родителями и его родителей между собой; тяжелую долю изгнания и скитания Михаила Феодоровича до 17-летнего возраста; заслуги перед отечеством патриарха Гермогена, архим. Дионисия, келаря Авраамия и Троице-Сергиевой Лавры; подвиги Князя Пожарского и Косьмы Минина и бессмертный подвиг Ивана Сусанина, пояснив, что эти лица оставили нам пример, до забвения себя, служить Царю и родине; избрание Михаила Феодоровича на царство и посольство к нему в Ипатьевский монастырь; краткий обзор царствования Венценосных Вождей Дома Романова до последних дней. В заключение проповедник призывал горячо помолиться Господу Богу: возблагодарить Его за все благодеяния, явленные нашему отечеству и просить Его милости и помощи на будущее время. По отпуске о. диаконом был прочитан Манифест, после чего был отслужен Господу Богу благодарственный молебен, в конце которого были провозглашены обычные многолетия и вечная память Михаилу Феодоровичу и всем тем, которые поминались за панихидой накануне, а после этого многолетие Прав. Синклиту, военачальникам, градоначальникам, воинству и всем православным христианам.
Литургия и молебен окончились в 1 час дня.
В продолжении всего дня производился колокольный звон. В 5 часов вечера все ученики и ученицы, в количестве 150, собрались в школу и разместились на скамьях в приготовленной комнате. Много собралось публики и очень различной: явились интеллигенты из фабричной администрации, бывшие ученики школы, большинство было рабочих – родители учащихся.
Вечер был открыт речью заведующего свящ. Веселовского. Сказано было приблизительно следующее: «Дети, сегодня, вместе с нашим Батюшкой Царем, молилась вся Россия и по всему лицу земли родной гудел колокольный звон, как в Светлое Христово Воскресенье, по случаю трехсотлетия царствования наших благочестивых Царей из фамилии Романовых, начиная с первого Михаила Феодоровича и кончая ныне над нами благополучно царствующим Императором Николаем Александровичем. За эти триста лет наша Россия возросла и расширилась в своих пределах и составляет теперь 1/6 часть всего земного шара; стала одним из сильнейших государств. из чего восстала Россия и как она стала сильной и славной, вы уже слышали из моего слова в церкви и услышите сейчас из чтений ваших учителей. Вот поэтому-то случаю собрались и мы сюда, чтобы порадоваться одной радостью со своим Царем и прославить и воспеть тех, кто потрудился и доселе трудится над устроением нашего отечества и кто положил жизнь свою за Царя и за Русь…» После этого вступления был исполнен народный гимн стройно и воодушевленно хором певчих и всеми детьми, двумястами голосов, а затем началось чтение и пение по программе. Некоторые песнопения были исполнены одними детьми, а другие местным хором, в котором приняли участие и заведующий свящ. Веселовский с псаломщиком и учителями школы под управлением учителя Ал. Тихомирова. Программа вечера была следующая: Отд. 1. Гимн. М. Львова. «Боже Царя Храни» испол. хор и дети. Чтение: «Смутное время», проч. учит. Ал. Тихомиров. Стих. «Убиение Царевича Димитрия», проч. уч. 3 гр. Бурцев. «Боже люби Царя», муз. Глинки исп. хор. Чтение «Освобождение Москвы», проч. учит. Н. Смирнов. «Славься, славься Св. Русь» м. Глинки исп. Детский хор. Чтение «Воцарение ц. Романов.» проч. учит. Ив. Кузнецов. «Смерть Сусанина», проч. в лицах ученики 3 гр. «Коль славен», Бортнянского исп. хор и дети. Отд. II. «Многи лета», исп. детский хор. «Речь Минина и Марфы Борис.» проч. уч. 4 гр. Умоев и Баландина 3 гр. «Смерть Сусанина», исп. Детский хор. Стих. «Жизнь за Царя» проч. ученики 2 гр. Стих. «Царь» проч. уч. 4 гр. Комаров, «На севере диком» исп. Веселовский, Лобанов и Смирнов. «Ночевала тучка золотая», исп. Веселовский, Лобанов и Кузнецов.
Особенно сильное впечатление произвело на публику чтение в лицах стих. «Смерть Сусанина». Ученик 3-го класса Вячеслав Варенцов был загримирован Сусаниным с палкой в руках, он ведет за собой пятерых, наряженных поляков с ружьями (потешных) за спинами и саблями (деревянными) в руках. Со словами: «умри же предатель… и сабли над старцем, свистя, засверкали… и твердый Сусанин весь в ранах упал»,- наряженные поляками застучали саблями над головой замаскированного Сусаниным, и он упал как-бы мертвым. В публике долго не смолкали рукоплескания. Дети запели стих. «Смерть Сусанина».
Не менее сильное впечатление произвела речь Косьмы Минина, которого изобразил замаскированный ученик 4 гр. Димитрий Умоев. Он встал на сделанное возвышение и выразительно продекламировал: «друзья и братья! Православной вере и… конечная гибель предстоит… поможем, братья, родине святой?!» - Все дети 2, 3 и 4 гр. громко и отчетливо, в один голос, ответили: «мы все, Кузьма Захарыч, все хотим помочь Москве и вере православной!». На слова Минина «и, аще, братья, похотим помочь, не пожалеем наших достояний!» голоса детей: «заложим жен! детей своих заложим!» На вопрос: «кто воеводой будет?» голоса учеников: «Князь Димитрий Михаилович Пожарский! Князь Пожарский! Другого нам не надо». На слова Минина: «все, до последнего рубля кладу!» ученики: «и мы, и мы все за тобой готовы отдать свою копейку трудовую!..»
Продолжая: «да из собора я послал Нефеда, чтобы из дому нести, что подороже… да взяли бы у святых икон взаймы на время только ризы золотые», в это время уч. Умоев указал на икону. Голоса: «Все отдадим! Теперь не до нарядов!» (Начинаются приношения).
Девочка 3 гр. Мария Баландина, наряженная богатой вдовой Марфой Борисовой, прекрасно прочитала: «богатое наследство мне осталось от мужа моего и господина… вздумала я, догадалась раздать казну за упокой души, и весело мне стало, что заботу такую Бог послал и вот, благословясь, я раздавала… и не могла раздать… И не внуши вам Бог такого дела, ни в жизнь бы мне не рассчитаться с долгом… Тут много тысяч. Сыпьте не считайте!» При последних словах голос Баландиной задрожал, кажется, от волнения, и это ее чувство передалось очевидцам; в это время стояла наша девочка, как бы та, настоящая, Марфа Борисова.
Из толпы выходит ученик: «вот шесть алтын, две деньги!»
Другой: «вот мой зипунишко!» Ученик Умоев все время стоял на возвышении и, выслушав слова Марии Борисовой, говорит: «и я смотрю; во мне душа растет. Не явно ли благословение Божие!.. Теперь у нас и войско, и казна, и полководец…»
В публике долго рукоплескали этому картинному чтению. В заключение всего снова был пропет гимн «Боже Царя храни». Публика вышла. Детям были розданы гостинцы от Т-ва мануфактуры Дербеневых, всегда отзывчивых к нуждам нашей школы. Школьное торжество закончилось в 8 часов вечера.
Юбилейное торжество доставило приятное удовольствие не только детям, но и посторонним зрителям, в особенности же родителям учащихся, потому что они отлично помнят, какими они привели своих детей в школу учиться и что из них стало теперь: на них стали любоваться другие; их дети, в живых образах и словах, заставили взрослых людей пережить те патриотические порывы, какими были одушевлены наши предки 300 лет тому назад.
Священник Василий Веселовский.
«Владимирские Епархиальные Ведомости» Отдел неофициальный № 12 (23 марта 1913 года).


Школа №2. Ул. Ленина, д. 2

Двухэтажное кирпичное здание школы для детей рабочих выстроено в 1913 году напротив храма.

Речь, сказанная перед началом учебного года, в присутствии родителей учеников Камешковской церковно-приходской школы, Ковровского уезда в 1913-м году

Не без волнения и сомнения выходит земледелец на свою родную полоску бросать первую горсть семян для посева. Сколько в голове его роится дум: хорошо ли удобрил он почву земли, хорошо ли он приготовил семена; каково Господь пошлет лето: будут ли благовременные дожди и теплота; не было бы градобойных гроз и бурь. Как бы труды его не пропали даром? Так и у нас учителей и воспитателей, перед началом духовного посева, т.е. учебного года, роится в голове не менее, чем у земледельца, грустных дум и тяжелых сомнений: с какими задатками привели к нам детей и из каких семей? Семя у нас отборное, дорогое, чистое, святое,- это слово Божие и учение доброй христианской нравственности. Но какова будет почва? Она нам не известна. Почва – это душа детей и ее нравственные задатки. Здесь, в фабричном месте, жители весьма разнообразен, все они собраны из разных губерний и уездов, а русская пословица говорит: «что город – то норов, что деревня – то обычай». Здесь жизнь человеческая распределяется не по колокольному звону, а по фабричному свистку. Есть у нас люди и очень хорошие и весьма религиозные, но есть и сомнительной нравственности и заметной порочности и большинство – в различной степени религиозны. Мне приходится быть свидетелем таких картин: наступает канун воскресного дня, приходит вечер, слышится благовест ко всенощной, молитве благостной, и звон смиряющий в душу просится… но нет, в души наших жителей колокольный звон не просится и не смиряет. Звон продолжается, а у нас кто спешит на рыбную ловлю, кто на охоту. Идешь в храм мимо домов, а в окна видишь: сидят за самоваром, да пожалуй еще с гостями. А то пришлось быть свидетелем и такого явления: иду по звону в храм, а в одном доме неподалеку от храма слышится топот танца под веселые звуки гармоники. Благовест смолк, началась всенощная, а там кое-где сидят за выпивкой, или азартной карточной игрой, проигрывая свои потовые копейки, забывая, что семья полуголодная и полуодетая.
Все, что я говорю, это – не слова только, а горькая правда, потому что у нас, если б даже половина местных жителей пришла в храм, храм был бы полон, а на самом деле в летнее время храм и наполовину не бывает заполнен. Где же народ, что он делает?
Так вот из каких иногда семей приводят к нам детей в школу. Некоторые из них уже знакомы со многими пороками, до сквернословия включительно, а наша обязанность не только учить грамоте, но и воспитывать. Наша школа церковная, а церковная школа – это та же малая церковь. Ее девиз – один Бог, одна вера и церковь, один царь и отечество. Следовательно, наша задача – достичь того, чтобы наши питомцы вышли из школы людьми верующими в Бога, почитающими царя и власть; любящими не только своих родителей, но и ближних; чтобы из них вышли добрые семьянины и хорошие соседи.
В церковной школе и в учебных книгах собраны статьи, не только развивающие ум и обогащающие его знаниями, но благотворно действующие на сердце и волю детей. Но при всем нашем желании, при всем нашем старании достигнуть намеченной цели невозможно, если родители пойдут с нами в разрез; а это к несчастью бывает и видно вот из чего. Мы от своих учеников требуем, чтобы они в праздничные дни неопустительно посещали храм Божий, и доколе идет учебное время, дети исполняют наше требование, но как только кончается учебное время, детей в храме нет и наполовину.
Почему это? Может быть, кто скажет: «некого дома оставить», но если дети оставлены дома, то почему вас самих родителей не видать? Почему же, во время учебного года, дети имели возможность каждодневно часов шесть быть в школе и в то же время аккуратно посещали храм Божий? Затем мы внушаем детям поститься в посты и постные дни, но некоторые из них приходят домой, и их маменьки преподносят им скоромную пищу. Мы наказываем детей за сквернословие, но они приходят домой и некоторые слышат от своих отцов и старших братьев гнилые слова к каждому слову. Мы требуем, чтобы дети у себя дома молились утром и вечером, но я имел случай убедиться, что некоторые даже забыли молитвы, а из этого видно, что дети дома не молятся и родители их не заставляют молиться. Вот это-то и обидно нам; мы учим детей ваших добру, а вы, родители, не только не подсобляете нам, а даже тормозите. Итак, если хотите, чтобы из детей ваших вышли добрые, благочестивые и хорошие люди, то требуйте от них и вы, родители, того же, чего и мы от них требуем. Только при таких условиях и будет у нас успех в деле обучения и воспитания ваших детей. Только тогда наше обучение будет на пользу церкви и отечеству, и вам, родители, на утешение.
Теперь мое слово к вам, маленькие детки. Вы идете к нам учиться. Но чтобы учиться хорошо и легко, нужно прежде всего помолиться Господу Богу, чтоб Он Сам вразумил вас и помог слушать и помнить все-то, чему вас будут учить. Молитесь и верьте, что Господь услышит вашу молитву и поможет вам в книжном учении. Господь любит детей, а еще больше любит, когда в Ему молитесь. Он скорее услышит вас, чем ваши отец или мать. Чего не могут для вас сделать ваши родители, все то, что вы ни попросите у Бога, Он все может дать и помочь вам.
Посмотрите, детки, на икону Спасителя, как Он ласково смотрит на вас. Когда Он приходил к нам на землю, дети подходили к Нему и Он ласкал их, обнимал и благословлял. Помолитесь Спасителю, Он и вас благословит, хотя вы этого не увидите, но невидимо получите от него помощь – хорошо и легко учиться. Но помните, дети, Господь только тому помогает, кто и сам старается. Так, если хотите, чтобы Господь помогает вам, то молитесь Ему и сами старайтесь учиться, слушайте, что вам будут говорить в школе учащие. Слушайтесь и любите своих учителей, потому что они полюбили вас раньше, чем вы сюда пришли. Если бы учителя не любили вас и свое дело, то их бы здесь и не было, потому что с их образованием и способностями, они на другой службе получали бы за свой труд много больше, чем они получают за тяжелый труд учительства. Они получают за свой труд учительства столько же, сколько и неученый рабочий мужичок. Так вот помните, дети, что ваши учителя будут учить вас не из-за денег, а потому что они любят свое учительское дело и любят вас. Так заплатите же и вы, за их любовь, вашей любовью и послушанием, и эта ваша плата для них будет дороже денег.
Теперь несколько слов к вам, дорогие мои соработники. Не впервые приступаем мы к школьной работе, но снова, как и вначале, чувствуется какая-то робость, как перед чем-то великим, что вше наших сил. Действительно, для нашего великого дела, как обучение и главным образом воспитание детей и искоренение худых детских наклонностей, перед которыми оказались бессильными сами родители, недостаточно одних теоретических указаний педагогики, дидактики и методики, здесь необходимо творчество, вдохновение,– но для этого то и не найдешь указаний ни в одной книге. Источником же вдохновения и творчества может быть ничто иное, как только пламенная молитва к источнику премудрости, Премудрому Богу. Не нужно забывать, для успеха дела и другого необходимого условия, это,- «единение духа в союзе мира и любви между нами». Все мы потянем один и тот же плуг и будем возделывать одну и ту же борозду. Следовательно, мы должны держаться одного и того же направления.
Помолимся же Господу Богу «едиными усты и единым сердцем, дабы Он ниспослал Свое ниспослал Свое благословение на наш предстоящий труд».
Свящ. Вас. Веселовский.
«Владимирские Епархиальные Ведомости» Отдел неофициальный № 36 (7 сентября, 1913 год).


Учителями в период с 1903 по 1917 годы являлись:
Николай Леонтьевич Любимов, протоиерей Троицкого храма в селе Горки, благочинный второго Ковровского округа, более четверти века служил законоучителем земской школы в Горках, с 1899 заведовал школой грамоты в Беркове, с сентября 1903 до октября 1907 года – заведующий камешковской школой.
Василий Иванович Веселовский, священник, окончивший 4 класса духовной семинарии, состоял в должности заведующего школой и учителя Закона Божьего с октября 1907 года, автор нескольких статей о жизни школы, опубликованных во «Владимирских епархиальных ведомостях».
Дмитрий Владимирович Добронравов, окончил духовную семинарию, в должности законоучителя служил с момента открытия школы в 1903 году.
Алексей Васильевич Тихомиров, сын священника села Дунилова Шуйского уезда, окончил духовное училище, имел учительское звание, служил с ноября 1907 года.
Иван Андреевич Кузнецов, окончил второклассную школу, имел учительское звание, в должности учителя камешковской школы работал с сентября 1910 года.
Николай Михайлович Смирнов, окончил духовную семинарию, в должности учителя состоял с сентября 1911 года.
Анна Ивановна Даманина, дочь фабричного кассира, работала учителем рукоделия (предположительно до 1915 года).
Кроме перечисленных выше, в документах 1912-15 годов упоминаются также учителя В.Г. Мурашева и Лобанов (инициалы неизвестны). На 1 января 1915 года в школе работали четыре учителя и одна учительница.
Наблюдатель церковных школ Евлампий Либеровский отмечал, что учителя имеют «очень удобные квартиры в новых зданиях вне школы». Жалованье учителям выплачивалось из средств предприятия Дербенёвых. Так, годовое жалованье А.В. Тихомирова в 1914 году составило 300 рублей, И.А. Кузнецова – 360, М.Н. Смирнова – 420 рублей. Таким образом, месячное жалованье учителя составляло в среднем около 30 рублей (для сравнения: квалифицированные рабочие фабрики ежемесячно получали в среднем от 10 до 12 рублей).
Интересные конфиденциальные характеристики в своём докладе даёт учителям всё тот же наблюдатель: «Законоучитель священник Василий Веселовский, учитель Кузнецов – трудолюбивы и усердны, усерден и учитель Смирнов. Учитель Тихомиров опытный, но ленится».
Численность учеников постоянно увеличивалась: в 1904 году в ней обучался 51 учащийся, в 1908 – 77, в 1913 – 151, на 1 января 1915года – 180. Причём, в течение каждого учебного года количество учеников менялось – многие были вынуждены начинать работу в домашнем хозяйстве или на фабрике. Заметный рост количества учеников (почти в два раза) в 1908-1913 годах можно объяснить строительством служебных квартир для рабочих и, соответственно, ростом самого посёлка – это вызвало и необходимость строительства нового, более просторного здания под школу.
Стандартный курс обучения составлял три года, однако, по просьбе родителей некоторых учеников, в 1913 году он был увеличен до четырёх лет. Вызвано это было, по мнению наблюдателя, желанием родителей занять детей в возрасте от 11 до 14 лет полезной деятельностью, т.к. работать на фабрику многие поступали с 15 летнего возраста. Очевидно, данное пожелание высказали достаточно состоятельные родители – ведь значительная часть детей начинала трудовую деятельность на фабрике с 11-12 лет, так что четыре класса в указанном году закончили всего 15 человек.
Поскольку школа являлась церковно-приходской и относилась к духовному ведомству, основное внимание придавалось религиозно-нравственному воспитанию, поэтому такой предмет как Закон Божий имел первостепенное значение. Кроме этого изучались Славянская грамота, Русский язык, Арифметика, Отечественная история. Существовали также специальные предметы для девочек и мальчиков – домашнее рукоделие и военная гимнастика соответственно. Помимо уроков школьники присутствовали на ежедневных богослужениях в храме.
С младшими учениками обучение Закону Божию (после предварительных бесед о Боге) начиналось заучиванием молитв и заповедей с краткими объяснениями. В средней группе от детей требовался последовательный, ясный, толковый рассказ библейских событий. Со старшими учениками законоучителя вновь проходили Катехизис, богослужение и повторяли пройденные библейские истории.
С Законом Божиим неразрывно было связано изучение церковно-славянского языка. Обучение чтению начиналось в младшей группе со второго полугодия (после ознакомления детей с гражданским алфавитом). В средней группе учащиеся упражнялись в славянском чтении связных статей по книге Н.И. Ильминского «Церковно-славянская азбука для церковно-приходских школ». В старшей группе читали избранные псалмы из Псалтири и Часослова.
Важное значение в жизни школы имело церковное пение, в качестве дополнения Закона Божьего и Богослужения. В Камешкове учащиеся были ознакомлены с нотной грамотой и исполняли церковные песнопения по нотам. При учебном заведении действовал школьный хор, состоящий как из учеников школы, так и выпускников.
На занятиях по Рукоделию девочки обучались вязанию кружев и шитью различных необходимых в обиходе вещей: сорочек, фартуков, детских нагрудников.
Отдельно хотелось бы остановиться на таком предмете, как Военная гимнастика. Он представлял собой некий аналог начальной военной подготовки, изучаемой в советской школе. Учителем этой дисциплины являлся отставной унтер-офицер Кузин, который вёл занятия дважды в неделю, получая по 40 копеек за урок. На занятиях ученики осваивали азы физической и строевой подготовки, приёмы обращения с оружием. С данным предметом связана интересная история.
В апреле 1912 года военный министр отправил в Училищный совет при Священном Синоде циркуляр, в котором предписывалось в рамках празднования столетнего юбилея Бородинской битвы направить «потешные войска» в июле 1912 года в город Санкт Петербург. В столице намечалось проведение военного парада «потешных войск», на котором ожидалось присутствие императора Николая Второго. Из всех 549 школ духовного ведомства во Владимирской губернии занятия по Военной гимнастике проводились лишь в двух (одной из них и была камешковская школа). Епархиальный училищный совет (управление учебными заведениями духовного ведомства во Владимирской губернии), изучив суть вопроса, пришёл к выводу, что уровень подготовки по Военной гимнастике в обеих школах губернии не соответствует требованиям мероприятия такого ранга. Про камешковскую школу, в частности говорилось: «занятия в данной школе проводятся лишь один год, не все ученики имеют деревянные ружья, кроме того, не имеется требуемой единой форменной одежды». Таким образом, камешковским детям, к сожалению, не суждено было попасть на парад «потешных войск» в столицу.
Качество преподавания в школе на основании личных наблюдений оценены Е. Либеровским следующим образом (данные 1914 года): «Камешковская школа относится к лучшим (при условном разделении на «лучшие», «средние» и «посредственные»). Закон Божий проходится очень хорошо, Русский язык – в лучшем состоянии, Славянский язык – «хорошо», Арифметика – «удовлетворительно».

В 1914 году в размеренную школьную жизнь внесла свои коррективы первая мировая война. На втором этаже школы разместился госпиталь для раненых русских воинов. Школьники принимали участие в сборе денежных средств для общества «Красного Креста», на фронт отправляли собранные для солдат гостинцы, девочки старших групп шили бельё для местных лазаретов.
1915 г. «Камешковская церковно-приходская школа. Сознание величия и важности момента, переживаемого нашим дорогим Отечеством, охватило даже и школьных детей. Дети с напряженным вниманием выслушивают вести о войне: сами задают вопросы и расспрашивают, что есть нового в газетах. Когда им говоришь о славных победах наших доблестных войск, на лицах детей выражается восторженная радость. Когда же поделишься с ними о тех страданиях, какие приходится переносить нашим раненым воинам, и об ужасах мирных жителей, при нашествии современных гуннов — немцев, то на глазах наших детей и особенно девочек навертываются слезы, а у некоторых мальчуганов иногда вырывались слова оскорбленного патриотического чувства: «да мы бы их камнями...» и, если бы не остановить, так поговорили бы и больше. Когда же мы поведали детям, что на театр военных действий изволил отправиться Сам Государь Император, то дети проявили всю свою чистую и неподдельную любовь к Батюшке Царю. Это было перед утренней общей молитвой и из двухсотенной толпы детей послышались голоса опасения за Государя: «как-бы наш Царь не подвергся какой опасности со стороны разбойников — немцев» и обещали особенно-усердно молиться за Дорогого Батюшку Царя.
Свою патриотическую любовь наши дети доказали и на деле: по примеру своих учащих, они — все, без исключения, принесли свои лепты на раненых братьев — воинов. Принесли свои накопленные копеечки, которые были даны им на гостинцы их родителями.
Опасаясь, как-бы дети не сказали своим домашним, будто бы им велели приносить денег, детей нарочно мы предупредили, чтобы они денег у родителей не просили, а пожертвовали бы только то, что им дают на зерна и хоть один праздник лишили бы себя этого удовольствия ради раненых воинов. А для того, чтобы дети не стеснялись малыми жертвами, им было разъяснено, что жертва и добрые дела приятны Богу не по ценности, а по тому расположению души, с каким делается доброе дело, или приносится жертва, и для иллюстрации детям передан был Евангельский рассказ о бедной вдове, принесшей в жертву последнюю свою лепту. Несмотря на это, две девочки пожертвовали все, что имели и принесли: Глаша Даманина 1 р. 21 к., а Лена Ильвовская 1 р. 3 к., все, что находилось в их копилочках, скопленное годами.
Во избежание недоразумений пришлось объясниться с их родителями, но оказалось, что эти жертвы были не против воли родителей; поступок этих девочек доставил родителям даже нравственное удовлетворение.
Всего наша Камешковская церковно-приходская школа пожертвовала на раненых девятнадцать рублей 8 коп. Эти деньги были отосланы через местного Благочинного протоиерея Михаила Златоустова в Красный Крест, по подписному листу за № 635-м Владимирского Общества Красного Креста.
Девочки старшей 4-й группы и окончившие нашу школу много потрудились на пользу раненых: они шили на пятнадцати швейных машинах белье носильное и постельное, халаты и чулки для лазарета, оборудованного Товариществом г. г. Дербеневых в верхнем этаже нашей школы на пятьдесят коек. Работой девочек руководили и кроили белье бывшая учительница рукоделии нашей школы А.И. Даманина и настоящая В.Г. Мурашева; первой из них пришлось перекроить бумажного полотна более 5000 аршин, в том числе и на Ковровский лазарет на 100 пар белья.
Принимали участие в этой работе и некоторые посторонние лица и все трудились совершенно безвозмездно.
Настроение под впечатлением войны отражается и в играх наших школьных детей и даже в письменных работах.
Наши дети льстят себя надеждой, что их товарищи других школ епархии последуют их примеру и принесут свои — посильные лепты на алтарь Отечества.
Священник Василий Веселовский» (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел Неофициальный. № 1-й 3-го января 1915 года).
«— Ученицы школы «кройки и шитья» погоста Георгиевского, что в Славцеве, шлют свой горячий привет ученикам Камешковской ц.—школы, и с своей стороны заявляют, что они вполне разделяли и разделяют их любовь к дорогому отечеству и тоже по мере сил, трудятся для блага родины» (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел Неофициальный. № 4-й 24-го января 1915 года).


Здание школы № 2, где в 1917—1918 гг. размещался Камешковский отряд Красной Гвардии

Камешковские рабочие помнили обещание, данное В.И. Ленину: в случае необходимости встать с оружием в руках на защиту Республики Советов. Скоро такая необходимость настала. Но еще на путях к Октябрю на фабрике был создан отряд Красной гвардии. В начале в нем состояло 50 партийных и беспартийных товарищей, потом отряд увеличился до 80 человек. Отряд размещался в здании школы (сейчас восьмилетняя школ № 2). Были оборудованы казарма, столовая, кухня. Красногвардейцы имели на вооружении винтовки, сабли, бомбы. Ежедневно проводились занятия. Отрядом командовал Александр Алексеевич Назимов.

После Революции с введением советской системы образования обучение было разделено на I и II ступень.
В начале 1920-х годов образовательные учреждения испытывали острый недостаток финансирования, поэтому нередки были акции по сбору средств в помощь школе. Начальником уездного отдела народного образования работа камешковской комиссии по сбору средств была признана одной из лучших. В 1921 году в рамках недели помощи школе она дала самый крупный сбор в уезде – 4 миллиарда рублей.
В учебной программе всех типов школ помимо общеобразовательных и специальных дисциплин уделялось внимание общественно-политическим знаниям (политической грамоте), необходимым для «сознательного участия рабочего в строительстве республики и управлении страной». Представители партийной и комсомольской ячеек присутствовали на педагогических собраниях.
В 1923 году (в течение лета) здание школы было расширено: пристроена та часть здания, в которой в настоящее время находится районный историко-краеведческий музей.
В 1925 году началось строительство новой школы на 18 классов с физкультурным залом и мастерскими (старое здание школы № 1), законченное в 1929 году.


Старое здание школы № 1.

Школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ)

В 1922 году при фабрике была открыта школа фабрично-заводского ученичества. В неё поступали ученики, имевшие 2-3 класса образования. Выпускники становились рабочими фабрики. В 1924 году состоялся первый выпуск школы.

В 1924 году на предприятии была образована ячейка ОДН (Общество «Долой неграмотность»). За четыре года её деятельности количество неграмотных в посёлке удалось снизить с 800 до 500 человек.
Церковь Вознесения Господня, г. Камешково.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Камешково | Добавил: Николай (26.10.2016)
Просмотров: 821 | Теги: Ковровский уезд, учебные заведения, Камешково | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика