Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
23.10.2017
13:04
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 371

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [687]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [176]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Киржач

Деревня Мележа Киржачского района Владимирской области

Деревня Мележа Киржачского района

Численность населения в дер. Мележа в 2010 году – 32 муж. и 36 жен., всего 68 чел.
Входит в состав Филипповского сельского поселения Киржачского района.

Мележский медно-латунный завод

В 1840 г. открыт Мележский медно-латунный завод.
В одной из газет «Владимирские губернские ведомости» за 1847 год была опубликована заметка о работе двух заводов, расположенных вблизи г. Киржач. Эти два медно-латунных завода принадлежали московскому третьей гильдии купцу Грехову. У крестьян Филипповской волости купец взял часть земли по контракту и при деревнях Захарово и Мележи на р. Мележа близ плотин были построены и работали два небольших завода. Всех помещений для этих заводов было возведено 19, и все они были деревянные. Помещения строителями были построены прочно и хорошо, выделялись из них пять: для расковки латуни, для отливки латуни, давильно-тазовая, токарная, паяльная. На каждом заводе было по одной действующей водой машине и по два водяных хвостовых молота. Всем производством заводских изделий занимались десять вольнонаемных мастеров и подмастерьев и 35 рабочих, а всего на обоих заводах работало 45 человек. За 1846 год на обоих заводах было изготовлено: красной меди и латуни 6000 пудов, ступок с пестиками из зеленой меди 500 пудов, медных тазов разной величины — 900 пудов. Всего же было выпущено продукции на сумму 85650 рублей серебром.

А уже в книге Л. Семенова-Тянь-Шанского: «Географическо-статистический словарь Русской империи. 1863 г.» записано, что в казенной деревне Захарово Покровского уезда на речке Мележе было число жителей 202 человека, а всего в деревне было 30 дворов. В 1860 году оба этих завода находившиеся в д. Захарово и Мележе, а также и третий на реке Шерне близ села Фомина уже принадлежали купчихе Жуковой. На всех заводах было изготовлено латуни, тазов, кастрюлей и проволоки 6430 пудов на сумму 91550 рублей.
Согласно спискам фабрик и заводов Владимирской губернии, оцененных в 1882—1884 годах, в Покровском уезде в д. Ново-Александровке (д. Мележе) и д. Захарово медно-латунные заводы принадлежали торговому дому «В. Кольчугин и К» и оценивались в Ново-Александрове в 8400 рублей, в д. Захарово в 14600 рублей.

Какова же была дальнейшая судьба этих заводов, которые оказали определенное влияние и на заложение и развитие завода в Кольчугине?
В книге, изданной В.Ф. Свирским в 1890 году «Фабрики и заводы и прочие промышленные заведения Владимирской губернии» находим, что Захаровский и Мележский медно-латунные заводы принадлежат потомственному почетному гражданину Александру Григорьевичу Кольчугину. Оба этих завода находятся в 26 верстах от станции Богородск Московско-Нижегородской железной дороги, на которую на лошадях доставлялась готовая продукция. Что оба завода получили некоторое техническое развитие и увеличили выпуск продукции.
Так, Захаровский завод имел на реке плотину, а на заводе два водяных колеса для привода мехов плавильной печи и один для привода хвостового водяного молота. Дополнительно уже была установлена первая паровая машина и турбина 70 л.с. и паровой котел. Паровая машина приводила а движение два прокатных стана для латуни. Были установлены две отражательные печи, одна из их нефтяная: плавильный нефтяной гори на два тигля, отопление дровами, освещение керосином. Был один штамп для изготовления кастрюль и 10 бляшечных штампов.
Завод работал круглосуточно. Рабочих работало 115 человек мужчин. Годовое содержание рабочих составляло 9182 рубля. Была шкала по обучению учеников для завода, в ней обучалось 36 человек. Был организован приемный покой на три койки.
На Мележском заводе также была установлена турбина в 30 л.с., было семнадцать давильных станков, 15 лоботокарных станков, кастрюльный штамп, одна отжигательная печь, водяной гидравлический пресс для стружки. Завод также отапливался дровами и освещался керосином. Работал круглосуточно. Рабочих было 55 мужчин. Годовое содержание их составляло 11719 руб. Управляющим обоих заводов был Александр Захарович Воробьев.
В 1864 году заводы на реке Киржаче близ Захарово и Мележи приобретает купец В. Кольчугин и они впервые начинают оснащаться паровыми машинами и котлами, водяная сила колес заменяется паровой турбиной — силой пара.
См. История медеобрабатывающего завода близ села Васильевского

Стромынская дорога

Там, где речка Мележа впадает в реку Шерну, в недавнюю старину была лесная глушь. Там же исстари существовал мост через реку Шерну, который назывался Буяновым, а от него - и лесное урочище здесь получило название Буяны или Буяни. Местная легенда упорно приписывает такое название моста и леса по действовавшим там некогда "буянам", т.е. разбойникам. Были рассказы и слухи, что иные местные крестьяне, заходя далеко в лес, натыкались там на какие-то таинственные землянки и шалаши... Говорили, что по лесу и около Буянова моста зарывали разбойники свои клады, которые не давали покоя некоторым окрестным кладоискателям из среды крестьянских смельчаков. Были будто бы и счастливцы, которые, как и следует быть по молве, конечно, вскоре разбогатели. Но больше было несчастливцев и неудачников.
По словам одного местного старожила (Г.С. Колосова, жителя с. Ново-Сергиевского погоста), который помнил рассказы о буянах от своей тещи; последняя же памятовала об этом из рассказов своих родителей, жителей дер. Зубцово, находящейся в двух верстах от Буянова моста, что в то время жители этой деревни были свидетелями суда, клеймения и отправки из их деревни пойманных властями и полицией разбойников в этом Буяновом лесу.
"...Грабежи бывали и в самой деревне Мелёже и на Мелёженском, и на Чёрновском и Стромынском лесах", рассказывала однажды пожилая женщина из бывших жительниц дер. Чёрново, при разговоре о местной старине. По ее словам, именно в виду опасности езды по Стромынке в одиночку, мужики загодя сговаривались ехать в Москву одним обозом, и назначали день выезда.
Ходили также слухи, что на Стромынке находили местами монеты, которые якобы были обронены грабителями при ограблении путников; в размытых весенними и ливневыми потоками дорожных канав и глубоких колей попадались иногда будто бы и человеческие кости...
По официальным данным, например, в дер. Мелёже в половине XIX столетия было 14 дворов, из которых 8 были постоялыми. Поэтому не удивительно, что в такой маленькой деревушке на тракте мог размещаться на ночлег обоз из сотни подвод. По этой причине вероятно и ходила в то время глухая, но упорная и недобрая молва о том, что у мелёженских мужиков будто бы не совсем чисты руки, и что нет-нет, да и "запачкают" их об проезжих обозников. Особенно выделялась молвой одна фамилия содержателя постоялого двора, который вместе со своими сыновьями занимался "мокрым делом" у себя во дворе и на дороге, и что на Чёрновском лесу было место, которое называлось по фамилии этого хозяина, где он зарывал трупы убитых и ограбленных путников. Были и другие подобного рода ходячие предания о дорожных криминалах из времен стромынской старины и вероятно число этих легенд довольно велико, если бы "прослушать" Стромынку из конца в конец. Однако, несмотря на всю сомнительность подобных утверждений, все же, надо полагать, в них содержится определенная доля правды. Взять хотя бы, к примеру, тот факт, что во многих дорожных и придорожных селениях вдоль Стромынки вдруг выскакивал в "богачество" какой-либо расторопный мужичок. В таких случаях причину этого определяла все та же всеведущая молва, всепроникающий "слух": "вот-де говорят, что (такой-то, имя рек) нашел клад" или прямо - "погрел руки на купце" и т.д. Из подобных объяснений молвы невольно задаешься вопросом: а не являлись ли мнимые "буяны" просто-напросто местные сорви-голова удальцы, не брезговавшие предосудительными средствами "выйти в люди" из беспросветной крестьянской нужды? И это тем более вероятно, что в рассказах о буянах никогда не упоминался какой-либо ихний атаман. А это дает основание полагать, что в данной местности орудовала на Стромынке не какая-то организованная шайка разбойников, а действовали, по-видимому, одиночки или два-три "приятеля" по этой части и они же пускали затем слух о шайке буянов и т.п. Именно подобными людьми были совершены уголовные дела на Стромынке уже в начале нашего XX столетия - это убийство на Стромынском лесу в 1910 г., с целью ограбления, возчика красильного фабриканта дер. Боровково - Е.П. Смирнова - отвозившего партию окрашенного шелка окрестным заказчикам-фабрикантам, содержавшим ткацкое производство. А в 1911 г. была совершена кража 13 пудов шелка (на сумму 5000 руб.) из двух фабрикантских контор одновременно, в дорожном селе Филипповском. Тогдашняя газета г. Богородска Моск. губ. - "Богородская речь", писала об этих случаях, намекая на причастность к этим делам местных молодцов (в № 33, от 25 сент.), которых с полным основанием можно было назвать буянами XX века, когда ужа заглохла былая и самобытная дорожная романтика на бывшей Стромынке.
См. Стромынская дорога (Стромынка).

Описание раскопок, произведенных осенью 1900 и 1901 г. в урочище Буяни Мележской лесной дачи в Филипповской волости, Покровского уезда, Владимирской губернии

д. Мележа. Селище, 11-13 вв. Западная часть деревни, левый коренной берег р. Мележа (правый приток р. Шерна, левого притока р. Клязьмы). Размеры ок. 180х140 м., высота над рекой 6-8 м. Разрушается карьером, зап. часть занята огородами. В обрезе берега прослежен культурный слой толщиной до 1 м. Керамика гончарная древнерусская с линейным и волнистым орнаментом, железное пластинчатое кресало, обломок глиняного тигля.

Буяны. Селище 1, 11-13. 14-17 вв. 0.2 км. ЮВ от хутора Буяны, 3.2 км. к ЮВ от д. Мележа, краевая часть первой надпойменной террасы противоположного от д. левого берега р. Шерны (левый приток р. Клязьмы). Протянулось вдоль береговой террасы с запада на восток, размеры ок. 400х100 м., высота над рекой 3,0-3,5 м. Территория памятника поросла лесом. Культурный слой – темно-серый гумусированный песок толщиной 0,2-0,6 м. Керамика гончарная древнерусская с линейным и волнистым орнаментом, а также позднесредневековая, в т.ч. сероглиняная, красноглиняная и чернолощеная.
Буяны. Селище 2, 11-13, 14-17 вв.. Территория хутора Буяны, западная оконечность мыса левого берега р. Шерны, ок. 0,12 км. с СЗ от селища 1. Протянулось вдоль берега с севера на юг, размеры 250х120 м. Территория застроена, распахивается под огороды. К селищу с севера примыкает курганный могильник 1. Культурный слой – темно-серый гумусированный песок толщиной 0,35-0,40 м. Керамика гончарная древнерусская с линейным орнаментом, а также позднесредневековая, в т.ч. серо-глиняная, белоглиняная и чернолощеная, преимущественно 15-17 вв.
Буяны. Селище 3, 14-17 вв. Сев.-вост. окраина хутора Буяны, левый берег р. Шерны, 0,3 км. к востоку от русла, 0,2 км. к СВ от селища 2. Размеры 160х100 м., высота над рекой 4-5 м. Западная часть памятника распахивается под огороды. Культурный слой – темно-коричневый гумусированный суглинок мощностью 0,45-0,60 м. Керамика гончарная позднесредневековая, в т.ч. сероглиняная, белоглиняная и чернолощеная, преимущественно 15-17 вв.
Буяны. Курганный могильник 1, XI-XIII вв. 3 км. к юго-востоку от д. Мележа, противоположный от нее левый берег р. Шерна, 0,2 км. выше устья р. Мележа. Сохранились 26 насыпи высотой 0.4-0.6 м., диаметром 5-6 м., с кольцевыми ровиками у основания, протянувшихся цепочкой по кромке берега. 20 насыпей несут следы старых раскопок «колодцем». Могильник исследовался в 1900 и 1901 гг . - Г. Дрижаченко, в 1904 г. - Ю.Н. Гендуне.
Буяны. Курганный могильник 2 (Мележская дача), XI-XIII вв. 0.3 км. к ЮВ от хутора, 3,3 км. к юго-востоку от д. Мележа, противоположный от д. левый берег р. Шерна, в смешанном лесу. Сохранились 25 насыпей высотой 0.6-0.7 м., диаметром 6-7 м., с кольцевыми ровиками у основания. 22 кургана несут следы старых раскопок «колодцем». В могильниках 1 и 2 Г. Дрижаченко исследованы 5 насыпей. Количество курганов, раскопанных Ю.Н. Гендуне в 1904 г., неизвестно. Выявлены трупоположения с западной ориентировкой. В некоторых насыпях прослежены следы кострищ. Среди находок - бронзовые височные кольца, в т.ч. браслетообразные, браслеты и перстни, подвески в виде лунниц и бубенчиков, шиферные пряслица, кресала, гончарные горшки с линейным и волнистым орнаментом, а также лепной сосуд.

Урочище Буяни, покрытое лесом (в 1900 — 01 г.), находится при слиянии двух рек Шерны и Мележи и по народной молве служило местопребыванием разбойников, которые когда-то здесь жили и оставили после себя клады, зарытые в курганах. В праздники они будто бы выходили гулять на луг на «Красную горку» (Народ называет городище «Красной горкой» потому, что на ней и на окружающей ее луговине с глубокой старины сходились для гулянья на Троицын день завивать березку все окрестные парни и девушки.) и здесь угощали всех желающих. Такое объяснение дает народ присутствию на ровном лугу искусственно насыпанной горке — городищу и находящимся на другой стороне реки курганам. Что городище насыпано искусственно — это видно потому, что оно кругом окружено значительно заметным углублением, земля из которого и послужила для насыпи городища. В песке городища попадается много угля и верхний слой даже по бокам сероватый. Все оно изрыто углублениями, но каково их происхождение — сказать не могу, потому что здесь искали клады и все перерыли.
Курганы, находящиеся против — на другом берегу Шерны, расположены двумя группами — одна на возвышенности, спускающейся к лугу, а другая по берегу Шерны саженях в 40 от берега.
В первой группе (А) курганы низкие и небольшие и потому не тронуты, а во второй группе (В), кроме двух еле заметных, курганы около 2 ½ арш. высоты и 4 — 4 ½ арш. диаметром — все разрыты местными кладоискателями. Вся местность, занятая курганами, была покрыта лесом 120 — 150-ти летнего возраста — теперь уже вырубленного. Курганы представляют из себя небольшие, круглые возвышения от 1 до 2 арш., с диаметром 3 — 5 арш. Земля для насыпи кургана бралась тут-же вокруг него и поэтому каждый курган окружен ясно заметным ровиком.
Погребение производилось прямо на земле после снятия дерна и место под умершим покрывалось сначала тонким слоем красной глины, а поверх глины насыпался мелкий белый песок. Положение покойника на спине с вытянутыми ногами и руками, головой на запад. В ногах покойника помещается горшок из красной или серой глины, обожженный, сделанный или грубо, или довольно правильно. На иных горшках на дне, снаружи, находятся выпуклые знаки в виде креста (табл. 1, рис. 1), или в виде круга (рис. 2), разделенного двумя перпендикулярными друг другу диаметрами на 4 части, представляющие собою или какие-нибудь символические знаки, или может быть клейма известных мастеров. Горшки все сделаны на гончарном кругу, хотя один небольшой очевидно сделан довольно грубо от руки. Многие горшки найдены вовсе раздавленными корнями деревьев и, судя по черепкам, некоторые горшки сделаны от руки и плохо обожжены. Орнамент горшков простой волнисто-линейный с рядом горизонтальных линий внизу. Следы пищи оказались только в одном горшке и представляли из себя черную торфообразную массу на дне горшка.
Приблизительно на половине высоты каждого кургана, по обеим сторонам покойника, найдены следы небольших кострищ — одно у ног, а другое у головы, находившиеся наискосок друг от друга. Основания кострищ тоже вымазаны слоем красной глины и посыпаны белым мелким песком. Следы угля очень небольшие, но основания кострищ ясно носят следы огня — глина местами почернела и носит следы обжига.
Первый был разрыт небольшой курган у дороги из группы А. В нем оказался костяк (надо полагать — молодой женский), несколько бус на шее и грубо сделанный горшок из серой глины. В другом кургане костяк старой женщины с бусами и цилиндрическими стеклянными бусами, покрытыми серебристой пленкой, одной крупной красной плоско-круглой бусой из красного шифера (пряслицей?), простым большим бронзовым височным кольцом, с массивным бронзовым браслетом на левой руке и кремневым ножиком у пояса. В ногах находился большой горшок из красной глины, сделанный на гончарном кругу. В третьем кургане находился костяк мужчины, с пробитым лбом. На голове у него на левом виске сохранился прекрасно пучок темно-коричневых волос, завитый весь бронзовой проволокой. Под волосами сохранился остаток головного покрова из грубой коричневой шерстяной ткани. На левой руке на средине плечевой кости была надета железная цепочка с привешанной к ней железной же привеской. К сожаленью, при всем желании вынуть ее в целости, она при первом прикосновении рассыпалась на части. На цепочке, где прикреплялась привеска, была приделана круглая буса из шифера. У пояса найдено железное кресало и кремень. На пальце правой руки был надет перстень из тонкой бронзовой пластинки, концы которой загнуты друг с другом. Верхняя сторона перстня более широкая, имеет 2 — 3 отверстия. На другом пальце надеты были три кольца из скрученной проволоки толще к середине и тоньше по концам; концы не соединены между собою. В ногах большой горшок из красной глины.
В курганах группы В найдены: 1) бусы из полосатого стекла (белое с черным), височные кольца, серьги простые кольцеобразной формы (вероятно переход от височных колец), «лунница» и черепки от горшка. Во второй могиле, тоже женской, найдены: бусы, затем на левой руке на плечевой кости на остатке кожи пришиты были, нанизанные по три на медную проволоку, девять бубенчиков; у черепа височные кольца и пара серег «киевского типа». На правой руке перстень и кольца из скрученной проволоки и браслет из проволоки. Вообще по количеству и качеству найденных бронзовых и медных вещей могилы группы В много богаче, чем группы А.
Теперь на местах занятых курганами лес сведен.
Какой же народности принадлежат курганы? Мерянской или славянской? Если судить по темному цвету волос, по орнаментации горшков и по серьгам так называемого «киевского типа», то вероятнее всего славянам, хотя определенно трудно сказать, так как живя рядом друг с другом вероятно и селения тех и других были разбросаны вперемешку, одни могли заимствовать и покупать у других предметы того и другого быта; кроме того, при торговых сношениях, предметы из бронзы могли быть занесены и издалека.
Григорий Дрижаченко.

См. Древнерусские поселения Александровского, Киржачского и Кольчугинского р-ов.
Владимирская губерния.

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Киржач | Добавил: Jupiter (16.12.2016)
Просмотров: 737 | Теги: Покровский уезд, Киржачский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика