Главная
Регистрация
Вход
Среда
08.04.2020
19:34
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1212]
Суздаль [373]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [401]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [98]
Юрьев [213]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [267]
Камешково [83]
Ковров [321]
Гороховец [115]
Александров [233]
Переславль [102]
Кольчугино [70]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [35]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [89]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [4]
краеведение [39]
Отечественная война [218]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Монастыри

Пятисотлетие со дня кончины Сергия Радонежского (25 сентября 1892 г.)

Пятисотлетие со дня кончины Сергия Радонежского (25 сентября 1892 г.)

21-го сентября в 9-м часу утра, при звоне колоколов, при пении большого Синодального хора певчих, открылся крестный ход из Московского Успенского собора в Сергиеву лавру, собравшийся почтить память великого основателя этой обители, Преподобного Сергия. Крестный ход представлял слишком торжественную процессию, чтобы не сказать о ней хоть несколько слов. Впереди возвышаются семьдесят хоругвей из Московских соборов и монастырей. Затем несут всеми почитаемые иконы: святителя Алексия из Чудова монастыря, святителей Петра, Ионы и Филиппа из Успенского собора, икону преп. Андроника из Андрониева монастыря, копию Иверской иконы Божией Матери из Иверской часовни, икону Спаса из Давыдовой пустыни и др. Далее следует длинный ряд столичного духовенства во главе с Преосвященными викариями Московской епархии, Епископами Александром и Тихоном. Крестный ход изволил провожать Московский Генерал - Губернатор, Великий Князь Сергий Александрович, и многие высокопоставленные лица столицы. Наконец следовали бесчисленные массы народа, собравшегося на проводы крестного хода из столицы. Количество народа, следовавшего с ходом, определяют в 300—400 тысяч. Красная площадь и соседние улицы не могли всех вместить. Портики, балконы, даже крыши домов, лежащих по пути процессии, были совершенно покрыты народом. Как только шествие поравнялось с Спасскими воротами, раздались звуки гимна «Коль славен», исполненного военным оркестром. При такой торжественной обстановке процессия двинулась к Крестовской заставе. Здесь, после литии, часть крестного хода отделилась и возвратилась обратно вместе с высшим духовенством. Оставшийся ход тронулся далее по Троицкому шоссе.
По выходе на шоссе, процессия получила более простора и правильности, и представляла собою действительно поразительную, невиданную до сих пор, картину. Нужно видеть самому, чтобы оценить все величие этой картины. Пятьдесят высоких массивных хоругвей, покрытых золотом и драгоценными камнями, украшенных гирляндами живых цветов, плавно раскачиваются в воздухе. Хоругвеносцы в красивой форме — в темно-синих камзолах, обшитых позументом, с значками своего Общества на груди, — около тысячи этих «богатырей» выступило из Москвы. Духовенство в блестящих облачениях; вокруг его теснятся импровизованные любительские хоры певчих из мужчин и женщин, достигавшие до 300 человек. Десятки тысяч богомольцев, решившихся сопровождать ход до Сергиева посада, растянулись на пять верст: то тесными толпами, то правильными группами, то в разброд спешат друг перед другом эти ревнители благочестия. Какое разнообразие званий, состояний, возрастов и костюмов! Щегольски одетая модная барыня следует за серой паневой крестьянки; важный господин идет рука об руку с дряхлым паломником в худых лаптях и с ранцем за спиной. Наконец шествие замыкает множество фургонов, линеек, экипажей, среди которых толпятся отсталые богомольцы. Чем далее, тем более и более стягиваются со всех сторон толпы народа: едут в экипажах, верхом, на велосипедах, и большинство идет пешком. Все расстояние от Москвы до Сергиева (60 верст) крестный ход прошел в три дня, останавливаясь на ночлег в назначенных ранее селах. Села, лежащие на пути, встречали и провожали процессию местным крестным ходом. В 10 верстах от лавры, у «Креста», где по преданию св. Стефан Пермский благословил Препод. Сергия, к процессии присоединяются хоругвеносцы Владимирской губернии с хоругвями (Хоругви из Владимирской губернии принесены в дар Троице- Сергиевой обители от городов Суздаля и Коврова и от Богословской волости, близь Владимира.) и с Смоленской иконой Божией Матери (из Коврова).
Наконец в 12 часов дня 24-го числа торжественная процессия подошла к святым ворогам Лавры, где также торжественно встречена Высокопреосвященным Митрополитом Московским Леонтием в сопровождении пяти Архиереев, двенадцати архимандритов и множества духовенства. Ко времени всенощной изволил прибыть в посад Его Высочество Великий Князь Сергий Александрович с Августейшей супругой. Его Высочество сопровождали большая свита и много должностных и именитых лиц преимущественно древней столицы. В числе высоких лиц на торжестве был и Высокопреосвященнейший Феогност, Владимирский Архипастырь. Владыка прибыл в Сергиев посад за день до торжества. На вокзале железной дороги Его Высокопреосвященство встретили ректор Московской духовной академии, архимандрит Антоний, Лаврское духовенство и студенты академии — Владимирцы.
Высокопреосвященный Феогност служил всенощное бдение 24-го и литургию 25-го сент. в Троицком соборе вместе с Московским Митрополитом Леонтием. В соборе Успенском, в трапезной церкви и в академическом храме были совершены также торжественные Архиерейские богослужения. Во время всенощной Лавра, внутри и снаружи, была богато иллюминована. Особенно грандиозной выглядела замечательная по архитектуре и высоте Лаврская колокольня, залитая разноцветными огнями от основания до самого креста. Святые ворота, митрополичьи покои и колокольня, кроме огней, освещались роскошным светом электрического солнца. Словом, было сделано все, что можно сделать, чтобы придать торжественность и внешнему виду Лавры.
Во время благодарственного молебна 25-го сентября вновь поднимается великий крестный ход вокруг стен Лавры. Кроме Московских и Владимирских хоругвей и икон, в крестном ходу несли чудотворные иконы Преподобного Сергия и Черниговской Божией Матери. Духовенство, во главе с Архиереями и Митрополитом, облачено в светлые ризы. Два хора певчих (Лаврских и Чудовских) в роскошных парадных формах. За духовенством следовали Его Высочество с Великой Княгиней, именитые лица Москвы и бесчисленные толпы народа. Трудно, действительно, определить количество народа, явившегося в Сергиев посад ко дню торжества. Во всяком случае посетителей празднества нужно считать десятками тысяч. Не говоря уже о богомольцах, находившихся в стенах монастыря, обширная площадь возле него и прилегающие к Лавре улицы были плотно покрыты народом. Длинные поезда железной дороги через каждые ¼ часа доставляли в посад новых и новых пассажиров.
26-го сентября, после Божественной литургии, в третий и последний раз открывается торжественная процессия. В сопровождении Высокопреосвященнейшего Митрополита Леонтия и Епископа Тихона, Московский крестный ход направился к вокзалу железной дороги. Хоругви и иконы были помещены в специально приготовленных вагонах, и длинный пассажирский поезд унес их вместе с хоругвеносцами обратно в Москву. Так закончилось в Лавре великое торжество в память 500-летия со дня преставления Преподобного Сергия.
В ознаменование настоящего события Лавра получила из разных мест множество дарственных приношений: драгоценные хоругви, в том числе несколько из Владимирской губернии, — святые иконы, из которых наиболее выдающаяся по величине размера и богатству украшения — от гор. Владимира; Москва преподнесла Лавре два хрустальных креста по образцу «Корсунских»; много дорогих покровов и лампад к мощам Преп. Сергия, дорогих сосудов, воздухов и проч. С своей стороны и Троице-Сергиева лавра ознаменовала великое торжество новым благодеянием. Ко дню торжества отстроен и освящен странноприимный дом в память 500-летия блаженного преставления Преподобного Сергия Радонежского (такова надпись на здании). Здание примыкает к стенам монастыря с южной стороны; оно довольно обширных размеров, каменное, в три этажа, и может вмещать до полутора тысяч богомольцев. Постройка здания обошлась Лавре в 80,000 рублей.
Наконец, нельзя не упомянуть и о том участии, какое приняла в торжестве Московская духовная академия, приютившаяся в стенах обители под покровом Преподобного Сергия.
В 12 часов дня 26-го сентября, после проводов крестного хода в Москву, в актовом зале академии состоялся акт. Зал был полон публикой. В числе высоких посетителей акта были: Высокопреосвященнейшие Митрополит Московский Леонтий и Архиепископы: Феогност Владимирский, Савва Тверской, Ионафан Ярославский, Феоктист Рязанский, Преосвященные: Сергий Новгород-северский и Христофор. Из светских лиц присутствовали на акте товарищ Обер-Прокурора Св. Синода В. К. Саблер и Государственный Контролер Т. И. Филиппов. Вниманию многочисленной публики было предложено три чтения. Ректор Академии архим. Антоний читал о сущности христианского догмата троичности Лиц, и его значении для нравственности. Потом была прочитана речь проф. академии Б.Б. Голубинского о значении Преподобного Сергия в истории русского монашества. Наконец профессор В. О. Ключевский прочитал блестящую речь о влиянии Преподобного Сергия на нравственное и политическое возрождение русского народа в XIV столетии после татарского погрома. Речь Ключевского сопровождалась долгими и громкими аплодисментами. Все, прочитанное на акте, будет напечатано в ближайших книжках «Богословского Вестника», издаваемого при академии. Певчие из студентов академии пропели два концерта. Акт закончился гимном: «Боже, Царя храни»! Кроме того, профессор Е. Е. Голубинский издал ко дню торжества новую книгу: «Преподобный Сергий Радонежский и основанная им лавра».
Долго, думается, останется в памяти это торжество у тех, кто видел его!
Н. Г — ий.

Приношение Троице-Сергиевой лавре от гор. Владимира ко дню юбилейного торжества

Жители гор. Владимира свято и глубоко чтут память Преподобного Сергия, и многие из них считают священною для себя обязанностью хотя раз в жизни поклониться святым мощам Угодника Божия в основанной им обители. Поэтому весть о юбилейном торжестве в честь великого Чудотворца была с живой радостью принята ими: явились усердные чтители Преподобного, которые пожелали ознаменовать сей великий в истории нашей церкви и отечества день посильным приношением в святую обитель.
Прежде всего Владимирские граждане через уполномоченных обратились к своему Архипастырю, Высокопреосвященнейшему Феогносту за благословением и указанием в предпринимаемом деле. Владыка с любовию принял заявление граждан и благословил их на доброе дело. Тогда заказано было одному из иконописцев, отличающемуся художественным исполнением работы, написать икону Божией Матери Владимирскую (Иконописец — крестьянин села Мстеры, Владим. губ., Василий Шитов.), а золотых дел мастеру (Серебряные работы поручены были Московскому мастеру Якову Мишукову.) устроить сребро-позлащенную ризу на нее с рельефною внизу надписью (Надпись на иконе следующая: «При державе Благочестивейшаго Великаго Государя Императора Александра III, Самодержца Всероссийскаго, по благословению Высокопреосвященнейшаго Феогноста, Архиепископа Владимирского и Суздальского, 25-го сентября 1892 года в день славнаго юбилейнаго празднества в честь Преподобнаго и Богоноснаго Сергия, Радонежскаго Чудотворца, принесена сия святая икона Пресвятыя Владычицы Богородицы, именуемая «Владимирская», благочестно чтущими память Великого Аввы Сергия Владимирскими гражданами в дар Свято-Троицкой Сергиевой Лавре».); одеяние же Богоматери положено было вышить из бисера и камней (Вышиванием одеяния занимались искусные в этом деле дочери В.А. Егорова.).
21-го сентября величественная икона Божией Матери, имеющая в длину 22 ½ вер., а в ширину 16 вер., сияла уже на аналое в соборном храме. В тот же день, по окончании поздней литургии, она была освящена соборным духовенством и оставлена в соборе для поклонения до вечера 22-го сентября, о чем жители города заблаговременно были оповещены печатными объявлениями. В ночь с 22-го на 23-е сентября она была отправлена по железной дороге в Троице-Сергиеву лавру с депутацией из одного священника (соборного) и нескольких светских лиц.
23-го числа в 5 часов вечера Владимирская икона была представлена наместнику Лавры о. архимандриту Павлу. Преклонив свои старческие колена пред Владимирской святыней, о. наместник благоговейно приложился к ней. Вслед затем прочитан был подносимый ему от Владимирцев адрес, содержание которого следующее:
«Ваше Высокопреподобие!
Благословенная Троице-Сергиева Лавра в 25-й день сего месяца сентября торжественно празднует исполнение пятисотлетия со дня блаженного успения своего основателя Преподобного и Богоносного Сергия, Радонежского Чудотворца, теплаго молитвенника пред Господом о народе Российском и крепкого его заступника. Все благочестивые наши соотечественники, с трепетным благоговением, приуготовляются почтить юбилейный день великого Аввы Сергия, каждый по своему усердию. К великому сонму чтителей Преподобного Сергия и мы, благочестно чтущие память его, жители губернского города Владимира, желаем присоединиться в преславном чествовании его, и в знак нашего усердия, с благословения нашего Архипастыря, соорудили святую икону Божией Матери — копию с чудотворныя иконы Ея, находящейся во Владимирском Успенском соборе. Благоговейно принося сию святую икону, покорнейше просим ходатайства Вашего Высокопреподобия пред Его Высокопреосвященством, Священно-архимандритом Троице-Сергиевой Лавры, о принятии от нас оной, для поставления в котором-либо из храмов Лавры, а так как Преподобный Сергий пребывал в пределах Владимирских около четырех лет — в обители Благовещения на Киржаче, то — и об испрошении у Его Высокопреосвященства, для кафедрального нашего Успенского собора, покровца от святых мощей Угодника Божия в благодатное освящение свято почитающим память Его Владимирским гражданам».
После того Владимирская икона отнесена была в Успенский собор. Депутатам Владимирским отведено было очень удобное помещение в монастырских келлиях, где они за все время пребывания своего в Лавре пользовались хлебом и солью Лаврской братии и любезным вниманием о. наместника.
24-го числа, по распоряжению начальствующих Лавры, Владимирская икона Божией Матери была несена Владимирскими депутатами в крестном Лаврском ходу, который шел на встречу крестному Московскому ходу.
25-го числа Владимирская икона несена была теми-же депутатами в великом крестном ходу вокруг обители Преподобного Сергия, занимая место впереди Лаврского хода вслед за иконою Преподобного Сергия. В этот день Владимирские депутаты, с разрешения Высокопреосвященнейшего Леонтия, Митрополита Московского и Коломенского и Священно-архимандрита Троице-Сергиевой Лавры, удостоились получить, в дар Владимирскому кафедральному собору и в благодатное освящение чтущих память Преподобного Сергия, два покрова от святых мощей Угодника Божия, из коих один древний, покрывавший все тело Преподобного, а другой — одну его честную главу.
Справедливость требует сказать, что дар, принесенный Владимирцами Троице-Сергиевой Лавре, обратил на себя всеобщее внимание и братии, и богомольцев. Слова «здесь Владимирская икона Богоматери» с первого дня разнеслись по посаду с быстротой молнии и привлекли массу богомольцев видеть эту святыню. Одно то, что принесенная икона есть подобие той древней великой святыни, которая не раз спасала Владимир, Москву и все наше отечество от великих бедствий, вызывало теперь благодарные воспоминания и слезы умиления в массах народа, покланявшихся пред Владимирской иконой Божией Матери. А светлый лик Богоматери, величественный вид иконы, сияющей золотом и камнями, останавливал внимание и тех, которые не знали, что это — Владимирская святыня. «Чья эта икона, богато украшенная, откуда она принесена»? Не раз приходилось слышать в толпе народной при виде несенной Владимирской святыни.
26-го числа Владимирские депутаты, воздав хвалу Господу Богу, прославившему своего Угодника, и еще раз приложившись к св. мощам Преподобного Сергия, отправились в обратный путь, полные духовной радости, что возвращаются в Богоспасаемый Владимир с новою святыней от обители Преподобного.
С. В. Е. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 19-й. 1892 г.).

Значение преподобного Сергия и основанной им Троицкой обители в истории Русской церкви и государства

Имя преподобного Сергия и основанной им Троицкой обители известно всей православной Руси. Это не местная святыня, которую знают и на поклонение к которой приходят из ближайших только окрестностей; «к Троице» на поклонение преп. Сергию идут со всех концов нашего обширного отечества: и от крайнего запада, и из далекой Сибири, и от холодного севера и от жаркого юга. Трудно найти православную Русскую деревню, из которой никто никогда не бывал у гроба преп. Сергия. Сюда идут богатые и бедные, простые и знатные; здесь всегда бывали и бывают Русские православные государи. Троице-Сергиева лавра — это центр, к которому стекается все Русское православие за благодатной помощью Преподобного в своих многоразличных нуждах. Посему-то так торжественно и праздновалось 500-летие со дня блаженной кончины преподобного основателя лавры; посему- то этот праздник не был только местным, но и всероссийским праздником: он есть торжество Русского православия.
Естественно при этом возникает вопрос: почему именно преподобный Сергий и основанная им Троицкая обитель сделались центром Русского православия, почему этот центр не укрепился где-либо в ином месте, в ином монастыре, вокруг другой святыни?
Конечно, прежде всего Божественная благодать, почивавшая на избраннике Божием, преп. Сергие, во время его жизни, а затем и доселе действующая незримо вокруг места его упокоения, у его св. мощей, определила для Преподобного и для основанной им обители место в жизни Русского православия. Святая личность Преподобного, соединившего в себе и истинного подвижника, осуществлявшего идеал христианина, всего себя посветившего Богу, а с другой стороны — и истинно христианского общественного деятеля, истого печальника Русской земли, водворявшего правду и мир в окружающем его обществе, еще при жизни его привлекала к себе всех, и искавших личного спасения в трудных подвигах иноческого жития, и владетельных особ Русской земли, радевших об общем отечественном благе: еще при жизни своей преподобный Сергий стал тем центром, на который были устремлены взоры православия Московской Руси. Та же благодатная помощь, которую он оказывает и доныне всем, с верою притекающим к нему, и те исторические судьбы его обители, которые тесно связали ее жизнь с жизнью православного Русского государства, Русского народа, и доселе неудержимо влекут к Преподобному всякое православное верующее Русское сердце Прекрасными чертами охарактеризовал значение преп. Сергия для Русского народа профессор Ключевский в своей речи, сказанной 26 сентября на акте в Московской духовной академии. «Чем дорога народу память о св. Сергие, что она говорит его уму и сердцу? Современным, засохшим в абстракциях и схемах, языком трудно изобразить живые, глубоко сокрытые, движения верующей народной души. В эту душу глубоко запало какое-то сильное и светлое впечатление, произведенное когда-то одним человеком, и произведенное неуловимыми бесшумными нравственными средствами, про которые не знаешь, что и рассказать. Виновник впечатления давно уже ушел, исчезла и обстановка его деятельности, а впечатление все живет, переливаясь живой струей из поколения в поколение, — и ни народные бедствия, ни нравственные переломы в обществе доселе не могли сгладить его. Первое смутное ощущение нравственного мужества, первый проблеск духовного пробуждения — вот в чем состояло это впечатление. Примером своей жизни, высотой своего духа преп. Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее. Он вышел из нас, был плоть от плоти нашей и кость от костей наших, а поднялся на такую высоту, о которой мы и не знали, чтобы она кому-нибудь из наших была доступна: так думали тогда все на Руси... Преп. Сергий своею жизнью, самой возможностью такой жизни дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло; своим появлением среди соотечественников, сидевших «во тьме и сени смертней», он открыл им глаза на самих себя, помог им заглянуть в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там еще тлевшие искры того же огня, которым горел озаривший их светоч. Впечатление людей ХIV века становилось верованием поколений, за ними следовавших. Отцы передавали воспринятое ими одушевление детям, и они возводили его к тому же источнику, из которого впервые почерпнули его современники... Так духовное влияние преп. Сергия пережило его земное бытие и перелилось в его имя, которое из исторического воспоминания сделалось вечно деятельным нравственным двигателем и вошло в состав духовного богатства народа... Этим влиянием народ жил целые века; оно помогало ему устроить свою внутреннюю жизнь, сплотить и упрочить государственный порядок...».
Но не одна только личная нравственная высота создала для Преподобного такое выдающееся положение в сознании православного Русского народа; упрочивала это положение и та деятельность его, которая выходила из сферы личного спасения, и которая ставила смиренного пустынножителя в деятельное соприкосновение с общим ходом религиозно-нравственной и политической жизни Руси. Эта деятельность была направлена на пользу православной церкви в лице Русского иночества, и на пользу нашего отечества в лице Московского велико-княжества.
С именем преподобного Сергия связано усиленное распространение иночества в северо-восточной Московской Руси и введение в иноческой жизни нового строя, дотоле не применявшегося в Московских монастырях.
Кроме Троицкой обители, преп. Сергий сам лично основал еще несколько монастырей по разным местам центральной России. Так, трудами Преподобного, временно удалившегося из своей обители вследствие недовольства братии, в пределах нашей губернии на реке Киржаче основан был Благовещенский монастырь; по возвращении Преподобного в свою обитель, управление этим монастырем было вверено ученику его Роману.
По просьбе Серпуховского князя Владимира Андреевича преп. Сергий приходил в Серпухов и устроил там монастырь в честь Зачатия Пресв. Богородицы, названный по своему положению Высотским, дав ему в игумена ученика своего Афанасия.
Великий князь Димитрий Иоаннович Донской, ожидая татарского нашествия и уповая более на милость Божию, чем на свои силы, за год до Куликовской битвы трудами преп. Сергия основал монастырь, чтобы собрать в нем молитвенников о победе над врагом. Это монастырь Стромынский или Дубенский, во имя Успения Божией Матери, в 50 верстах к с.-востоку от Москвы при селении Стромыни на р. Дубенке (ныне монастырь этот не существует). После же Куликовской битвы, в благодарность Богу за победу над врагом, преп. Сергий, по поручению того же благочестивого государя, основал монастырь Дубенский-Шавыкинский, также во имя Успения Божией Матери, в 40 верстах к с.-западу от «Троицы» (ныне не существует). Затем, по поручению того же великого князя, преп. Сергием были основаны монастыри: Московский — Симонов и Коломенский — Голутвин. Симонов монастырь в честь Рождества Пресв. Богородицы основан около 1380 г. на берегу р. Москвы; в игумена этому монастырю Преподобный дал своего племянника и постриженника Феодора. Голутвин же монастырь основан около 1385 г.; первым настоятелем его был ученик Преподобного Григорий.
По требованию св. Алексия, митрополита Московского, был отпущен преп. Сергием в Москву для устроения монастыря в честь Нерукотворенного образа ученик его Андроник; Преподобный сам приходил впоследствии в этот монастырь и призвал на него благословение Божие.
По благословению же преп. Сергия устроено сторонними для него здателями два монастыря. Около 1360 г. Преподобный ходил в Ростов. Во время его пребывания здесь пришли к нему два пустынника и просили его своею молитвою положить начало монастырю, который они предполагали создать. По этой молитве и основан ими существующий и доныне Борисоглебский Устьинский монастырь — в 18 верстах от гор. Ростова. В 1365 г., возвращаясь из Нижнего-Новгорода, преп. Сергий своей молитвой, испрошенной у него неизвестными строителями, положил начало монастырю в Гороховецком уезде на р. Клязьме (ныне не существует).
Наконец, многочисленные монастыри были основаны непосредственными учениками и собеседниками преп. Сергия, так что и эти монастыри имеют свое первоначало в смиренном Троицком игумене. Всех монастырей, основанных учениками и собеседниками преп. Сергия, в летописях насчитывается до 30. Таким образом сбылось видение Преподобному чудесных птиц, предизображавшее судьбу его обители: как птицы разлетелись его ученики по разным местам Московской Руси.
Но это распространение монастырей не было только внешним, количественным развитием иночества, — нет, тот благодатный дух, который жил в преподобном Сергие, который устроял и оживлял его обитель, чрез его учеников и собеседников проникал и в основанные ими другие обители. Преподобный же Сергий для северно-русского иночества был «учителем», по выражению летописи, в двух отношениях: 1) он ввел дотоле неизвестный Московской Руси, но древнейший тип монашества — пустынножительство, 2) в монастырскую жизнь ввел новый строй — строгое общежитие.
Преподобный Сергий основал Троицкую обитель в глухом лесу, вдали от человеческих жилищ и проезжих дорог, и сам целые два года жил в совершенном одиночестве, «един единствуя», по выражению его жизнеописателя; он хотел, чтобы инок был удален от мира не только в смысле духовном, но и пространственном. — И все монастыри, основанные преп. Сергием и его учениками в иных местах, устроены были если не в совершенной пустыне, то все-таки вне мирских жилищ, в большем или меньшем от них отдалении. И подвиг пустынножительства после преп. Сергия стал самым распространенным на Руси: в XV и XVI столетиях многие леса северной Руси были наполнены пустынниками, которых по справедливости можно считать духовными чадами и подражателями преп. Сергия.
Затем, по совету и с благословения Константинопольского патриарха Филофея, до которого дошла слава о Радонежском пустыннике, преп. Сергий ввел в своей обители общежительный устав. — До того времени в Московской Руси распространено было монашество особножитное: в монастыре каждый инок имел свою келью, свою одежду, свое хозяйство и проч. Согласно новому же уставу — «ничтоже себе ради кому стяжати, ни своим что звати, но вся обща имети по заповеди отец святых», преп. Сергий запретил всякую личную собственность инокам: они должны были все получать из общей казны. Этот общежительный строй был введен и во всех других монастырях, основанных Преподобным и его учениками; таким образом все они, с обителью Сергиевой во главе, жили одной жизнью, руководились одной идеей, и долгое время высоко держали знамя своего общежительного строя.
Таково значение преп. Сергия в истории северно-русского иночества. Летописец совершенно справедливо говорит, что преп. Сергий был «учитель всем монастырям, иже в Руси». И это учительство, нужно прибавить, простиралось не только на монастыри, но и на весь православный Русский народ. Преп. Сергий и его непосредственные ученики — через монастыри, основанные по разным местам, являлись воспитателями народа в православной вере. Здесь темный и порабощенный монголами народ, в котором еще по местам жили остатки языческих верований, воочию мог видеть отличительные черты православной веры и образцы истинно христианской жизни, и через это просвещаться в истинной вере и укрепляться в христианской нравственной жизни, так что все эти монастыри являлись как бы внутренними миссионерскими станциями.
Но укрепляя православие в среде населения Московского государства, эти монастыри в тоже время одним уже только своим существованием помогали скреплению и самого государственного организма. Нужно помнить, что то было время, когда Москва и Московское великое княжество только начинали возвышаться в ряду других Русских княжеств, когда был еще силен дух удельного времени, когда не было еще тех крепких уз, которые впоследствии скрепили обширное Московское государство. Вот в это - то время появляется преп. Сергий и созидается Троицкая обитель рядом с Москвой. Ореол святости, осиявший Преподобного, и слава его обители привлекают и подчиняют ему всех, даже лиц чуждых интересам Московским. Таким образом вблизи Москвы созидается славный центр Русского православия, — и религиозное тяготение к этому центру незаметно сливается с тяготением политическим, особенно если принять во внимание, как это мы увидим ниже, что сам преп. Сергий всегда стоял за вновь образующийся политический центр — Москву и за интересы ее великих князей. Ученики же Преподобного, поставленные игуменами во вновь устроенных по разным местам монастырях, естественно держались того же направления, что и их учитель: тяготея к тому месту, от которого они сами вышли, они тем самым прикрепляли к Москве и те области, по коим расселились.
Кроме указанного выше, так сказать, пассивного влияния на Русскую государственную жизнь, преподобный Сергий, а впоследствии и его обитель принимали и деятельное участие в жизни Московского государства. Основная идея Русской государственности, единодержавие, находила горячего поборника в преп. Сергие при его жизни и твердую опору в его обители впоследствии, после его кончины. И эта защита Преподобного была чрезвычайно важна в то время, когда единодержавие, так сказать, только еще зарождалось, когда Москва только еще начинала возвышаться в ряду других удельных городов, когда ей приходилось вести упорную и иногда ожесточенную борьбу за свое первенство. Преп. Сергий своим авторитетом как-бы освящал стремление Москвы, и пред этим авторитетом св. подвижника смирялись все, смирялись вопреки всяким своим политическим расчетам, в ущерб своим личным интересам. Кроткие речи смиренного старца были сильнее воинского оружия, были убедительнее искусных речей присяжных посланников.
Так, в 1360 г. преподобный Сергий идет в Ростов к князю Константину, чтобы убедить его смириться пред Московским великим князем, — и тот смиряется. Под влиянием того же преп. Сергия значительно охладела борьба Тверского князя Михаила Александровича с Москвой из-за великокняжеского престола. Князь Рязанский Олег также с неудовольствием смотрел на усиление Москвы; он лучше желал поджигать усобицы, дружить с литовцами и татарами, чем видеть торжество Московского князя; при всяком удобном случае он вредил Москве, даже напал на ее окрестности, пограбил и сжег многие волости, захватил несколько деревень. Великий князь Димитрий Иоаннович отправлял многих послов в Рязань хлопотать о мире, но никто не мог подействовать на Олега. Наконец, послом отправляется преп. Сергий, тогда уже 70-летний старец, — и мятежный князь смиряется пред св. старцем и обещает быть вечным другом Москвы.
Чрезвычайно важную услугу оказал преп. Сергий Московскому государству в достопамятный 1380 г., — год Куликовской битвы. Татарский хан Мамай, не видя надлежащей покорности в Московском князе, двинул огромные полчища татар на Россию. «Да будут пеплом города, веси и церкви христианския», говорил он. Великий князь Димитрий Иоаннович собрал 50 тысяч войска; но силы татар были вдвое больше, — и в душу великого князя закралось тяжелое сомнение. За разрешением его он с воеводами и отправился к преп. Сергию. «Мужайся, государь, — сказал ему Преподобный; тебе должно пещись о врученном тебе Богом христианском отечестве. Кровопролитие будет ужасное, многие примут венцы; но Господь подаст помощь: ты победишь и вернешься со славою. Нечестивого Мамая ждет конечное погубление». Затем Преподобный отслужил напутственный молебен, окропил всех святою водою, дал князю в сподвижники двух своих иноков и вручил им схиму. Это напутственное благословение вдохновило великого князя; он смело повел войско на защиту родной земли.
Нужно иметь в виду то чрезвычайное уважение, какое питали к Преподобному его современники, тот авторитет его, влияние которого они видели, чтобы оценить значение этого благословения для великого князя. После этого благословения уже не должно бы быть места никакому сомнению, никакому смущению. Но сердце человеческое слабо, не всегда устойчиво в своих чувствах. Когда великий князь и Русское войско увидели необозримые полчища татар, они снова смутились, снова поколебались. Минута была страшная, и в эту-то минуту приспевает грамота и благословение прей Сергия. «Государь, — писал Преподобный, — иди без сомнения. Бог и Пресвятая Богородица тебе помогут». Это новое благословение отогнало всякое колебание, всякое раздумье: войско Русское воодушевилось, — и, как мы знаем, татары были разбиты. Таким образом нравственному влиянию и молитвам преп. Сергия мы обязаны благоприятным для нас оборотом в один из важнейших моментов нашей государственной жизни. Куликовская битва положила начало величию России; она возвысила дух Русского народа, доказав, что татары не так страшны, как о них до того времени думали.
Наконец, в 1385 г. препод. Сергий свидетельствует своей подписью духовное завещание великого князя Димитрия Иоанновича. В этом завещании в первый раз устанавливался новый порядок престолонаследия в Русском государстве — от отца к старшему сыну помимо других старших в роде лиц, и потому подпись завещания преп. Сергием имела весьма важное значение для того времени: наступление нового необычного, но благодетельного порядка вещей чрез эту подпись освящалось авторитетом Преподобного и приобретало более устойчивости.
Таковы заслуги преп. Сергия пред нашим отечеством во время созидания Московского государства. Естественно после этого, что Московские государи и по смерти Преподобного питали особенное уважение к его обители: ежегодно 3 раза посещали ее и, кроме того, во всех важных случаях своей жизни искали помощи и заступления в молитве у гроба Преподобного. Так, великий князь Василий Васильевич Темный ищет убежища у гроба преп. Сергия от преследования Димитрия Шемяки, надеясь, что святость места остановит заговорщиков от выполнения злодейского умысла. У гроба преп. Сергия совершается таинство крещения над сыном великого князя Иоанна III Васильевича — Василием, очевидно, в надежде на особое покровительство Преподобного, по молитвам коему и разрешилось неплодство супруги великого князя Софии. В 1530 г. в обители преп. Сергия крещен был сын великого князя Василия Иоанновича, будущий грозный царь. Этот грозный царь особенно чтил Сергиеву обитель и весьма часто посещал ее. Так, 16 января 1547 г. он венчался царским венцом, а 25-го отправился принести благодарение и молитву Преподобному, предстателю Русской земли. 3-го февраля того же года он вступил в брак, а чрез две недели отправился к преп. Сергию пешком, как простой богомолец. Отправляясь под Казань в 1552 г., Иоанн Грозный прежде всего заходит в Сергиеву обитель испросить в молитве помощи у Преподобного; и во время осады в Казани шатер царя был не отлучен от походной церкви во имя препод. Сергия. По взятии Казани он снова заходит к преп. Сергию и, припадая к мощам его, со слезами говорит: «твоими молитвами к общему всех Владыке Христу мы получили желаемое... Ты явил свое дивное милосердие, заступник земли Русской». В 1558 г. Иоанн IV у гроба преп. Сергия благодарит Бога за успехи в Ливонской войне; в 1583 г. он приезжает в Троицкую обитель оплакивать несчастную кончину сына своего Иоанна.
В 1602 г. царь Борис Феодорович Годунов со всем своим семейством отправляется в Троицкий монастырь, чтобы испросить благословение преподобного Сергия на предполагавшийся брак дочери своей Ксении с Датским королевичем; затем в 1605 г. он молится здесь, прося у Преподобного помощи среди начинавшейся уже смуты.
В 1607 г. царь Василий Иванович Шуйский посещает Троицкую обитель, чтобы привести здесь благодарение Богу за победу над мятежниками.
В 1618 г. новоизбранный царь Михаил Феодорович, проходя в Москву, пробыл в Троицкой обители неделю, укрепляя себя молитвами у гроба Преподобного, заступника Русской земли, к предстоящему подвигу великого служения отечеству, только-что пережившему самые мятежные времена смуты.
По примеру своих предков и царь Алексей Михайлович каждый год посещал Троицкую обитель, а в 1650 г. приходил сюда на Троицын день даже пешком вместе с своей супругой Марьею Ильиничной.
В 1682 г. Троицкий монастырь стал местом убежища для царей Феодора и Петра Алексеевичей и всей царской семьи во время наступившей опасности от стрельцов. Когда правительница София получила донос о злоумышлении начальника стрелецкого приказа Хованского, тотчас вместе с царями, под видом богомолья, удалились «к Троице», куда вскоре перебрался и весь двор, и оставались здесь до тех пор, пока опасность совсем миновала.
Чрез семь лет царь Петр Алексеевич снова искал безопасности у гроба преп. Сергия. 7 августа 1689 г. в селе Преображенском ночью его уведомили, что в кремле собираются стрельцы разных полков и запасаются оружием, чтобы идти против него. Царь тотчас сел на коня, в чем был, и с небольшим количеством бояр поскакал в Троицкий монастырь. Вскоре сюда стеклись Русские и Немецкие дружины; безопасность царя была обеспечена, и он утвердился на престоле.
С того времени и доныне Троице-Сергиева обитель всегда посещается Русскими государями. Несмотря на перенесение политического центра из Москвы в Петербург, несмотря на изменившийся во многом характер Русской государственной жизни, Русские православные императоры и доселе по примеру своих предков, притекают с молитвою к преподобному Сергию немедленно после священного коронования.
Это особенное почтение к Троице-Сергиевой обители со стороны Русских государей станет для нас еще понятнее, если мы припомним, что эта обитель оказала неоцененные услуги Русскому государству в самую тяжелую находилось почти на краю погибели.
Первый самозванец, увлекший за собой всю Россию, царствовал очень недолго. Свергнутый с престола, он был убит в Москве, и на царство партией своих приверженцев был избран Василий Иоаннович Шуйский. Но это избрание царя не прекратило смуты. Выло очень много недовольных новым царем, отчего в государстве началась рознь, которою и воспользовались разные враги Московского государства. Под знаменем второго самозванца, явившегося вскоре по смерти первого, собрались полчища поляков, литовцев, казаков и русских «воровских людей», которые наводнили Россию, грабили, опустошали ее. Города и целые области отпадали от Шуйского, переходя к «Тушинскому вору». Даже Москва была в крайней опасности: самозванец стал лагерем вблизи ее, в с. Тушине, и своею близостью увлекал многих, почему-либо недовольных Шуйским.
В эту-то смутную эпоху почти одна только Троице-Сергиева обитель все время оставалась верною законному Московскому царю, непоколебимо стояла на страже Русского православия и народности и мужественно отразила все попытки врагов силою подчинить ее самозванцу. Авторитет, каким пользовалась Троицкая обитель в глазах современников, имя преп. Сергия, которым она освящала все свои действия, — придавали особенный вес ее образу действий. Им она указывала современникам, где и в чем спасение для расшатавшегося Русского общественного и государственного строя. Поняли эту важность Троицкой обители и враги: они видели, что пока обитель и гроб преп. Сергия не на их стороне, не в их руках, дело их не может быть выиграно. Поэтому-то они решили силою оружия подчинить эту обитель самозванцу. Гетман Сапега и Лисовский с тридцатитысячным войском, состоявшим из поляков, литовцев, казаков и русских воровских людей подступили к стенам монастыря, питая полную уверенность без особого труда овладеть этой незначительной крепостью. И по-видимому, их надежда была вполне основательна. Стены монастырские были не очень высоки (всего 2 ½ сажени до зубцов, а с зубцами 3 ½ саж.) и не везде достаточно крепки, хотя и толсты (до 3 сажен). Братии в монастыре было до 300 человек; в числе их были и такие, которые прежде служили на поле брани. Для защиты же монастыря царем Василием Ивановичем присланы были в качестве воевод два именитые мужа с отрядом войска — князь Григорий Долгорукий и Алексей Голохвастов. Этот отряд пополнялся слугами монастырскими и жителями окрестных селений, искавшими в обители убежища, так что защитников монастыря насчитывалось до 3000. Но кроме этих ратных людей в монастыре собралось множество женщин и детей, искавших защиты от врагов в стенах монастырских. Теснота увеличивалась еще от большого количества скота, загнанного в монастырскую ограду. Хлебных запасов в обители было достаточно; но мельницы находились вне монастыря, и молоть зерно было затруднительно. Дров и сена запасено было немного, и потому их приходилось добывать силою оружия.
Чего, по-видимому, стоило 30-тысячному войску, осадившему обитель, овладеть ею, когда средства ее защиты были так слабы! Но над этими естественными силами обители незримо бодрствовала благодатная сила преподобного основателя ее, и против этой-то силы оказались тщетны все ухищрения врагов, которые принуждены были простоять 16 месяцев пред этим «вороньим гнездом», как они в горделивом презрении называли обитель, — и со срамом отойти от стен ее: 12 января 1610 г. Сапега снял осаду и ушел к Дмитрову, а в следующем месяце Троицкая обитель уже благословляла Русское воинство, шедшее под предводительством кн. Скопина-Шуйского на освобождение Москвы от «Тушинского вора».
Но с окончанием осады не кончилось еще служение Троице-Сергиевой обители на пользу нашего отечества в смутную эпоху; напротив, осада выдвинула обитель в последующее время на первый план: она становится уже активною участницей в Русской общественной жизни и даже главной руководительницей Русского общества.
Прежде всего, освободившись от врагов, Троицкая обитель, под руководством нового архимандрита Дионисия, развертывает чрезвычайно широкую благотворительную деятельность. Поляки и Литовцы, рассеявшись по северо-восточной Руси, производили ужасные опустошения: тысячи людей остались без крова и хлеба. Эти-то бездольные, голодные и измученные люди и нашли себе приют в Троицкой обители. Архимандрит Дионисий приказал устроить странноприимные дома и больницы в подмонастырских слободах. Братия довольствовалась на трапезе овсяным хлебом и водой, чтобы сберечь пшеницу и ржаной хлеб для больных и раненых. По окрестным лесам и дорогам рассылаемы были люди собирать изнемогших от голода и ран и приводить в обитель или погребать умерших. Такую заботу о страждущих обитель оказывала во все то время, пока Москва боролась с поляками. Полагают, что за это время погребено лаврою до 7000 умерших и до 500 человек осталось при обители на разных службах. Можно судить по этому, как велико было народное бедствие.
Между тем смута и разорение в Московском государстве не прекращалась. Напротив, опасность еще увеличивалась, — грозила не только уже отечеству, но и вере и церкви. Царь Василий Иванович Шуйский, по смерти князя Скопина-Шуйского, был насильно сведен с престола и пострижен в монашество; ставшая во главе государства партия бояр избрала на Русский престол польского королевича Владислава; в Москву были впущены польские войска; к польскому королю Сигизмунду были отправлены послы под Смоленск просить у него на царство сына. Но скоро выяснилось, что Руси не будет спасения в иноземном царевиче. Сигизмунд не прекращал осады Смоленска, не соглашался на крещение сына в православную веру и стремился сам занять Русский трон. Таким образом стало ясно, что Польша стремится подчинить себе Московское государство, а это подчинение грозило гибелью вере православной и Русской народности. Но кроме этой опасности, грозившей со стороны, была большая беда отечеству и внутри: оставшиеся по смерти второго самозванца полчища наводняли еще Россию и разоряли ее. И вот под предводительством Прокопия Ляпунова собирается народное ополчение на защиту отечества. Троицкая обитель шлет этому ополчению грамоты, убеждает и благословляет его именем преподобного Сергия на великое дело освобождения родины от врагов. Но этому ополчению не суждено было довести дело до конца: Прокопий Ляпунов был убит казаками под Москвой, и собранные им ратные люди разошлись по домам. — Таким образом поляки и их приверженцы дождались благоприятной минуты и заранее торжествовали победу.
В эту критическую для Русского государства минуту на защиту отечества выступает опять Троицкая лавра во всеоружии своего нравственного авторитета. Троицкие власти — архимандрит Дионисий и келарь Авраамий Палицын рассылают по городам северо-восточной Руси красноречивые и трогательные грамоты, призывающие на защиту погибающих отечества и церкви. Этими одушевленными грамотами они подняли народное ополчение со всей земли. Во главе движения становится Нижегородский гражданин Козьма Минин, которому сам преп. Сергий является и повелевает идти на освобождение Москвы. Преподобный же заступник земли Русской внушает и князю Пожарскому принять на себя предводительство собравшимся ополчением. Так восстала по зову Троицкой обители Русская земля. Эта же обитель продолжает и дальше руководить восстанием. Троицкие власти пишут грамоту князю Пожарскому в Ярославль, когда он замедлил идти на Москву; они побуждают его торопиться делом освобождения отечества; напутствуют войско своим благословением, когда оно проходит мимо «Троицы». И под Москвой представитель лавры, келарь Авраамий, оказывает освободителям весьма важные услуги.
Когда в ополчении возникла рознь, казаки отказывались принять участие в битве с поляками, Троицкий келарь красноречивым словом убеждает их и обещает заплатить им драгоценностями из казнохранилища обители. Казаки, с именем преп. Сергия на устах, бросаются в битву, которая решает дело: поляки вытеснены из Москвы, и столица Русского государства освобождена от врагов. При торжественном вступлении в кремль освободителей, Троицкий архимандрит Дионисий идет во главе крестного хода.
По освобождении Москвы, Русскому государству не доставало еще царя, — а «без государя стоять ему нельзя, печься об нем и править людьми божиими некому». Те же Троицкие власти — архимандр. Дионисий и келарь Авраамий деятельно участвуют в избрании нового царя. Келарь Авраамий с лобного места объявляет народу о единогласном избрании на царство Михаила Феодоровича Романова и идет в посольстве в Ипатьевский монастырь молить юного Михаила занять престол. И новоизбранный царь, на пути в Москву, заходит в Троицкую обитель, чтобы помолиться у гроба Преподобного, заступника Русской земли, и испросить его благословения на предстоящий тяжелый подвиг управления разоренным государством.
Таковы заслуги Троице-Сергиевой лавры в смутное время: по молитвам своего основателя она спасла наше отечество от конечной гибели.
После всего сказанного, не удивительно, что православный Русский народ и доселе хранит особенное благоговение к преподобному Сергию, и Троицкая лавра остается и в наши дни величайшею Русскою святыней, куда ежегодно стекаются тысячи богомольцев со всех концов России. Понятно и то, почему день 500-летия со дня кончины преподобного Сергия праздновался с необыкновенною торжественностью. В лице преп. Сергия Русское православие и Русская народность торжествовали свое возрождение и укрепление.
Владимирская епархия.
Св. Сергий Радонежский

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Монастыри | Добавил: Николай (20.02.2020)
Просмотров: 47 | Теги: святость | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика