Главная
Регистрация
Вход
Пятница
03.04.2020
12:58
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1211]
Суздаль [370]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [391]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [6]
Судогда [10]
Собинка [96]
Юрьев [210]
Судогда [94]
Москва [42]
Покров [125]
Гусь [148]
Вязники [261]
Камешково [83]
Ковров [316]
Гороховец [114]
Александров [232]
Переславль [102]
Кольчугино [66]
История [39]
Киржач [80]
Шуя [95]
Религия [4]
Иваново [49]
Селиваново [33]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [84]
Писатели и поэты [95]
Промышленность [88]
Учебные заведения [80]
Владимирская губерния [36]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [43]
Муромские поэты [5]
художники [20]
Лесное хозяйство [12]
священники [6]
архитекторы [3]
краеведение [39]
Отечественная война [196]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 22
Гостей: 22
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Иван Михайлович Губкин

Иван Михайлович Губкин

Ведущая роль в развитии науки о нефти принадлежит русским ученым и изобретателям. Великий химик Д.И. Менделеев был одним из основоположников этой науки. Уроженцы и нашего края сделали заметный вклад в становление нефтяной промышленности.
Первый в мире нефтеперегонный завод построили в 1823 году в долине Терека, близ крепости Моздок, приехавшие туда братья Василий, Герасим и Макар Алексеевичи Дубинины. Они были уроженцами Гороховецкого уезда, крепостными крестьянами графини Паниной. Братья Дубинины применяли изобретенную ими кубовую установку и получали из каждых сорока ведер черной нефти 16 ведер керосина. В 1846 году, не добившись денежной помощи от правительства Кавказа, братья, все еще остававшиеся крепостными, были вынуждены закрыть свое уникальное предприятие. И только через 40—50 лет их начинание послужило примером для строительства уже крупных нефтеперегонных заводов в России и Америке.
Но если талантливые самоучки из народа не получили поддержки своих начинаний в царское время, то иначе обстояло дело после Великого Октября. Судьба другого талантливого уроженца Владимирской губернии — Ивана Михайловича Губкина — сложилась так, как и должна была сложиться в Советском государстве.

Иван родился в селе Поздняково Муромского уезда Владимирской губернии 9 (21) сентября 1871 года. Дед И.М. Губкина был волжским бурлаком, а отец ежегодно на 7-8 месяцев уходил на рыбный промысел в Астрахань. В семье было 5 детей, из них грамотным стал только Иван.
В 1880 году начал обучение в школе села Позднякова. В августе 1887 года сдал экзамены и поступил за счет Земства в Киржачскую учительскую семинарию. Окончив ее в 1890 г., по договору с Земством, проработал сельским учителем в селах Жайском и Карачарове Муромского уезда около пяти лет.
В августе 1895 года он отправился в Санкт-Петербург для продолжения образования. Ему удается поступить «своекоштным» (то есть без стипендии), в Учительский институт. Он подрабатывал (ежедневно по 3-4 часа) в Петербургском архиве, и работал в Комитете грамотности при Императорском Вольном экономическом обществе. Окончил институт в мае 1898 года. После окончания учительского института, с мая 1898 года еще пять лет преподавал в городских училищах Санкт-Петербурга.
С 1903 по 1910 год учился в Горном институте в Санкт-Петербурге. Студентом Горного института на практике в 1908 году проводил геологическую съемку в майкопском нефтеносном районе.
Институт окончил в 1910 году с отличием в возрасте 40 лет. Его имя как отличника заносится на мраморную доску института.
В 1910 году, получив диплом инженера, по поручению Геологического комитета (Геолком) продолжил геологическое исследование майкопских нефтяных месторождений, а затем работал в Кубанском нефтеносном районе, Анапско-Темрюкском районе и на Таманском полуострове. Исследования в этих районах проводил до 1912 года.
Дальнейшая жизнь Ивана Губкина подобна сказке. Он стал богатырем нашей отечественной науки. Его называли «открывателем подземных тайн».
Кто не помнит былины о легендарном Илье Муромце, родом из тех же муромских мест, что и Губкин. Тридцать три года «сидел он сиднем», а потом распрямил свои плечи. Похожая сказочная история случилась и с Губкиным — человек, ставший светилом в науке о нефти, сам впервые увидел нефть... лишь в возрасте 40 лет!
Приехав на Кавказ, он в первый же год своей работы сделал открытие мирового значения. Об этом спустя четверть века, в 1937 году, так рассказал Губкин в своем выступлении перед избирателями в Баку:
«Рукавообразные залежи ничем не напоминают обычные месторождения, подчиненные геологическим структурам. Миллионы лет назад в нынешнем Майкопском нефтяном районе была вымыта балка. Наступающее море залило длиннющий овраг. В течение тысячелетий овраг постепенно заполнялся песчаными отложениями. Нефть стала собираться из материнских пород и глубоко внизу заполнять песчаные отложения. Плотные массы глин закупорили пески и в течение миллионов лет сохраняли в неприкосновенности нефть, не давая ей выхода на поверхность». И ничто не напоминало здесь о нефти. Нефть искали не там, где надо.
Так продолжалось до 1911 —1912 года, когда Губкин установил свою знаменитую «теорию рукавообразных залежей». Взгляд ученого, проникнув в глубину тысячелетий, нашел разгадку тайн, скрытых природой. Огромное значение при этом имел губкинский метод составления структурных карт нефтеносных залежей. Сам автор этих достижений не придавал им особого значения. Однако позже его открытие оценивалось ученым миром как «простое и гениальное».
Как сотрудник Геолкома, в 1917 — март 1918 года был в командировке в США по заданию Министерства торговли и промышленности Временного правительства для изучения месторождений и нефтяной промышленности. Он провел в этой стране около года. Еще шла первая мировая война, на родине ученого происходили эпохальные события, на смену свергнутого капиталистического строя устанавливался новый — социалистический.
Губкин с презрением отверг льстивые предложения бизнесменов остаться в США, отверг угрозы политэмигрантов. Не устрашился он и опасностей войны, немецких мин и подводных лодок на пути корабля. Ученый возвращался домой. Вез ящики с книгами и образцами пород. Встречи не ждал — старые хозяева промыслов сбежали, новая власть была по горло занята делами революции.
Прибыв в Стокгольм, Губкин и его спутник подрядили частное суденышко, на нем они добрались до Мурманска. И были поражены, когда их заботливо встретили представители Мурманского Совета. В своих воспоминаниях Губкин писал: «Я никогда не забуду волнения, которое я испытал, ступив на родную землю, волнения, возросшего при виде ласкового и заботливого приема, оказанного нам».
Родина, встретив своего верного сына, сразу же помогла ему проявить свои творческие силы. И талантливый геолог оправдал это высокое доверие. Он вкладывал в порученное дело столько неукротимой энергии, ярости, что в скором времени преобразил всю постановку дела в геологии и нефтепромышленности. Сотни отрядов испытателей подземных сокровищ отправились в поиски по заранее строго спланированному маршруту. Сам Губкин трудился по 15 часов в сутки, в 1920 году за ним числилось пять постов. С 1920 г. - профессор, с 1922 г. - ректор Московской горной академии. Он был неутомим и в последующие годы: в течение пятнадцати лет подряд он не брал отпуска, поглощенный гигантскими масштабами научной и организаторской работы.
Когда прервалась связь с Баку и в Москве не хватало топлива, Губкин поехал в Поволжье на разведку сланцев и сапропелей. Из них можно было извлечь горючее. По возвращении Губкин получил приглашение от Владимира Ильича Ленина на беседу.
Об этой исторической встрече Губкин рассказывает в своих обширных воспоминаниях, приведем из них лишь небольшую выдержку:
«Идя в Кремль к Владимиру Ильичу, мы захватили с собой продукты, которые были получены из сланцев и сапропелей в наших тогда малюсеньких лабораториях.
Тов. Фотиева — секретарь В.И. Ленина — просила нас не задерживать слишком долго своими разговорами Владимира Ильича.
Владимир Ильич принял нас в своем кабинете, расположенном за залом заседаний СНК. Я внутренне побаивался этой встречи, боялся за себя, как бы в чем-нибудь не осрамиться. Я никогда не забывал о той разнице, которая существовала между мной, рядовым работником, и великим человеком громадного ума и железной воли, руководившим невиданной в истории человечества революцией, рвущей оковы старого буржуазного мира и закладывающей основы нового человеческого общества, освобожденного от ига капитала и всяких видов угнетения одного человека другим.
... Я увлекся беседой, чувствовал, что Ильич слушал меня с большим интересом. Сначала мы разговаривали сидя, а потом все встали и продолжали горячий разговор.
... Тов. Фотиева несколько раз входила, давая понять, что пора нашу беседу кончать, ибо Ильича в приемной ждало еще много народу. А мы в это время демонстрировали перед Ильичом бензин, керосин, полученные из сланцевой смолы, парафин, полученный из сапропеля. Владимир Ильич сразу оценил своим прозорливым умом, какое значение могут получить горючие сланцы и болотный ил гниения (сапропель) в экономике нашей страны, и обещал полную поддержку новому делу. При прощании со мной он дал мне право обращаться прямо к нему в случае возникновения важных, безотлагательных дел». (Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине, т. 2, М., 1957, с. 312, 313).
По указанию В. И. Ленина, Губкин занимался также исследованием Курской магнитной аномалии (КМА). Это привело к открытию советскими учеными колоссальнейших залежей железных руд. Открытие обогатило нашу страну запасами железных руд в сотни миллиардов тонн. «Находка» составила около половины железорудных запасов всего мира!
Первый кусок курской руды был извлечен из-под земли еще при жизни Владимира Ильича Ленина в 1923 году. В ознаменование заслуг ученого, потрудившегося на КМА, одному из рудников и городу присвоено имя Губкина.
В 1928 году Иван Михайлович Губкин был избран действительным членом, а в 1936 г. — вице-президентом Академии наук СССР. 12 января 1929 года И.М. Губкин был избран академиком АН СССР по Отделению физико-математических наук (по техническому отделению геологии нефти).
Губкин и его ученики открыли немало месторождений нефти. Особенно знаменательной стала дата 16 апреля 1929 года — открытие «Второго Баку», то есть гигантских кладовых нефти на Урале и Волге.
С 1930 г. - ректор, заведующий кафедрой геологии и нефтяных месторождений Московского нефтяного института.
Губкиным написано около 200 научных работ. Его книга «Ученье о нефти» как классический труд о формировании нефтяных месторождений служит с пользой новым поколениям геологов и нефтяников.
C 1931 года стал начальником Главного геологического управления НКТП, которое стало называться Главное геолого-разведочное объединение (Союзгеологоразведка).
В 1930—1936 годах стал председателем Совета по изучению производительных сил (СОПС) АН СССР, ликвидировав «Комиссию по изучению производительных сил» (КЕПС 1915—1929).
В 1936 году в различных организациях СССР прошли празднования «юбилея» И.М. Губкина, причем, праздновали не только 65-летие со дня рождения, но и «40 лет научной деятельности» (при том, что он закончил Горный институт 26 лет назад).
29 декабря 1936 года, одновременно с избранием нового президента АН СССР (после кончины А.П. Карпинского), прошло увеличение президиума на две вакансии вице-президентов (создано Отделение технических наук АН СССР). На посты вице-президентов сессией АН СССР были избраны академики И.М. Губкин и Э.В. Брицке.


И.М. Губкин в 1937 г.

В ноябре 1937 года он был выдвинут и избран (12 декабря) в депутаты Верховного Совета СССР по Бакинско-Кировскому избирательному округу.

Скончался И.М. Губкин 21 апреля 1939 года в Москве на 68 году жизни. 23 апреля был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Имя Губкина стало гордостью советской науки. О нем и его трудах имеется обширная литература. После одного из районирований село Поздняково, где родился ученый, «отошло» от Муромского к Навашинскому району, то есть к району Горьковской области. Нет, оно стоит, конечно, на том же месте, под Муромом, но уже «не входит» в Муромский район.
Однако разве это повод к тому, чтобы забывать в крае такого богатыря советской науки, каким был Губкин? Он родился в Муромском уезде, учился в Муроме, в Киржаче, преподавал в селе Карачарове, вошедшем в состав города Мурома, всего же 24 года прожил во Владимирской губернии.
Конечно, нет нужды в связи с этим следовать примеру семи древних городов, оспаривавших честь быть родиной Гомера. Но бесспорно одно: мы, владимирцы, должны хорошо знать и помнить вышедшего из нашего края великого ученого страны Ивана Губкина.
Успехи советской нефтепромышленности были огромны. И как отрадно нам сознавать, что Родина ценит заслуги Губкина в этих успехах. К сожалению, ученому уже не довелось увидеть всей грандиозности дел, осуществляемых в развитии его прогнозов. Учение Губкина о происхождении нефти, о закономерностях геологического строения послужило основой для научной деятельности новых поколений нефтяников. Оно нашло практическое применение особенно в годы девятой пятилетки на бескрайних просторах нашей Родины. Кавказ, Урал, «второе Баку», Поволжье, Западная Сибирь, Дальний Восток... — где только не были подобраны ключи к кладовым нефти и газа в земной коре?
В 1913 году в России было добыто 10 миллионов тонн нефти, газовой промышленности не было вовсе.
Советской нефтепромышленностью в 1958 году был достигнут 100-миллионный рубеж годовой добычи нефти, в 1963 — 200-миллионный; через десять лет добыча удвоилась. В 1975 году она составила 491 миллион тонн, а в 1980, согласно директивам XXV съезда КПСС, должна подняться до 620—640 миллионов тонн! Здесь уместно напомнить: наша страна обогнала США по добыче нефти уже с первого года нашей десятой пятилетки.
Колоссальными темпами растет добыча газа. С 1960 по 1975 год она поднялась с 45 до 289 миллиардов кубических метров. По запасам природного и попутного газов Советский Союз занимает первое место в мире.
Множество городов и населенных пунктов страны получают ныне газ из единой системы газоснабжения. Радуемся и мы, владимирцы, газовой реке, хлынувшей в нашу область и доставляющей столько удобств, экономии хозяйствам предприятий и населению.
Теперь вспомним о КМА — Курской магнитной аномалии. Гигантскими темпами и в гигантских масштабах раскинулись ныне работы по добыче железной руды КМА. Претворяется в жизнь гениальное предвидение В.И. Ленина о том, что «невиданное в мире богатство» Курской магнитной аномалии «способно перевернуть все дело металлургии».
Уроженцы и деятели Владимирской губернии

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Николай (17.08.2017)
Просмотров: 882 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика