Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
23.10.2017
12:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 371

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [687]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [176]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Иоанн Петрович Сергиевский

Иоанн Петрович Сергиевский

16 февраля в 5 час. и 45 м. по полудни в Меленковском уезде, в селе Унже-Архангел после весьма непродолжительной болезни на 48 году своей жизни скончался настоятель местной церкви Архистратига Божия Михаила,— священник Иоанн Петрович Сергиевский. Весть о неожиданной кончине почившего поразила собою, как громом, прежде всего все село, за тем — весь «приход», а особенно родных и знакомых. Никто не мог поверить, чтобы эта весть говорила о действительном факте; так неожиданна была кончина почившего! Он был еще так молод, так энергичен в своей жизни и деятельности, что никто и подумать не мог об его скорой кончине. Да и сам почивший еще не думал о смерти; как до своей предсмертной болезни (продолжавшейся только одну неделю), так даже и во время болезни: несмотря на то, что он был одинок и во время своей болезни, очевидно, нуждался в уходе со стороны других (при нем была одна только старушка—прислуга, которая по своей старости и неопытности не могла удовлетворить всех нужд больного), он, надеясь на помощь Божию и на свои собственные силы, не желал извещать своих родных о своей болезни, чтобы напрасно их не потревожить. «Я, говорил больной, не буду здесь лежать долго: немного оправлюсь и сам поеду во Владимир — к детям, там и полежу»... Но не определил Господь исполниться желанию почившего: правда не долго он болел, но концом его болезни была не жизнь, а смерть.

Иоанн Петрович Сергиевский был сын священника той же церкви, при которой и сам был настоятелем. Родился он в 1835 году 25 октября. Первональное свое воспитание он получил в доме своих родителей; затем он был определен в Муромское духовное Училище; в 1850 году он поступил во Владимирскую духовную Семинарию, в которой и окончил полный курс в 1856 году 21 июля в высшем третьем отделении первым воспитанником со степенью студента.
От природы одаренный богатыми способностями, он всегда, в течении всего времени своего обучения, как в Училище, так и в Семинарии был одним из лучших и примерных воспитанников. В аттестате, полученном им из Семинарского Правления за № 609, значится: «при способностях — весьма хороших, прилежании — весьма ревностном, поведении — отлично-хорошем обучался» по всем предметам, без всяких исключений, «отлично хорошо и весьма хорошо».
Как первый воспитанник Семинарии, он должен был быть назначен для поступления в духовную Академию. И Семинарское Правление предлагало ему это назначение, а Преосвященный Иустин, предлагая это назначение, усиленно увещевал его идти в духовную Академию. Но, несмотря на все предложения и увещания, он отказался идти в Академию — отчасти по слабости своего здоровья (особенно по слабости своего зрения), отчасти же потому, что место священника на его родине после смерти его отца было свободно и оставлено за сиротами — умершего, из которых он — прежде других и мог его занять, как вскоре и действительно занял.
В 1857 г. 27 июля он был рукоположен во священника Преосвященным Иустином, Епископом Владимирским и Суздальским к церкви Архистратига Божия Михаила в село Унжу-Архангел, где он и служил священником до самой смерти в продолжении 25 лет, 6 месяцев и 21 дня.
В течение всего этого времени Иоанн показал себя истинным и ревностным служителем алтаря Господня, добрым пастырем своих пасомых и любвеобильным отцом семейства.
Как истинный служитель алтаря Господня, он, по особенной любви и призванию избравший себе священническое служение, с особенною, даже чрезвычайною ревностью проходил его до самой смерти; это выражалось в той любви, в том благоговении, с какими он сам всегда совершал богослужение и к участию в которых он всегда призывал других. К проявлению особенной ревности Иоанна к богослужению относятся его старания о благолепном украшении местных храмов Божиих (В селе Унже-Архангел два храма и оба каменные: один во имя собора Архистратига Божия Михаила, построенный неизвестно кем и когда, и другой во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, построенный в 1833 г. усердием Муромского купца Первова на том месте, где прежде стоял деревянный храм, сгоревший в 1658 году.).
Много он заботился об этом,— не мало он положил своих сил для возможного содействия этому доброму делу; многого он и достиг в этом деле: его трудами превосходно украшены живописным расписанием оба местные храма. В храме Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня стены всего храма и купол украшены священными изображениями событий по преимуществу Евангельской Истории, что наглядно представляет собою величественное изображение земной жизни Господа нашего Иисуса Христа; в храме Архистратига Божия Михаила стены и купол украшены изображениями Св. Троицы, Св. бесплотных Сил небесных и другими св. картинами. Украшение этого последнего храма только что окончено в прошедшее лето. В лето 1883 г. Иоанн предполагал и еще заняться окончательным благоустройством этого храма: за неделю перед своею смертью, 8 февраля он ездил в свой уездный город (Меленки) с специальной целью переговорить и условиться с подрядчиком о перемене церковного пола будущим летом, но на дороге простудился, получил воспаление легких и преждевременная смерть не позволила ему осуществить своих желаний.
Как добрый пастырь вверенного ему стада духовного, он деятельно и неустанно заботился о его спасении. Он поучал, наставлял своих пасомых везде и всегда; в храме Божием с церковной кафедры он раскрывал догматические и нравственные истины христианской религии всегда в глубоко-прочувствованных словах и всегда производил глубокое впечатление на своих слушателей. В частных, домашних беседах с своими прихожанами он всегда был истинным и добрым наставником, руководителем и отцом: к нему обращались все и за всем, и он всех и всегда принимал, всех наставлял, всем помогал и не словом только, но и делом; он отечески заботился о всех, особенно же о бедных, помогая им постоянно. К той же цели своего пастырского служения — духовного просвещения своих пасомых Иоанн неутомимо стремился путем просвещения малолетних детей в местной народной школе: с 1858 г. до 18 декабря 1859 г. он безмездно проходил должность наставника по всем предметам в обучении крестьянских мальчиков по указу Владимирской духовной Консистории, с 18 декабря 1859 года до 16 сентября 1878 г. туже должность он проходил в Архангельском народном училище с утверждения Его Преосвященства; с 16 сентября 1878 г. он проходил должность законоучителя в том же училище. В должности законоучителя Иоанн оставался до самой смерти, получая за это в виде некоторой благодарности от местного (Меленковского) земства от 15 до 25 рублей в год. И эта скромная цифра благодарности за годовое преподавание Закона Божия не ослабляла ревности занятий его: он, как везде, так по преимуществу в школе,— трудился не для себя, не для каких-либо своих корыстных расчетов (как и вообще в своей жизни он чужд был этих расчетов); он трудился для пользы, для нравственного благосостояния своей паствы, трудился по мере своих сил, считая этот труд одним из любимейших своих занятий.
В начале своего учительства в народной школе, пока еще не было особенного помещения для школы, он безмездно уступал для школы помещение в своем собственном доме. Затем все свое старание употребил на то, чтобы выстроить особое здание для школы я после весьма продолжительных хлопот и усилий, благодаря содействию многих прихожан, действительно было поставлено каменное здание, в котором и поместилась народная школа.
Кроме прямых своих обязанностей по отношению к своей пастве, с 1865 г. Иоанн состоял сотрудником Владимирского духовного Попечительства о бедных духовного звания; в течении 9 лет он был уполномоченным на съезде духовенства Муромского духовно-училищного округа; несколько раз был избираем уполномоченным на съезд Епархиальный; в течении 3-х лет (с 1870 г. 26 июня) с утверждения Его Высокопреосвященства Антония, Архиепископа Владимирского и Суздальского проходил должность члена Муромского духовно-училищного Правления. С 1868 г. 11 октября до августа месяца 1871 года по указу Владимирской духовной Консистории он проходил должность помощника благочинного.
С 1871 года до самой смерти он был членом Меленковского Уездного Цензурного Комитета; с 1879 г. до смерти же состоял членом благочиннического Совета от духовенства.
За ревностное прохождение всех возложенных на него должностей Иоанн в 1862 г. 29 сентября Преосвященным Иустином, Епископом Владимирским и Суздальским — награжден был набедренником; в 1869 г. удостоен благословения Св. Синода; в 1872 г. по представлению Св. Синода вследствие ходатайства Его Высокопреосвященства Антония, Архиепископа Владимирского и Суздальского Всемилостивейше награжден скуфьею, а в 1877 году — камилавкой.
И таким полезным общественным деятелем Иоанн оставался до самой своей смерти, несмотря на тяжелые обстоятельства в своей семейной жизни. Не много и не долго он пользовался семейным счастьем; из 25 лет его супружеской жизни лишь только первые 10 лет были для него светлыми днями его жизни, а затем его семейное счастье расстроилось: жена его после родильной горячки получила душевную болезнь, которая периодически и стала повторяться каждый месяц. Несмотря на все содействие медицины, эта страшная, мучительная болезнь не оставляла жену его до самой ее смерти. Как ни тяжело было положение Иоанна при такой страшно-мучительной и беспокойной болезни его жены, он в течении 15 лет — до самой смерти больной имел ее в своем собственном доме, не отправляя ее, как неисцелимо-больную, в больницу душевно больных, сам непосредственно ходил за нею по указанию и совету, как местного (Меленковского), так и многих других врачей. В 1882 г. 1 сентября скончалась его больная жена, и Иоанн остался одиноким, имея единственную, уже замужнюю дочь, живущую в г. Владимире.
По случаю смерти своей жены Иоанн в своем дневнике говорит:
«Земная жизнь твоя полна была великой скорби и страданья;
Мало светлых дней и радостных минут
Имела ты, долголетняя страдалица моя!
Но там, в стране загробной, где радости одне живут
Для душ прошедших здесь, в юдоли плача и стенанья
Тернистый путь, указанный Христом,
Там найдешь себе отраду и успокоенье,
В месте светле, злачне и покойне»!..
Как ни утешал себя Иоанн после смерти своей жены мыслью о том, что смерть его больной жены была облегчением, как для самой больной, так и для него, ему тяжело было переносить свое одиночество, и он сильно желал перейти на службу в г. Владимир, где бы он мог жить в семействе своей дочери и зятя, но преждевременная смерть не дала ему этого утешения в жизни: 16 февраля он скончался.
20 февраля, в воскресенье в доме умершего и кругом дома собралась громадная толпа народа, желавшая отдать последний долг почившему. В 8 ½ час. утра после панихиды и литии совершен был вынос тела покойного. Прихожане, выражая особенную любовь к своему доброму и любимому пастырю, вынесли тело его на головах. Тотчас после выноса началась заупокойная литургия, совершенная местным Благочинным о. Петром Дмитревским в сослужении с тремя другими священниками. Пред началом отпевания местным священником, сослуживцем покойного, о. Преображенским была произнесена надгробная речь, в которой проповедник указал главные черты жизни умершего и его заслуги. Во время отпевания (после чтения последнего Евангелия) была произнесена и еще надгробная речь священником о. Михаилом Синадским, в которой проповедник отказался подробно исчислять многочисленные заслуги покойного для его паствы и, указав на них коротко, просил молитв о спасении почившего.
В погребению умершего собрались не только все прихожане, но многие и из уездного города (Меленок, отстоящего от села Унжи-Архангел в 12 верстах), и из соседних сел. Церковь не могла вместить всех прибывших отдать последний долг почившему; весьма многие стояли во время литургии и отпевания вне церкви — под открытым небом.
Доброе имя почившего пастыря на долго останется в сердцах его пасомых, и да не угаснет их горячая молитва о спасении его души!.. Наверно, не оставят своими молитвами покойного и все знавшие его!.. «Упокой, Господи, душу раба твоего со Святыми, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но — жизнь безконечная»!..
N. N.

(Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 6-й. 15-го марта 1883 года).

Настоятелем этого прихода 2 марта утвержден помощник — священник означенного прихода Александр Преображенский; на место же сего последнего того же числа определен диакон гор. Меленок Покровского Собора Андрей Назаретский.
Село Архангел

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Jupiter (29.09.2017)
Просмотров: 21 | Теги: Меленковский уезд, люди | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика