Главная
Регистрация
Вход
Пятница
23.10.2020
02:55
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1308]
Суздаль [412]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [423]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [113]
Юрьев [222]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [139]
Гусь [151]
Вязники [277]
Камешково [93]
Ковров [376]
Гороховец [119]
Александров [246]
Переславль [112]
Кольчугино [74]
История [39]
Киржач [82]
Шуя [106]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [104]
Писатели и поэты [100]
Промышленность [90]
Учебные заведения [114]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [48]
Муромские поэты [5]
художники [24]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [242]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Деревня Малое Юрьево Муромского района

Деревня Малое Юрьево

Малое Юрьево — деревня в Муромском районе Владимирской области Российской Федерации, входит в состав Ковардицкого сельского поселения.
Деревня расположена на берегу реки Картынь в 10 км на юго-запад от центра поселения села Ковардицы и в 10 км на запад от Мурома.

Погост Василия Кесарийского

«Погост Василия Кесарийского или, как обыкновенно его называли, «Василий Великий», находится в 112 верстах от губернского города и в 10 от уездного (Муромский уезд)». [1]
Местное предание объясняет основание погоста следующим образом: когда-то был здесь монастырский хутор (Муромского Спасского монастыря), где жили монахи, управлявшие соседними монастырскими вотчинами — деревнями Абрамовой, Михайловой и Выползовой, которые были монастырскими. Но достоверность этого предания не подтверждается никакими документами.
В писцовых книгах 1629-30 гг. о погосте отмечено следующее: «на погосте церковь во имя св. Василия Великаго с приделами в честь Архангела Михаила и св. Николая Чудотворца, другая церковь теплая во имя св. в.-муч. Параскевы; обе церкви деревянныя — „строение мирское". При церкви в то время были 3 священника, 3 дьячка и 3 пономаря, просвирница; на церковной земле было 4 двора бобыльских; пашни церковной 50 четв., перелогу 80 четв., лесу пашенного 20 четв., сена 10 копен и лесу непашенного 20 десятин".
Таким образом Васильевский погост в начале XVII века был уже центром довольно крупного прихода.
Насколько велик был в XVII столетии Васильевский приход, это можно видеть из окладных Рязанского епископа за 1676 г., где сказано следующее: «Церковь Василия Кесарийскаго в погосте. У тое церкви дворы: попа Максима, попа Захария и попа Никифора, двор дьяконский, пономарский, просвирницын, 2 двора бобылей на церковной земле да сельцо Охсево, а в нем 4 двора помещиковых да двор задворнaro слуги да крестьянских 25 дворов (в кон. XIX в. здесь 29 дворов), да сельцо Пансырево, в нем 5 дворов помещиковых, да семь крестьянских и 1 бобыльский (в кон. XIX в. здесь 10 дворов), деревня Окулово, в ней 30 дворов крестьянских (в кон. XIX в. здесь 67 дворов), дер. Бабкино, в ней 20 дворов крестьянских и 4 бобыльских (в кон. XIX в. на пустоши Бабкиной 1 двор), да сельцо Катышево, а в нем 5 дворов помещиковых (в кон. XIX в. здесь 41 двор), дер. Пестенино, в ней двор помещиков, а в нем живет дворник, да крестьянских 10 дворов (в кон. XIX в. здесь 111 дворов), д. Соболево, а в ней 14 дв. крестьянских (в кон. XIX в. здесь т 14 дворов), д. Выползово — 12 дворов крестьянских (в кон. XIX в. здесь 21 двор), да сельцо Чабышево, а в нем двор помещиков, на том дворе 3 избы, где живут люди его, да двор прикащиков да 33 двора крестьянских, да сельцо Популино, в нем двор боярский, где живет прикащик, на том же дворе три избы, а в них живут дворовые люди да 20 дв. крестьянских, да сельцо Ново, в нем двор помещиков, двор прикащиков да 7 дв. Крестьянских, да сельцо Грибково, в нем двор помещиков да 27 дворов крестьянских (в кон. XIX в. здесь 41 двор. По писцовым книгам 1629—30 гг. Грибково значится старинной родовой вотчиной Максима Михайлова Плещеева; в нем тогда были — двор вотчинников, прикащиков, 4 дв. крестьянских и 4 бобыльских.), д. Обрамово - 19 дв. крестьянских (в кон. XIX в. здесь 32 двора), д. Михайлово, в ней двор монастырский, двор прикащиков, 20 крестьянских и 1 бобыльский (в кон. XIX в. здесь 37 дворов), да сельцо Меленки, в нем 5 дворов помещиковых (в кон. XIX в. это сельцо не существовало уже), да сельцо Юрьево, в нем 3 двора помещиковых и 5 крестьянских (в кон. XIX в. здесь 14 дворов), да сельцо Большое Юрьево — 3 дв. помещиковых и 10 крестьянских (в кон. XIX в. здесь 38 дворов), сельцо Коржавино, 2 двора помещиковых и 6 крестьянских (в кон. XIX в. здесь 24 двора), да д. Буянково - 3 дв. крестьянских. Да по их поповой сказке земли по 40 четв. в кон. XIX в. в поле, сенных покосов 82 копны, а крепостей на ту землю и на сенные покосы не положили. По окладу данных денег 8 рублей 10 алтын».
Всего же в Васильевском приходе в 1676 г. было 32 двора помещиковых, 1 монастырский, 3 двора прикащиковых, 7 дв. дворовых людей, 268 дв. крестьянских и 6 бобыльских.
Из этой подробной описи Васильевского прихода не видно, сколько храмов и какие именно были в погосте Васильевском погосте в 1676 г. Из писцовых книг 1629 -30 гг. мы видели, что здесь было два храма, из коих один был трех-престольный. В 1731 году оба эти храма сгорели,— но каким-то образом, как видно из храмозданных грамот, сохранился придельный храм во имя архистратига Михаила. В этом храме и совершалось богослужение до 1740 г.
В 1740 г. выстроен был прихожанами новый деревянный храм во имя Василия Великого; в 1742 г. к нему был пристроен придел в честь св. в.-муч. Параскевы.
В 1780 г. вместо этого храма построен был новый с тремя престолами: главный во имя св. Василия Великого, а в приделах во имя св. Николая Чудотворца и св. в.-муч. Параскевы.
В 1790 г. был перестроен храм во имя Архангела Михаила, сделан теплым, но освящен был уже в честь Казанской иконы Божией Матери. Эти две деревянные церкви существовали в погосте до построения каменного храма.
Остроумов Иван Тихонович (ум. 1853) - сын дьячка, родился в Васильевском погосте…, учитель русского языка в Тульском уездном училище.
Дмитрий Федорович Певницкий родился в 1828 году в Васильевском погосте. Отец его Федор Петрович Певницкий служил в погостовской церкви. В 1832 году родился Певницкий Василий Федорович — доктор богословия, заслуженный ординарный профессор и член правления Киевской духовной академии.
«Хождение по приходу (Из воспоминаний проф. В. Певницкого).
По обычаю, наследованному от прежних времен, члены причта Васильевского погоста, в годы моего детства обходя дома прихожан с молебным пением в великие праздники, брали с собою детей — подростков мальчиков и учившихся в школе. Детям при этом, сопровождавшим своих отцов, давали прихожане каждому по мелкой монете, — по копейке где, в другом доме по грошу, а иногда по пятаку и даже гривне (деньги тогда считались на ассигнации). Из этих подаяний набиралось рубля четыре или пять на ассигнации.
Такое хождение по приходу членов причта, в сопровождении детей, было два раза в году, на Пасху и на Рождество Христово.
На Пасху хождение причта по приходу продолжалось почти целую неделю, начинаясь с понедельника и оканчиваясь в субботу. Только первый день Пасхи члены причта проводили дома, и к ним являлись для поздравления почетнейшие из прихожан. Ходили по приходу с иконами, — носили три иконы, — икону Воскресения Христова, Божией Матери и святителя Николая чудотворца. Три причта было в погосте, и каждый с указанными иконами ходил по домам своих прихожан. В иных деревнях дома разделены были между двумя причтами, и каждый домохозяин ждал и встречал только те иконы, которые следовали с священником, духовным отцом его. (В других приходах носили по пяти, даже по семи икон). Для ношения икон приглашались или вызывались сами желающие из прихожан, и избранные из них три человека назывались в народе „богоносцами", и каждый из них брал на себя ношение одной определенной иконы. Так как приход Васильевского погоста рассеян был по нескольким деревням, отстоящим одна от другой на несколько верст, то богоносцы целую неделю не возвращались домой, и ночевали обыкновенно в той деревне, в которой на ту ночь оставались иконы. „Богоносцы" носили иконы собственно в деревнях из дома в дом, а когда иконы нужно было переносить ив погоста в деревню, или из одной деревни в другую, — жители той или другой деревни брали на себя эту обязанность. Брали иконы избранные из жителей деревни и несли их в сопровождении большой толпы народа, иногда заключающей в себе почти все народонаселение деревни. Во время несения икон сопровождающая их народная толпа громогласно, не умолкая, пела: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав. Пение часто было переменное: раз пропоют мужчины, вслед за ними женщины, а потом опять мужчины и т. д. Шествие простиралось версты на четыре, и пение сотен голосов, усердствовавших изо всей силы, разносилось далеко по окрестности. Следование с иконами по деревням прихода всегда было по однажды установленному порядку, и каждая деревня знала, когда приблизительно принесут в нее иконы, и потому, когда жители одной деревни провожали иконы, другие шли встречать их, тогда толпа, сопровождавшая несших иконы, увеличивалась, и пение становилось еще громогласнее. Заметить нужно, что в деревнях Васильевского прихода до тех пор, пока не обнесут икон по всем домам деревни, по завету стариков, никто не дерзал петь светских песен, и только после того, как проводят причт и иконы, разрешалось молодежи петь песни и предаваться доступным для деревни увеселениям.
Пришедши в деревню, члены причта и сопровождавшие их, в преднесении иконы, ходили по порядку из дома в дом, в каждом доме пели пасхальный молебен, и после молебна христосовались, и получали по красному яичку от христосовавшихся. Затем каждый домохозяин просил всех присесть и откушать хлеба-соли, угощали брагой, предлагалось и вино, а хозяйки предлагали пшенную кашу, обильно политую маслом. Пшенная каша, политая маслом, была необходимою принадлежностью трапезы, предлагаемой в каждом доме. Нельзя было отказаться от предлагаемого угощения; прихожанин счел бы себя обиженным, если бы не захотели у него присесть и чего-нибудь закусить. От этого так долго продолжалось хождение по приходу. Но так как угощения были очень часты и многочисленны, то они принимались в очень малой дозе, и причт сохранял полное воздержание от хмельного; никого из них не могли обвинять в нетрезвости. От утра до вечера ходили все бодрые и трезвые, хотя к концу дня не могло не чувствоваться некоторой усталости. В части прихода моего отца было три дома раскольнических. Когда очередь доходила до них, домохозяин раскольник выходил к воротам своего дома, стоял без шапки в ожидании причта, и когда причт приближался к его дому, он просил, чтобы иконы несли дальше в дом православных, а чтобы священник с причтом и сопровождавшими его зашел к нему в дом. Здесь молебного пения не было, а только предлагалось угощение, и угощение более обильное, чем у других, потому что раскольники были люди зажиточные и плату причту они давали неменьшую, чем православные. По обходе всех домов селения, выходили с иконами на поле, и там служили общий молебен.
Хождение по приходу с иконами в пасхальную неделю начиналось, как мы говорили выше, с понедельника. Первее всего иконы несли в деревню Коржавино (в часть прихода моего отца), где было два помещичьих дома, — Епишевых и Баскаковых, для чего приходили жители Коржавина, и, взявши в церкви иконы, несли их до своей деревни, отстоящей от погоста версты четыре. Из Коржавина, по обходе всех домов деревни, отправлялись в д. Охеево, где несколько домов было в приходе моего отца, а другая часть в приходе о. Михаила Воскресенского; из Охеева в Пестенькино, где тоже жители разделены были между двумя причтами, — меньшая часть принадлежала моему отцу, а большая о. Борису Обтемперанскому, из Пестенькина — в Дмитровку, носившую еще другое название „Валово", опять принадлежащую не одному причту. Из Дмитровки отправлялись в Окулово, из Окулова — в Выползово, из Выползова — в Михайлово. Последние три деревни были довольно большие, и все они целиком числились в приходе моего отца. В Михайлове, отстоящем от погоста версты на две, заканчивалось пасхальное обхождение домов прихожан, и оттуда к вечеру в субботу приносили иконы в церковь, и члены причта возвращались домой.
В пасхальную неделю, когда Пасха была в конце марта или начале апреля, бывала часто большая распутица, от таяния снегов дороги портились, реки (Кортань и Плевна) разливались и входили из берегов, и было немалое затруднение в сообщениях между селениями прихода. Но усердие прихожан преодолевало все затруднения. Члены причта и их дети перевозились из деревни в деревню на повозках, запряженных часто тройками, снаряжаемыми усердием прихожан, и они лихо проезжали версты две или три между соседними деревнями и по испорченным дорогам, по рыхлому и мокрому снегу, или по котловинам, наполненным водой.
На рождественские праздники славление было более короткое: оно все продолжалось только три дня, первый, второй и третий день праздника. Икон не носили в этот праздник, а только священник ходил с крестом, и его сопровождали те же члены причта и их дети, что и в Пасху. При посещении домов прихожан пели первый ирмос праздничного канона, тропарь и кондак праздника. Угощения после не предлагалось, и обхождение домов совершалось довольно быстро. Исключение было только в Окулове на второй день праздника, где в этот день были именины управляющего имением, и он ожидал к себе причт, и приготовлял для него обед. Избы у многих прихожан были курные, и потому в утреннее время приходилось посещать хаты, наполненные дымом. В приходах, смежных с Васильевским погостом, за славление в Рождество платили хлебом, давали большую или меньшую меру ржи. В Васильевском погосте собирания хлеба не было, и за молебное пение прихожане, как и на Пасху, платили деньгами, по мере усердия каждого. („Рук. для сельск. паст," № 17-18).

Постройка каменного храма продолжалась более 30 лет: с 1830 до 1857 г., тем временем деревянная церковь была разобрана — теплая в 1840 г. и холодная в 1855 г., лес же был употреблен на обжигание кирпича для строящегося храма.
В каменном храме устроено три престола: главный в честь св. Василия Великого, в приделах теплых во имя св. Николая Чудотворца и св. в.-муч. Параскевы. Иконостас главного храма в стиле ХVIII в., пожертвован сюда из Борковской пустыни, а в пустыни устроен на средства епископа Астраханского Мефодия. Высота иконостаса 28 аршин; царские врата резные из цельного дерева.
Утварью, ризницей, св. иконами и богослужебными книгами церковь в кон. XIX века снабжена была достаточно. Из св. икон самая древняя храмовая икона св. Василия Великого в житии, потом Казанская икона Божией Матери. Обращала на себя также внимание шитое изображение Снятие со Креста. Хранилось напрестольное Евангелие — печати 1677 г. и напрестольный серебряный крест с надписью: «сей крест животворящий изволением Божиим обещанием раба Божьего Симеона Григорьева сына Панцырева слит в богоспасаемом граде Киеве в лето 1738-е ко престолу христианскому и к церкви Василия Кесарийскаго и на помощь просящих христиан от св. печерских Чудотворцев 24 мощей».
Причта по штату положено — два священника, диакон и два псаломщика. На содержание их получалось — процентов с причтового капитала, от земли пахотной и сенокосной и от служб и требоисправлений до 1400 руб. в год. Дома у членов причта собственные на церковной земле. [1]
Земли при церкви: усадебной 5 дес. 999 кв. саж., пахотной 150 дес. 1200 саж., сенокосной 10 дес. 1650 саж., неудобной 14 дес. 796 саж., всего 180 дес. 2246 саж. [1]
Приход состоял из селец: Охеева (1 вер. от церкви), Малого Юрьева (1/2 вер.), Большого Юрьева (2 вер.), Каржавина (4 вер.), Катышева (4 вер.), Пестянькина (2 вер.), Окулова (Мелен. уезда — 4 вер.), Грибкова (Меленк. у. — 4 вер.) и Михайлова (Меленков. у. — 1 вер.) и деревень: Дмитриевки (5 вер.), Новоселки (6 вер.), Рамешек (3 вер.), Афонасова (6 вер.), Соболева (2 вер.), Панцырева (4 вер. В восьми верстах от деревни Пестенькино находилось сельцо Панцирево, окруженное с трех сторон лесами, а с четвертой - орешником и топким болотом. Помещик Таратыгин руками крестьян прорыл по болоту глубокий ров, а на возвышенном месте построил картофелетерочный завод, около которого стали строить дома его работники. Возможно, поэтому деревня и стала называться Окулово. За 3-4 года деревня быстро выросла. Позднее на месте болота вырыли пруд, который до сих пор находится посередине деревни.), Абрамова .(Меленк.. у. — 3 вер.), Выползова (Меленк. — 3 вер.), в коих по клировым ведомостям 1897 г. числилось 2125 душ муж. пола и 2321 женского; из них раскольников 15 душ. [1]
Сравнивая население прихода кон. XIX века с бывшим в 1676 г., мы видим, что это население возросло с 315 дворов на 555, не смотря на то, что некоторые селения выбыли из состава прихода, напр. Папулино, Ново, Чабышево.
«Поп Васильевского погоста, Ковардицкой вол. за всякие требы берет просом или пшеном, а в день своего «ангела», когда мужички шеи с поздравлением, батя принимал и деньзнаки но не менее 10 р. (обр. 1922 г.)» («Луч», 12 августа 1922 г.).

В погосте имелась церковно-приходская школа, учащихся в 1896 г. было 36. Кроме того в приходе открыты 4 школы грамоты; учащихся в них 96.

Сельцо Юрьево-большое

Деревня Большое Юрьево расположена на правом берегу реки Кортань. По предположению старожила, Хайкова Ивана Ивановича, она была построена в XVII веке. Земли принадлежали помещику Евсею, у которого было два сына. Отец умер, не разделив свои земли между ними. Из-за этого начались распри между сыновьями. Старший отвоевал себе лучшие земли и на возвышении построил дом. В честь себя он и назвал поселение.
В кон. XVIII века по генеральному межеванию значилось: дворов 27, муж. 82, жен. 82, всего 164 души. В примечании записано: «на суходоле; дом господский деревянный; а дачею рек: Илемны – на правой, а Кортанки – по обе стороны, на коей мучная мельница о двух поставах; земля иловатая, хлеб и покосы – средственны, лес дровяной, крестьяне на пашне». Общего владения: Андрианы и Марьи Ивановых Борисовых, Афросиньи Яковлевны Юматовой и Прасковьи Ивановны Толстой.
В кон. XIX - 38 дворов, муж. 110, жен. 116, всего 226 душ. Последний помещик г. Гофмна. Господского дома не сохранилось.
Крестьяне занимаются хлебопашеством. Возле селения водяная мукомольная мельница. По зимам – промышляют извозом.
До Мурома – 10 ¼ вер., села Ковардиц – 6 1/3 вер. (Ковардицкая волость), камеры Земс. Нач. – 14 вер, пункта Булатникова – 14 1/3 вер. и платформы «Бурцово» - 13 вер.

Деревня Юрьево-малое

Младший сын помещика Евсея поселился в двух километрах от старшего. Земель у него было гораздо меньше, чем у брата. Так и появилось название поселения - Малое Юрьево.
В кон. XVIII века во время генерального межевания считалось 12 дворов, 26 муж., 28 жен., всего 54 души. В примечании находим: «на правой стороне речки Кортанки, на коей мучная мельница, о двух поставах, дом господский деревянный; а дачею реки Илемны – на левой стороне; хлеб и покосы средственны, лес дровяной, крестьяне на пашне». Владения: Афанасия Мироновича и Андрея Ивановича Борисовых.
В кон. XIX 13 дворов, 39 муж., 30 жен., всего 69 душ. Последними помещиками были: гг. Антоньевы.
По случаю песчаной почвы сельское хозяйство приносит скудные урожаи хлеба, а потому крестьяне промышляют извозчиками и извозным промыслами, а также разными черными работами в городе и соседних селениях.
До Мурома – 11 ¾ вер., села Ковардиц – 7 ¾ вер., камеры Земск. Нач. – 15 вер., пункта Булатникова – 13 ¼ вер. и платформы «Бурцово» - 14 вер.
В конце XIX — начале XX века сельцо Малое Юрьево входило в состав Ковардицкой волости Муромского уезда.
С 1929 года деревня Малое Юрьево входила в состав Пестенькинского сельсовета, с 2005 года — в составе Ковардицкого сельского поселения.
В 1932 году несколько бедняцких хозяйств объединились в сельскохозяйственную артель имени Крупской.

Численность населения: в 1859 г. – 75 чел.; в 1905 г. – 123 чел.; в 1926 г. – 207 чел.; в 2002 г. - 7 чел.; в 2010 г. – 16 чел.; в 2012 г. – 9 чел.


Церковь Василия Великого

В деревне находятся полуразрушенная Церковь Василия Великого (1830-1857) и деревянная действующая церковь Параскевы Пятницы.


Церковь Параскевы Пятницы

С 1995 года в деревне Малое Юрьево функционирует церковь в честь Святой Великомученицы Параскевы Пятницы. Церковь является подворьем Спасо-Преображенского мужского монастыря города Муром. На территории жилой дом, огород и хозяйственные постройки. На подворье живут, трудятся и молятся несколько послушников и трудников, ежедневно совершаются утренние и вечерние молитвы. Братия читают требы о здравии и упокоении. Литургия, к сожалению здесь пока невозможна, тем не менее, все требы – молебны, панихиды, проскомидия, псалтирь служатся своевременно и строго согласно церковному уставу, если нет возможности отслужить в Малом Юрьеве, то они совершаются в Спасо-Преображенском мужском монастыре.

На Руси издревле Святая Параскева считается целительницей душевных и телесных недугов, хранительницей семейного благополучия и счастья. Ей же молились девушки на выданье, чтобы выйти замуж по любви и поскорее. Память великомученицы Параскевы Пятницы празднуется святой Церковью 28 октября по старому, 10 ноября по новому стилю.

Источник:
1. Добронравов, Василий Гаврилович. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии: [Вып. 4]: Меленковский, Муромский, Покровский и Судогодский уезды. - 1897. - 588, VIII c.

Copyright © 2018 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Николай (14.05.2018)
Просмотров: 1001 | Теги: Муромский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край


Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика