Главная
Регистрация
Вход
Пятница
18.01.2019
11:40
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 570

Категории раздела
Святые [134]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [998]
Суздаль [321]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [340]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [5]
Судогда [7]
Собинка [54]
Юрьев [127]
Судогда [50]
Москва [42]
Покров [74]
Гусь [108]
Вязники [214]
Камешково [57]
Ковров [283]
Гороховец [81]
Александров [166]
Переславль [96]
Кольчугино [38]
История [16]
Киржач [43]
Шуя [87]
Религия [4]
Иваново [39]
Селиваново [17]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [32]
Писатели и поэты [11]
Промышленность [63]
Учебные заведения [28]
Владимирская губерния [26]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [73]
Медицина [23]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 17
Гостей: 17
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Вязники

Дмитрий Федорович Певницкий

Дмитрий Федорович Певницкий

Родился в 1828 году в Васильевском погосте Муромского уезда в семье тамошнего священника Фёдора Петровича Певницкого. В 1843 году вместе с семьёй переехал к новому месту служения отца – в Липовицкий погост того же Муромского уезда, а через год Фёдор Петрович умер. Дмитрию тогда было 16 лет.
После окончания в 1853 году духовной академии, Дмитрий Фёдорович определён учителем родной Владимирской семинарии, из которой вышел четырьмя годами раньше, а позже стал там инспектором.


Крестовоздвиженский храм села Иваново Шуйского уезда

В сентябре 1862 года Певницкий рукоположен во священника и определён к Крестовоздвиженской церкви села Иваново (нынешний областной центр), определён благочинным. Здесь он состоял сотрудником комитета грамотности и Владимирского попечительства о бедных духовного звания. Неоднократно отмечен епархиальным начальством за деятельное участие в сборе пожертвований для нуждающихся представителей духовенства, а также в улучшении материального положения епархиальных учебных заведений.
В мае 1867 года о. Дмитрий возведён в сан протоиерея и в конце года перемещён к вязниковскому Казанскому собору. Его место в ивановской Крестовоздвиженской церкви занял вязниковский священник Василий Богородский – предтеча нашего краеведения.
В Вязниках пастырская деятельность Дмитрия Фёдоровича сопрягалась с членством и председательством в уездном училищном совете, семинарском правлении. Был о. Дмитрий директором Вязниковского тюремного комитета. Здесь протоиерея наградили камилавкой. Здесь же в апреле 1871 года на городском Покровском кладбище он оставил горячо любимую супругу – Анну Ивановну, которая родила о. Дмитрию пятерых (по иным данным – шестерых) детей.

Анна И. Певницкая

Что это за женщины у этих христиан? С удивлением говорили не раз древние, лучшие язычники, гляди на семейное воспитание великих Отцов и Учителей церкви — Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова и Августина, первые добродетели которых были насаждены в них их благочестивыми бабками, матерями и сестрами. Не иссякли истинно — христианские жены и в нашил семействах, и особенно в тихой среде духовенства. Доказательство этого мы видели недавно, по случаю нечаянной кончины жены нашего о. Протоиерея Певницкого, о которой сожалеет и которую оплакивает весь город наш. В среду, 21 апреля, около полудня, с быстротой молнии разнеслась по нашему городу поражающая весть, что жена нашего Протоиерея Д.Ф. Певницкаго скончалась. Весть эта к общему прискорбью, оказалась справедливою, и весь город толпами двинулся к дому о. Протоиерея, почтить память умершей. Чем же заслужила такое почтение почившая?
Анна И. Певницкая, вместе с мужем своим, переместились на житье в наш город в январе 1868 года, из села Иванова Шуйского уезда, следовательно с небольшим три года тому назад, но и в этот не продолжительный период времени, семейство гг. Певницких обратило на себя всеобщее внимание. В этой чете все видели редко так нежно любящих супругов, а в лице Анны Ивановны — примерную мать, всеми силами души своей радеющуй о христианском благовоспитании своего семейства. Кроме того, в общественной сфере покойная успела всех и каждого заставить убедиться, что это — идеал женщины. Всегда кроткая, добрая, внимательная и ласковая — она служила примером для каждой жены, для каждой матери семейства и женщины. Эти-то достоинства, сраженные преждевременной кончиной, и так неожиданно, еще сильнее возбудили сожаление сограждан, из которых редкий не пришел отдать последний долг праху почившей, Анна Ивановна умерла 33-х лет от роду, оставив по себе 6 человек детей-малолетков - тяжелое бремя для овдовевшего супруга — священника!
Погребение умершей, совершенное всем наличным духовенством города, происходило сего дня 23-го числа апреля 1871 г. Во время выноса тела усопшей из дома в местный собор, мы видели громадную толпу народа и сотни глаз, из которых ручьями струились слезы сожаления — новое доказательство любви и уважения к умершей... На литургии, после заамвонной молитвы, надгробное слово было произнесено местным соборным священником о. Ф. Ив. Лавровым... По всему было видно, что почтеннейший о. Лавров, вот уже в продолжение нескольких лет сам испытывающий тяжесть вдовства, глубоко прочувствовал настоящее событие, и его слово поразило всех предстоявших в храме. Тело усопшей было сопровождаемо до Покровского кладбища тоже многочисленною толпою народа, в среде которого мы видели почтеннейших представителей города. Мир праху твоему, так рано почившая, лучшая наша жена!
С. К. В.
/"Владимирские Епархиальные Ведомости" Неофициальная часть № 10 (15 мая 1871 года)/

Дом, в котором жили Певницкие, не сохранился. Находился он на чётном углу нынешних Советской улицы и Пролетарского переулка – наискосок от городского училища (современная школа № 2). В 1929 году С.И. Змеев описывает его – ещё стоящий – как "старый дом одноэтажный, деревянный".
В конце 1872 года батюшку перевели к новому месту служения – ректором Воронежской духовной семинарии.

Проводы о. Протоиерея Д.Ф. Певницкого из Вязников в Воронеж, на должность Ректора семинарии

Ровно год назад (1872 год), как по городу Вязникам и его окрестностям разнесся слух, будто наш – всеми достойно уважаемый о протоиерей Д.Ф. Певницкий, предназначается в Ректора Воронежской Духовной семинарии. В продолжение этого года слухи то и дело менялись то в пользу, то против о. Протоиерея, и наконец только в конце декабря минувшего года, о назначении его на означенную должность получены были самые верные сведения. Между тем о. Протоиерей по свойственной ему скромности, не высказывался об этом,- и почти ни для кого неожиданно, только в Воскресенье 14 января, с церковной кафедры в своем прощальном слове высказался, что по распоряжению высшей власти, он действительно оставляет Вязники, где Господь дал ему прожить ровно 5 лет после перемещения сюда из села Иванова (г. Иваново-Вознесенск). Пять лет… по видимому не продолжительное время; но и в этот короткий срок о. Протоиерей, успел заслужить такое к себе расположение и любовь, что последнее его – прощальное слово, как неожиданность, поразило всех наших сограждан;- все как будто не хотели его перемещения; всем как-то неприятно было с ним расставаться,- один он, серьезно понимая и строго оценивая свое будущее, продолжал готовиться к отъезду, который предположен был о. Протоиереем в самом непродолжительном времени. Сколько нам известно, о. Протоиерей, желал уехать из Вязников 18-го января; но всегда благодарное и признательное ему духовенство стало упрашивать отсрочить поездку по крайней мере на стуки,- это делалось ввиду того, что духовенство желало в последний раз устроить задушевную беседу с ним, говоря иначе: духовенство, особенно городское не хотело отпустить его, не предложивши ему попутную «хлеб-соль». О. Протоиерей согласился на просьбу духовенства и 18-го числа был дан ему прощальный обед…
Таким образом 18 января 1873 года – день весьма памятный для Вязников и особенно для вязниковского духовенства,- в этот день совершилось скромное празднество, доселе еще здесь небывалое… В 9 часов утра начался благовест к поздней литургии, которую совершал один очередной соборный священник о. А.Я. Розанов.
Между тем во время литургии собрались в теплый Николаевский собор остальные священники города и даже некоторые из сельских. Во все время литургии о. Протоирей стоял в Алтаре по правую сторону св. Престола. Стечение предстоявших в храме было довольно значительное. По правую сторону Царских врат на аналое лежала икона Святителя и Чудотворца Николая в серебро-позолоченной ризе, приготовленная для поднесения о. Протоиерею. По окончании Литургии все собравшееся духовенство, во главе которого был сам о. Протоиерей, облачась в лучшие ризы, вышло для служения напутственного молебна; перед началом которого соборный священник о. Ф.И. Лавров сказал следующую речь:
«Днесь благодать Святаго Духа нас собра и вси вземше крест свой глаголем: благословен грядый во имя Господне.
Чистая любовь заставила нас, возлюбленный о. Протоиерей, усердно просит тебя, в последний раз быть нашим сослужителем и собрала в сей святый храм искренно почитающих тебя пастырей и пасомых не только нашего богоспасаемого града, но и окрестных весей. Бог любы есть, пребываяй в любви в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает. Где любовь, там и Бог,- не обинуясь, по этому, речем: днесь благодать святаго Духа нас собра…
Горько нам быть в последний раз твоими сослужителями, горько думать, что ты хотя призванный к почестям и высшего звания, оставляешь нас почти без надежды на свидание с тобой в этом мире. Провожая в далекую страну отца, друга или брата нельзя не печалиться,- трудно удерживаться от слез; а ты был для нас отцом, другом и братом,- благосердным начальником и мудрым наставником. В одном грустном воспоминании у нас останутся редкие качества чистой,- души твоей, которая не знала лести и лукавства и не терпела не согласия фарисейского между мыслью и словом… Самые преимущества власти и чести, ума и сердца, которыми ты много возвышался перед нами, не изменяя смиренномудрого твоего характера. Гордость, любящая окружать себя суетным тщеславием, угнетением слабых, раболебством подчиненных, была недоступна твоему сердцу. При безукоризненной своей жизни и крайней строгости к себе, как сострадательно и снисходительно относился ты к слабостям и проступкам согрешающей братии своей, вразумлял и исправлял ее, не карою суда,- не страхом наказаний,- но своими отеческими, учительными, из сердца исходящими наставлениями. Ты был врагом сутяжничества, ссор, несогласий и всех нестроений общественных, а среди враждующих являлся истинным миротворцем. Ты нам не начальник был, а отец, соединяющий нас всех в одну дружественную, мирную и единодушную семью…
Теперь ты нас оставляешь, и своим удалением возлагаешь на нас крест скорби и лишений. Тяжел этот крест; но в кресте есть сила, дарующая игу его благость и бремени его легкость. По этому, все мы и говорим дерзновенно: Благословен грядый во имя Господне. Горечь предстоящей разлуки да усладится мыслью, что нашего доброго сослужителя, ведет сама рука Господня. Дивны и неисповедимы пути Твои Господни! Ты искусил его в горниле всякого рода испытаний,- в болезнях, лишениях, скорбях, в тягчайших семейных потерях,- в разнообразных и многотрудных опытах жизни,- и наконец призывает к высшему служению. Как некогда Моисея Господь вел из страны в страну, призывая от подвига к подвигам, от мудрости египетской к пастырскому служению, от пастырского служения к обязанностям вождя Богоизбранного народа; так и тебя, возлюбленный собрат наш, Господь ведет из страны в страну, из града в град призывает от подвига к подвигу, от науки к пастырскому служению, а от сего служения к обязанностям руководителя будущих пастырей святой церкви. Тернисты и стропотны иногда были пути твоей страннической жизни; но ты всегда шел и теперь идешь во имя Господне, с благословением Божиим. Вступая на новое место служения своего и приемля от Бога высшую честь, ты, как некогда св. Димитрий, при вступлении на Ростовскую паству, положа руку на сердце, может сказать: дверьми приход, а не прелазя инуде; не исках, но по искан бе. Да совершится всеблагая воля Божия! Никто же вжег светильник, поставляет его под спудом; но на свещнице,- да светит всем, иже в храмине суть. Да не смущается сердце твое досточтимый о. Протоиерей от предлежащих высоких и многотрудных обязанностей. Уроки Евангельской мудрости и добродетели почерпать и их своим питомцам передавать ты будешь под руководством Богомудрых святителей Митрофана Воронежского и Тихона Задонского в благоухании святыни почивающих и на месте земного служения их, по их святому примеру будешь сам умудряться и другим умудрять во спасение о Христе Иисусе Господе нашем.
Призовем молитвой ко Господу на главу твою, возлюбленный о. Протоиерей, благословение неба и земли. Ангел хранитель да предъидет и благоустроит путь твой пред тобою во славу Божию,- во благо как твоих детей – сирот, так и юных питомцев науки, вверяемых твоим отеческим попечением для приготовления на служение святой Церкви; в Воронежской стране да не встретишь ты горьких вод Мерры; но да обрящешь обетованную землю, текущую медом и млеком, услаждающими горести твоего скорбящего сердца и успокаивающими твои душевные тревоги. Так как любовь не ограничивается ни пространством, ни временем; то да сохранится и укрепится взаимными молитвами пред Богом сей священный союз мира и любви, который нас с тобой соединяет от ныне и до века!??»

Во время молебна на эктениях диакон поминал в известных местах имя Протоиерея Димитрия, который в конце молебна молитву с коленопреклонением читал сам; а по окончании оной, Введенской градской церкви священник о. Нарбеков Михаил Ксенофонтович. Войдя на амвон, экспромтом произнес речь, текст которой приблизительно, следующий:

«Многоуважаемый отец Протоиерей!
Наконец приблизилось время и разлучения нашего с вами. Собрались мы в сей святый храм, чтобы здесь молитвою о вашем здоровье и благополучном путешествии выразить по долгу благодарности чувства нашей признательности к вам за все добрые отношения ваши к нам и за тем с любовью и благопожеланием проститься с вами.
Не много – всего пять лет судил нам Господь пожить с вами; но пред Богом вам свидетельствуем, что из воспоминаний этой жизни остается с нами одна добрая благодарная память о вас. Обращаясь назад – к этому прожитому вместе с вами времени, нельзя без благодарности не сказать, что это было доброе прошедшее время. Оно протекло у нас в постоянном мире; а это благо не оценимо было для нас: оно хранило наше спокойствие,- наше здоровье, оно составляло нашу честь и этим сокровищем мы пользовались благодаря вашим прекрасным качествам,- вашему просвещенному уму и доброму сердцу, коими проникнуты были все ваши отечески-начальственные отношения к нам с желанием добра, сделали много для нас добра и никто не скажет, чтобы кому-нибудь желали или сделали какое либо зло. Если кому нужно было вразумление, вы вразумляли своим прямым и правдивым словом; нужен ли был кому совет в служебных или частных неумениях – от вас всегда был искренний совет. Все это заставляет нас сказать в сии прощальные минуты, что нам очень жаль вас и грустно расставаться с вами, многоуважаемый о. Протоиерей, мы желали бы навсегда жить с вами, но Промыслу Божию угодно призвать вас к иному месту служения. Мы веруем, что Господь по неисповедимым судьбам своим, совершает перемену в жизни вашей и конечно совершает ее к лучшему устроению вашему. Да совершается над вами благая и премудрая воля Божия. Предавая себя в волю Божию и от души желая вам лучшего будущего, мы приемлем перемену вашу сколько с грустью, столько же и с радостью, с грустью потому, что в виде вашем мы лишаемся умного и доброго начальника,- с радостью – о вашем новом поприще более видном и влиятельном. На вас остановился светлый взгляд высшей власти,- вам указывается такой род деятельности, от которого с уверенностью много доброго и полезного может ожидать близкое нам – родное наше духовное юношество в деле его воспитания и образования. Нельзя по этому нам и не порадоваться за вас. Мы, наконец, радуемся, что вы – наш представитель становитесь почетным лицом,- сотрудником и деятелем в столь важном и великом деле образования и приготовления будущих пастырей Церкви Христовой».

После этих слов о. Нарбеков взял с аналоя икону Святителя и угодника Божия Николая и поднося ее к о. Протоиерею продолжал:

«Примите многоуважаемый о. Протоиерей искреннее выражение чувств нашей глубокой преданности и сердечной признательности к вам. Желая выразить сии чувства, на самом деле как и сколько можем, мы предлагаем вам принять сию святую икону великого Угодника и Чудотворца Николая, да будет Он вашим спутником, хранителем и помощником во всей жизни вашей».

Приняв и поцеловав эту икону о. Протоиерей, обратившись к духовенству и всем предстоявшим в храме, прочувствованным и взволнованным голосом, краткими словами отвечал искренней своею благодарностью за добрые к нему отношения во все время его службы в Вязниках, а главное,- он высказал в особенно сильных словах свою сердечную радость за то, что между подведомым ему духовенством исключительно преобладал взаимный мир, которого и пожелал нам навсегда… На мой взгляд это были самые трогательные поражающие минуты расставания с любезным и любимым человеком-начальником. В это время мы видели в предстоящем народе много плачущих… грустно-торжественная минута!

По окончании молебна духовенство отправилось в дом священника Введенской градской церкви о. Нарбекова, где приготовлен был чай и обед. Сам же о. Протоиерей не-надолго заезжал в свой дом и, как кажется, только для того, чтобы оставить там поднесенную ему икону.
Что было переговорено во время чая и обеденного стола, в подробности передать трудно,- это был целый ряд взаимных – искренно-задушевных добрых пожеланий; это был родной – семейный разговор, где не бывает ни задних мыслей, ни затаенного недоброжелательства, ни поддельной лести…
Было уже около 2 ½ часов по полудни, когда обед близился к концу и в это время пишущий настоящие строки обратился к о. Протоиерею с следующими словами:

«Многоуважаемый и достойнейший о. Протоиерей Дмитрий Федорович!
Позвольте и мне, меньшему из братий моих, сказать вам на прощанье несколько задушевных слов… Я не смею и не буду восхвалять вашу служебную деятельность, чтобы тем не оскорбить ваше смирение,- я знаю, что похвала в глаза, особенно сказанная в таком собрании как здесь, может навлечь на себя тень лестного пристрастия. Среда. В которой вы в продолжение пяти истекших лет вращались, мне кажется, была не на столько посредственна, что при вашей благоразумной опытности в деле администрации не составляло особенных затруднений управляться с нею так, как требовали этого долг, совесть и честь, а от того, мы редко видели. Чтобы дух ваш возмущался какой-нибудь неурядицей. Что в среде этой, отданной вашему присмотру в нравственном и духовно-административном отношениях был постоянный порядок, это видели все от последнего вашего подчиненного до высшей епархиальной власти. Таким образом от себя и известных мне, подчиненных вам, отсутствующих здесь я должен сказать вам одно искреннее, задушевное не лестное «Спасибо» за то, что вы были для нас истинно – добрым человеком, благоразумным администратором и всегда мудрый советник в наших недоразумениях,- говоря короче и откровеннее вы оставляете по себе добрую и продолжительную память. Как начальнику, мы иногда, может быть, делали вам неприятности, простите нам это своим пастырским прощением. Вообще же мне кажется, что мы расстаемся с вами в мире и любви. А чтобы эти отношения остались между нами надолго, умоляем вас, не забывать нас в своих молитвах, а мы никогда не забудем вас и таким образом Бог устроит, что мы будем жить хоть и в дальней с вами разлуке, но в ближайших отношениях по духу.
В заключение позвольте пожелать вам доброго здоровья на дальнее путешествие к многотрудному поприщу…»

Здесь о. Протоиерей снова высказал свою благодарность за добрые чувства и в заключение сделал краткое назидание о тех мерах, при содействии которых может между всеми и надолго сохраниться взаимный мир и дружба. За тем было провозглашено многолетие: Его Высокоблагословению отцу Ректору Воронежской Духовной Семинарии – Протоиерею Дмитрию Федоровичу Певницкому. Пением: «многая лета» заключился наш прощальный обед.

Уездное духовенство, находившееся в благочинническом округе о. Протоиерея, только из № 2 Влад. Епарх. Ведом. Убедилось в окончательном его перемещении и до сих пор крайне сожалеет, что не все знали о его сначала долго ожидаемом, а потом почти нечаянном отъезде. Мы и до сих пор слышим это сожаление от всех, с кем бы не случилось говорить по поводу отъезда о. Протоиерея.
в субботу 20 января около 6-ти часов вечера, снова все наличное городское духовенство собралось в доме о. А. Розанова – бывшем о. Протоиерея Певницкого и после новой задушевной беседы распрощалось с ним. Четверо священников ездили его провожать до станции железной дороги и после новых довольно трогательных прощаний усадили его в вагон,- напутствуя искренними благожеланиями.
Священник Константин Веселовский.г. Вязники.
«Владимирские Епархиальные Ведомости» Неофициальная часть № 4 (15 февраля 1873 г.)

Впоследствии служба владимирского священника проходила за пределами родной епархии: в 1881 году он перемещён ректором в Тамбовскую семинарию, а через два года, уволившись от духовно-училищной службы, определён ключарём московского собора Христа Спасителя (в Москве служил судебным следователем сын протоиерея). Через год о. Дмитрий получил приход при храме Гребневской иконы Божией Матери, что на Лубянской площади.
Прожив свой долгий век, Дмитрий Фёдорович, обретя сан митрофорного протоиерея и звание потомственного дворянина, окончил свои дни 21 февраля 1914 года. Погребли о. Дмитрия на кладбище Спасо-Андроникова монастыря.
Город Вязники
Вязниковский собор Казанской иконы Божией Матери

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Вязники | Добавил: Николай (28.09.2016)
Просмотров: 431 | Теги: Вязники | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика