Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
21.09.2020
05:53
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1298]
Суздаль [409]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [422]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [109]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [131]
Гусь [151]
Вязники [276]
Камешково [93]
Ковров [375]
Гороховец [119]
Александров [244]
Переславль [112]
Кольчугино [74]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [105]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [104]
Писатели и поэты [100]
Промышленность [90]
Учебные заведения [114]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [48]
Муромские поэты [5]
художники [24]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [242]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Муром

Отъезд Преосвященного Епископа Евгения из города Мурома в город Владимир в 1912 году

Отъезд Преосвященного Епископа Евгения из города Мурома в город Владимир в 1912 году

14 июня 1912 г. Преосвященный Евгений был перемещен епископом Юрьевским, викарием Владимирской епархии.
Место жительства - Боголюбовский монастырь.
Указом Святейшего Правительствующего Синода от 22 июня 1912 г. за № 9493 дано знать, что в 14 день июня 1912 года повелено быть второму викарию Преосвященному Муромскому Евгению Епископом Юрьевским, первым викарием Владимирской епархии, — с поручением ему управления Боголюбовым первоклассным монастырем на правах Настоятеля; Настоятелю же Переславского Троицкого Даниилова монастыря Архимандриту Митрофану повелено быть Епископом Муромским, вторым викарием Владимирской епархии, с управлением Муромским Спасским третьсклассным монастырем, на правах Настоятеля.

2-го июля 1912 г. получено в Муроме официальное сообщение о Высочайшем утверждении доклада Святейшего Синода о бытии второму викарию Владимирской епархии Преосвященному Муромскому Евгению Епископом Юрьевским, первым викарием Владимирской епархии. Слухи о перемещении Преосвященного Евгения были еще задолго до получения этого сообщения, но им Муромцы неохотно верили; так как им тяжела была мысль о разлуке с добрым Архипастырем, прожившим в Муроме четыре с половиной года и не жалевшим своих сил и здоровья для укрепления и поддержания в Муромской пастве и в жителях соседних четырех уездов веры и благочестия. 5 числа июля вечером, с момента прибытия Владыки из Владимира, все уверились, что вопрос о перемещении Архипастыря решен окончательно, что Владыка прибыл последний раз помолиться с Муромской паствой. Начались спешные приготовления — достойным образом поблагодарить Архипастыря за его труды и за его добрые отеческие отношения к мирянам и духовенству. 7 и 8 числа были посвящены на прощание.
7-го числа Владыка совершил последнюю литургию в управляемом им Спасском монастыре при сослужении местной братии и при пении соборного хора. По окончании литургии и по совершении молебна Спасителю, Божией Матери, св. великомуч. Пантелеймону и священномученикам Херсонским, Владыка в мантии вышел из алтаря и обратился к насельникам обители и к предстоящим богомольцам с прощальной речью. Он говорил приблизительно следующее:
„По неисповедимым действиям Промысла Божия я должен оставить город Муром и переселиться в епархиальный город. Совершив последний раз служение с Вами, не могу не обратиться к Вам с последним моим словом. Если когда, то особенно в настоящие минуты я всеми силами существа моего благодарю Господа за великие и богатые милости, явленные Им мне в течение служения моего в граде Муроме и в обители сей, за Его помощь в исполнении желаний наших благоустроить и обеспечить обитель сию, скудную в средствах своих. Расставаясь с Вами, братия мои, завещеваю Вам: „любите друг друга". И св. апостол заповедует: „будьте благоразумны, бодрствуйте в молитвах, более же всего имейте усердную любовь друг к другу, потому что любовь покрывает множество грехов" (1 Петр. IV, 7 — 8). Вообще для всех христиан, тем более для монашествующих, эта заповедь апостола имеет великое значение. Приятно пользоваться любовию ближних, приятно иметь всех друзьями и не иметь врагов, — а это достигается собственною любовию к ближним. Богат ты, осыпан почестями, отличен властью, но если не имеешь любви к ближним, не привлечешь к себе их любви. Любовь христианская, любовь душевная, любовь чистая — только может привлечь любовь других, а таковою — привлекающею любовию может быть только та любовь, которая, по апостолу, не превозносится, не гордится, не ищет своих си, милосердствует, не раздражается (1 Кор. 13, 5). Такая любовь кроме того, что привлекает к нам любовь ближних, умножает, подкрепляет, доводит до совершенства нашу любовь к Богу. Эта святая любовь к Богу может быть только там, где есть любовь к ближнему: „Аще кто речет, говорит св, Иоанн Богослов, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть" (1 Иоан. 4. 20). Только в сердце, любящем ближних, обитает Бог: „пребываяй в любви в Боге пребывает и Бог в нем пребывает" (1 Иоан. 4, 16), дает чувствовать человеку Себя, свою сладость, свою благость. Имеющий любовь к ближним, в Боге пребывающий и Бога в себе содержащий — твердо стоит на пути к цели своего земного бытия, к царству небесному. Ибо кто наследит царство небесное? Исполнители закона. А сегодня мы слышали из апостола, что „исполнение закона есть любовь" (Рим. 13, 10). Вот какая великая польза от любви к ближним! Потому то я и прошу вас — любите друг друга, любовию покрывайте немощи друг друга, любовию споспешествуйте друг другу во спасении. Любовию своею покройте и мои недостатки. Намеренно в душе своей я ни к кому не питал зла, но в моих отношениях к вам за четыре с половиной года, по естественной и свойственной всем немощи человеческой, могли быть ошибки, погрешности, и я прошу эти ошибки мои покрыть любовию и простить меня... С исхождением моим отсюда видимая связь моя с вами прерывается, но есть другой союз между людьми, — общение молитвы, — этот союз может не прерываться... Посему, уповая на милосердие Господа, я „не престану поминовение творя о вас в молитвах моих" (Еф. 1, 16) „молю и вас, братия моя, любовию духа споспешествуйте мне в молитвах о мне к Богу (Рим. 15, 30)“... Закончил свою речь Владыка троекратным земным поклонением на три страны и преподал всем Архипастырское благословение.
Братия монастыря и весь предстоящий народ с глубоким вниманием, многие со слезами, выслушали речь Архипастыря. Казначей монастыря иеромонах Макарий приблизился к Владыке и прерывающимся от волнения голосом произнес речь, в которой — между прочим сказал:
„Глубока и искренна была любовь к Вам наша, и не только наша, но и всех здешних граждан и сельских жителей ближних и дальних весей. Таковую всеобщую любовь Вы заслужили своими высокими душевными качествами — кротостию, смирением, любовию ко всем и неутомимым усердием в Богослужении пред лицем всего народа.
Мы, братия сей обители, расставаясь с Вами, чувствуем себя сейчас как бы сиротами, лишившимися в лице Вашем своего нежного Отца-Пастыря и Покровителя и никак не можем без слез и сердечных воздыханий примириться с этой неизбежной разлукой. Под Вашим мудрым и неутомимым Пастырским управлением Спасская обитель в столь недолгий период, на наших глазах, приняла несравненно лучший против прежнего облик во всех отношениях. Благодаря неусыпным заботам и хлопотам Вашим, обитель, доселе нуждавшаяся в средствах содержания братии и в отоплении, сравнительно обеспечена отныне... Благоукрашение храмов, благоустройство зданий, устроенная Вами в новом корпусе домовая церковь, а также капитальный ремонт этого корпуса будут всегдашними памятниками о Вас и о Вашей неутомимой деятельности. Благолепные, торжественные служения Ваши, привлекавшие множество богомольцев, будут навсегда памятны и для нас, насельников обители, и для всех истинно православных жителей града сего...
Мы должны сознать, что по нашим — малоразвитости, слабости и немощи мы, сами того не замечая, нередко причиняли Вам беспокойства и неприятности, и если иногда и получали от Вас внушения, то это было лишь по заслугам нашим, наши поступки иногда вызывали и строгость с Вашей стороны, но мы видели и чувствовали, что эта строгость всегда покрывалась, по заповеди Христа, Вашею к нам любовию, как любящего отца к своим детям.
Просим же смиренно и усердно Вас, Владыко святый, простите нам все наши пред Вами прегрешения вольные и невольные и не забудьте нас и нашу обитель в своих святительских молитвах".
Вся братия, как один человек, поклонились до земли Владыке и поочередно подходили и лобзали его благословляющую десницу.
Преподав всем Архипастырское благословение, Владыка проследовал в свои покои, куда в течение дня являлись — Архимандрит Благовещенского монастыря о. Иннокентий, Игумения Троицкого монастыря Азария и многие из граждан — получить святительское благословение и выразить свои благопожелания. — Вечером всенощное бдение Владыка слушал в Спасском монастырском храме.
8-го числа в 9 ч. 15 м. у. Владыка прибыл в собор и при сослужении протоиерея Боброва и свящ. Белоцветова — совершил Божественную литургию. К молебну собралось почти все градское духовенство. Молебен закончился обычными многолетиями: Царствующему Дому, Святейшему Правительствующему Синоду, Архипастырю Владимирскому, Архиепископу Николаю и Преосвященнейшему Евгению, Епископу Юрьевскому. Владыка сам произнес многолетие: Пастырям и гражданам города Мурома. По совершенном окончании богослужения Владыка в архиерейской мантии с жезлом в руке вышел на амвон и произнес приблизительно следующую речь:
„Господом утверждаются стопы человека (Пс. 36, 23). Четыре с половиной года я пробыл в сем граде. Дорог для меня город Муром с его святынями, как первое место моего архиерейского служения, но по воле Господней, по определению высшей Власти Церковной с утверждения Благочестивейшего Государя Императора, я оставляю сей град. Но не далеко я ухожу. Мое служение будет в главном епархиальном городе нашей же епархии. Поэтому общение мое с вами, особенно с духовенством, не прекратится с этим моим отшествием... С грустью я расстаюсь с жителями города Мурома и других окрестных городов и весей, всегда внимательно относившимися к моим словам, с грустью расстаюсь с духовенством и с прочими тружениками, сослужившими мне в богослужениях и содействовавшими мне в деле проповедания твердого, положительного учения церкви Христовой, когда ложного направления умы смущают народ своими учениями, несогласными, противными духу веры и христианской нравственности... Если когда, то особенно в настоящие минуты я благодарю Господа Бога, что Он, по своей милости, благоволил меня поставить на служение в граде сем. Благодарю Архипастыря, что он давал мне возможность с ревностию трудиться на пользу Муромской и соседних с ней областей. Благодарю духовенство Муромское и мирян, что они во все время моего служения здесь являли ко мне любовь, внимание и уважение... Может быть, я не все сделал, что должен был сделать, не так делал, как должен был делать, может быть я допускал ошибки и погрешности и в делах своих и в отношениях к вам, — если что подобное было, то было по немощи человеческой, свойственной каждому, или — как следствие неведения и забвения, — и прошу простить мне эти ошибки и покрыть их любовию во имя Христово. Прощаю и я всех, кто как либо питал ко мне неприязненные чувства. Взаимное прощение друг-другу прегрешений да соделает мое отшествие от вас мирным и благоприятным. Благодать и мир от Господа нашего Иисуса Христа да будет со всеми Вами!“ Закончил Владыка свою речь земными поклонами на три страны и общим благословением. — К амвону приблизился о. благочинный градских церквей протоиерей Бобров и обратился ко Владыке с следующей речью:
„Ваше Преосвященство, Милостивейший Архипастырь и Отец!
Итак настал день нашей разлуки с Вами. Не много времени Господь судил нам иметь Вас Архипастырем, но мы успели духовно сродниться с Вами и полюбить Вас и вот почему нам так тяжело и горько расстаться с Вами. — Православная паства г. Мурома, как Вы изволили сейчас сказать, это Ваш духовный первенец по Архипастырской деятельности. А первенец, как известно, всегда пользуется особою отеческою любовию и попечительностью. Таковыми — поистине — и были Ваши отношения к нам. Не стану в подробности перечислять в чем и как проявлялась Ваша отеческая попечительность о нас, как Вашем духовном первенце, а укажу лишь на самое главное, за что мы в особенности не можем не быть Вам глубоко благодарными и вследствие чего Ваше имя, как Архипастыря Муромского, навсегда останется незабвенным не только в памяти Муромского духовенства, но и всего местного населения. Поскольку каждый викарный епископ есть только ближайший сотрудник Епархиального Преосвященного, ему, как это и понятно, отграничивается небольшой круг для административной деятельности. Но за то он, пожалуй больше чем Епархиальный Епископ, имеет возможности, пользуясь достаточной свободой времени, посвятить свою энергию и силы на более живое дело пастырского служения, которое все больше и больше духовно сродняет с пасомыми. Разумею дело возможно частого молитвенного общения Архипастыря со своими пасомыми и руководство ими в целях чисто духовно-просветительных. В сторону этой высокой задачи преимущественно и была направлена Ваша Архипастырская деятельность здесь. И прежде всего нельзя не отметить, что Ваши частые Архиерейские богослужения совершались Вами всегда с особой торжественностью и благоговением, что не могло не возбуждать в предстоящих чувства глубокого религиозного настроения. За каждым Вашим богослужением неотложно произносилось церковное слово очередным проповедником. Из года в год за время своего пребывания Вы неопустительно совершали такие глубокотрогательные чинопоследования, как „торжество православия", „омовение ног", и благолепное служение среди храма, в сослужении иерейского собора, Пасхальной утрени. Вся эта полнота и торжественность церковных служб, совершаемая по точно определенным уставным правилам, производила в душе предстоящих истинное духовное наслаждение и служила для них источником многих благодатных ощущений. — Затем, в тех же духовно-просветительных целях и более живого общения с местным населением Вами были открыты „Богословские чтения" с довольно обширной программой по разработке преимущественно тех научно-богословских вопросов, какими за последние годы начало так возбужденно интересоваться современное общество. В переживаемое нами время всяких умственных и религиозных смут чтения эти несомненно приносили немалую пользу слушателям, — одних укрепляя в христианских истинах, других благовременно предостерегая от всякого рода уклонений на этом пути в сторону неправомыслия и всяких религиозных сомнений. С каким живым интересом встречены были и все время посещались эти чтения жителями Мурома, нужно ли говорить!.. Достаточно напомнить, что довольно обширный зал, где они производились, всегда до тесноты был переполняем посетителями. Но кроме той несомненной пользы, какую приносили эти чтения нашим слушателям, думаем, что они были не бесполезны и для самих сотрудников Ваших в этом добром предприятии чрез возбуждение в них ревности к самостоятельной умственной работе в области тех вопросов, которые были предметом этих чтений, что дало возможность некоторым из наших лекторов обнаружить в себе такие ораторские таланты, которыми могла бы гордиться не только провинциальная, но и губернская аудитория. По Вашей же инициативе и при Вашем руководстве положено у нас начало в высшей степени симпатичному делу, поскольку оно выражает высокую идею христианской любви и милосердия к нашим, так называемым меньшим братьям, а именно производство духовно-нравственных чтений в тюрьме для заключенных, которым несравненно более, чем кому-либо, дорого такое поистине чисто христианское соучастие в их тяжелом и удрученном положении. С не меньшим участием и отеческою любовию Вы относились всегда и к нашему учащемуся молодому поколению, желая оказать ему такие же заботы в видах поощрения их умственного развития и религиозного воспитания. Чтобы внести в однотонную жизнь учащихся оживление и вместе с тем дать возможность проявить более способным из них свои природные таланты, по Вашему предложению в местном духовном училище и церковно-приходской Троицкой школе неоднократно устроялись разные церковно-училищные торжества, приурочиваемые к известным юбилейным дням, с довольно широкими программами по отделу чтений, рассказов, декламации и хорового пения. Все такие празднества, на которых могли присутствовать и родители учащихся и посторонние, производили каждый раз самое отрадное впечатление на посетителей, а самим детям доставляли высокое наслаждение, воспитывая в них чувства привязанности к школе и благодарной любви к Вам. В последнее время эта любовь настолько развилась и сроднила детские сердца с Вами, что дни экзаменов, эти дни беспокойства для детей и нервного напряжения, от одного Вашего присутствия на них обращались как бы в желанный праздник, на котором все экзаменующиеся из начальных школ и духовного училища за особое счастие считали быть Вами лично проэкзаменованными и нередко повторялись случаи горьких безутешных слез, если кому из них не выпадало на долю этого счастия.
Наконец в Ваших обычных, вне начальственных отношениях ко всем нам Вы всегда и неизменно были приветливы, добродушны, благожелательны и отечески снисходительны. Все эти высокие качества Вашей души никогда не изгладят в нашей памяти благодарных воспоминаний о Вас. В заключение всего нельзя однако не сказать, что все мы, как люди, не чуждые тех или иных недостатков, находясь во взаимообщении с Вами, быть может когда в чем и погрешили против Ваших желаний и причиняли огорчения Вам, поэтому смиренно просим у Вас — простите нам отечески во всем, что допускалось нами неправого и несоответствующего Вашим всегда благожелательным отношениям к нам. В знак же нашей общей благодарности к Вашему Преосвященству и в молитвенную память усердно просим принять от нас и от церковных старост этот священный дар святую икону Муромских Чудотворцев, по молитвенному ходатайству которых да хранит Господь Вашу жизнь и здоровье в долготу дней". — Владыка благоговейно принял св. икону облобызал ее и сказал: „Еще раз благодарю Вас, о. протоиерей, и все духовенство и церковных старост за добрые отношения ко мне". На иконе, поднесенной от духовенства и старост, надпись:
„Преосвященнейшему Епископу Евгению на молитвенную память от духовенства и от старост церковных города Мурома. 1912“.
После речи о. протоиерея подошел к Владыке Смотритель духовного училища Кс. А. Вознесенский с преподавателем училища А.И. Сокольским и прочитал адрес, в котором — „Корпорация учащих и служащих в Муромском духовном училище, удовлетворяя живейшему и искреннейшему чувству глубоко благодарных сердец» считает своим нравственным долгом принести Его Преосвященству в день прощания свои самые лучшие благопожелания и душевно засвидетельствовать, что она чтит в Архипастыре лучшие и симпатичнейшие черты Его любвеобильного Архипастырского благопопечения о вверенном руководству Его учебном заведении.
Вы были отцом — говорится далее — учебной семьи нашей, вполне отдавшимся ее интересам и сердечно сочувствующим ее радостям и горестям, а такое влияние всегда бывает благотворно, прочно и глубоко.
Отеческими отношениями проникнуты были и все Ваши мероприятия по учебной и воспитательной части во вверенном Вам учебном заведении, — Ваши заботы и попечения об улучшении успехов и благонравия учащихся и об удовлетворении их эстетических потребностей в часы досуга. Посещения Ваши и в учебное время и во время экзаменских испытаний также носили характер отношений отца к детям.
И обывателям здешнего города чрез организованные Вами Богословские чтения Вы давали возможность пользоваться Вашею Архипастырскою благопопечительностью, откуда видно, что не тесно вмещались в Вашем сердце и наше учебное заведение, и общество здешнего Богоспасаемого града. За все добро, Вами нам оказанное, примите от нас глубокую признательность и благодарность и благословите нас на дальнейшее делание в школе духовного просвещения".
Владыка принял адрес и просил представителей училища передать прочим преподавателям училища его глубокую благодарность за их труды вообще и в частности за труды по ведению Богословских чтений, когда они с любовию уделяли время на составление интересных чтений, увлекавших своим содержанием слушателей.
Городской голова Ив. П. Мяздриков с членами городской управы — П.И. Нехорошевым и П.Д. Суздальцевым высказали следующие благожелания Владыке:
„Издревле в городе Муроме были Епископы. Но волею Божиею, к великому прискорбию Муромлян, со времени последнего Епископа св. Василия до 31 декабря 1907 года епископство в Муроме фактически было упразднено. Поэтому назначение Вас, Преосвященнейший Владыко, на кафедру в Муром было приветствуемо гражданами с великою радостию и христианским почитанием.
Четыре с половиной года служения Вашего во Христе связало с именем Вашим многие полезные, душеспасительные начинания.
Богословские чтения, руководимые Вами, всегда привлекали внимание многочисленных граждан, отвлекали от праздных развлечений и заставляли чаще думать о Боге-Творце-Вседержителе.
Церковные службы совершались Вами с величайшим вниманием и усердием, направляя паству ко благу и любви ко храму Божию.
Вы неусыпно стремились также и к возможному улучшению и упорядочению ближайшего Вашего местопребывания — Спасского монастыря. Все это делалось Вами с христианским терпением и смирением. Поэтому я, как городской голова, от лица граждан, выражаю глубокое сожаление об уходе Вашем из Мурома, — вместе с тем от души приветствую Вас с переводом на другую кафедру и выражаю Вам наилучшие благопожелания на месте нового служения.
На память о Муроме прошу принять святую икону Муромских Чудотворцев".
Приняв и облобызав св. икону, Владыка сказал городской депутации: „Передайте, Иван Петрович, мою глубокую благодарность гражданам города Мурома за их сочувственное и любвеобильное отношение ко мне и за скорое исполнение моих желаний.... За все это благодарю городское общество и вас — за выражаемые Вами мне пожелания".
За городской депутацией подошли представители общества хоругвеносцев: староста—председатель Дм. Дм. Чибашев, делопроизводитель и казначей и поднесли Владыке серебряный знак члена общества и вспоминая, что четыре с половиной года общество пользовалось Архипастырскими советами и наставлениями Владыки и руководствовалось ими в своей деятельности во славу пресвятого имени Божия, благодарили за любовь и отеческое отношение к обществу и просили принять звание и знак почетного члена общества и не оставить в своих святительских молитвах.
Владыка принял знак общества и адрес и благодарил общество — за деятельное участие в крестных ходах и за их заботы о порядке во время богослужений.
За сим Владыка долго-долго преподавал благословение духовенству и множеству народа. Благословив всех, приложился к мощам свв. Чудотворцев и к чтимой в городе иконе „Муромской" Божией Матери и в 1 ч. 35 м. вышел из соборного храма, в котором за редкими исключениями по воскресным и праздничным дням возносил свои молитвы четыре с половиной года.
Из собора Владыка проследовал в дома настоятеля и священников соборных и благословил их семьи, затем проследовал в Благовещенский монастырь, молился здесь пред мощами св. Угодников Божиих, посетил о. Архимандрита Иннокентия, в Троицком женском монастыре посетил игумению Азарию и преподал Архипастырское благословение насельницам обители; посетил несколько домов граждан. В это время от некоторых постоянных слушателей Богословских чтений доставлена в покои Владыки „Муромская" икона Божией Матери в серебро-позлащенной ризе. Многие из жителей гор. Мурома, не имея возможности лично видеть Владыку при отъезде его из Мурома, письменно выражали ему свои сердечные благожелания.
Последние часы пред отъездом Владыка провел в кругу нескольких лиц из монастырской братии и градского духовенства. В 7 ч. 45 м. Владыка прошел в главный монастырский и в устроенный им домовый храм и долго здесь молился. В 8 ч. 15 м. напутствуемый благожеланиями от собравшейся братии монастыря и от множества народа, при звоне во всех церквах, Владыка, сопровождаемый о. благочинным градских церквей протоиереем Бобровым, священником Белоцветовым и казначеем Спасского монастыря иеромонахом Макарием, — отправился на станцию железной дороги. По всему пути следования Владыки, несмотря на сильный дождь, стояли толпы народа, на станции также было много и духовенства и мирян. Владыка проследовал в вагон, куда в течение 40 минут, до отхода поезда, непрерывной цепью входили почитатели его и просили последнего Архипастырского благословения. Владыка всех благословлял и каждому сказал ласковое слово. В 9 ч. 22 мин. поезд тихо отошел. Владыка, стоя у окна, благословлял оставляемый им город — первенец своего Архиерейского служения.
Из приведенных выше речей и адресов ясно видно, сколь много трудился Преосвященный Епископ Евгений для духовной пользы населения города Мурома и всего Муромского края и какую любовь заслужил он и от духовенства и от мирян. Да поможет ему Великий Пастыреначальник, Господь наш Иисус Христос ина новом месте служения и во вся дни живота его трудиться на благо и утверждение св. Матери нашей Церкви Христовой!
Священник Леонид Белоцветов. (Владимирские Епархиальные Ведомости. Отдел неофициальный. № 3-й. 1912 г.).

10 августа 1912 г. в 8 ½ час. вечера прибыл в Муром Преосвященный Епископ Митрофан.
Епископ Муромский и Юрьевский Евгений (Мерцалов)
Владимиро-Суздальская епархия.

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Муром | Добавил: Николай (15.08.2020)
Просмотров: 30 | Теги: епископ, Муром | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край


Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика