Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
08.03.2021
03:59
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1346]
Суздаль [415]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [433]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [115]
Юрьев [227]
Судогда [105]
Москва [42]
Покров [148]
Гусь [159]
Вязники [287]
Камешково [101]
Ковров [387]
Гороховец [123]
Александров [253]
Переславль [112]
Кольчугино [76]
История [39]
Киржач [86]
Шуя [107]
Религия [5]
Иваново [60]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [105]
Писатели и поэты [107]
Промышленность [90]
Учебные заведения [125]
Владимирская губерния [38]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [52]
Муромские поэты [5]
художники [29]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [42]
Отечественная война [244]
архив [6]
обряды [15]
История Земли [4]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Музеи Владимирской области

Основные этапы геологической истории Владимирской области

Основные этапы геологической истории Владимирской области по материалам палеонтологической коллекции ВСМЗ

Д.В. Дуденков
Территория Владимирской области — интереснейший в геологическом плане регион, здесь на дневную поверхность выходят породы каменноугольного, пермского, триасового, юрского, мелового, неогенового периодов. В основной массе они перекрыты ледниковыми образованиями, песками, покровными суглинками, часто с большой долей кристаллических валунов и гравия. Последние, в свою очередь, содержат останки животных мамонтовой фауны. Состав пород, с заключенными в них палеонтологическими объектами, служит источником пополнения наших знаний об органическом мире прошедших геологических эпох.
Целенаправленное изучение геологической истории нашего края началось еще в XIX столетии с работ английского геолога Р.И. Мурчисона. Начав свои исследования с севера России, экспедиция в 1840—1841 годах направилась через Нижний Новгород, Муром, Елатьму, Касимов, Рязань и Коломну к Москве. В 1883 году геологическую съемку Владимирской губернии производил старший геолог Геолкома С.Н. Никитин. На вышедшей из печати в 1890 г. геологической карте, кроме Московской губернии, была отражена западная треть Владимирской. Начало 90-х годов XIX века ознаменовалось работами на территории Владимирской губернии геолога Н.М. Сибирцева.
Палеонтологические находки (в основном случайные, без привязки к определенным пластам) представлены в коллекциях многих районных музеев. Палеонтологическая часть геолого-минералогической коллекции, формирование которой началось в 2002 году, небогата и включает пока 113 единиц хранения. При всей ее неполноте, на основе имеющихся экспонатов можно воссоздать основные этапы геологической истории региона, многократную смену суши и моря и населявших их основных многочисленных групп животных.
Древнейшие экспонаты нашей коллекции относятся к ранне-каменноугольному периоду (358—320 млн. лет назад). Территория большей части Подмосковья длительное время была занята неглубоким морским бассейном. Но в конце турнейского века море отступает и устанавливается континентальный режим. Трансгрессия раннекаменноугольного моря в поздневизейское время привела к образованию более обширного морского бассейна. В море обитали в основном различные беспозвоночные животные. Частью они селились на дне и вели прикрепленный образ жизни — это одиночные и колониальные кораллы, мшанки, брахиоподы, морские лилии. Другие — морские ежи, двустворчатые и брюхоногие моллюски, остракоды (ракушковые рачки) — ползали по дну или зарывались в осадок. В толще воды плавали головоногие моллюски и рыбы. Раковины и другие твердые части скелетов морских организмов часто хорошо сохраняются в ископаемом состоянии и встречаются в известняках и глинах.
На дне морей прикрепленный сидячий образ жизни вели одиночные и колониальные кораллы и морские лилии. Массивные скелеты кораллов с ячеистой сеткой многочисленных септ — частая находка в каменноугольных известняках. В нашем собрании две окаменелости одиночных ископаемых кораллов, относимых к подотряду Rugosa (инв. №№ В-55029, 55028). Найдены они были в русле р. Унжи, местами размывающей каменноугольные известняки в Меленковском районе.
Из обитателей дна многочисленными были своеобразные морские организмы — брахиоподы. Из нижнекаменноугольных отложений известно около 200 видов этих животных. В этот период геологической истории данный тип организмов переживал расцвет и их многочисленные остатки в виде целых раковин, отдельных створок и их фрагментов переполняли донные отложения — известковистые и глинистые илы. Раковины наиболее крупных форм, таких как гигантопродуктус (Gigantoproductus giganteus) свободно лежали на дне, опираясь на тонкие полые шипы или прикрепляясь с их помощью к подводным предметам (в ископаемом состоянии шипы обычно сохраняются отдельно от раковины). Их массивные сильно выпуклые створки имеют грубую радиальную ребристость поверхности и достигают в поперечнике до 35 сантиметров. Жили они в морях только раннекаменноугольной эпохи. Одну такую окаменелость содержит наше собрание (инв. № В-54232). Многочисленными были брахиоподы с сильно выпуклыми брюшными створками и мелкой радиальной ребристостью, относимые нами к Antiquatonia hindi (инв. №№ В-55085, 55084). Обитали они в основном на мягком субстрате. Присутствие в известняках и глинах раковин брахиопод, скелетов одиночных и колониальных кораллов, а также другой морской фауны позволяет установить существование в регионе в раннекаменноугольную эпоху неглубокого теплого тропического моря с нормальной и несколько пониженной соленостью. В конце этой эпохи море стало более мелководным, образовались участки с повышенной соленостью воды и создались условия для роста строматолитовых построек. Полированный срез фрагмента строматолита также представлен в нашей коллекции.
Около 320 млн. лет назад, в среднекаменноугольный период, море покидает центральную часть Русской платформы и начинается отложение континентальных осадков. Образовавшаяся суша просуществовала почти 7 млн. лет. В остальную часть среднекаменноугольной и позднекаменноугольной эпохи (в московском, касимовском и гжельском веках) начинается значительная морская трансгрессия, происходившая с юго-востока, наступившее море занимает практически всю половину Европейской России.


Ил. 1
Колониальный ископаемый коралл Chaetetes radians. Окаменелость. В-55025

Образовавшийся морской бассейн сообщался с открытым океаном вдоль современного западного склона Урала и просуществовал почти 20 млн. лет. Животный мир и характер осадконакопления этого моря в целом напоминал раннекаменноугольное море. Оно было мелководным и сравнительно теплым. На дне селились представители бентосных организмов: брахиоподы, морские ежи, губки, одиночные и колониальные кораллы, морские лилии, брюхоногие и двустворчатые моллюски. Колониальные кораллы в отложениях этого моря встречаются лишь изредка. Наиболее обычными были губки (по современной систематике) с массивным базальным скелетом рода Chaetetes (инв. № В-55025) (ил. 1). Следует отметить, что систематическое положение данного рода малопонятно, Д.И. Иловайский в своей работе не без оснований относил их к потолковым кораллам. Скелет этого полипа состоял из тонких призматических ячеек, тесно примыкающих одна к другой. Для него было характерно наличие своеобразных потолков, сравнительно далеко отстоящих друг от друга. Наше собрание содержит два экземпляра этого рода.
Колонии другого коралла Syringopora sp. (инв. № В-55027) представляют собой кустовидные пучки изгибающихся трубчатых ячеек, округлых в поперечном сечении, соединенных поперечными трубками, возникавшими без особого порядка. Этот род, появившись в силуре, просуществовал, по всей видимости, в течение всего каменноугольного периода. Шести лучевой колониальный коралл рода Lithostrotion sp. (инв. № В-55026) узнаваем по шестигранным перегородкам его ячеек.


Ил. 2
Брахиопода Orthothetes crenistria. Окаменелость. В-53890
Ил. 3
Раковины брахиоподы Choristites sp. Окаменелость. В-55073

Среди обитателей дна многочисленными оставались брахиоподы. Появилось много новых родов этих животных, характерных для морей средне- и позднекаменноугольной эпохи, таких как Orthotetes и Choristites. Экземпляр Orthotetes sp. (ил. 2) происходит из Дюкинского карьера Судогодского района (инв. № В 53890). Среди обычных брахиопод этого периода выделяется Choristites mosquensis (ил. 3). Первое ископаемое, получившее свое латинское название в честь Москвы, в белокаменных карьерах окрестностей которой впервые было описано еще К.Ф. Рулье, по-видимому, в 1845 году. На инвентарном учете состоит 20 экземпляров этого рода: как целых раковин, состоящих из двух створок, так и одиночных створок с очищенными от известковой породы зубными пластинками, служившими местом прикрепления внутреннего ручного аппарата (ил 4).


Ил. 4
Препарированная спинная створка брахиоподы Choristites sp. Окаменелость. В-55069
Ил. 5
Массив известняка с отпечатком брюхоногого моллюска эумфалюса Euomphalus catillus. В-54824

Интересны обстоятельства находки подобной брахиоподы на куске известняка (инв. № В-53593), обнаруженной в археологическом раскопе среди известняковых глыб забутовки фундамента разобранной в XIX в. пристройки Дмитриевского собора. Ряд брахиопод с почти треугольной раковиной (как инв. № В-55082) относятся к другому близкому роду Spirifer. Среди представителей брюхоногих моллюсков (гастропод) этой эпохи, наиболее характерен Euomphalus catillus (ил. 5) (в нашем собрании представлен отпечатком на породе), узнаваемый по дисковидно-уплощенной раковине с оборотами, завитыми в одной плоскости и килем в верхней части (инв. № В-54824). Скорее всего, на морском дне в огромном количестве обитали ископаемые бентосные простейшие — фораминиферы из отряда фузулинид. Их веретенообразные раковины (очень сложного внутреннего строения) размером с ржаное зерно, слагают целые слои пористого известняка, называемого фузулиновым.
Средне- и верхнекаменноугольные отложения представлены в основном известняками и доломитами мощностью около 130 метров (в районе Окско-Цнинского вала). Они выходят на дневную поверхность юго-восточнее Владимира в Судогодском районе в разрезах Дюкинского, Ликинского, Брыкинского карьеров, где ведется их разработка. Северо-восточнее Владимира в Ковровском районе добыча ведется в Мелеховском карьере Федотовского месторождения. В Селивановском районе известно Юромское месторождение известняков на берегу р. Ушны. В Гусь-Хрустальном районе разработано Добрятинское месторождение. Много небольших выходов каменноугольных известняков есть по берегам р. Колпи.
В раннепермскую эпоху (299—271 млн. лет назад) морской бассейн, покрывавший в позднем карбоне Восточную Европу, продолжал существовать. Однако на протяжении всего этого времени Восточно-Русское море, сокращаясь, неуклонно уменьшалось в размерах. В соседнем Подмосковье уже установился континентальный режим, а территории будущих Владимирской и Ярославской областей еще занимал мелководный морской бассейн. Населявший его животный мир был еще довольно разнообразным. Но к середине раннепермского времени море отступает далее на восток и условия обитания организмов в оставшихся обмелевших и сильно засолившихся лагунах становились все более трудными, что не замедлило сказаться на их видовом разнообразии, которое неуклонно сокращалось.
В позднепермское время (татарская эпоха, включающая северодвинский и вятский века) произошло окончательное установление континентального режима осадконакопления. В течение вятского века (257—251 млн. лет назад) климат становился все более влажным. Восточно-Европейская равнина превратилась в обширную аллювиальную низменность, многочисленные реки, сильно петляя, спокойно текли по ее поверхности. Накапливались преимущественно аллювиальные осадки: глины, пестроцветные пески, алевриты. Эти отложения вскрыты буровыми скважинами во Владимирской и Ивановской областях, и общая их мощность достигает во Владимирской области 120—150 метров.
Примечательно, что в соседней Московской области пермские и триасовые отложения не встречаются: были уничтожены эрозией вод юрского моря или не отлагались. Они представлены мощными толщами преимущественно красноцветных алевритов, песков и глин и вскрываются в виде естественных обнажений по берегам р. Клязьмы, других рек и ручьев, а так же в оврагах в Гороховецком и Вязниковском районах. В горных породах этого возраста, в первую очередь в отложениях древних потоков, сохранились кости позвоночных, раковины двустворчатых моллюсков и раковинных рачков-конхострак и остракод, стволы и отпечатки листьев растений и насекомых. Останки различных пермских позвоночных собраны в местонахождениях на востоке Владимирской области в окрестностях гг. Вязников и Гороховца.
Первые палеонтологические находки (раковины двухстворчатых моллюсков и раковинных рачков-остракод) были обнаружены в низовьях Клязьмы английским геологом Р.И. Мурчисоном в начале XIX века. Во время обследования песчаных и глинистых обнажений в Вязниках ископаемые остатки позвоночных (чешуи лучеперых рыб-палеонисков) нашел русский геолог Н.М. Сибирцев в начале 90-х годов XIX в. Вязниковское местонахождение пермских позвоночных открыто в 1951 г. и в последующие годы изучалось экспедициями АН СССР под руководством Б.П. Вьюшкова, вплоть до его трагической гибели.
В результате исследований последних лет установлено, что по берегам крупных рек, протекавших по территории Владимирской области в первой половине вятского века, обитали самые разнообразные животные. В водоемах жили примитивные лучеперые рыбы-палеониски, а обилие крупных земноводных также свидетельствует в пользу сезонной влажности климата, а не его сухости, как считалось ранее. В водоемах обитали брахиопоидные лабиринтодонты-двинозавры, относящиеся к виду Dvinosaurus campbelli (Губин, 2004). В нашем собрании восемь костных останков, относимых к этому виду, происходящих из местонахождения «Гороховец». Это пять костей конечностей (инв. №.№ В-54835, 54839), два фрагмента ребер (инв. №№ В-54840, 54841) и жаберная дуга (инв. № В-54842). Крупный, до 2—3 метров в длину, двинозавр вел, скорее всего, малоподвижный хищнический образ жизни. Питался рыбой, тетраподами и крупными беспозвоночными. Голова этой амфибии была плоской и округлой, уплощенное тело имело слабые конечности. В течение жизни у животного сохранялся скелет жаберных дуг, к которым прикреплялись наружные жабры. По этим признакам двинозавра относят к неотенической (личиночной) форме брахиопоидных лабиринтодонтов.


Ил. 6
Хвостовой позвонок хрониозуха Chroniosuchus licharevi. В-54833

В коллекции — два хвостовых позвонка другого более крупного лабиринтодонта, относящегося к группе антракозавров-хрониозухий Chroniosuchus licharevi (инв. №№ В-54832, 54833) (ил. 6). Крупные, более 2 метров, крокодилообразные панцирные амфибии, по своему систематическому положению стоявшие наиболее близко к рептилиям, по всей видимости, занимали сходные экологические ниши с двинозаврами, но были более пластичными хищниками. Основными объектами питания хрониозухий были рыбы, но иногда они нападали и на позвоночных подходящего размера. Отличительной их особенностью было наличие панциря из сочлененных костных щитков вдоль спины. Хрониозухии были широко распространены в каменноугольном периоде, дали резкую вспышку численности в первой половине пермского периода, но только в Восточной Европе. В конце пермского периода, а тем более в раннем и среднем триасе, хрониозухии стали уже реликтовой группой.
В реках и других водоемах жили более мелкие земноводные котлассиоморфы. Во Владимирской области в первой половине вятского века обитала котлассия Kotlassia prima. Коллекция содержит один туловищный позвонок этой амфибии (инв. № В-54834). Уплощенное тело котлассии было длиной около 1,5 метров, конечности были короткими. Плоский, широкий череп с ямчатой скульптурой поверхности имел отверстие теменного глаза. Котлассия вела скорее придонный образ жизни, охотясь на мелких рыб и крупных беспозвоночных. Пермские амфибии часто становились жертвами засух, погибая в больших количествах. Поэтому в вязниковских и гороховецких местонахождениях находят кости преимущественно водных тетрапод. Судя по обилию раковинных рачков остракод и конхострак, которыми насыщены вязниковские отложения, это были самые обычные и многочисленные обитатели водоемов.
В октябре 2008 года пермские и триасовые обнажения в окрестностях Вязников и в самом городе были вскрыты шурфами российско-польской палеонтологической экспедиции под руководством А.Г. Сенникова совместно с отделом природы ВСМЗ. Интересные находки (единичные переотложенные кости позвоночных, раковины двухстворчатых моллюсков и раковинных рачков) сделаны в ряде костеносных точек в окрестностях де ревень Соковка, Выковка, Балымотиха.

В конце среднеюрской эпохи (162 млн. лет назад) море в результате повышения уровня Мирового океана затапливает территорию Подмосковья. Морской бассейн существовал здесь около 17 млн. лет в течение оксфордского, кимериджского и (с небольшим перерывом) волжского веков. Верхняя наиболее молодая часть каменноугольных отложений подверглась частичному размыву в результате волноприбойных процессов и действия раз личных сверлящих моллюсков. Поэтому довольно часто кровлю известняков владимирских карьеров слагает т.н. кавернозный известняк, испещренный многочисленными ходами таких организмов. На дне этого моря, которое местами представляло собой скальные образования, сложенные каменноугольным известняком, обитали различные иглокожие, брюхоногие моллюски, раки, брахиоподы, в толще воды и у дна жили многочисленные головоногие моллюски — аммониты и белемниты.


Ил. 7
Раковина аммонита Ammonites. Окаменелость. В-55013

Аммониты — одна на самых многочисленных и разнообразных групп животных юрского моря. Их раковины различной формы и с удивительной скульптурной поверхностью, украшенной ребрами, шипами, зернистостью, пережимами, часто встречаются в юрских отложениях. Особенно красивы экземпляры с сохранившимся перламутровым слоем. Раковина этих моллюсков изогнутыми перегородками разделена на камеры, линия прикрепления этих перегородок к стенке раковины имеет сложный рисунок. Эта линия называется лопастной, и ее рисунок (вместе с формой и поверхностью раковины) — важный систематический признак. Особенности лопастной линии весьма постоянны как в больших группах, так и у отдельных родов и являются характерным их признаком. Последняя камера жилая, в ней помещалось тело животного. Через все перегородки проходил кожистый трубчатый тяж-сифон. Он обычно покрыт твердой хитинно-известковой оболочкой и сохраняется в ископаемом состоянии.
По способу питания они были хищниками, падальщиками и растительноядными. Были плавающие и ползающие по дну формы. Группа очень быстро эволюционировала, на протяжении века виды сменялись многократно, и для каждого геологического века были характерны свои роды этих животных. Некоторые из них могут служить руководящими ископаемыми для самых мелких подразделений юрской системы. В келловейском море юрского периода обычными были аммониты Kosmoceras, раковины которых были украшены мелкими бугорками (инв. №№ В 55013, 55015, 53785) (ил. 7), более крупную «жемчужность» имели раковины Kosmoceras ornatum (инв. № В-55018).
Другая многочисленная группа головоногих юрских морей — это белемниты. Белемниты были отличными пловцами и активными хищниками. Их голова была окружена десятью щупальцами, которые, в свою очередь, имели крючки для удержания добычи. Основная часть их внутренней раковины — ростр, состоящий из кальцита, играл роль осевого скелета. Это частая находка в юрских отложениях. Гораздо реже встречаются другие части внутреннего скелета фрагмокон (инв. № В 55057) и проостракум. В нашей коллекции — девять узкоконических ростров и их фрагментов белемнитов Cylindroteuthis puzosiana (инв. №№ В-55048, 55056). Найдены они были в аллювиальных отложениях р. Оки.
На дне моря в келловейском и оксфордском веках обитали устрицы Gryphaea dilatata (инв. №№ В-55086, 55089). Створки этого моллюска различаются по величине, левая — очень выпуклая, с круто загнутой внутрь макушкой, правая створка уплощенная. Интересен факт находки 220 фрагментов и целых раковин Gryphaea dilatata в культурном слое стоянки Сунгирь. Происходили они скорее всего из местных естественных прибрежных обнажений Сунгиря и Клязьмы и принесены обитателями стоянки, может быть, для использования их в качестве специфических орудий труда, а также (судя по наличию в одной из правых створок отверстия) для изготовления украшений. Существует мнение, что особо крупные экземпляры левых створок могли играть роль своеобразной ритуальной посуды.
В середине волжского века многочисленные аммониты продолжали свою быструю эволюцию, появилось несколько эндемичных, характерных только для Центральной России родов этих животных. В отложениях этого времени особенно часто встречаются представители рода Virgatites. Скульптурная поверхность их раковины была украшена пучками ветвящихся ребер. Число ветвей в каждом пучке от 2 до 8. В отложениях волжского века наиболее известный вид Virgatites virgatus, представленный в нашем собрании несколькими экземплярами, входящими в состав специально выполненной композиции (инв. № В-54823). Одна раковина происходит из старых сборов Муромского музея, скорее всего это аммонит рода Kepplerites (инв. № В-54828). В конце волжского времени им на смену пришли виды других родов, например Garniericeras (инв. №№ В-55019, 55023) и Harpoceras (инв. № В-55012). Для установления более точного систематического положения последних трех родов из нашего собрания необходимо их детальное изучение специалистами по данной группе беспозвоночных.
Белемниты оставались очень многочисленными, особенно много было представителей рода Cylindroteuthis volgensis (инв. №№ В-52991, 52992). В морях юрского периода широко были представлены морские рептилии — ихтиозавры, распространенные во всех мезозойских морях. Их длина могла достигать 15 метров, эти хищники моря питались рыбой и головоногими моллюсками. Их останки известны по всему миру, но чаще всего в отложениях встречаются лишь разрозненные части их скелетов. В нашем собрании — два позвонка ихтиозавра (инв. №№ В-54830, 54831).
Отложения, образовавшиеся в келловейский, оксфордский и кимериджский века, представлены песками, песчаниками, глинами и залегают на размытой поверхности каменноугольных известняков. Мощность их обычно не превышает 10—35 м. Много их выходов по берегам р. Оки, откуда происходит большинство раковин наших аммонитов. Есть подобные обнажения по берегам р. Клязьмы, чуть ниже по течению после впадения р. Нерль.
Интересная находка сделана археологами у с. Сокольского Ивановской области. Там обнаружена ямочно-гребенчатая керамика, орнамент которой получен в результате использования скульптуры раковин аммонитов — четкие гребенчатые отпечатки. Конусные ямки получены вдавливанием в глину раковин белемнитов. Встречены естественные обнажения этих отложений в Судогодском районе, в окрестностях д. Ново-Петрово. Там они размываются руслом безымянного ручья, воды которого переотложили многочисленные окатанные раковины и их фрагменты Gryphaea dilatata и Cylindroteuthis sp.

Огнеупорные и тугоплавкие глины верхнеюрского возраста, сосредоточенные в Гусь-Хрустальном районе, в месторождениях Григорьевское и Тощиха, служили сырьем для фарфорово-фаянсовых предприятий. Фаянсовые заводы на местной глине существовали в деревнях Починки и Золотково. В 1811 году в Ковровском уезде также функционировала фабрика по выработке фаянса из подобных глин. Отложения волжского века представлены черными глинистыми песками, песчанистыми глинами, зеленоватыми глауконитовыми песками, содержащими прослои черных фосфоритов, битуминозными сланцами. Их мощность не превышает 40 м.

Меловой период (около 145 млн. лет назад) ознаменовался не только многочисленными отступлениями и наступлениями моря, но и начавшимся в его конце массовым вымиранием морской биоты. Вымирают ихтиозавры, аммониты и белемниты, множество видов морских ежей, которые лишились трех отрядов. Сократилось количество видов брахиопод, губок и мшанок. Вымирание коснулось и планктонных организмов (радиолярий, одноклеточных водорослей, фораминифер). На границе мела и палеогена вымерло около 15% семейств морских организмов, 40% родов и 60—70% видов. До настоящего времени нет единого мнения о причинах подобных изменений.
Верхнемеловые отложения развиты на территории области в пределах Клинско-Дмитровской гряды до г. Суздаля.
По материалу уже имеющегося собрания можно представить разнообразие ископаемых организмов, обитавших на означенной территории, только в самых общих чертах. Необходим дальнейший сбор и систематизация ископаемых объектов, взятых непосредственно из коренных пластов, в которых они обнаружены. В ходе этой работы обязательным условием должно быть послойное изучение разрезов и естественных обнажений на территории области и точная привязка к конкретным слоям палеонтологических находок с дальнейшим тщательным описанием и изучением этих коллекций.

Используемая литература:
Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Материалы исследований» Выпуск 16. 2010.

НАХОДКИ ИСКОПАЕМЫХ ЖИВОТНЫХ В г. ВЛАДИМИРЕ И ЕГО ОКРЕСТНОСТЯХ

Д.В. Дуденков<
Кости животных самого молодого в геологической летописи фаунистического комплекса «мамонтовой фауны» найдены при археологическом изучении палеолитических стоянок «Сунгирь» и «Русаниха».
Самые древние ископаемые животные в городе встречаются в известняке белокаменных стен домонгольских построек, а также в элементах архитектуры более поздних зданий, где использовались монолиты этого камня. Это отпечатки и окаменелости скелетов морских животных, обитавших в море раннекаменноугольного периода, начавшегося по разным оценкам около 358-320 млн. лет назад. Территория большей части Подмосковья тогда дважды затапливалась неглубокими и тёплыми морями, а тропический климат, установившийся здесь в течение каменноугольного периода, позволял расти на дне водоёмов очень многочисленным теплолюбивым одиночным и колониальным кораллам. Большинство других морских обитателей — мшанки, брахиоподы, морские лилии — также селились на дне, ведя «сидячий» прикреплённый образ жизни в составе коралловых рифов. Другие — морские ежи, двухстворчатые и брюхоногие моллюски передвигались по дну или зарывались в осадок. В толще воды плавали головоногие моллюски и рыбы. Раковины и другие твёрдые части скелетов морских организмов после гибели животных оседали на морское дно и, покрываясь донными отложениями, очень часто хорошо сохранялись в ископаемом состоянии. Твёрдые известковые панцири и скелеты морских обитателей, постепенно накапливаясь на дне в течение многих и многих тысячелетий, образовали колоссальную толщу известняков, составляющих теперь основу осадочного чехла центральной России.
Вместе с известняком, завозимым в город на протяжении его «белокаменной» градостроительной истории, окаменелости попутно попадали на его улицы, став довольно многочисленными и зримыми свидетельствами самого древнего прошлого. Так, известняковые блоки у входа в древнее здание Успенского собора хранят отполированную за прошедшие века подошвами прихожан брюшную створку раковины ископаемой брахиоподы Choristites sp. и сегменты стеблей морских лилий. Фрагменты морских лилий и мшанки видны и на блоке стены одной из апсид Дмитриевского собора. На плитах пола пристройки Успенского собора XIX в. просматриваются иглы морских ежей и прослойки одиночных кораллов. Белокаменные ступени здания старинной аптеки в «Аптечном переулке» украшены наружными скелетами крупных одиночных четырёхлучевых кораллов подотряда Rugoza sp. На белокаменном крыльце Исторического музея так же различаются распилы раковин брахиопод и брюхоногих моллюсков. В скульптуре из известнякового монолита в Центральном парке культуры и отдыха есть раковина ископаемого моллюска Euomphalus sp. Она находится на груди коня (скульптуры демонтированы), на котором сидит святой Георгий Победоносец (Фото 7,8). Обратная сторона скульптуры Богоматери с младенцем содержит очень наглядное послойное захоронение фрагментов стеблей морских лилий, шиповатых игл и табличек панциря морского ежа Archaeocidaris rossica. (Фото 9, 10). Монолиты известняка у «Музея природы» вмещают множество самых разнообразных ископаемых от древних простейших — фузулин размером с рисовое зерно до крупных кораллов. Это конечно далеко не полный перечень мест, где можно ознакомиться с наиболее наглядными карбоновыми окаменелостями, не покидая городских пределов. Интересны обстоятельства находки спинной створки раковины ископаемой брахиоподы Choristites mosguensis на фрагменте известняка, хранящейся в фондах Владимиро-Суздальского музея-заповедника (В-53593). Она обнаружена в археологическом раскопе среди других известняковых глыб забутовки фундамента разобранной в XIX в. пристройки Дмитриевского собора. Другая «городская» находка в коллекции музея — массив окремнённого известняка с отпечатком брюхоногого моллюска Euomphalus catillus (В-54824) — происходит из суглинков старых кирпичных карьеров у бывшего Политехнического института.
Морской режим установился 162 млн. лет назад, в конце среднеюрской эпохи, когда море в результате повышения уровня мирового океана вновь затапливает территорию будущей Владимирской области. На его дне местами представлявшем собой скалы, сложенные каменноугольным известняком, обитали различные иглокожие, брюхоногие моллюски, раки, брахиоподы, в толще воды и у дна жили многочисленные головоногие моллюски-аммониты и белемниты.
Аммониты — одна из самых многочисленных и разнообразных групп ископаемых животных, в основном обитавших в толще вод морей юрского и мелового периодов. Их наружные раковины различной формы с ребристой скульптурной поверхностью часто встречаются в отложениях юрского и мелового периодов. Особенно красивы целые экземпляры с сохранившимся перламутровым слоем. В черте города раковины аммонитов и их фрагменты часто собирали на берегу Клязьмы в районе «Чёрного моста». В основном это раковины очень характерного для отложений волжского века юрского периода аммонита вида Virgatites virgatus часто находимого в центральной России. Скульптурная поверхность их раковины была украшена изящными пучками ветвящихся рёбер. Раковины аммонитов в 80-е гг. XX в. автор находил и ниже по течению на противоположном берегу реки на пляже Рахманова перевоза, где они встречались вместе с многочисленными фрагментами неолитической ямочно-гребенчатой керамики.
В микрорайоне Оргтруд, около бывших там во времена Советского Союза пионерских лагерей, берег и мелководье Клязьмы кроме редких аммонитов буквально устилают многочисленные раковины других ископаемых моллюсков белемнитов Cylindroteuthis puzosiana. Они вымыты из береговых обнажений, содержащих слои юрского возраста, течением реки и переотложены среди многочисленного ледникового валунного материала. Белемниты отличные пловцы и активные хищники юрского моря. Их голова была окружена десятью щупальцами, которые в свою очередь имели крючки для удержания добычи. Основная часть их внутренней раковины, так называемый ростр, состоящий из кальцита, и игравший роль осевого скелета животного. Народное название этого часто находимого на Владимирщине ископаемого - «чёртов палец» или «громовая стрела». Ростры, измельчённые в порошок, ранее применялись населением как своего рода присыпки для младенцев, а также для врачевания мокнущих ран и пролежней. Ростры белемнитов довольно частая находка на берегах р. Клязьмы в черте г. Владимира.
На дне моря в келловейском и оксфордском веках юрского периода обитали двухстворчатые моллюски Gryphaea dilatata ископаемые устрицы. Их створки различаются по величине, левая очень выпуклая с круто загнутой внутрь макушкой, правая створка уплощённая. Раковины грифей часто находят вместе с рострами белемнитов на берегах реки Клязьмы у Владимира. Интересен факт находки 220 фрагментов и целых раковин грифей в культурном слое стоянки Сунгирь ныне хранящихся в фондах Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Происходили они, скорее всего из местных естественных обнажений юрского возраста по берегам ручья Сунгирь и реки Клязьмы и принесены обитателями стоянки, может быть для использования их в качестве специфических орудий труда, посуды, а также (судя по наличию в одной из правых створок отверстия) для изготовления украшений.

Самые молодые останки ископаемых животных, найденные в черте Владимира, это кости холодолюбивых животных мамонтовой фауны, датированные верхним плейстоценом, геологическим периодом, начавшимся около 126 тыс. лет назад и закончившегося около 9 тыс. лет назад. Это время сухого холодного климата и распространения материковых оледенений. Ландшафты представляли собой заболоченные тундры и холодные степные пространства с редкими лесами. Думаю излишне упоминать здесь о всемирно известной стоянке «Сунгирь», часть культурного слоя которой глубоко и всесторонне исследована. Другой интересный, но менее известный палеолитический памятник «Русаниха» был случайно открыт при подготовке площадки для строительства цеха тракторного завода в апреле 1981 г. непосредственно в городской черте.
Верхний Палеолит. Стоянка «Сунгирь», стоянка «Карачаровская», стоянка «Русаниха».
ИСТОРИЯ Владимирской области
Категория: Музеи Владимирской области | Добавил: Николай (06.04.2018)
Просмотров: 2319 | Теги: Владимирская область, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика