Главная
Регистрация
Вход
Четверг
08.12.2016
07:00
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [398]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [102]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [85]
Камешково [24]
Ковров [30]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [38]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [17]
Религия [1]
Иваново [11]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Покров

Плотничество и его значение в народной жизни

Плотничество и его значение в народной жизни

Покровский уезд с давних пор славится своими плотниками, которые ежегодно в громадном количестве наводняют собой соседние промышленные города, а из некоторых волостей уходят и на юг России, пробираясь нередко до самой Одессы. Главным центром плотницкого района является здесь Аргунская волость, от которой все здешние плотники и получили название «аргунскихъ». Вероятно, соседство Москвы, где постоянно производились постройки, развило в Покровском уезде плотничество. От села Аргунова плотничество расходится во все стороны: 1) вниз по Киржачу до Клязьмы и за Клязьму в Егорьевский и Зарайский уезды, Рязанской губернии, как у крестьян помещичьих, так особенно и у казенных, и 2) вверх к Александрову и потом за Переяславль до Тверской границы. Уже давно плотничество приняло здесь широкие размеры. В начале нынешнего столетия плотники составляли уже более половины всего населения, и уже в то время этот промысел имел исключительный характер и составлял главное средство существования покровских крестьян (Статистический Временник за 1871 г.). Плотники занимают не только большую часть Покровского уезда по левому берегу Клязьмы, но и глубоко проникают во Владимирский уезд до самой реки Колокши. Впрочем, с границ Владимирского уезда они живут уже смешанно с каменщиками, штукатурами и кровельщиками. Здесь часто бывает превращение плотника в каменщика и наоборот, смотря по тому, что представляется выгоднее. На выбор нередко влияют даже инструменты, которых для плотника требуется гораздо больше, чем для каменщика. Из Аргунского района уже в конце 50-х годов выходило около 10.000 плотников (статья г. Дубенского «О промыслахъ Владимирской губ.» в Ж. М. В. Д. за 1858 г.). Из сведений Статистического Временника видно, что в 60-х годах в Покровском уезде из 548 деревень плотниками занято было 503. В последнее время плотничество ничуть не ослабевает, а напротив усиливается. Только что пережитый год с небывалой дороговизной хлеба невольно заставлял крестьянина браться за плотничество, где он хотя и получал сравнительно с прежним крайне низкую плату за труд, но по крайней мере имел готовые харчи. Приведем цифры, показывающие постоянно развитие в Аргунской волости плотничества за последние двадцать лет. Эти цифровые выборки произведены нами из паспортных книг Аргунского волостного правления. Заметим, что Аргунская волость, как нынче, так и двадцать лет назад, заключила в себе одинаковое число селений. Выдано было паспортов на отлучку:

Таким образом общее количество паспортов за последние 20 лет возросло в этой волости с 418 на 2,006, т.е. увеличилось более чем в четыре раза. Но при рассмотрении этого вопроса необходимо принять во внимание и то обстоятельство, что в последнее время строгость правительства по отношению к паспортам значительно усилилась, так что некоторые из крестьян, которые прежде жили в Москве плотниками, не имея паспортов, теперь обязательно запасаются ими.
Центральными волостями плотницкого района, в которых живут, за изъятием лишь очень немногих селений, исключительно плотники, являются: Аргунская, Овчининская, отчасти Финеевская и половина Покровско-Слободской волости. В остальных частях Покровского уезда плотники живут смешанно с кустарями, громадное большинство которых составляют в этом уезде ткачи бумажных и шелковых материй. В указанных выше волостях обыкновенно с 15-го августа поднимается все мужское население деревни, начиная с 15-ти лет до того возраста, пока старость не заставит покинуть давно привычный промысел. Эти плотники живут круглый год в Москве, возвращаясь домой лишь на очень короткое время. Обыкновенно в продолжение года они приходят домой пять раз: на масленицу, причем некоторые живут и первую неделю великого поста и в таком случае на Пасху возвращаются уже в конце Страстной недели; другие уходят отсюда с масленицы в начале великого поста и возвращаются для говенья к Страстной неделе. После Пасхи уходят до сенокоса, затем до Успения (15 августа), а чаще до Николы зимнего (6 декабря). Пятый раз приходят на Крещение. Таким образом плотники приходят домой хотя довольно часто, но на очень недолгое время, вследствие чего они выражаются о себе, что ходят домой лишь «въ гости».
Учиться плотничеству здесь начинают уже с 13-14 лет. В это время мальчик отправляется в Москву, чтоб «варить кашу» на одну из плотницких артелей, присматриваясь между делом к приемам этого ремесла. За такую работу он получает сначала один рубль в неделю на хозяйских харчах. Потом жалованье ему постепенно увеличивают, и в 18-20 лет он делается уже настоящим плотником. В это время он получает 4 -5 р. в неделю на хозяйских харчах. Плотников нанимают подрядчики или здесь же, в Покровском уезде, или уже в самой Москве. Приведем вкратце сущность и условия одного из договоров между плотником и подрядчиком. Договор заключен в 1879 г.
«Крестьянинъ д. Костина Степановъ нанял въ работники, по плотничному мастерству, къ подрядчику д. Старыя Стенины Соцкову, ценою за сто двадцать р. сер. на срокъ времени съ 18-го февраля до 8-го ноября; въ случае чего – неустойки 25 р. с. въ пользу Соцкова; за каждый прогульный день – 1 р. 50 к.; задатокъ 15 р., а остальныя деньги получать съ Соцкова, смотря по заработку; за дни болезни вычитать по разсчету жалованья».
Договор этот взят из «книги сделокъ и договоровъ» Жаровского волостного правления. Условия этого договора при найме плотников в здешней местности можно считать типичными. Но следует заметить, что плотники из смешанных волостей ценятся ниже, чем плотники из волостей, занятых почти исключительно плотничеством. Так, собственно аргунские плотники и соседние с ними получают в Москве обыкновенно 1 – 2 р. в неделю дороже, чем плотники из смешанных волостей, которые притом живут в Москве только зимой, летом же сами обрабатывают землю. Постоянно живет из них в Москве всего лишь 5 – 10%. Аргунский плотник получает в неделю: зимой 3 – 4 руб., с Пасхи до 15 августа 5 – 7, а иногда и 8 руб. За 1 ½ летних месяца плотник выручает часто 50 – 60 р. В год средний заработок аргунского плотника равен 200 руб. Плотник из смешанной волости зарабатывает обыкновенно: зимой 2 р. 50 к. - 3 р., а–в гор. Киржаче 2 р. в неделю. С Пасхи до Успения 4 – 5 р. в неделю. В 10 месяцев он выручит 100 – 120 р. Орудия производства, ценность которых в общей сложности простирается до 5 – 6 р., плотник оставляет на лето в Москве.
Как видно, заработки от этого промысла довольно высокие. Но здесь следует принять во внимание тяжелые условия этой работы. На трудность плотничьей работы вы услышите жалобы от каждого плотника: «таскатная работа наша, нетъ хуже плотничьяго мастерства»,- отзываются плотники о своем промысле.
При исследовании кустарного ткачества мы видели, что там львиная доля прибыли приходится на долю «мастерковъ» и «фабрикантовъ», занимающихся раздачей бумажной пряжи кустарям. В плотницком районе элементом, аналогичным мастеркам и фабрикантам, являются подрядчики. Генезис их обыкновенно таков:
Наиболее ловкий и «мозголовный» член плотничьей артели назначается ее десятником. Мало помалу он приобретает полное доверие хозяина, иногда заменяет подрядчика и, наконец, впоследствии, при удобном случае, в особенности, если подрядчик запьет и т.п., окончательно становится главным руководителем одной из групп плотников. Эксплуатация со стороны подрядчика направлена не только на крестьянский труд, но также и на имущество хозяина, с которым он имеет дело во время постройки домов и т.п. Дело в том, что у подрядчиков принято за общее правило доставлять для различных строек и сооружений лишь ничтожную часть материала того качества, какой требуется по уговору. Внутренние, не поддающиеся контролю части здания делаются ими из более плохого материала, и вся разница в их цене идет в карман подрядчиков. Другой источник доходов для подрядчиков составляют лесоторговцы, у которых они закупают для хозяина материал и которые при покупке у них леса платят в пользу подрядчика обыкновенно 10 – 20 к. с рубля. Наконец, подрядчик, условившись с хозяином наряжать плотников напр. По одному рублю в день, рядить по такой цене часто всего лишь одну десятую часть рабочих. Остальные плотники получают всего лишь по 25 – 50 коп.; они только ходят во время работы по двору, часто даже совсем не участвуют в работах, занимаются где-нибудь по соседству своим делом и только к вечеру, к поверке наличного числа работавших в продолжение дня, плотники приходят к подрядчику. Этим объясняется быстрое развитие материального благосостояния подрядчиков. Нередки случаи, когда подрядчик в 10 лет наживает 50 – 60 тыс. рублей и более чистой прибыли. Некоторые подрядчики имеют по 300 – 500 плотников и сделались уже настоящими капиталистами. У них дома в Москве по 70 – 80 тыс. руб. и капитал в 500 тыс. руб. и более. Такие подрядчики обыкновенно уже окончательно бросают свои дома в деревне и переселяются в Москву. Недаром говорят здешние крестьяне, что «нетъ выгоднее торговли плотниками». «Коренные» подрядчики занимаются своим промыслом уже более 50-ти лет.
Плотничество наложило глубокий отпечаток на весь склад здешней крестьянской жизни. Не вдаваясь в подробное рассмотрение этого вопроса, я подчеркну лишь некоторые, наиболее важные моменты его. Плотничество нарушает связь крестьянина с домашним очагом. Живя в продолжение многих лет в столице, крестьянин мало-помалу охладевает и к семье, и к земле. Отсюда получает свое начало и развитие замечаемая всюду в плотницком районе большая или меньшая свобода половых отношений. Деморализирующее влияние плотничества на семейную жизнь здешних крестьян не подлежит сомнению. Далее, крестьянин-плотник мало-помалу отвыкает от земледелия, а впоследствии и совсем бросает его – он перестает быть хлебопашцем. Вследствие этого, в чисто плотницких волостях земледелием занимаются уже исключительно лишь лица женского пола. здесь выработался тип бабы-земледельца. С 13-14-ти лет здешняя крестьянская девушка начинает поднимать соху на поле и учиться пахать. В 17-18-ть лет она уже совершенно сформировавшийся земледелец. В этих волостях за обработкой озимого поля вы не встретите ни одного крестьянина.
В сфере общинного землевладения у здешних крестьян одной из наиболее характерных черт является разверстка земли по тяглам. Последнее состоит из двух душ. Первую душу крестьянин получает 17-ти лет, целое же тягло сельское общество накладывает на него, когда ему исполнится 20 лет, когда он сделается уже настоящим плотником. Но это – лишь в том случае, если плотник не состоит на призыве, не пользуется льготой; в противном случае он имеет одну душу. С 55-ти лет с крестьянина складывается полтягла, с 60-ти он может уже совсем не иметь земли.
Постоянные сношения с Москвой вызывают и обусловливают собой появление различных культурных начал и привычек среди здешнего крестьянства. Во внешнем отношении это явление проявляется в костюме и во всем образе жизни здешних крестьян, во внутреннем же – в той интеллигентности, в той сравнительно высокой степени умственного развития, какая отличает здешнего крестьянина от населения других частей Покровского уезда. Исключение представляет только кустарно-ткацкий район Кудыкинской волости, который наполовину состоит из раскольников и поставлен совершенно в исключительные условия для своего умственного и промышленно-экономического развития.
Чистота и опрятность составляют характерную черту во внешних условиях жизни здешнего крестьянина. В этом отношении рассматриваемый район, да отчасти, можно сказать, весь Покровский уезд, резко отличается от своего соседа – Александровского уезда. В последнем вас поражает убогий вид крестьянской стройки: трех оконные, крытые соломой избы с невообразимо засаленными стеклами являются типичными для селений Александровского уезда. Избы там моют лишь два раза в год, перед Пасхой и перед местным храмовым праздником, и то только поскребут немного пол ножиком «ради очистки совести». И это отнюдь нельзя объяснять бедностью крестьян. Во многих местах тамошние крестьяне живут зажиточнее здешних. Напротив, вы замечаете там, что чем состоятельнее крестьянин, тем с большим пренебрежением относится он к чистоте своей избы,- в особенности, если он только начал процесс накопления денег, стал формироваться в кулака. Внутри изб – сор, грязь, солома, полный беспорядок, душой которого являются блохи и клопы. «Серо живемъ, работно живемъ» - говорит александровский мужик.
В плотницком районе Покровского уезда повсюду вы видите высокую стройку, крытую тесом или дранью, с чистыми, часто даже блестящими стеклами в окнах, украшенных резными ставнями. У некоторых из здешних богатых крестьян и подрядчиков дома стоят по 3 ½ - 4 тыс. руб. Они не уступают «барскимъ». Каждая крестьянка обязательно моет здесь свою избу раз в неделю, а нередко и два раза. Стены здешних крестьянских изб обиты обыкновенно шпалерами, на которых висят портреты и картины из времен минувшей войны. Чаще других в нынешнем году мне приходилось встречать портреты Лорис-Меликова и Скобелева. Костюм крестьян плотницкого района также совершенно иной, чем у крестьян Александровского и смежных с последним волостей Покровского уезда. Александровский мужик ходит в лаптях, посконных брюках, в поддевке из карусета в 15 коп. арш.; на голове – войлочная шляпа. В плотницком районе Покровского уезда мы видим у крестьян полунемецкие костюмы, шерстяные брюки и поддевки; в самое последнее время появились даже пиджаки. Самая бедная невеста имеет здесь приданного на 150 – 200 рублей. У более же зажиточных из крестьян 18-ти летняя девушка уже хранит в своем сундуке приданного рублей на 400 – 500. Суконные 20-ти рублевые шубки заменяются здесь атласными и бархатными пальто, из которых некоторые стоят по 200 рублей и более. Начиная с 15-ти лет, здешние девушки шьют себе шерстяные платья. Попадаются, правда очень редко, даже и шелковые платья. Последний грош здешнего мужика идет на наряд дочерей. «Хоть въ кармане чисто, а то и снаружи чисто»,- говорят по этому поводу крестьяне. Чай пьют по 3 раза в день. В последние пять лет чай стал сильно вытеснять здесь водку, которая вообще быстро теряет теперь свою популярность в народе.
Интеллигентность здешнего крестьянина резко бросается в глаза постороннему наблюдателю. Плотник много видал на своем веку, много знает и много может рассказать интересного и поучительного из своей жизни. Возвратившиеся из Москвы плотники часто выписывают газету. Некоторые из них довольно хорошо знакомы и с литературой, и с историей. Как на пример такого рода можно указать на кр. Д. Костино, Жаровской волости, Карпа Мартынова. По отзывам здешних помещиков, это – «гениальный» человек. Крестьяне говорят о нем, что он «и знаетъ все, и говорить можетъ долго и стройно». Карп Мартынов служит теперь старшиной в Жаровской волости. Он поставил свое дело образцовым образом и держит себя совершенно самостоятельно по отношению к начальству. Крестьяне, подобные Карпу Мартынову, выписывают газеты и усердно следят за всеми известиями внутренней и внешней политики.
В заключение очерка познакомим читателя с гардеробом здешней крестьянской девушки 16-ти лет, только начинающей «наряжаться».
Вот список и ценность вещей ее гардероба:
1. Ситцевое платье с капотом – 17 арш. по 16 к. арш. Прибора идет: 28 пуговок на 28 коп., шерстяных ленточек 7 арш. по 2 коп. аршин, плюса на ганты 20 коп. Все платье обходится таким образом в 3 р. 34 к. За шитье полагается 1 р. Итого стоимость платья – 4 р. 34 коп.
2. Бумажное платье с капотом – 15 аршин по 15 коп. за арш. Прибор: 24 пугов.- 24 коп., 9 арш. лент по 2 коп., подкладка (миткаль) 4 арш. по 12 коп. Все платье обходится в 3 р. 25 коп.
3. Бумажное платье с «казакомъ» - 15 арш. по 22 коп. Прибор: 6 пуговок по 1 коп., ленточек 6 арш., подкладки 4 ½ арш. по 12 коп. арш.
4. Еще бумажное платье с «казакомъ» - 14 ½ арш. по 22 к. За шитье также 1 р. Вообще ценностью равно 3-му.
5. Бумажное белое платье – 14 арш. по 19 коп. Прибор: галунов 2 ½ арш. по 5 коп. арш., ленточек 5 ½ арш. по 2 коп. арш. и 8 пуговок по 1 коп. пуговка.
6. Будничное бумажное платье – 12 арш. по 15 коп. Прибор: 5 арш. ленточек, 10 арш. черного «гранатика» по 1 коп. арш., 6 пугов. по 1 ½ коп., подкладки 3 арш. по 12 коп.
7. Бумажное красное платье с «баской» - 13 арш. по 20 коп. Прибор: галунов 2 ½ арш. по 5 коп., 6 пугов. по 1 коп., 10 арш. гранатика по 1 коп., подкладка – 4 арш. по 12 коп., ленточек 6 арш. по 2 коп. Шитье 60-75 коп.
8. Еще бумажное платье – 12 арш. по 17 коп. Всего 3 руб.
9. Полуплатье – 13 арш.
10. Платье с гранатиками – 11 арш. по 16 коп.
11. Сарафан, по здешнему «шубка» - 8 арш. по 25 коп. = 2 р. Шитье 30 коп. Имеет их два. Хватает года на три. Вообще все перечисленные платья носятся обыкновенно 3 – 5 лет.
12. Шерстяное платье – 15 арш. по 50 коп. Прибор: 8 арш. черных галунов, ленточек 8 арш. по 2 коп., 9 пуговиц по 2 коп., 4 ½ - 5 арш. подкладки по 12 коп. арш. За шитье – 1 р. 10 коп. Шьет сама. Носится годов шесть.
13. Шерстяное платье – 13 арш. по 35 коп. Прибор: бархат по 60 коп. арш. – 2 арш., 6 арш. лент, 6 пугов. по 1 коп., подкладка 4 арш. – 12 арш. За шитье – 1 р. Держится 6 лет.
14. Драповая кофта – «зулавка». Стоит 10 руб. Хватает на 6-8 лет.
15. Атласная шубка на вате, 25 руб. – на 8 лет. Покупает готовой.
16. Суконная шуба на овчине, 20 руб. – лет на пять (четыре овчины по 1 р. 70 коп., сукна 4 арш. по 2 руб., опушь ии окладка – 1 р., лиса – 1 р. 50 коп., шитье – 1 р. 50 коп.).
17. Нагольная шуба – 10 р., на 2 года.
18. Летняя суконная поддевка – 14 ½ р., на 5 лет.

ПРОМЫСЛЫ ВЛАДИМИРСКОЙ ГУБЕРНИИ. Выпуск IV. Издание А.И. Баранова. Изследование В.С. Пругавина. Москва. 1882.
Владимирская губерния (1796-1929 гг.)
Покровский уезд
Кожевенное производство в Покровском уезде.
Бумаго-ткацкий промысел в Покровском уезде
Горшечное производство в Покровском уезде
Офени Владимирской губернии.
Тележный промысел. Производство колес, тарантасов, саней…
Производство ковшей в Покровском уезде
Колядования во Владимирской губернии.
Владимирская губерния в XVIII веке.
Сельское хозяйство Владимирской губернии во второй пол. XIX в.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Покров | Добавил: Jupiter (28.10.2015)
Просмотров: 325 | Теги: город Покров, промышленность, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика