Главная
Регистрация
Вход
Среда
20.09.2017
12:26
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 330

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [645]
Суздаль [235]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [174]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [28]
Александров [130]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [61]
Религия [2]
Иваново [24]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]

Статистика

Онлайн всего: 18
Гостей: 18
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Судогда

Село Борисово-Глебское Судогодского района

Село Борисово-Глебоское

Борисоглеб (Борисово-Глебоское) — село в Судогодском районе Владимирской области России, входит в состав Вяткинского сельского поселения. Село находится в 24 км на юг от Владимира и в 42 км на северо-восток от райцентра Судогды.
Численность населения в 2010 г. – 1 муж. и 1 жен., всего 2 чел.


Село Борисоглеб

Погост Борисо-Глебский, что в Баглачеве (Баглачевский погост), находится в 15 вер. от гор. Владимира (Владимирский уезд). Вся местность, составляющая приход Борисо-Глебской церкви, назывался Баглачевым (Баглачево, или Баглачевский приход).
Трудно определить, от чего произошло слово Баглачево. Некоторые догадываются, что оно произошло от слова «беглецы» и говорят, что во время татарского погрома граждане города Владимира спасались бегством в непроходимые леса, которые находились на месте нынешняго Баглачева, скрывались от татар в глубоких оврагах, изрезывающих эту местность.
Другое народное предание говорит нам, что в непроходимых дебрях, покрывавших эту местность, в былыя времена жили разбойники, которые не давали прохода ни пешему, ни конному. У разбойников этих был атаман дьячек по прозванию Баглач. Вот от имени этого то Баглача вся эта местность и получила название Баглачева. Все эти предания, как видит читатель, очень сбивчивы и неопределенны, и из них мы наверное узнаем только то, что давно когда-то на месте Баглачева находились непроходимые дремучие леса; но когда это было и как давно началось заселение этой местности – нам ничего не говорят эти предания.
Погост Борисо-Глебский, составляющий центр Баглачевского прихода, находился, по народному преданию, недалеко от деревни Череповой, верстах в четырех от своего настоящего положения. На этом месте еще в кон. ХIХ были видны могилы, или лучше сказать, небольшие бугорки земли, которые слыли у народа под именем могил. Тут находили черепки от посуды и печные камни; почва здесь заключает в себе много перегнивших органических остатков. Место это слыло в народе под названием «села».
Когда началось заселение этой местности и когда основано село, или правильнее, погост – с полной достоверностью неизвестно. Судя по названиям некоторых деревень, можно полагать, что заселение местности началось во время татарского погрома, а может быть даже и ими самими. Так существует предание, что деревни Кадыево и Неврюево основаны были татарскими князьками Кадыем и Неврюем, которые и жили здесь в этих основанных ими деревнях.
Первоначальные поселения в Баглачевской волости относятся к самому началу XVI века. Так в жалованной грамоте вел. князя Иoaннa III Васильевича 1504 г. в числе митрополичьих сел и деревень, которым дана несудимая грамота, упоминается «волостка Баглача».
Население Баглачева в кон. XIX века составляли крестьяне временно-обязанные и бывшие государственные. Большинство из них составляли крестьян государственных. Временно-обязанные крестьяне жили в деревнях: Лопухине, Невреве, Кадыеве и отчасти в Гридине.
Ближайшим торговым центром здешняго района служил город Владимир, куда жители сбывали продукты своей промышленности и откуда получали все, что необходимо в их бедном, незатейливом быту.
«Расположенный по правому берегу реки Клязьмы, Баглачевский приход имеет очень неровное местоположение, то слишком гористое, то покатое, то низменное. Самый погост стоит в полугоре, на склоне; другия селения расположены то по «низинам», то по «верхам». Замечательна деревня Фрязино, Керпчино тож, расположенная в очень низкой местности. В весеннее половодье деревню эту, равно как и поля, примыкающия к ней, окончательно затопляет водой, так что для скота, на время «половодки», жители устраивают подмостки, куда и втаскиваются все «животы», начиная с овцы и кончая лошадью и коровой. Сообщение между жителями устраивается на плотах. Здесь совсем нельзя сеять озимой хлеб не рискуя лишиться семян, и потому крестьяне Фрязинские принуждены покупать хлеб и круглый год кормиться этим покупным хлебом, что, конечно, стоит для них не дешево.
Вследствие неровного, гористого расположения Баглачева дороги здесь не отличаются удобствами. Не говоря уж о весеннем времени, когда по иным дорогам прекращается всякое сообщение, даже и в обыкновенное время они, то спускаясь в глубокую долину или овраг, то взвиваясь как змеи на гору, заманчивы и приятны только разве для чувствительных душ, которые любят наслаждаться природой, но никак не для крестьянина и его лошаденки, принужденной иногда взбираться с большим возом на высокую и крутую гору.
Вся местность эта изборождена реками или, лучше сказать, речками небольшими, ручейками, из которых многие летом совсем пересыхают, и оврагами, иногда очень глубокими. Из речек самая замечательная – Ванеевская речка, на которой «во время оно» стояла даже мельница, и потом речка, берущая начало недалеко от деревни Коняева. Течет она мимо деревень Улыбышева, Подольнова и потом исчезает в болоте, которое находится на Клязьминской пойме. Между народом она не носит никакого названия. О маленьких ручейках нечего и говорить, во-первых, потому, что их слишком много, так что для описания их потребовалось бы много времени и места, чего они вовсе не заслуживают, а во-вторых, потому, что они не имеют ни для кого никакого значения. Из озер замечательны два, если не считать тех, которые лежат по пойме на крестьянских покосах. Одно из них находится между деревнями Конюшней и Якушевым, и имеет в окружности около 5 версты; грунт под водой в этом озере – отчасти песчаный, отчасти илистый; другое находится недалеко от деревни Коростелева, оно несколько больше первого.
Грунт земли по всему Баглачеву одинаков – песчаник, изредка только сменяющийся суилком и суглинком. Уже по одному этому можно судить, насколько хорошо здесь родится хлеб. А если еще принять во внимание, что местность эта заселена издавна, и стало быть почва здесь донельзя истощена, то вы можете себе представить то бедственное положение, в котором находился бы бедный крестьянин этой местности, если бы не выручали его отхожие и еще кой-какие промыслы – эта соломинка, за которую он хватается задавленный нуждой. Родится впрочем, здесь картофель – единственное растение, которое может давать мало-мальски порядочный урожай на этой истощенной почве, да еще отчасти греча, но и то крестьянами замечается, что урожаи в последнее время становятся все хуже да хуже. Но, не смотря на это, пустопорожней земли здесь не особенно много, что можно объяснить отчасти пристрастием крестьян к земле, которую они и в песнях даже величают «матерью кормилицей», отчасти репрессивным влиянием сельской общины на каждого из своих членов, а отчасти и тем, что крестьянские семьи состоят, по большей части, из двух-трех работников-мужиков, из которых только один или двое отправляются на сторону, а один непременно остается при доме «на земле», как говорится между крестьянами.
Лесу в Баглачеве довольно порядочно, хотя, по большей части, он не принадлежит крестьянам, а составляет собственность казны или помещиков. Из хвойных пород здесь растут: ель, сосна, а из лиственных береза, осина, липа, черемуха, ясень и дуб (дубняку в особенности много по пойме к северу от Баглачева – «дубовыя рощицы»). Из кустарников здесь есть: можжевельник, шиповник, тальник, жимолостник, крушинник, орешник и, наконец, молокитник с которого дерут корье. Из лекарственных растений здесь встречаются все, какие принадлежат вообще Владимирской губернии, т.е. белена, укроп, буквица, мята, медвежье ушко, полынь, донник, чернобыльник, зверобой, папортник, лопушник, крапива, ромашка и т.д. Из зверей здесь водятся: волки, зайцы и русаки, и беляки, лисицы, белки, ежи, ласточки, хорьки и кроты; попадаются изредка медведи и лоси.
Что же касается птиц, то в этих благословенных местах их водится такое множество, что охотники очень часто из Владимира захаживают сюда пострелять дупелей, куропаток, уток, куликов, бекасов, гусей и даже изредка попадающихся лебедей. Есть здесь и певчие птицы, как-то: соловьи, щеглы, дрозды.
Питейных домов в Баглачеве – 3; постоялых дворов – 2, оба они находятся на большой дороге, которая прорезывает Баглачево по направлению с севера на юг.
Ветряных мельниц – 7: в Ванеевке – 2, в Малахове – одна, в Осееве – 4; водяная мельница одна – в Ванеевке, да и то в последнее время ее не существует, несколько времени тому назад ее сломали. Мельниц в приходе Баглачевском, как видит наш читатель, вполне достаточно для того, чтобы перемолоть скудный крестьянский хлеб для всего Баглачева, но не смотря на это, Баглачевские крестьяне ездят, по большей части, на так называемую Слободинскую мельницу, находящуюся верстах в 10 от Борисоглебского погоста, на р. Колокше, недалеко от с. Устья. Делают они это потому, что водяная мельница мелет зерна гораздо мельче ветряной.
В Кадыеве есть маслобойня и рушалка, в Луговской – красильное заведение, где красят пряжу и холстину. Кузниц в Баглачеве существует довольно порядочное количество. Нам известны только 27; из них – в Конюшне – 5, в Якушеве – 4, в Гридине – 8, в Прокунине – 1, в Крюкове – 1, в Федурнове – 2, в Коняеве – 6, но мы не думаем, чтобы здесь были перечислены все кузницы, находящиеся в приходе Баглачевском. Лавочек «бакалейных» в приходе – 5. Есть здесь и пожарная труба – в деревне Луговской; но она принадлежит не обществу, а одному крестьянину.
Цены на хлеб здесь одинаковы с Владимирскими, так что мы считаем совершенно излишним говорить о них. Главным торговым центром здешней местности служит, как мы уже сказали, город Владимир. Здешние крестьяне не сбывают сюда своего хлеба, потому что его и без того-то, по большей части, не хватает на прокормление семьи; разве только самая крайняя нужда, которая по большей части является к крестьянину в виде сборщика податей, заставит здешнего крестьянина запрячь свою лошаденку и отправиться с хлебом на базар во Владимир. Но по большей части отсюда ездят во Владимир не с хлебом, а за хлебом, то есть не для того, чтобы продавать хлеб, а для того, чтобы покупать его. Из этого впрочем еще нельзя заключить, что крестьяне здешние живут бедно, нет они живут «еще благодаря Бога», по собственному их выражению, гораздо сноснее, чем жители других местностей Владимирской губернии, благодаря, главным образом, тому, что Баглачево находится недалеко от Владимира, так что у крестьян даже ягоды да грибы не пропадают, а отправляются в город, где и находят себе выгодный сбыт. Не смотря на 12 верст расстояния от города, очень часто можно встретить в городе бабу из Баглачева, пришедшую сюда продавать яйца, сметану, или молоко. Во Владимир же отсюда сбывается и картофель, славный, Баглачевский картофель, отличающийся своей желтизной, рассыпчатостью и вкусом. Сюда же привозят крестьяне и дрова, которыми они пользуются из отведенных им лесов.
Нужно заметить, впрочем, что лесными отводами пользуются только одни бывшие государственные крестьяне; крестьяне же временно-обязанные, как и везде, дров не имеют и принуждены покупать лес и дрова. Важное промышленное значение для здешней местности (к сожалению только не для всей) имеет брусника, ягода очень обыкновенная в наших северных лесах. Недалеко от деревень Окулова и Черепова лежит так называемая «бабья вырубка», принадлежащая крестьянам означенных деревень. На этой то вырубке и растет брусника, составляющая, как я уже сказал, важное подспорье в крестьянском быту. Ягод здесь родится до 1000 мер (четвериков) ежегодно. Если предположить, что каждая мера брусники стоит по меньшей мере, 80 коп., (эта брусника продается на месте от 80 к. до 1 р. за меру, потому что она считается лучшей во всей Владимирской губернии), то в результате является крупная цифра 800 р. серебром, которые получают крестьяне двух деревень от ягод. Если вычесть 12-15 р., которые платятся сторожу, то мы увидим, что чистого дохода, не считая потери времени, они получают 785 р., но из этих денег нужно впрочем, вычесть еще 85 р., потому что ягоды продаются крестьянами не все, а частью оставляются крестьянами у себя.
Главной опорой крестьянского благосостояния (понимая это слово, конечно, в относительном смысле) здешней местности служит, бесспорно, промышленный дух местных крестьян – их предприимчивость, выработавшаяся под ударами нужды злодейки, да вследствие близости города. Эта необыкновенная предприимчивость, этот промышленный дух, начинающий охватывать поголовно все крестьянство, является естественным результатом безземелья нашего крестьянина, совершенным истощением почвы, которая после, быть может, тысяче летней службы человеку, просит себе отдыха. Подчиняясь роковой необходимости, человек должен дать его. Он поневоле бросает землю, которая не покрывает издержек его за труды. Но, бросив землю, человек становится в очень гадкое положение и рискует умереть с голода. Тут то вот на помощь ему и является или отхожий, или кустарный промысел…
Таким образом образовался здесь полу-отхожий промысел «раздаванье» кос и серпов. Крестьянин, занимающийся этим промыслом, называется серповником или косником. С Пасхи выезжает он в свое дальнее и много трудное путешествие по селам и деревням; запасшись предварительно достаточным количеством кос и серпов, изъездит он всю Владимирскую губернию – мало ему покажется; и заберется он дальше в Кострому, в Вятку; наменяет он там на свои «аглицкия» косы и серпы старого железа, в глазах простого смертного кажущегося никуда негодным, как например старых иззубренных ножей, на сквозь проржавевших сабель Бог знает по какому случаю занесенных в непроглядную глушь Вятской или Пермской губернии, гвоздей, которые даже ребятишки не берут для игрушек, всего наменяет он на свой нужный для крестьянина товар и поедет домой, нагруженный всем этим добром и зашибивши, кроме этого, порядочный кушик деньжонок. Прихватывает иногда по пути в знаменитых Гуслицах у знакомого раскольника фальшивых ассигнаций, платя за 25 рублевую такого сорта желтенькую или зелененькую; а потом и пускает их по белу свету, сбывая с рук по их номинальной ценности – за чистые.
Приезжает он домой почти всегда к Петрову дню, то есть как раз к тому времени, когда добру молодцу нужно браться за косу, а красным девицам за грабельки, как поется в одной крестьянской песне. Потом в долгие зимние вечера, по окончании молотьбы и всех вообще сельских работ принимается косник за перековку старого железа в ножи, ножницы и лопаты, которыя и отправляются или в Москву, или на ближайший торговый рынок в город Владимир, а весной опять отправляется в обычный путь, продолжая так делать из года в год.
Другие крестьяне, не занимающиеся этим ремеслом отправляются на зиму в извоз, и колесят со своими лошаденками по большим и малым дорогам, редко впрочем заезжая за пределы губернии. Прежде, когда еще не было чугунки, ездили они до Москвы и дальше; но прошло уже это время: железный зверь, машина, заменила лошадь – отняла у ней возможность заходить с возами клада далеко от родины. Третьи по зимам делают посуду, то есть ушаты, ведра деревянные, лохани, шайки и т.п., отправляя ее в Москву, а иногда и во Владимир.
Рыбу ловят крестьяне отчасти в Клязьме, отчасти в озерах. Как уже выше было упомянуто, между деревнями Якушевым и Конюшней в ? верстах от села, находится озеро; здесь водятся щуки, плотва, окуни, караси и другая мелкая рыба. Налавливается в этом озере крестьянами соседних деревень приблизительно до 15 пудов ежегодно; а раз даже – было это, если не ошибаюсь, в 1870 году наловили до 300 пудов, улов, какого не помнят старожилы. Ловят мередами, сетями и сачками. Крестьяне деревень Гридина и Фрязина, находящихся недалеко от реки Клязьмы ловят рыбу в этой реке. Рыболовству крестьяне посвящают вообще очень мало времени, поэтому налавливают не много. Никто из крестьян рыбы не продает, исключая тех случаев, когда попадается какая-нибудь большая рыба, которую непременно отправляют в город, вполне основательно рассчитывая, что «там, дескать, баре купят».
Несмотря на развитие грамотности в этой местности, несмотря на близость города действующего все таки более или менее цивилизующим образом на простолюдина, здесь еще много осталось суеверий. Из числа их первое место занимают знахарки. Знахарок в приходе две: одна из них лечит ветрянку, с именем которой крестьяне связывают лихорадку и горячку, другая килы. Мы никак не могли узнать, что разумеют знахарки по этим названием. Где-то если не ошибаюсь, так в Нижегородском сборнике я читал, что под килами разумеются вообще все простудные болезни. С этим я согласен всего менее, потому что простудные болезни народ называет ветрянкой.
Здесь существует один довольно странный обычай, который можно объяснить только излишней религиозностью простолюдинов. На пасхе, когда церковный причт ходит с иконами по домам крестьян, за ним же ходят два так называемых «крикуна». Ходят эти «крикуны» за иконами от деревни к деревне, от одного дома к другому и выкрикивают громким голосом и очень протяжно: Христос вокреся воистинной красуйся матерь Божья! помилой! За это им каждый крестьянин считает своей непременной обязанностью поднести чарку водки да дать 2-3 копейки на выпивку. Спешу оговориться. Все это делается совершенно против воли священников, только благодаря традиции, отцовским преданиям, за которые так крепко держится наш крестьянин. – Назад тому лет 30, эти крикуны, которых тогда было 6 человек (теперь их четверо: у каждого причта по двое), после обедни, в первый день Пасхи входили на колокольню; становились там лицом к востоку и пели «Христос Воскресе» 3 раза; потом оборачивались к югу, западу и северу и каждый раз делали тоже самое. «Крикуны» эти каждый год считают своей непременной обязанностью набивать погреб священника снегом без всякой платы, если не считать выпивки которая предлагается им после окончания работы.
Из свадебных обрядов и обычаев замечательны следующие. Когда соберется свадебный поезд, то все участвующие в нем, исключая жениха и невесты, берут с собой ложки и потом отправляются в церковь. Но с середины дороги они ворочаются назад «лапшу дохлебывать». Похлебают немного лапши – и опять отправляются в путь дорогу; на этот раз уже доезжают до погоста. Здесь свадебный поезд останавливается сперва у дома священника; дружка со стороны жениха и другие мужчины, сопровождающие поезд, входят в дом священника, чтобы доложить ему, чтобы доложить ему, что «свадьба, дескать, приехала» и чтобы расписаться под брачным «обыском». Туда же после всех, входит и жених с невестой. Но вот формальности все кончены и жениха с невестой ведут в церковь перед ними идет «дружка» и разметает новым платком дорогу до самой до церкви. Я воздерживаюсь от всякого объяснения этих обычаев, потому что решительно не могу придумать какого-нибудь мало-мальски удовлетворительного объяснения; а между тем очень и очень любопытно знать, что они означают. По приезде из церкви от венца, молодых кладут на печку и различными песнями и прибаутками, чтобы им жилось на свете также хорошо, как хорошо лежать на печи» (Статья Г. Добротворского из Владимирских Губернских Ведомостей за 1878 г., № 44, от 3 ноября.).

Борисоглебское училище, Подольской волости, в деревне Улыбышеве, основано палатой государственных имуществ в 1855 г. Ближайшие училища: Арбузовское, Устьенское и Старинское в 7 — 8 вер.
В 1864 г. переведено в с. Борисоглеб дом священника, бывшего в одно и то же время и содержателем училища и учителем; в 1868 г. переведено в дом диакона, а с 1872 г. помещается в сторожке при церкви и содержится на средства земства. Помещение для училища вполне незавидное: оно занимает комнату, в которой может поместиться максимум 25 человек, принимая в соображение строго гигиенические требования; а помещается на самом деле от 50 и до 65 человек, и при том вся вентиляция состоит из двух маленьких форточек, которые, само собой разумеется, не в состоянии очистить воздуха, наполненного испарениями и миазмами от одежды учеников, находящейся в прихожей училища, комнатке, отделенной от него только тонкой досчатой перегородкой. Кроме того, в училище очень низко: не более 3-х аршин в высоту. Стены училища выштукатурены и окрашены белой краской. Пол некрашеный: моется каждую неделю или женой церковного сторожа, который живет при училище, или крестьянками. В прихожей училища ученики из дальних деревень ночуют и варят себе кушанье. Отопление училища равно как и квартиры учителя, помещающейся на верху училища, в мезонине, производится на счет общества. Освещения для училища не полагается.
В 1878 г. учитель здесь Рыжов, кончивший курс в учительской семинарии; законоучитель о. Сперанский, местный священник. Оба они люди умные и поставили себя в очень хорошия отношения к крестьянам; так что, несмотря на большой недостаток книг и учебных пособий, учение здесь идет очень и очень порядочно. В 1877-1878 учебном году библиотека училища пополнилась книгами, выписанными попечителем училища купцом Трындиным, который вместе с тем доставляет для училища бумагу, перья, карандаши и прочие необходимые для училища вещи.


Надгробие «Здесь же погребена супруга его Ирина Михайловна Трындина. Родилась 1798 г. апреля 22 дня, скончалась 1846 г. марта 8 дня

Надгробие «Степан Семенович Трындин. Родился 27 июля 1832 года, скончался 26 марта 1875 года»

В 1877-78 учебном году в училище училось 55 человек, из которых 9 человек было духовных: 2 сына местных священников, а остальные 7 человек дети местных псаломщиков.
В 1884 г. «Помещение собственное, деревянное, отдельное; по свету и теплоте удобное; квартира учителю есть; классных комнат одна — длиной 9, шириной 7 ½ , вышиной 4 ар. Учебных пособий недостаточно — на 109 р. Библиотеки нет, но книг для чтения 15 экз. Земли нет. Законоучитель священник Алексей Беляев, окончивший курс во Владимирской духовной семинарии, преподает с 1879 г.; учитель Александр Тимофеев, окончивший курс в Киржачской учительской семинарии, преподает с 1881 г. Попечитель Владимирский купец Борис Семенович Трындин, пожертвования от него не было. Учащихся к 1-му января 1883 г. 45 м. и 13 д. Выбыло до окончания курса по желанию родителей 15 м. и 8 д. Окончило курс со свидетельствами 8 м. Вновь поступило 22 м. и 4 д. К 1-му января 1884 года состояло 44 м. и 9 д. Учатся все вместе. Возраст: 7 — 8 л. - 3, 8-9 л. - 12, 9 — 10 л. - 13, 10 — 11 л. - 15, 11 — 12 л. - 5, 12 — 13 л. - 3, 13 — и выше - 2. Из учащихся — 4 из п. Борисоглебского, остальные из дер. Конюшни, Якушева, Кадыева, Гридина, Ванеевки, Прокуниной, Фрязиной, Корастелевой, Заниной и Осеева в 1 — 7 вер. Ночлежного приюта нет. Живущих на квартирах 4, с платой по 4 р. в месяц. Вероисповедания: православного 42 м. и 9 д., раскольников 1 м. По сословиям: дух. 1 м. и 3 д., мещ. 1 м. и 1 д., крестьян 42 м. и 5 д. Средства: от земства 300 р., от общества 40 р.; платы за учение нет. Расходы: отопление, освещение, прислуга и ремонт 40 р.; жалованье — законоучителю 60 р., учителю 240 р. Посещал классы неисправно 1; меры - оставлен без обеда. Прием в сентябре; поступили все не грамотными. За теснотой помещения отказано 5. Учебный год с 5-го октября по 7-е мая. Пению обучаются простому, хора нет. Учатся в день 5 час., уроков на дома не дается. Отделений 3. Число уроков в неделю: по Закону Божию - 4, по Русскому языку - 10, по Славянскому языку - 2, по арифметике - 11. Получили награды 17. Получившие свидетельства учились 3 — 4 г. Не окончившие курса учились до 3 л. Обозревал училище 1 раз инспектор народных училищ. Обучения ремеслам и рукоделию нет. Воскресных бесед и чтений нет» (Владимирский Земский сборник 1884. № 12. Декабрь.).
В 1889 году в деревне Буланово было открыто училище на средства купца Тарасова и «…При училище была домовая церковь с престолом в честь Владимирской иконы Божией Матери». Эта церковь была приписана к Борисоглебскому приходу.

«Подольское Волостное Правление (Почт. адр. г. Владимир).
Волостной старшина - кр. Трофим Козлов. Писарь - Дмитрий Иванович Авдаков.
Волостной Суд. Председатель - кр. Иван Моисеевич Наживин. Судьи: кр. Иван Степанов; Игнатий Шибаев; Александр Дюков» (Список служащих всех ведомств Владимирской губернии. 1891).

В 1914 г. присоединены к православию из старообрядчества священником погоста Борисоглебского, Алексием Софийским – крестьянские девицы деревни Коняевой Параскева Максимова Романова, 23 лет и Татиана Димитриева Борисова, 19 лет.
>18/5 ноября 1917 г. Подольская волостная управа, во Владимирском уезде, приняла резолюцию, в которой приветствует рабоче-крестьянское правительство и его декреты о мире и земле. Управа призывает все население волости при выборах в Учредительное Собрание голосовать за список № 6 (большевиков).

Церковь Казанской иконы Божией Матери

В начале XVII столетия в Баглачевской волости существовала уже церковь, как это видно из патриарших окладных книг, в которых под 136 г. (1628) записано: «церковь Страстотерпцев Христовых Бориса и Глеба в патриарше вотчине в Баглачевской волости... дани 12 алтын 2 деньги, наместничьих и заезда гривна». В 1643 г. вместо этой церкви, как можно видеть из хранящейся в церковном архиве храмозданной грамоты, построена была новая по благословению святейшего патриарха Иосифа и освящена в честь Казанской иконы Божией Матери с приделом в честь св. Бориса и Глеба.
В половине XVII века здесь существовала и теплая церковь во имя св. Николая Чудотворца.
В 161 (1653) г. здесь было два священника Иоанн Евстафьев и Петр Фаддеев (а в 1639 г. Евстафий и Фаддей), дьякон Василий Евстафьев, при церкви «пашни церковные середней паханые земли 16 четвертей в поле, лесом поросло 4 четверти в поле, а в дву потомуж, сена около поля и по речке по Митине 40 копен, лесу не пашенного по Митину врагу десятина, да в приходе 284 двора».
В 1715 г. теплая Николаевская церковь сгорела, а в 1717 г. на том же месте на средства прихожан построена была новая церковь во имя того же святого.
Эти две деревянные церкви существовали до 1776 г.; но пришли в ветхость, и посему священнослужители и прихожане просили преосвящ. Иеронима, епископа Владимирского и Муромского, разрешить им построить новую каменную церковь во имя Казанской иконы Божией Матери с приделами во имя Николая Чудотворца и св. Бориса и Глеба. Разрешение было дано, и в 1786 г. освящена была трапезная церковь, а в 1790 г. настоящая.
Деревянная церковь во имя св. Николая Чудотворца в 1780 г. подарена была в село Суворотское, а церковь Казанская с колокольней употреблена на обжиг кирпича для строившейся церкви. В это время в Баглачевском приходе числилось уже 390 дв.


Церковь Казанской иконы Божией Матери

Колокольня церкви Казанской иконы Божией Матери

Колокольня в 1858 г. перестроена заново.


«Святый Крест сей установлен в память новомучеников и исповедников Российских:сщмч. Константина Снятиновского, уроженца Борисо-Глебского погоста в Баглачево,
сщмч. Александра Орлова, с 1908 по 1938 гг. настоятеля сего храма,
свт. Афанасия исп., еп. Ковровского, совершавшего богослужения в храме сем».

Сщмч. Константин Снятиновский

Священномученик Константин Снятиновский (1867-1918) родился в семье диакона Петра Снятиновского, в 1887 году окончил Владимирскую Духовную семинарию. С 1889 года двадцать девять лет прослужил в храме святителя Петра в городе Переславле-Залесском Владимирской губернии.


Церковь Петра Митрополита. Фото нач. ХХ века

Церковь Петра Митрополита. Фото 2015 г.

Отец Константин женился на учительнице Надежде Антоновне, сироте. Добрые люди в приданое ей дали небольшой домик в три окошечка. Молодому священнику предстояло устраиваться на всю жизнь. Большое затруднение состояло в выборе места жительства. Оно должно было быть близко от храма. Церковь Митрополита Петра стояла в самом центре города. Однако, весь центр был плотно застроен. В нем жили богатые купцы в больших домах с усадьбами, а за центром шли торговые ряды, магазины, дома горожан. Свободно было за километры от храма. Но было одно место в центре города на Троицкой улице, которое было все еще свободно. Дело в том, что середина этой улицы была в низине, каждую весну в ней собирались все талые воды. По концам улицы стояли два прекрасных дома, а середина улицы пустовала. Никто не решался строиться на этом месте.
У отца Константина не было выхода, и он взял эту землю. Сколько же было вложено сил, трудов и забот для благоустройства этой земли, а насыпано земли и песка – немеряно! В результате дом был поставлен на осушенной территории, на каменном фундаменте. В этом доме отец Константин с семьей прожил тридцать лет, только пристроили две небольших комнаты и большую кухню.
В свое время отец Константин купил прилегающий к дому большой пустующий участок земли, благоустроил его и развел прекрасный сад. В Переславле это было редкостью, все больше огороды, картошечка. В саду были яблони многих сортов, малина, смородина, крыжовник. В дальнем углу сада росли два больших дуба и под ними цвели ландыши. Нашлось место и для гряд, и для сирени, черемухи, невеженской рябины, и для цветочной клумбы. В середине сада стояла крытая, кругом застекленная беседка, где отец Константин хранил пчеловодный инвентарь. В его пасеке было три улья. Около беседки росла большая старая яблоня, под ее кроной стояла скамейка, на которой отдыхали.
И был обычай. Как только поспевала малина, мама пекла пирог с малиной. Вечером выносили из дома стол, ставили около скамейки, накрывали белой скатертью и все домашние пили вечерний чай в саду с пирогом. Создавалось тихое праздничное настроение. Я очень любила наш сад. Летом была напасть от мальчишек-воришек, ведь это был единственный сад в округе.
Приход отца Константина был небогатый. В основном – это больница в одном конце города и «каморки» - в другом. Каморками называли в городе общежитие рабочих крупной прядильно-ткацкой фабрики. Само название говорит о бедной скученной жизни рабочих. Так оно и было. Это был беднейший район в городе. Известно, что при посещении каморок отец Константин оставлял там деньги на лекарства и похороны. Отец Константин был человеком высокой религиозности и добропорядочности. В своем приходе он пользовался почетом и уважением и был очень популярным священником в городе.
В начале XX века Переславль представлял собой значительный промышленный центр. В городе имелась крупная прядильно-ткацкая фабрика, фабрика медной утвари, три вышивальных фабрики, фабрика «Проводник» и ряд ремесленных предприятий. После февральской революции в Переславле был создан Совет рабочих депутатов. Во время войны были введены карточки на хлеб. Война продолжалась и нормы на хлеб все время уменьшались.
Наступил голодный 1918 год. Был март месяц. В городе создалась напряженная обстановка, так как среди рабочих начался голод. Они приступили к Совету, требуя хлеб.
Дальше приводятся события по воспоминаниям священника Елховского В.Е. из книги «Страницы истории России в летописи одного рода».
«Сегодня в Земской управе в шесть часов вечера назначено собрание относительно хлеба. У ворот Земства собралась толпа рабочих, человек в триста. Поджидали Соколова и других членов Совета. Наконец показался и Соколов. Его встретили отдельными возгласами: «Царь идет! Хлеб несет!» Заседание открылось в нижнем этаже. Собрание проходило в разгоряченной атмосфере. В прениях кто-то из рабочих стал кричать, угрожать и вот Соколов в страхе бросается в большое человеческого роста окно, выбивает оба стекла и выпрыгивает на улицу. Под окнами стояли еще человек сто молодежи. Соколов бросился бежать к Никольскому монастырю. За ним сначала побежали несколько человек, но скоро возвратились».
Совет расценил это, как бунт. Для подавления недовольства рабочих Совет решил ввести «красный террор» - вызвать страх убийством. Долго выбирали кандидатуру – это должен быть человек широко известный и уважаемый в городе. При обсуждении кандидатуры отца Константина кто-то сказал: «Дети у него все выросли, все на своих ногах». Об этом рассказали дочери отца Константина, люди, бывшие на этом собрании.
Выбор пал на отца Константина. Очевидно, что одной из причин такого выбора было желание наказать рабочих – зачинщиков из каморок, где отца Константина любили и уважали.
Когда красноармейцам города Переславля был дан приказ арестовать отца Константина и расстрелять его, то они, из уважения к нему, выполнять приказ отказались. В ту же ночь по телеграфу был вызван из г.Александрова отряд красногвардейцев. Отряд прибыл. Ими командовал некто Хахаев. И началась расправа.
Они пришли к дому отца Константина ночью. Постучали в окно, чтобы им открыли калитку во двор. Но сами перелезли через забор и постучали в дверь крыльца. Отец Константин вышел из дома и спросил, что им надо. Они требовали, чтобы он вышел к ним, иначе они сами войдут в дом. Отец Константин вернулся в дом, оделся и вышел к ним. Тотчас вышла и его дочь Александра Константиновна и стала их просить за отца. Они сказали, чтобы не мешала им, а то и ее могут пристрелить. Отец Константин сказал: «Зачем же ее-то стрелять!» И сам пошел за убийцами. Дом отца Константина находился в центре города и его повели на расстрел через весь город. Тело отца Константина убийцы привезли к больнице и бросили прямо в грязь. Когда его подняли, он был мертв. Были замечены штыковые раны на спине.
Известие о расстреле отца Константина произвело в городе ошеломительное действие. Расстрелян без суда!? Почему? За что? Вместо ожидаемого устрашения все население города было возмущено этим зверским убийством и возбуждено против Совета, который сам опасался расследования.
На похороны отца Константина пришел весь город, приехали даже священники Переславльского уезда. Он был похоронен около церкви Митрополита Петра, в которой прослужил тридцать лет, с восточной стороны, за алтарем.
Сведения о расстреле отца Константина Снятиновского поступили в Комиссию по гонениям на Русскую Православную Церковь при Священном Соборе. На заупокойной литургии, совершенной Святейшим Патриархом Тихоном в храме Московской Духовной семинарии 31 марта 1918 года (первая служба, посвященная новомученикам), был помянут и отец Константин Снятиновский.
В октябре 2001 года отец Константин канонизирован в числе новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Российской Православной Церкви (см. Собор Владимирских святых).
В июле месяце 2005 г. на месте захоронения священномученика Константина был установлен деревянный памятный крест, на котором помещена металлическая табличка с указанием основных дат его жизни и смерти. Памятник освящен архиепископом Ярославской епархии Кириллом.


Церковь Казанской иконы Божией Матери

Престолов в церкви три: в холодной во имя Казанской иконы Пресв. Богородицы, в теплой во имя св. Николая Чудотворца и св. благоверн. князей Бориса и Глеба.
Из святых икон достойна особенного внимания: икона Казанской Божией Матери древнего письма; в приходе она почитается за чудотворную. Затем сохранилось напрестольное Евангелие, печатанное при патриархе Никоне в 1657 г. (в нем положены особые евангельские чтения при таинстве елеосвящения, совершаемом над мужами, и особые при елеосвящении, совершаемом над женами). В церковной библиотеке имеется житие, наказания и поучения свят. Ефрема Сирина, изданные в 1647 г.; в церковном архиве сохранились храмозданная грамота епископа Владимирского Иеронима, данная в 1746 г., и храмоосвятительная епископа Павла от 1786 и 1790 гг.
Церковные документы хранятся в целости: копии метрических книг с 1800 г., исповедные росписи с 1829 г.
Земли при церкви: усадебной 1 дес. 2176 кв. саж., покосной 12 дес. 2395 кв. саж., пахотной удобной 20 дес., неудобной 9 дес. 1375 саж., под оврагами 5 дес. 1211 саж., под дорогами 2185 саж., всего 51 дес. 542 саж. Кроме того в пользу причта пожертвованы: пустошь Горки (плана па эту пустошь нет, приблизительно в ней 6 дес.), пустошь «Верушкино» (4 дес.), пустоши «Неверовка» и «Мордовка» (эти пустоши приложены в пользу причта и церкви).
Причта по штату положено: два священника, диакон и два псаломщика; содержание они получают: от служб и требоисправлений до 1100 руб., процентов с капитала, положенного в пользу причта, 139 руб., с пустошей, отдаваемых в аренду, 41 руб., от земли 80 руб., от хлебного сбора 180 руб. и поручного дохода 80 руб., а всего около 1620 руб. в год. Дома у причта собственные, на церковной земле.
Приход состоит из деревень: Конюшни (1 верста от церкви), Улыбышева (2 вер.), Верхней Занины, Малахова (3 вер), Ваневки (3 вер.), Нижней Занины (3 вер.), Черепова (5 вор.), Богдановки (6 вер.), Головина (7 вер.), Михалева (7 вер.), Алферова (8 вер.), Рогова (8 вер.), Окулова (5 вер.), сельца Неврюева (5 вер.), сельца Кадыева (1 вер.), Якушева (1 вер.), Кадыева, Подольского (2 вер.), Копаева (2 гер.), Гридина, Прокупина (3 вер.), Керпчиной, Крастелей (4 вер.), Федурнова, Михеева (5 пер.), Лопухина, Луговской (6 пер.), Буланова (7 пер.), Крюкова (8 пер.), Осеева (10 вер.), Вошелова (10 вер.) и Раменья (15 вер.). Препятствий к сообщению с церковью нет. Всего в приходе по мировым ведомостям числится 1898 душ муле, пола и 2183 души жен. пола, из них раскольников преимущественно толка поповщинского 343 души.

После революции из храма в 1922 году были изъяты ценности. В 1920-е годы в храм приезжал служить иеромонах Афанасий (Сахаров), будущий святитель. В 1927 году был репрессирован приходской священник А. И. Софийский. Затем в 1930 году был первый раз арестован священник Александр (Орлов), а затем повторно — в 1938 году. Богослужения в храме продолжались до 1939 года. Но храм был уже без колоколов, которые были сброшены в 30-е годы.
Звон самого большого колокола, по свидетельству жителей села, в своё время был слышен даже во Владимире. Храм окончательно закрыли в 1940-41 годах.
В 1980-х-90-х годах в этом исчезающем с карт селе стояла полуразрушенная церковь, не находившаяся на учёте органов охраны памятников. Ситуация изменилась, когда кроме строительства дач в этом месте нашлись средства и подвижники возродить церковь.
Первое богослужение в храме состоялось на Пасху 1996 года.


Св. ворота церковной ограды

Храм был частично реставрирован и ныне является действующим. Рядом с церковью действующее кладбище.
Храм Казанской иконы Божией Матери в августе 2009 г. включен в состав новообразованного Радужного благочиния.


Православная библиотека в с. Борисоглеб

15 мая 2012 г., в день перенесения мощей блгв. Князей Российских Бориса и Глеба, был совершен чин освящения престола. Службу возглавил Архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий. Настоятель Храма отец Олег (Рябышев) в своей проповеди рассказал о Святых благоверных князьях-страстотерпцах Борисе и Глебе, которые были вероломно убиты своим братом Святополком. Жизнь святых страстотерпцев была принесена в жертву основному христианскому доброделанию — любви. «Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец» (1 Ин. 4, 20). Святые братья сделали то, что было еще ново и непонятно для языческой Руси, привыкшей к кровной мести — они показали, что за зло нельзя воздавать злом, даже под угрозой смерти. «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф. 10, 28). Святые мученики Борис и Глеб отдали жизнь ради соблюдения послушания, на котором зиждется духовная жизнь человека и вообще всякая жизнь в обществе. «Видите ли, братия, — замечает преподобный Нестор Летописец, — как высока покорность старшему брату? Если бы они противились, то едва ли бы сподобились такого дара от Бога. Много ныне юных князей, которые не покоряются старшим и за сопротивление им бывают убиваемы. Но они не уподобляются благодати, какой удостоились сии святые». Отец Олег в проповеди сделал акцент на кротости и смирении этих святых, качествам которым нам – современным людям стоит учиться. Особенным является ещё то, что один из святых братьев – Глеб непосредственно относится к нашему краю, поскольку управлял Муромским уделом.
В честь праздника Владыка Евлогий преподнес Храму Казанскую икону Божией Матери.
Во время литургии Владыка совершил ещё чин рукоположения во иереи диакона Александра Андриянова, который свой духовный путь начинал как раз в этом храме. Так же за многие труды во славу Святой Церкви была награждена крестом монахиня Варвара (Скобелкина), настоятельница Свято-Казанской обители г. Радужный.
В заключение службы ко всем прихожанам обратился благочинный отец Герман (Сергеев). Он призвал каждого стремиться к «главным христианским добродетелям: кротости и смирению как Спаситель наш, который говорит про себя: «Азъ есмь кроток и смирен сердцем». Все наши добрые дела, которые мы делаем в этом мире, должны вести только к одной цели – чтобы мы с вами были похожи на Бога, стали Богоподобными существами и стали кроткими и смиренными, как Сам наш Господь Иисус Христос».


Вид гор. Владимира из с. Борисоглеб

Деревня Якушево


Озеро Якушевское. Вид на с. Борисоглеб

Озеро Якушевское. Вид на д. Якушево

Якушево – деревня в Судогодском районе. Входит в состав Вяткинского сельского поселения. Численность населения в 2010 году – 1 муж. и 2 жен., всего 3 чел.
Село Погребищи
Судогодский район.

Copyright © 2017 Любовь безусловная


Категория: Судогда | Добавил: Jupiter (15.04.2017)
Просмотров: 272 | Теги: Судогодский район | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика