Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
18.10.2021
14:03
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1407]
Суздаль [431]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [448]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [237]
Судогодский район [108]
Москва [42]
Петушки [156]
Гусь [167]
Вязники [315]
Камешково [105]
Ковров [398]
Гороховец [125]
Александров [273]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [152]
Промышленность [93]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [55]
Муромские поэты [5]
художники [34]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1882]
архитекторы [8]
краеведение [51]
Отечественная война [255]
архив [6]
обряды [20]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [30]
Оргтруд [26]

Статистика

Онлайн всего: 34
Гостей: 34
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Суздаль и его округа в Х-ХV вв. Часть 2

Суздаль и его округа в Х-ХV вв.
Часть 2

Глава 6
Материальная культура города

В первую очередь это относится к вопросам домостроительства, развития ремесла и торговли. Соответственно глава делится на три раздела. В разделе о домостроительстве подводятся итоги изучения жилых и хозяйственных построек, открытых всеми археологическими раскопками. С самого основания укрепленного поселения жилая застройка Суздаля состояла из срубных наземных домов, рубленных "в обло", с печами-каменками или глинобитными печами. Характерной особенностью таких домов являлось подполье различной глубины и конфигурации. Размеры домов колебались, в среднем, от 16 до 20 кв. м. (4 х 4,5 м.), однако зафиксированы жилища размерами 8 х 8 м. и более. Печи чаще размещались в одном из углов, противоположных входу, однако отмечены случаи расположения печи в середине дома. Конструктивной особенностью жилищ XI в., исследованных на усадьбах "А" и "Б" в северо-восточной части кремля, является их хоромность, т.е. соединение нескольких жилищ в единое целое с внутренними переходами. Зафиксирована также трехчленная связь: изба - сени - клеть с входом через сени. Планировка исследованного участка носила приречно-рядовой характер, при котором дома фасадами были обращены к реке, а входы в них были с противоположной стороны.
Наземные срубные постройки оставались основным типом жилищ суздалян и в последующие века (ХII-ХV вв.). Однако о первой половины XII в. наблюдается появление полуземляночных жилищ южнорусского типа. Одна полуземлянка открыта в северо-восточной части кремля, 11 полуземлянок - в раскопках А.Ф. Дубынина в центральной части кремля, 4 полуземлянки - в окольном городе и 1 - на территории Дмитриевского монастыря. Полуземлянки имеют квадратную форму со сторонами от 3 де 5 м. и углублены в землю на 0,8-1,5 м. Деревянные конструкции стен делались или в виде впущенного сруба или горизонтально лежащих плах, концы которых упирались в пазы вертикальных столбов по углам. Изредка встречаются и конструкции из вертикальных, часто поставленных столбов. Печи в полуземлянках чаще были глинобитные квадратные, но дважды встречены и круглые; расположены они большей частью в углу жилища, но в двух случаях - в середине.
Жилища полуземляночного типа скорей всего появились в Суздале в результате переселения на север жителей юга Руси. Известна поощрительная политика князей Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского в привлечении на северо-восток южнорусских ремесленников, крестьян, воинов. Постепенно, принесенные переселенцами традиции домостроительства нивелировались и возобладала традиция, присущая лесной зоне строительства наземных срубных жилищ.
Следует отметить, что жилища в центре кремля располагались вдоль улицы уступами так, что выступающему от красной линии улицы дому соответствовал отступающий от линии улицы дом напротив. Делалось это потому, что волоковые окна домов находились в боковой их части и из такого окна была видна улица на всю её длину. Подобный способ строительства домов отмечен этнографами в деревнях Владимирской губ. еще в XIХ в.
Второй раздел главы посвящен развитию ремесла в Суздале. Уровень развития ремесла является ярким показателем экономической жизни любого города. В Суздале среди княжеских ремесленников летопись отмечает под 1194 г. специалистов по покрытию оловом храма Богородицы и других мастеров: "иже не ища мастеровъ от немець но налезе мастеры от клевретъ святое Богородицы и своих, иных олову льяти, иных крыти, иных известью белиты" (ПСРЛ, т. I, с. 411). Местное производство кирпича - плинфы было зафиксировано раскопками А.Д. Варганова у Александровского монастыря, открывшего обжигательную печь для его изготовления. Им же была раскопана в кремле обжигательная печь для изготовления строительной извести. Таким образом, свидетельства летописи документально были подтверждены археологическими раскопками.
На территории Дмитриевского монастыря был обследован металлургический комплекс - домница и кузница. Следы меднолитейного и ювелирного ремесла были неоднократно обнаружены как на территории кремля так и посада. Так, на усадьбе "А" в кремле, в слое XI в. зафиксировано существование двух мастерских. Находки железных криц, ошлаковавшихся тиглей, кузнечных клещей в доме-мастерской говорят о медеплавильном и кузнечном ремесле. А находки тиглей, льячек, литейных форм, клещей, кусочков и капель меди - о медно-литейном и ювелирном.
Всего открыто семь меднолитейных и ювелирных мастерских. Из них пять расположено на территории кремля и две - на территории посада. При этом к XI в. относятся 3 мастерские, к ХII - нач. XIII в, - четыре. Мастерские XIV-ХV вз. не обнаружены. Кроме меднолитейных мастерских зафиксированы и две мастерские ремесленников-костерезов, датирующиеся концом ХII - первой половиной ХIII в. К этому же времени относятся и остатки мастерской по обработке камня - изготовлению пряслиц из розового шифера. Последняя находка (куски шифера и полуфабрикаты пряслиц) в какой-то степени меняет устоявшееся мнение о том, что все пряслица из розового шифера изготовлялась на Волыни и оттуда развозились торговцами по всей Руси. По-видимому, часть их изготовлялась на место из привозного материала.
Все ремесленные мастерские располагались на усадьбах, принадлежавших богатым землевладельцам-феодалам. Следовательно, все вышеперечисленные ремесленники разных профессий были феодально-зависимыми людьми, и обслуживали нужды большого коллектива феодальной усадьбы и в первую очередь её хозяина.
Собранная в результате раскопок большая вещевая коллекция дает наглядное представление об ассортименте ремесленной продукции. Среди кузнечной продукции это такие категории как инвентарь ремесленников, предметы оружия и снаряжения всадника и коня, предметы домашней утвари, сельского хозяйства и промыслов, а также предметы костюма.
Результаты металлографического анализа коллекции показали, что суздальские кузнецы владели такими технологиями как изготовление стали с последующей термической закалкой, причем термически обработанные изделия среди стальных составляют здесь 93%. Обращает на себя внимание факт широкого применения сварной технологии (61%) - вварка стали в железную основу, торцовая и косая наварка на железную основу, сварка из нескольких полос. Появление трехслойной технологии в Суздале можно объяснить приходом в Х-ХІ вв. нового населения с северо-запада, принесшего с собой свои традиции обработки черного металла. Оценивая в целом уровень технического развития железообрабатывающего ремесла, можно констатировать высокий профессионализм во владении техникой кузнечного производства. По техническим достижениям и использованию прогрессивных технологий Суздальская земля опережала южнорусские земли.
Изделия из цветных металлов также составляют представительную коллекцию. Это, в основном, украшения: височные кольца, привески к ожерелью, иконки и кресты, браслеты, перстни, пряжки, фибулы и др. Среди этноопределяющих украшений - височные кольца вятичей и кривичей; финноугорские, мерянские бляхи, подвески и сюльгамы; скандинавские фибулы и бляхи. Все эти изделия свидетельствуют о полиэтничности города, начиная с самых ранних этапов его развития. Некоторые изделия (криновидная подвеска, подвеска с древом жизни и др.) говорят об усвоении городскими ремесленниками форм украшений, характерных для феодальной верхушки и известных по кладам XI-XIII вв. Находка поясной накладки с литейными заусеницами, но покрытой позолотой, говорит о местном её изготовлении и о том, что традиция ртутного золочения, примененная на суздальских "златых вратах", широко бытовала и на рядовых изделиях ремесленников. Это служит косвенным подтверждением местного суздальского изготовления и самих "золотых врат". К ХIII в. складывается местная иконография медного литья.
Продукция косторезов представлена многочисленными находками гребней, рукояток ножей, булавок, проколок, накладок и пр. Многие образцы изделий костерезного ремесла отличаются декоративностью и художественностью исполнения.
Следов собственного стеклодельного производства в Суздале не зафиксировано. В ранних слоях Х-ХІ вв. все изделия из стекла носят привозной характер. Возможно, о простейших поделках из стекла свидетельствует находка полуфабриката стекольного производства, так называемая "гладилка", обнаруженная в слое засыпки рвов детинца (нач. XI в.). В слоях ХII-ХIII вв. обнаружено большое количество стеклянных браслетов и бус, рецептура изготовления которых присуща всей продукции стекольщиков Владимиро-Суздальской земли. То есть местное производство стекла к середине ХII в. уже сложилось, но было оно сосредоточено, скорей всего, во Владимире, а не в Суздале. Наиболее же многочисленной продукцией ремесленников были изделия гончаров, в огромных количествах встречающиеся в напластованиях всех веков.

Предметами вывоза из Владимиро-Суздальской Руси традиционно считаются мед, воск, драгоценные меха, древесина и льняные ткани. Последние особенно ценились на Востоке (в Индии, арабских странах, Иране и др.). По Волге, при посредничестве Болгарии, в Суздальскую землю поступали предметы роскоши: шелковые и хлопчатобумажные ткани, золотные нити, драгоценные камни, жемчуг, серебро в монетах и изделиях, стеклянная и поливная посуда, стеклянные бусы, пряности, ковры, нефть и пр. Владимиро-Суздальская Русь полностью контролировала северный отрезок великого Волжского пути.
К числу древнейших находок восточного происхождения, найденных в Суздале и датирующихся Х-ХІ вв., относятся фрагменты болгарской краснолощеной керамики. Три целых сосуда (кувшин и горшки с ручками) найдены вместе с поливным полихромным кувшином с арабской надписью "Аллах-опора" в жилище рубежа ХII-ХIII вв. Встречена болгарская керамика и в более поздних слоях. Импортом из Ирана являются фрагменты тонкостенной поливной посуды, изготовленной в технике "рисового зерна", а также посуды с росписью кобальтом и с голубо-бирюзовой глазурью. Из Индии, Средней Азии и с Кавказа волжским путем поступали каменные бусы (сердоликовые, хрустальные, аметистовые, халцедоновые, коралловые), в изобилии найденные в предмонгольских слоях Суздаля, особенно на усадьбах XI в. Но после татаро-монгольского нашествия изделия эти выходят из употребления. То же самое можно сказать о шелковых тканях иранского и среднеазиатского происхождения, обнаруженных в курганном некрополе Суздаля.
К послемонгольскому времени из привозных восточных изделий следует отнести находки золотоордынских монет, среди которых монета Узбека (1317 г.), Джанибека (сер. ХІV в.), подражание монете Насра ибн Ахмеда и др. Найдены и 2 костяные лопаточки для взвешивания монет. Значительно количество находок золотоордынской посуды с бирюзовой поливой и толстостенных сосудов с темно-синей поливой и надглазурной белой росписью, а также кашинных бус. Косвенным свидетельством существования сухопутных караванных путей является находка в кремле Суздаля кости двугорбого верблюда.
К южному импорту относятся товары, поступавшие из Византии, Крыма, Сирии и Египта. В первую очередь это относится к шелковым и золототканым изделиям, обнаруживаемым в курганных захоронениях. Высоко ценились и произведения византийской глиптики, резьбы по драгоценным камням, которую не знала Древняя Русь. В собрании Владимиро-Суздальского музея-заповедника хранятся нагрудные иконки из суздальских монастырей - св. Георгий (IX в.), вырезанный на агате, св. Никола - на сапфире, св. Георгий - на жадеите (XI-ХII вв.) и Архангел Михаил (ХІV в.) на стеатите. Из Византии и Сирии привезены многие стеклянные изделия: золотостеклянные, синие и зеленые зонные, ягодовидные, бусы, рубленый бисер, перстни, браслеты, кубки. Редким видом изделий из стекла являются шаровидные пуговицы с бронзовыми ушками, около десятка которых найдено в Суздале. С юга же поступала тара для жидких товаров (вина, масла, нефти) - амфоры, многочисленные фрагменты которых найдены в слоях XI-XIII вв. Найдена и монета-фолис византийского императора Романа I (931-941 гг.). Традиционны были связи Суздаля и Суздальской земли со странами Западной Европы и Прибалтики. Из Прибалтики поступал янтарь как в изделиях, так и в сырье. Янтарные бусы, крестики, обломок иконки, находимые в слоях XI-ХIII вв.,- яркое тому подтверждение. В "Рижской долговой книге” в записях 1286 г. упоминается немецкий купец Любберт из Суздаля, а в записи 1287 г. говорится о том, что купец Николай Волк ездил в Суздальскую землю. Отголоском таких связей служат находки западноевропейского происхождения в культурном слое Суздаля. Так, на усадьбах "А” и ”Б" в слое XI в. обнаружено два денария, чеканенных во Фризии и в Майнце, а также два подражания им. Любопытна находка костяной накладки на ларец с изображением замка, происходящая, по-видимому, из кельнских костерезных мастерских ХIII в. Западноевропейского же происхождения костяная шахматная фигурка, бронзовая копоушка, изображающая музыканта, играющего на лютне, две бронзовые накладки с изображением драконов, причем на одной из них драконы тянутся к голове мужчины, увенчанного трехзубчатой короной. Последняя находка датируется ХІV - нач. ХV вв., причем в одном комплексе с ней найден фрагмент витражного стекла. Еще три аналогичных фрагмента витражей не поддаются датировке, но все они свидетельствуют о знакомстве Суздаля с романской и готической традицией украшения интерьере храмов. В свое время в Рождественском соборе хранилась бронзовая дарохранительница в форме голубя, украшенная знаменитыми выемчатыми эмалями лиможской работы. Оттуда же происходят шесть бронзовых фигурок львов (ХІV-ХV вв.), служивших основаниями подсвечников. Среди тканей, найденных в некрополе Суздаля, есть фрагменты знаменитых испанских шелковых тканей с золотым узором. Так что свидетельство летописи о том, что «гость приходил из Цареграда и от иных стран из Русской земли и от Латинян, и до всего крестьянства» (ПСРЛ, т. II. с. 591) не является преувеличением, археологические находки это подтверждают.
Внутренняя торговля также улавливается археологически. Из "Русской земли", т.е. из Киевского Поднепровья, поступали в Суздальскую землю изделия из стекла: бусы, посуда, оконницы. Многочисленные шиферные пряслица привозились на Северо-Восток оттуда же. Предметы христианского культа, такие как кресты-складни, вывозились из Киева, где было налажено их производство.
Постоянным партнером, посредником и в то же время соперником в торговле Владимиро-Суздальской земли выступал Новгород. Свидетельство этому находим в новгородских грамотах уже с рубежа XI-ХII вв. Так, в надписи на куске свинца говорится о торговой сделке новгородцев и суздальца Ходутинича. В берестяной грамоте № 439 рубежа ХII-ХIII вв. говорится о продаже олова, свинца и "клепание все" и о том, что после продажи "не надо ехать в Суздаль". В грамоте № 675 также рубежа ХII-ХIII вв. упоминаются Киев, Луки и Суздаль как пункты торговли новгородского купца. В договоре 1270 г. говорится о праве новгородцев торговать в Суздальской земле: «А гости нашему гостити по Суждальской земли без рубежа» (ГВНП № 3). Из Новгорода в Суздаль поступали цветные металлы, янтарь, иные предметы западноевропейского импорта. Из Суздальской земли в Новгород - зерно, мед, воск, пушнина и предметы восточного импорта, поступавшие Волжским путем при посредничестве Болгарии. Расположенная на удобных торговых путях, Суздальская земля не только сама вела значительную торговлю, но и выступала посредником в международной торговле.

Четвертый раздел главы поднимает вопрос о роли сельского хозяйства и промыслов в жизни города и его округи. Земледелие здесь было развитой отраслью хозяйства, знакомой с большим количеством культур. Из 39 образцов зерна XI-ХIII вв., найденных в жилищах, погибших от пожара, наибольшее количество относится к культуре озимой ржи. Второй культурой была пшеница, затем по количеству зерен в образцах идут овес, ячмень, горох, конопля, просо, лен. По найденным среди зерен ржи семенам сорняков удается вычислить коэффициент засоренности образцов. Материалы Суздаля дают коэффициент в пределах 0,001-0,016. Такое количество сорняков могло содержаться в зерне, собранном с полей, где применялась паровая система земледелия с формой ранних паров. О паренине говорится также в двух документах (1462 и 1503 гг.), относящихся к Суздальскому уезду. Судя по найденным серпам, сбор зерновых являлся неотъемлемой частью трудовой деятельности горожан. Находки досок жерновов свидетельствуют о домашней обработке зерен в муку и крупу.
О стойловом содержании скота можно судить по находкам кос-горбуш, служивших для заготовки сена.
Огородничество фиксируется находками семян огурцов и железной оковки деревянной лопаты; рыболовство - находками рыболовных крючков и грузил от сетей; охота - по находкам специализированных костяных и железных наконечников стрел на пушного зверя, бортничество - находкой медорезки. В двух случаях на городских усадьбах ХII в. выделялись участки земли со следами развитой корневой системы. Скорей всего, это остатки садов, расположенных один - в кремле, а другой - на посаде. Таким образом результаты археологических исследований дают представление о материальной культуре средневекового города во всем его многообразии.

Глава 7
Духовная культура Суздаля

Вопрос о времени принятия христианства здесь остается не вполне ясным. Поздние летописные свода относят это событие к 988-993 гг. и вполне достоверно, что сведения эти восходят к источникам домонгольского происхождения. Археологическим подтверждением ранней даты принятия христианства служат материалы суздальского некрополя, а также находки сирийских энколпионов ранней формы Х-ХІ вв. во Владимирских курганах и с. Весь. Окончательная христианизация края протекала на протяжении всего XI в. Во всяком случае, в конце XI в. известен в Суздале древнейший на Северо-Востоке Руси Дмитриевский монастырь, а в первые годы ХП в. здесь строится первый каменный храм, а также, возможно, и храм в с. Кидекша. Во всяком случае к XI в. безусловно относятся такие предметы христианского культа как змеевик и крестики-тельники с усадьбы "А", а также крестики "скандинавского" типа с посаде. К первой половине ХII в. относится и начало сложения местной иконографии в произведениях прикладного искусства. Так, была создана целая серия привесок-иконок с изображением сцены Успения Богоматери, прототипом которых явилась актовая синцовая печать с аналогичным изображением, принадлежавшая, возможно, епископу Ефрему - основателю и строителю первого суздальского монастыря и собора, ближайшему "сподвижнику Владимира Мономаха.
Еще одна серия привесок-иконок, получившая распространение во всей Владимиро-Суздальской Руси, несет изображение парных святых. Один экземпляр такой иконки найден и в Суздале. Формы крестов-тельников и энколпионов, во множестве найденных во всех слоях города, носят общерусский характер.
Христианское вероучение в начальный период с трудом проникало в народные массы, свидетельством чему явилось волна восстаний, прокатившаяся в XI в. по всей Северо-Восточной Руси. Уже само первое упоминание Суздаля на страницах летописи связано с рассказом о восстании языческих жрецов-волхвов. Несмотря на жестокую расправу с восставшими Ярослава Мудрого, пережитки языческих верований еще долго сохранялись в народе. Языческие капища сохранялись в Суздальской земле еще в конце XI в. (судя по сведениям жития епископа Исайи). В топографии города улавливается языческая обрядность. Так, по преданиям, напротив детинца, на правом берегу р. Каменки на месте ц. св. Ильи Пророка, возможно, находилось капище Перуна, а на Всполье у ц. Иоанна Златоуста - капище Купалы. Устойчивость языческих верований у средневекового населения прослеживается на материалах курганного некрополя, где захоронения по обряду трупоположения в яме, головой на запад, почти без инвентаря - это свидетельство христианизации, а само сооружение курганных насыпей, частичное сожжение усопших, следы тризны - свидетельство пережитков языческих представлений. Ярким примером пережитков языческого мировоззрения являются остатки "строительных жертв” - т.е. принесения в жертву при сооружении какой-либо постройки священного животного. Такие жертвоприношения в виде головы лошади зафиксированы при сооружении внутривальных конструкций Окольного города и около десяти раз - при строительстве жилых домов, особенно в XI-XII вв. К ХIII в. эта традиция в быту горожан исчезает.
Для характеристики идеологических представлений интерес представляют такие предметы языческого культа, как скульптурное изображение бога Перуна, привески-обереги в виде ложечек, топорика, коньков, петушков, шумящих привесок, лунниц, а также когтей и зубов медведей, бобровых пяточных костей и кабаньих клыков. Примером синкретизма представлений являются находки трех амулетов-змеевиков, на лицевой стороне которых помещены христианские изображения св. Геогия, Архангела Михаила и Распятия, а на оборотной - голова Медузы Горгоны с отходящими от нее змеиными туловищами. Употреблялись змеевики как обереги от различных болезней и иных напастей, но ношение их и заклинания, связанные с ними, преcледовались христианской церковью. Таким образом, удается проследить устойчивость языческих представлений не связанных с ними, ритуальных действий и атрибутов на протяжении длительного исторического периода, а также уловить проявление синтеза языческих и христианских верований в культуре средневекового Суздаля.
Свидетельством развития духовной культуры народа является распространение грамотности. Суздаль в этом отношении был безусловным очагом культуры. Здесь велись летописные записи в первой половине ХII в. и в 20-х годах XIII в. Многие предметы прикладного искусства снабжены надписями, свидетельствующими о грамотности их изготовителей. Это знаменитые "Суздальские златые врата" - западные и южные двери в Рождественский собор; это и Суздальский змеевик, изготовленный в конце XII в. (1189 г.) по заказу жены Всеволода III Большое Гнездо, Марии Шваровны; это и белокаменная плита в кладке Рождественского собора с надписью "похвалы кресту"; это и медальон с перегородчатыми эмалями с изображением Христа и надписью "азъ есме свѣт". Надписями снабжены две каменные иконки ХIII в. с изображениями св. Пантелеймона и св. Тимофея и еще ряд предметов ХIII-ХV вв. Особый интерес представляют предметы с надписями, обнаруженные в культурном слое, ибо они ярче всего говорят о распространении грамотности среди городского населения. В слое XI в. на усадьбе "А" были найдены три предмета с надписями. Это каменная литейная форма с руническими знаками, и амфора и деревянный сосуд, с надписями исполненными кириллицей. Тут же была обнаружена актовая вислая печать с греческой надписью, подвешивавшаяся к несохранившемуся пергаменному документу. Эти надписи являются древнейшими в Суздале и говорят о широких международных связях хозяина усадьбы и принадлежности его к верхушке феодальной знати.
Находки еще двух актовых печатей относятся к ХII в. Одна из них с изображением Богоматери "Знамение" и св. Феодосия с подписью, а другая с изображением святых воинов Дмитрия и Георгия и соответствующими подписями. Последняя печать принадлежала, по-видимому, Всеволоду Большое Гнездо.
Памятниками вещевой эпиграфики являются два пряслица из розового шифера о надписью "се престл" (ХIII в.), найденное в кремле и с надписью "НлИА", обнаруженное на селище у с. Весь (ХIII в.). Последнее служит интересным свидетельством проникновения письменной культуры в сельскую среду.
Видимо, ХIII-ХІV вв. следует датировать граффити из Рождественского собора, процарапанные в диаконнике поверх фресковой росписи 1230-1233 гг. Имеются еще фрагменты фресок с процарапанными буквами и словами, датировать которые можно XI в. Обнаружены и орудия письма на бересте и вощеных дощечках-писала; их найдено около двух десятков.
Эпиграфический материал позволяет расширить общее представление о развитии письменной культуры в Суздальской земле, с большей конкретностью судить о развитии грамотности в городской среде.

Глава 8
Памятники ближайшей суздальской округи

Изучение сельской округи находится пока еще в начальной стадии. Расположенное в междуречье левых притоков р. Клязьмы - Нерли и Колокши Суздальско-Юрьевское ополье занимает площадь примерно 40 х 80 км. Плодородные почвы в сочетании с разветвленной речной сетью создавали благоприятные условия для концентрации здесь значительных масс сельского населения. Во второй половине I тыс. н.э. в Ополье известны городища и селища, принадлежавшие культуре мерян и датирующиеся VI-Х вв. н.э. Это городища Теньково, Петрово, Лазарево, Выжегша, Малодавыдовское, Якиманское, Горицы и селища Кистыш, Янево, Кибол-І, Кидекша, Сунгирь, Владимир, "Кузелка", "Курмыш" и, по-видимому, Суздаль. Раскопки проводились на городищах Выжегша и Малодавыдовское и селищах Сунгирь и Кибол-І. Раскопки селища Кибол-І (рук. В.А. Лапшин) вскрыли площадь 156 кв. м. и дали хорошо датирующийся вещевой и керамический комплекс VI-VIII вв. н.э. Пока это единственный дославянский памятник, исследованный в ближайшей округе Суздаля. Остальные памятники относятся к культуре славян. Среди них древнейшим можно признать селище на Михайловой стороне, открытое под курганными насыпями суздальского некрополя. Формы лепной посуды, обнаруженной здесь, находят параллели среди древностей Северо-Запада Руси (Изборск, Камно и др.), что свидетельствует о притоке в начале X в. части населения в Ополье из Псковско-Новгородского региона.

Массовые раскопки курганов в Суздальском ополье, произведенные гр. А.С. Уваровым в сер. XIХ в., позволили с достаточной степенью вероятности наметить топографию размещения древнерусского населения. В радиусе 15 км. от Суздаля находилось 40 раскопанных могильников, судя по материалам которых славяне начали заселять эту территорию во второй четверти X в. (В.А. Лапшин). Могильники первой группы с кремацией и ингумацией (Васильки, Весь, Гнездилово, Сельцо, Торки, Новоселки) датируются Х-ХІ вв. Ко второй группе относится большая часть суздальских курганов (30 могильников с 850 насыпями) о безынвентарными ингумациями ХII - нач. ХIII в.
Основываясь на датировке курганов, нами были намечены пункты для изучения наиболее ранних синхронных Суздалю сельских поселений – селищ. Это селища у с. Васильково, Весь, Гнездилово, Новоселки (курганы и селище), Михайлова сторона (курганы и селище).
Селище у с. Васильково, площадью 4 га, расположено вдоль оврага на коренном, правом берегу р. Нерль в 15 км. к юго-востоку от Суздаля. Вскрыто 216 кв. м. площади (рук. Т.Ф. Мухина), причем низкий горизонт датируется X в. Керамика, в основном, лепная, грубая, в форме банок. Большое количество столбовых ям, углубленная в землю постройка площадью 16 кв. м., гончарная керамика XI-ХII вв., встречающаяся в слое, находки фрагментов амфор, бус, перстновидного кольца - все это позволяет считать, что и в XI-ХII вв. селище энергично застраивалось. Однако соотношение материала с селища с материалом из курганных групп показывает, что демографический расцвет поселения приходится на вторую половину X в. - нач. XI в. В конце XI в. вблизи старого селища возникает небольшая деревня ХII-ХIII вв. Объяснение "городскому" характеру части инвентаря могильника и селища, а также особенностям керамического комплекса селища, указывающим, по-видимому, на какой-то приток населения из западно-русских земель, следует искать в своеобразии географического положения Васильковского поселения на южной границе древнейшего ядра Ростово-Суздальской земли, контролируемой княжеской властью. Возможно, здесь размещалась часть дружины. В ХІV-ХV вв. Васильково, судя по актам, принадлежало князьям суздальского дома, затем было передано ими Спасо-Евфимиевскому монастырю.
Селище Весь располагается на мысу при слиянии рек Кестры и Ирмезь - правого притока р. Нерль в 10 км. к северу от Суздаля. Площадь селища около 3 га, раскопками вскрыто около 1 тыс. кв. м. (рук. Н.Н. Мошенина). Обнаружены наземные жилица площадью 20-30 кв. м. с печами-каменками в одном из углов. Постройки располагались уступчатыми рядами, расстояние между которыми (около 4 м.) составляло ширину улицы. Обращает на себя внимание обилие и богатство инвентаря в постройках. Кроме наземных построек одновременно существовали постройки, углубленные в землю. Среди находок следует отметить большое количество бытовых предметов, особенно орудий ткацкого, швейного и кожевенного ремесла. Из оружия - наконечники стрел, стремя. Интерес представляет костяная проколка с процарапанным изображением меча. Среди украшений - трехбусинные и браслетообразные височные кольца, перстни, браслеты, фибулы. Особый интерес вызывают находки сирийского энколпиона Х-ХІ вв., монеты Кнута Великого (1016-1035 гг.), янтарной подвески в форма молоточка Тора, большого количества амулетов, пряслица с надписью. Весь этот неординарный инвентарь находит параллели в материалах курганного могильника, самого богатого среди раскопанных А.С. Уваровым в Суздальском ополье. В курганах были найдены золотые украшения, клад из 22 серебряных монет, византийская поливная чаша, предметы вооружения (наконечники копий и стрел), скандинавские фибулы, крестник "скандинавского" типа, трехбусинные узелковые височные кольца и др. Монеты датировали могильник от 947 до 1016 гг. Наличие оружия и скандинавских изделий говорит о присутствии среди населения представителей дружины. Поселение, по-видимому, возникло в последней четверти X в. и прекратило существование в первой половине XIII., возможно, в результате татаро-монгольского нашествия. Новое поселение переместилось вниз по р. Ирмези. Во всяком случае из грамоты конца ХІV в. ясно, что с. Весь принадлежало потомкам Александра Невского и было передано ими на помин души князя Александра Рождественскому монастырю во Владимире.
Селище Гнездилово расположено в 5 км. к юго-западу от Суздаля, на обоих берегах пересохшей здесь р. Мжары, правого притока р. Каменки. Площадь его 7 га, раскопками вскрыта 1 тыс. кв. м. (рук. B.A. Лапшин). Выявлены остатки наземных сооружений, имевших столбовую конструкцию и отопительные устройства из камней. Постройки по комплексам находок можно датировать Х-ХІ вв. Керамика, в основном, лепная. На основании керамики и находок можно сделать вывод о том, что помимо славян, здесь жили финно-угры при численном преобладании первых. Некоторые предметы носят скандинавский характер (например, привеска в стало Вогге). Недалеко от селища располагался курганный могильник из 2-х групп. Среди вещей - наконечники стрел, боевые топоры, удила, привеска-дирхем 900 г. В богатом погребении № 18 найдена золотая серьга, шелковая ткань, серебряные браслет, перстни, крест. Время бытования могильника X - нач. ХII вв.
Курганы и селище у с. Новоселки расположены на правом берегу р. Каменки, при ее впадении в р. Нерль, в 5 км. к востоку от Суздаля. Раскопано около 80 погребений и около 80 кв. м. площади селища (рук. М.А. Сабурова). Погребения под курганными насыпями диаметром 6-9 м. совершались по обряду ингумации в ямах глубиной от 5 до 95 см. В каждом кургане зафиксировано от 2 до 10 погребений, что позволяет видеть в такой насыпи семейное кладбище. Сами курганы располагались двумя отдельными группами. Группа I, судя по находкам каменных и стеклянных бус, может быть датирована рубежом Х-ХІ в, - кон. XI в. Среди инвентаря односторонние гребни, накладки на пояс, пряжки, мешочек с плодами сливы и вишен, гирькой и обрезком денария XI в., боевой топор-чекан, круглая серебряная привеска со сканно-зерненым узором, лунницы широкорогие, браслет железный звериноголовый, гривна железная, однобусинное золоченое височное кольцо о зернью, трехбусинные филигранные височные кольца и другие предметы, хорошо известные среди дружинных древностей и кладов, содержавших изделия княжеско-дружинного характера Х-ХІ вв. Лепная посуда, сопровождавшая погребенных, относится к нескольким типам: низкие приземистые горшки баночных форм поволжско-финского облика, слабопрофилированные удлиненные сосуды, характерны для северо-запада Руси, сосуды с выделенным поддоном и др. То есть присутствует посуда как славянского, так и финно-угорского происхождения. В группе II прослежены кольцевые канавки вокруг могил. Инвентарь погребений датирует эту грушу XI - нач. ХIII вв. Селище Новоселки находится на мысу при слиянии рек Каменки и Нерли. Площадь его 2,2 га. Раскопками открыты остатки жилищ столбовой конструкции с глиняно-каменными печами и углубленными подпольями. Среди инвентаря есть часть стремени с инкрустацией, крест с изображением распятия, сердоликовые и янтарные бусы и другие предметы. Жилища датируются ХII - нач. ХIII вв. А в слое селища наряду с гончарной посудой обнаружено большое количество лепных черепков баночной и чашевидной форм, идентичных керамике в курганах. Следовательно курганы и селище существовали одновременно. Выгодное географическое положение поселения у с. Новоселки, как бы охранявшего вход в р. Каменку, а также инвентарь, обнаруженный в погребениях, приводят к мысли, что здесь также размещалась часть княжеской дружины.
Городище Кидекша находится на правом берегу р. Нерль и на противоположном от Новоселок, левом берегу р. Каменка, как раз напротив поселения. Площадь городища 320 х 220 м. Сооружение городища связано с деятельностью Юрия Долгорукого, выстроившего здесь свою загородную резиденцию с белокаменным собором во имя святых Бориса и Глеба (1152 г.). Раскопки в Кидекше проводили А.С. Уваров, Н.Н. Воронин, А.Д. Варганов, В.В. Седов и Т.А. Чукова. Для характеристики слоя важны наряду с большим количеством фрагментов древнерусской гончарной керамики и находки фрагментов лепной посуда с сетчатыми отпечатками и неорнаментированных. Последние по всем признакам напоминают лепную керамику из Владимира, Сунгиря и Суздаля и относятся к последней четверти I тыс. н.э., к кругу мерянских древностей. Слой в Кидекше очень перемешан, только юго-восточная часть городища сохраняет нетронутость напластований. Керамический материал показывает, что первоначальное славянское поселение могло возникнуть здесь в XI в. Прорезка вала в западной части городища выяснила, что вал сооружен был в середине ХII в., причем для его сооружения использовали и культурный слой с керамикой XI-ХII вв.
Шурфовка около стен храма Бориса и Глеба выявила наряду с фрагментами белого камня от частичных разрушений церкви 1152 г. фрагменты плинфы со следами использования в кладке, цемянки и фрагментов фресок на цемянке. Найдено около 800 фрагментов плинфы толщиной 3,5-4 см., шириной 21 см., что соответствует плинфе из Мономахова собора в Суздале. Цемяночный раствор также соответствует раствору суздальского собора. Следовательно, с уверенностью можно говорить о существовании в Кидекше неизвестного памятника архитектуры нач. ХII в., предшествовавшего белокаменному храму Юрия Долгорукого, фрагменты фресковой росписи на цемянке свидетельствуют о том, что здание было достроено и расписано. По-видимому, Кидекша уже на рубеже XI-ХII вв. была княжеским селом, и Владимир Мономах отметил строительством храма пребывание там св. князя Бориса, известное по преданиям. Поселения в Кидекше и Новоселках являлись своеобразными воротами на речном пути вглубь Суздальской земли, форпостам города на торговом пути на р. Нерль.

Заключение

Из всего рассмотренного материала явствует, что город возник в первой половине X в. в центре плодородного ополья. Укрепленному славянскому поселению предшествовал небольшой мерянский поселок. Одновременно с укрепленным городищем возникает сеть сельских поселений. Памятники X в. цепочкой вытянулись по правобережью Нерли и ее правому притоку - р. Ирмесь на расстоянии 5-15 км. по радиусу от Суздаля. Поселки этого времени крупные (3-4 га) со средней численностью населения около 150 человек. В составе населения их были представители как местных финно-угорских племен, так и выходцы славян из северо-западных областей Руси и отдельные представители скандинавов. Суздаль стал центром тянувших к нему сельских территорий, в своем росте он опирался на местную экономическую основу. При стабилизации на Руси в X - пер. пол. XI вв. государственных структур, Суздаль принимает на себя функции административно-хозяйственного, военно-политического и ремесленно-торгового центра этой округи. В XI в. существенно увеличивается плотность заселения: поселения располагались через 3-6 км, а иногда и чаще. Ряд этнографических особенностей погребального обряда и инвентаря суздальского некрополя указывают на то, что в XI в. намечается приток населения из южных районов Руси, в частности из Поднепровья.
Значение сельских поселений в суздальской округе постоянно усиливалось. На них сосредотачивались социальные верхи местного общества со своей челядью и окружением. Находки в курганах и на селищах предметов вооружения, роскошных изделий из драгоценных металлов княжеско-дружинного облика - яркое тому доказательство. Целый ряд привозных предметов украшений, изделий городского ремесла идентичных в самом городе и в сельских поселениях говорят о Суздале как о центре поставки их в округу. Большинство из изученных ранних поселений округи находились во владении княжеского дома и верхушки его окружения. Видимо, именно эти села подразумеваются в летописном тексте 1096 г., когда "Мстиславъ, приде Суздалю и сѣда ту... распусти дружину по селам" (ПСРЛ, т. I, с. 238). Свои села выходец из княжеского рода епископ Ефрем передал Дмитриевскому монастырю в Суздале ("... иже бе далъ Ефрем и с селы" - ПСРЛ, т. I, с. 237), положив, таким образом, начало формированию монастырского феодального землевладения. В ХII в. плотность заселения ополья еще возрастает, начинает заселяться левый берег р. Нерль, однако значительно увеличивается число мелких деревень, а соответственно и малых курганных групп. Письменные источники ХV-ХVI вв. характеризуют численность крупных сел, примерно, в 70-75 человек.
Формирующаяся округа Суздаля или городская волость XI-ХII вв. имела примерные размеры 20 х 25 км., общее число поселений - свыше 30. По-видимому, именно этот сгусток поселений с центром в Суздале явился ядром той "Суждальской земли", которую мы знаем по письменным источникам. Сложившаяся с Х-ХІ вв. городская округа находит отражение в пределах Суздальского удельного княжества ХІV-ХV вв. и доживает до XIX в., очерчиваясь границами Суздальского уезда, т.е. экономические основы тяготения сельской периферии к городу оказываются народность стабильными на длительном историческом отрезке времени. Весь комплекс выполненных работ, связанный с возникновением города, постепенным его развитием, с многообразием и богатством его материальной и духовной культуры, а также с освоением сельской округи позволяет более глубоко проникнуть в суть происходивших в Х-ХV вв. в суздальском ополье исторических процессов.

Суздаль и его округа в Х-ХV вв. Часть 1
Суздаль и его округа в Х-ХV вв. Часть 2

Суздальская экспедиция ИА РАН. 2021 год

Суздальская экспедиция ИА РАН провела 20-ый сезон полевых работ в Суздальском Ополье. Уже первый месяц археологических разведок добавил 30 ранее неизвестных селищ к общему списку средневековых поселений ближней округи Ополья: теперь в нем более 400 пунктов. И этот список далеко не полон: по предварительным данным, пока найдено менее половины всех поселений, существовавших на территории Суздальского Ополья – «ядра» Владимиро-Суздальского княжества, ставшего в XII веке новым политическим центром Руси.
Суздальское Ополье – плато с плодородными землями, окруженное лесами, на территории современных Владимирской и Ивановской областей. В X–XII веках здесь сложилась густая сеть поселений, многие из которых, в отличие от большинства средневековых поселений, были основаны далеко от водных путей и отличались большими размерами, не уступающими малым городам того времени. Как показали археологические данные, значительная часть этих сел пережила монгольское нашествие, а многие из них продолжают существовать и сейчас.
В 2020–2021 годах Суздальская экспедиция ИА РАН сосредоточилась на поисках средневековых поселений в ближайшей округе Суздаля, в радиусе 10 километров от города. Территория вокруг Суздаля застраивается, и только полное археологическое обследование позволит понять, каким был средневековый ландшафт вокруг Суздаля, обнаружить и поставить на учет археологические памятники, которые на современной поверхности практически не видны.
Хотя окрестности Суздаля ранее неоднократно обследовались, разведки последних двух лет выявили вблизи города около полутора десятка ранее неизвестных селищ, расположенных в малозаметных верховьях оврагов. В распаханном культурном слое большинства этих поселений археологи собрали предметы XI–XIV веков, а также лепную керамику, созданную без гончарного круга и датируемую I тысячелетием.
Еще полтора десятка поселений XI–XIV веков было найдено в верховьях реки Рпени, в 15–20 километрах к юго-востоку от Суздаля. В результате обследований в течение двух последних лет на поверхности селищ и в шурфах археологи собрали около 650 средневековых артефактов: бытовых вещей, орудий труда, украшений и предметов христианского благочестия. Датировки керамики и вещевых находок показывают, что время максимального роста поселений и наиболее интенсивной жизнедеятельности в Суздальском Ополье приходится на XII – первую половину XIII века.
Кто жил в средние века в этих поселениях? Во-первых, зажиточные люди, знать: об этом свидетельствуют дорогие, престижные предметы вооружения и снаряжения всадника, украшения костюма. Во-вторых, воины: на селищах найдены фрагменты амулетов-топориков, кистеня и стремени, инкрустированного цветным металлом. Среди других находок, существенных для прояснения социального облика поселений – фрагменты амфор, детали металлических светильников, книжные застежки. Среди находок, датируемых X–XI веками - «кресаловидная подвеска» – амулет, характерный для скандинавской культуры. В числе находок более позднего времени – второй половине XII–XIII века - редкие предметы христианской металлопластики: подвески в виде фигур Архангела с распростертыми крыльями и руками, сложенными на груди, круглая иконка с изображением Богоматери Оранты и иконка с полукруглым завершением, несущая изображение Архангела с жезлом и державой.
Источник: https://vk.com/club20862464

Категория: Суздаль | Добавил: Николай (29.09.2021)
Просмотров: 27 | Теги: Суздаль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту






Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru