Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
18.10.2021
13:39
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [142]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1407]
Суздаль [431]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [448]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [237]
Судогодский район [108]
Москва [42]
Петушки [156]
Гусь [167]
Вязники [315]
Камешково [105]
Ковров [398]
Гороховец [125]
Александров [273]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [110]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [152]
Промышленность [93]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [55]
Муромские поэты [5]
художники [34]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1882]
архитекторы [8]
краеведение [51]
Отечественная война [255]
архив [6]
обряды [20]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [30]
Оргтруд [26]

Статистика

Онлайн всего: 33
Гостей: 32
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Суздаль

Суздаль и его округа в Х-ХV вв. Часть 1

Суздаль и его округа в Х-ХV вв.
Часть 1

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ
ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ
СЕДОВА Мария Владимировна
СУЗДАЛЬ И ЕГО ОКРУГА В Х-ХV вв.
АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук
Москва – 1992

Введение

Город Суздаль расположен на левом берегу р. Каменки, правого притока р. Нерль, в свою очередь являющейся левым притоком р. Клязьмы.
Город возник вдали от крупных водных артерий, в центре плодородного безлесного ополья, являющегося южной оконечностью цепи ополий, тянущихся с севера на юг от оз. Неро к оз. Плещееву и к левому берегу р. Клязьмы.
Анализируя количество русских городов, происхождение которых восходит к ІХ-Х вв. М.Н. Тихомиров в работе "Древнерусские города" отнес к их числу и Суздаль, включив в число 25 самых древних и значительных. Название "Суздаль" пли "Суздаль" он производил от слова племенного происхождения, трудно объяснимого из славянского языка, не считая окончания "ль", имеющего притяжательное значение и указывающего на строителя, т.е. город Сузды или Сужды (по аналогии с г. Ярославль, Мстиславль и др.). Мнение о финно-угорском происхождении слова Суздаль поддерживало большинство исследователей-топонимистов, начиная с Д.П. Европеуса, который сблизил название города с эстонским словом "cuzi", финским "susi? - "волк". Однако в последнее время это мнение было пересмотрено О.Н. Трубачевым, который пришел к выводу о чисто славянском происхождении топонима Суздаль, являющегося отглагольным образованием от древнерусского съдати - создать со значением "глинобитной, кирпичной постройки", Первоначальная форма названия города "Суздаль", известная из летописи, вероятно, отражает новгородско-псковское звучание этого топонима.
В скандинавских источниках ойконим Суздаль на основе фонетического сходства (так называемая "народная этимология") трактуется в двух вариантах, как наиболее южная долина ("Сага о Хаконе, сыне Хакона") и "кислая долина" ("Сага об Одде-Стреле").
Топоним «Susudal" упоминается в произведении Венгерского Анонима в пересказе предания о переселении угров в Паннонию в 884 г., когда они прошли через Волго-Окское междуречье к Киеву. В топониме «Susudal» этого источника можно видеть Суздальскую землю или даже сам Суздаль. Некоторые исследователи считают, что в названии р. Мжары (правого притока р. Каменки) звучит искаженное слово Маджары или венгерское племенное название Мадьяры. В районе Суздальского ополья многие, гидронимы и ойконимы носят финно-угорский характер. Это и Нерль Клязьминская с корнем - "нер", переводимым с финно-угорских языков как низкое, заболоченное место. Это и многочисленные названия, связанные с финно-угорским Kiv, ku , kо в значении "камень”. Кидекша (каменный приток) является буквальным переводом названия р. Каменка, на которой стоит сам город Суздаль. Топоним Кибол - село в верховьях р. Каменки - следует переводить как "деревня Каменка", где "ки" - камень, а "бол" - деревня. Ту же основу "бол", "бал" носят и другие пункты с тем же корнем, отмечающие населенные пункты мери. В речных названиях довольно часто встречаются гидронимы о суффиксом "ра" - "ма" - "га" - "ша" финно-угорского происхождения. Типично мерянские названия с формантом кса - шла и ньга очень малочисленны. Но одновременно очень значителен пласт гидронимов славянского происхождения, свидетельствующих о раннем освоении края славянами.

Глава 1

В "Повести временных лет" в разделе о призвании варягов под 862 г. говорится о том, что Рюрик раздавал мужам своим города, отдал "овому Ростов"..., а первыми насельниками края была "в Ростове меря". Ростов был главным центром огромной "Залесской" земли, входившей в состав Киевской Руси. Под 988 г. та же "Повесть временных лет сообщает, что князь Владимир посадил сына Ярослава в Ростове, а после перехода его (в 1014 г.) в Новгород, посадил в Ростове Бориса, а Глеба в Муроме. Суздаль возник как третий центр этой земли. Первое летописное упоминание города относится к 1024 г., когда здесь вспыхнуло восстание, руководимое языческими жрецами-волхвами. Восстание было направлено против "Старой чади", державшей "гобино" - урожай, общинное добро. Пришедший из Новгорода Ярослав жестоко расправился с волхвами и "устави ту землю", т.е. распространил на нее нормы "Русской правды". Таким образом, первое упоминание Суздаля в летописи отмечает факт принадлежности города Ярославу Мудрому.
Шесть раз упоминается Суздаль в древнескандинавской письменности, причем в исландском географическом сочинении "Какие земли лежат в мире" (список которого относится, возможно, к XI в.) он перечисляется среди восьми древнейших и крупнейших городов Руси. Такие города как Муром, Ростов, Суздаль стоят в этом перечне на первом месте, раньше Новгорода и Киева, что свидетельствует, скорей всего, о знакомстве о ними скандинавов, осваивавших волжский путь на рубеже ІХ-Х вв., до начала функционирования днепровского пути.
Суздаль вновь возникает на страницах русской летописи под 1096 г. Из описаний событий 1094-1096 гг. видно, что Ростов, Суздаль и Белоозеро были волостью Владимира Мономаха. В 1096 г. муромо-черниговский князь Олег Святославович вторгся в Ростово-Суздальскую землю, захватив Суздаль и Ростов. При известии о том, что на него идет из Новгорода сын Мономаха - Мстислав, Олег сжег весь город Суздаль. Победа осталась за Мстиславом, Олег был вынужден бежать.
После съезда князей в Любече в 1097 г. Владимир Мономах получил земли на Северо-Востоке. С его именем связано строительство первого каменного собора в Суздале, насыпка кольцевого вала вокруг кремля, возможно, возведение храма в Кидекше. В Ростово-Суздальской земле он сажает Ярополка, а затем Юрия (впоследствии Долгорукого) . Юрий превращает Суздаль в стольный город земли, хотя номинально старейшим городом оставался Ростов. Княжество получает наименование "Суздальская земля".
К 1107 г. на Суздаль совершили набег волжские болгары, однако суздальцы успешно отразили их нападение. Результатом этого набега явилось укрепление южных рубежей княжества и заложение города Владимира в 1108 г. в честь Владимира Мономаха. В 1120 г. Юрий Долгорукий шесте со своим воеводой Георгием Шимоновичем совершил победоносный поход на болгар с целью обезопасить восточные рубежи княжества. Время правления Юрия ознаменовалось укреплением границ княжества, строительством новых городов, возведением церквей. В Суздале возникает укрепленная линия обороны Окольного города, возводится, видимо, церковь Спаса, строится загородная княжеская резиденция с земляными валами и церковью Бориса и Глеба в устье Каменки в Кидекше.
В 1155 г. Юрий овладевает Киевом и становится великим князем. Суздальскую землю он предназначал младшим сыновьям Михалке и Всеволоду. Однако на Суздальскую землю претендовал Андрей Юрьевич. В 1155 г. он ушел из Вышгорода в Суздальскую землю. Здесь столицей княжества он делает молодой город Владимир, бывший, по-видимому, его вотчиной. С этого момента Суздаль начинает терять свое политическое значение. Суздальцы активно участвовали во внутренней и внешней политике Андрея Боголюбского - в победоносном походе на болгар в 1164 г., в разорительном походе на Киев в 1169 г., в неудачном походе на Новгород в 1170 г. и др. После гибели Андрея в 1174 г. суздальское боярство приняло сторону рязанских племянников Боголюбского - Ярополка и Мстислава Ростиславичей. Однако победа осталась за младшими братьями Андрея - Михаилом и Всеволодом. Суздаль не получил особого князя и вошел в состав Владимирского, княжества. После смерти в 1176 г. князя Михаила стол во Владимире занял Всеволод Большое Гнездо. Суздалю он уделяет особое внимание: в 1192 г. досыпается и ремонтируется земляной вал кремля, в 1194 г. обновлена церковь св. Богородицы, кроме того заложены два монастыря (св. Козьмы и Демьяна и Ризоположения). В 1214 г. в Суздале учреждена самостоятельная епископия.
После смерти Всеволода III в 1213 г. огромная его держава распалась на ряд самостоятельных княжеств; в 1217 г. в Суздале сел на стол Юрий Всеволодович, который, став великим князем Владимирским, сохранил Суздаль за собой. Во время его правления были проведены в городе большие строительные работы. В 1222- 1225 гг. строится белокаменный собор Рождества Богородицы на месте разрушавшегося старого Успенского собора. В 1230-1233 гг. новый собор был расписан фресками. И примерно в это же время были созданы знаменитые "Золотые врата", украсившие входы в собор.
Международные связи Суздаля отразились в таких письменных свидетельствах как "Сага о Хаконе, сыне Хакона" исландца Стурла Тордарсона, написанной им в 1264-1265 гг. в Норвегии, а также в труда венгерского монаха Юлиана, посетившего Суздальскую землю в поисках "Великой Венгрии" - прародины западных угров в 1237-1238 гг.

Зимой 1238 г. на Суздальскую землю обрушилось нашествие татаро-монгольских орд. Один из отрядов Батыя взял Суздаль. Были сожжены собор Рождества Богородицы, княжеский двор и монастырь св. Дмитрия, разграблены другие церкви, уведен большой полон, многие жители убиты.
После монгольского нашествия был произведен новый передел княжества на уделы. Суздаль достается вначале Святославу Всеволодовичу, владевшему им до 1246 г., а затем сыну Ярослава Всеволодовича - Андрею II Ярославичу, считающемуся родоначальником суздальской ветви удельных князей.
По-видимому, суздальское княжество окончательно выделилось из состава великого княжества Владимирского в 1257 г. после поездки Андрея и Александра Невского в Орду за ярлыком.
В том же 1257 г. была произведена татарскими численниками перепись всего населения Суздальской земли. Обложение непосильными данями, постоянные грабежи привели к восстанию против татаро-монголов, вспыхнувшему в 1262 г. Восставшие избили и выгнали из городов Ростова, Владимира и Суздаля сборщиков дани. Чтобы отвести беду нового нашествия татар на Владимирскую землю, князь Александр Невский вынужден был вновь ехать в Орду. Возвращаясь из Орды, он умер в 1263 г. в Городце Рaдилове.
В 1264 г. скончался и Андрей Ярославич, похороненный в Суздале в Рождественском соборе. С именами Александра, Андрея и Василия Ярославичей связало возникновение тезоименитых монастырей в Суздале (Александровского, Андреевского и Васильевского). В XIII в. относится также возникновение Троицкого монастыря (основанного Евфросиньей Суздальской) и Введенского. Всего в XIII в. в городе существовало 8 монастырей.
Татаро-монгольские нашествия повторялись неоднократно: в 1281 г. суздальскую землю опустошили полки ханов Ковгадыя и Алдегея, а в 1293 г. на владимирскую землю напала "Дюденева рать”, овладевшая и Суздалем. Постоянные набеги на центральные древнейшие города Владимиро-Суздальской земли татаро-монгольских войск привели к оттоку населения в ее западные и северные районы.
В Суздале поочередно на столе сидели потомки князя Андрея Ярославича - его сыновья Юрий, Михаил и Василий, а затем сыновья Василия - Александр (1309-1332 гг.) и Константин (1309-1355 гг.). Чтобы отдалиться от всё возрастающих притязаний Москвы, Константин Васильевич переносит в 1350 г. столицу из Суздаля в Нижний Новгород. Границы Суздальско-Нижегородского княжества охватывали все Поволжье до Юрьевца на севере и р. Суры на юге, проходили по р. Клязьме, захватывая северные части бывш. Вязниковского уезда и занимая бывш. Суздальский и Шуйский уезды Владимирской губ. Кроме Суздаля и Н. Новгорода в состав княжества входили города Городец, Бережец, Юрьевец и Шуя. В Суздале с 1347 г. остается самостоятельная епископская кафедра.
Суздаль долгое время оставался вотчиной Константина Васильевича, а затем его сыновей. Старший его сын Андрей Константинович, став главою Суздальско-Нижегородского княжества, выделил братьям уделы: Дмитрию - Суздаль, Борису - Городец. Дмитрий Константинович (1324-1383 гг.) уступил великое владимирское княжение московскому князю Дмитрию Ивановичу (Донскому). Союз был скреплен браком последнего на дочери Дмитрия Суздальского - Евдокии, Суздальские полки приняли участие в Куликовской битве (в «Задонщине» упомянуты 50 суздальских бояр, павших на поле боя).
После смерти Дмитрия Константиновича в Суздале княжили его сыновья Семен и Василий Кирдяпа, одновременно удерживавшие и Н. Новгород. Однако в 1392 г. московский князь Василий I Иванович купил в Орде ярлык на Н. Новгород. Самостоятельное Нижегородское княжество практически перестало существовать, присоединившись к Москве.
Суздаль в конце ХІV - начале ХV вв. сохраняет в какой-то мере самостоятельность. Вначале стол здесь занял Борис Константинович (родной брат Дмитрия Константиновича суздальского и дядя Василия Кирдяпы и Семена, получивших соответственно Городец и Вятку), затем его сын Даниил Борисович, долгое время боровшийся против московских князей за восстановление политической самостоятельности суздальско-нижегородского княжества (умер в 1442 г.). После эго кончины суздальский стол занимали дети Василия Кирдяпы: Иван, Юрий, Федор и Даниил, а затем внуки: Василий и Федор Юрьевичи. К 1445 г, относится последняя попытка восстановления не только политической власти, но и старой территории княжества. Казанский хан Улу-Мухамед осадил Н. Новгород и послал сыновей к Суздалю. Русское войско возглавил великий князь московский Василий Васильевич. Бой происходил на северной окраине Суздаля за Спасо-Евфимиевским монастырем, русское войско потерпело поражение, князь Василий попал в плен и был ослеплен. Суздаль и окружающие его села были сожжены и разграблены. Московский княжеский стол захватил двоюродный брат Василия - Дмитрий Шемяка. Суздальские князья Василий и Федор Юрьевичи заключили договор с Дмитрием Шемякой о восстановлении суздальской независимости. Однако вскоре Шемяка потерпел поражение в борьбе с Василием Темным, а вместе с этим не осуществились и надежды суздальских князей. По договору 1451 г. с Василием Темным суздальские князья вступают во владения своими суздальскими и шуйскими землями уже как простые вотчинники, переходя в разряд служилого боярства московского. Потомство их дробится на множество родов, среди которых Шуйские, Скопины-Шуйские, Горбатые, Ногтевы, Барбашины, Глазатые и др. Суздаль окончательно теряет свою политическую самостоятельность.
Суздаль от присоединения к Московскому Княжеству.

В период существования суздальского удельного княжества осуществляется, как и в других княжествах, чеканка монет. Восстановление монетного чекана относится к 60-м годам XIV в. в бытность суздальским князем Дмитрия Константиновича (1355-1383 гг.). Чеканили монеты и его сыновья Василий Кирдяпа (1388-1392 гг.), а затем Семен Дмитриевич. В 1383-1393 гг. выпускал монеты на правах удельного князя Борис Константинович, а затем его сын Даниил Борисович (1394-1409). Известны также монеты брата Даниила Борисовича - Ивана Тугой Лук и его сына Александра Брюхатого (ум. в 1418 г.). На нем прекращается самостоятельная чеканка монет суздальскими князьями. На смену им приходят монеты великого княжества московского. Весовая норма суздальских монет на рубеже ХІV-ХV и в первые десятилетия ХV в. устанавливается в пределах 0,85-0,93 г. Нумизматический материал свидетельствует о сравнительно высоком для феодальной эпохи развитии денежных, рыночных отношений в суздальско-нижегородских землях, не уступающих в этом отношении московскому княжеству.
Во второй половике ХІV - начале ХV в. Суздаль пережил две сильнейшие эпидемии - моры 1352 и 1410 гг. Эти потрясения ощутимо сказались на развитии города, на его росте и строительстве.
Постепенно Суздаль становится религиозным центром Северо-Восточной Руси. В этом отношении показательно возникновение в нем двух монастырей в 50-60 гг. ХІV в.: это мужской Спасо-Евфимиев монастырь (в 1352 г.) и женский Покровский монастырь (в 1364 г.). Монастыри были созданы тщанием князей Бориса и Андрея Константиновичей, которые делали в них крупные земельные вклады. Так, в Спасо-Евфимиев монастырь Борис Константинович дал такие вотчинные села как Стебачево, Сельцо, Заполшщ, а его потомки - село Омутское, Переборово, Троице-Берег, Мордыш, Васильково и др.
Упоминание сел, деревень, пустошей в актовых материалах и вкладных книгах ХV-ХVII вв. позволяет ретроспективно восстановить территорию суздальского самостоятельного княжества ХІV-ХV вв. Выделение границ суздальского княжества провел В.А. Кучкин, придя к выводу, что в распоряжении князей имелась довольно ограниченная по своим размерам территория, с населения которой можно было взимать феодальную ренту. Практически древняя граница княжества совпадает с позднейшей границей Суздальского уезда. В южной части Суздальщины рубежом была р. Печуга села Мордыш и Васильково. Далее граница проходила через села Улола, Павловское, Федоровское, Туртинское. Западнее этих сел граница проходила в верховьях р. Ирмесь, у сел Баскаково и Шипово. Села Гавриловское, Ярышево, Ивановское на р. Ирмесь и её притоке р. Воймиге также входили в территорию княжества. Северная граница пересекала верхнее течение рек Вязьмы, Ухтомы, Уводи и Тезы, достигая р. Лух. Более всего освоены были земли вокруг самого Суздаля по течению Нерли и ее правого притока р. Ирмеси в районе плодородного Ополья. Лесистые территории в районе Стебачева и Шатрищ - на севере и в районе Занерлинья - на востоке осваивались в течение ХV-ХVII вв. Таким образом, древнее ядро суздальской земли составляет небольшая территория, имевшая примерные размеры 25 х 25 км.

Глава 2
История археологического изучения Суздаля и его округи

Впервые раскопки в этом регионе были предприняты графом А.С. Уваровым в 1851 г. Работа начались в кремле Суздаля у ц. Афанасия и Кирилла на территории Иакиманского монастыря, а такие на б. Никольской улице и в западной части кремля у Тайницких ворот. Несколько траншей было заложено на территории окольного города, в местности, называемой Теремки и на старой Большой улице у ц. Лазаря. Изучался также культурный слой на холме у ц. Козьмы и Демьяна и у южной заставы города.
Пробные "разрытия" велись в близлежащих селах Кидекше и Абакумлеве, а также Батыева кургана. Маловыразительные результаты этих работ заставили А.С. Уварова и его помощников сосредоточить усилия на раскопках курганов. В 185І-1852 гг. в суздальском уезде ими было вскрыто свыше 1,5 тысяч насыпей. Результаты массовых раскопок были опубликованы А.С. Уваровым в его знаменитой работе «Меряне и их быт по курганным раскопкам». М., 1871.
После раскопок 50-х гг. ХIХ в. в археологическом изучении Суздаля и его округи наступает значительный перерыв. Обусловлен он был, во-первых, массовым опустошением древних памятников, а во-вторых, кажущейся их изученностью. Работа А.С. Уварова подытоживала, все имеющиеся сведения об археологических древностях Суздальского ополья. Памятники делились на два хронологических периода: Х-XI и ХII-ХIII вв. К числу наиболее древних отнесены курганы у с. Сельцо, Весь, Гнездилово и Васильки.
В 1905 г. вышла работа А.А. Спицына "Владимирские курганы", в которой были подвергнуты критике как методика раскопок А.С. Уварова, так и основные выводы его о мерянской принадлежности курганов. А.А. Спицын пришел к выводу, что "владимирские курганы" расположены там, где в Х-ХII вв. жило русское население и, следовательно, принадлежали славянам, а не финнам. Колонизация края, по его мнению, происходила из области смоленских кривичей.

Новые археологические работы, связанные с общим подъемом интереса к истории края, относятся к 20-30 годам XX в. А.Ф. Дубынин провел археологические разведки и раскопки в суздальском районе (селища Мининское, Селищенское, курганы на Михайловой стороне, Васильково, Раменье, Торчино, городища Якиманское и Малодавыдовское).
С 1934 г. возобновились раскопки в самом Суздале под руководством Н.Н. Воронина. В работах принимали участие А.Ф. Дубынин и А.Д. Варганов. Исследования продолжались до 1940 г. Прерванные войной 1941-1945 гг.- исследования были продолжены в 1949-1950 гг., когда А.Д. Варганов раскрыл обжигательные печи для производства плинфяного кирпича и строительной извести.
В 1958 г. в Суздале работала экспедиция ИИМК АН СССР под руководством Н.Н. Воронина, исследовавшая земляной вал и культурные наслоения в северной части кремля.

В 1967-1968 и 1970 гг. раскопки в городе проводила экспедиция под руководством В.В. Седова. Раскопы находились в юго-западной части кремля на Ивановской ул. (ул. А. Варганова), в северо-восточной части кремля у Ильинских ворот, где исследовались и оборонительные сооружения, на территории Дмитриевского монастыря, а также на Михайловской стороне на некрополе Суздаля.
В 1971-1973 гг. раскопки Дмитриевского монастыря были продолжены В.П. Глазовым, обследовавшим также территории Спасо-Евфимиевского и Покровского монастырей.
В 1973 г. П.И. Куглюковский вскрыл полуземляночное жилище ХII в. на Торговой пл.
С 1974 г. начала работать совместная экспедиция ИА АН СССР Владимиро-Суздальского музея-заповедника под руководством автора (Седова Мария Владимировна). В 1974-1977 гг. изучалась территория окольного города (у ц. Скорбящей Божьей Матери на Торговой пл.), у ц. Иоанна Предтечи (на Мытном рву) и оборонительные валы (на ул. Нетека). С 1978 г. работы были перенесены на территорию кремля, где в северо-восточной его части, около Успенской церкви вплоть до 1990 г. была изучена площадь около 3 тыс. кв. м. С 1981 до 1990 гг. изучалась также территория в северо-западной части кремля, где выявлены земляные укрепления древнейшего периода существования Суздаля. Исследовались также территории Васильевского и Ризположенского монастырей.
С 1974 по 1985 гг. велись М.А. Сабуровой раскопки курганного могильника на Михайловой стороне и там же Михайловского селища. В округе Суздаля раскопки велись на территории городища в с. Кидекша (в 1959 г. В.В. Седовым и в 1986-1988 гг. Т.А. Чуковой); селища в с. Васильково (Т.Ф. Мухина); селища в с. Гнездилове (1980-1988 гг. под руководством В.А. Лапшина); селища у с. Весь (с 1986 по 1991 гг. Н.Н. Мошениной) мерянского селища Кибол (1989-1990 гг. В.А. Лапшин); селища и курганов у с. Новоселки (1980, 1985-1991 гг. М.А. Сабурова), селища Мининское (1990 г. Т.Ф. Мухина).
Обследования памятников в Суздальском районе производили В.П. Глазов и В.А. Лапшин, причем специально изучались пункты, известные по курганным раскопкам А.С. Уварова.
Таковы основные итоги изучения Суздаля и его окрути за 140 лет с момента начала раскопок.

Глава 3
Топография Суздаля и исследование его оборонительных сооружений

В настоящее время остатками древнего города является городище сложного типа, представляющее соединение двух оборонительных систем - кремля (14 га) и окольного города, острога - (35 га), примыкающего к кремлю с северо-восточной стороны. Периметр земляных валов кремля - 1400 м. В них имеются два разрыва для проездных ворот - Ильинских напольных и Дмитриевских, выводивших к реке. Следов оборонительных сооружений древнейшего мысового поселения-детинца заметно не было. Однако они были выявлены при раскопках в 1981-1990 гг. в двух местах к северу от Рождественского собора. Система древних укреплений детинца состояла из трех параллельных линий рвов и земляного вала, ограничивавших площадь примерно в 1,5 га. В заполнении рвов были обнаружены фрагменты лепной керамики и находки, позволяющие отнести сооружение этих укреплений к середине X в. Уже в X в. разраставшееся поселение шагнуло за пределы оборонительных сооружений детинца, протянувшись на восток, вдоль берега р. Каменки.
Таким образом, время возникновения Суздаля можно удревнить примерно на 100 лет по сравнению с первым его летописным упоминанием. Вал и рвы детинца, вероятно, были срыты после восстания волхвов в 1024 г., когда Ярослав Мудрый, подавив восстание, казнил волхвов и «устави ту землю»; т.е. распространил на Суздальскую землю нормы "Русской правды". Одновременно, видимо, князь значительно расширил территорию города, насыпав земляной вал в самом узком месте излучины р. Каменки, и дополнив его рвом. Исследование восточного напольного зала и рва было проведено в 1970 г. В.В. Седовым. Установлено, что вал имел высоту 4 м., внутри него находились деревянные конструкции, состоящие из линии связанных между собой бревенчатых срубов. Время сооружения вала определено по керамике, встреченной в его насыпи. Это раннегончарная посуда так называемого "гнездовского" типа, датируемая X - первой четвертью XI в. Следовательно постройку вала можно датировать в пределах первой половины XI в.
Специальная прорезка северного вала, обращенного к р. Каменке, была произведена П.А. Раппопортом в 1958 г., который пришел к выводу о том, что ядро кремлевского северного вала воздвигнуто во второй половине XI - начале ХII вв. из культурного слоя Х-ХІ вв. с близлежащей территории без использования деревянных конструкций. Вторым этапом строительства было усиление вала, выполненное в конце ХII в. Его можно связать с летописными сведениями о том, что в 1192 г. "заложен бысть град Суздаль и срублен бысть того же лета".
Наконец, к третьему этапу строительства кремлевского вала П.А. Раппопорт отнес насыпь, примыкающую к центральному ядру с лицевой стороны. Судя по археологическому материалу, обнаруженному в насыпи, она была сооружена не раньше второй половины ХV в.
Окончательную ясность в поэтапность строительства оборонительных сооружений Суздальского кремля внесли раскопки 1978-1990 гг. В северо-восточном углу кремля, на обрыве р. Каменки были исследованы подошвенные слои северного вала. Выяснилось, что вал был насыпан непосредственно на прослойке культурного слоя Х-ХI вв. толщиной в 20-30 см. Верхнюю часть этой прослойки составили остатки пожарища, хорошо увязываемые о летописными сведениями о пожаре в Суздале в 1096 г. Следовательно, вал был насыпан после событий 1096 г., скорей всего в 1101-1102 гг. по приказу Владимира Мономаха, посетившего в эти года свои северо-восточные владения. При прокладке трассы вала вдоль речного обрыва была вырыта траншея, в которую наклонно были вставлены колья частокола и плотно забутованы землей. Вертикально поставленные бревна встречаются и выше, в толще вала, образуя как бы ступени, крепившие насыпь. Эта особенность ступенчатой конфигурации ядра вала была отмечена еще П.А. Раппопортом, однако вертикальные столбы им не были прослежены и лишь при изучении нами вала в продольном направлении были выяснены такие конструктивные особенности как создание в толще его ограждений из рядов частоколов, расположенных в нескольких уровнях уступами.
Земляные укрепления охватили по периметру всю территорию кремля, причем длина валов составила 1400 м. Новые земляные укрепления позволили суздальцам выдержать осаду болгар во время их похода 1107 г.
В княжение Юрия Долгорукого, когда Суздаль становится столицей княжества, строится новая линия укреплений к северо-востоку от кремля. Земляным валом и рвом обносится территория посада площадью в 35 га, превращая его в Окольный город или Острог. Исследования вала Окольного города (по ул. Нетека) показали, что он был воздвигнут на культурном слое, который отложился в первой половине ХII в. Сооружению вала предшествовало прорытие канавок, трассирующих его расположение, затем подошвенный слой был прокален. И уже на этой твердой основе поставлены были деревянные конструкции из трех линий срубов, сохранившихся в высоту 5-8 венцов. При сооружении вала была совершена строительная жертва в виде головы лошади. Время насыпки вала - середина ХII в.

Глава 4
Исследования культурных напластований города

Исследования культурных напластований города делятся на три раздела:
а) исследования кремля;
б) исследования окольного города и
в) исследования территорий вне городских оборонительных сооружений.
В первом разделе приводятся сведения о раскопках Н.Н. Воронина 1936 г. в сев.-зап. части кремля; в горсаду: в юго-вост. части кремля у ц. Николы (в районе, смежном с основным местом раскопок А.С. Уварова), давшие общие представления о состоянии культурного слоя.
С 1936 по 1940 гг. в центральной части кремля исследованиями А.Ф. Дубынина вскрыта площадь 518 кв. м., изучены остатки 11 углубленных в землю построек и 3 подпольные ямы наземных жилищ с глинобитными печами, собран большой вещевой материал. В целом, для своего времени это были крупные работы, позволившие создать представление о быте и занятиях древних суздалян ХII-ХVII вв. Культурных отложений X в. в раскопках по ул. Коммуны не было. Наиболее древняя постройка может быть датирована первой половиной ХII в. Раскопанные жилища составляли как бы два порядка улиц, отделяясь друг от друга частоколом. Учитывая общую ориентировку всех построек, можно предположить существование двух небольших улиц, идущих радиально от валов по направлению к центру кремля, к собору и соборной площади. Дома на них располагались уступами, что находит параллели в этнографических материалах владимирской деревни XIX в.
В 1938-1940 гг. проводились также архитектурно-археологические работы около и внутри Рождественского собора, что привело к открытию древнейшего на северо-востоке Руси Успенского собора нач. ХII в. (рук. А.Д. Варганов).
Для понимания процесса роста городской территории Суздаля значительный вклад внесли исследования 1967-1968 гг. на Ивановской улице в юго-западной части кремля (рук. В.В. Седов). Судя по итогам раскопок, освоение этой части кремля, расположенной к югу от Дмитриевских ворот, непосредственно у западного вала, относится лишь к середине ХII в. Застройка этого периода еще очень редкая, хотя зафиксированы остатки частокола, разделявшего две усадьбы. Наиболее интенсивная застройка жилыми и хозяйственными постройками относится к XIV-ХV вв.
В 1970 г. В.В. Седовым исследовалась северо-восточная часть кремля к северу от Ильинских ворот на обрыве р. Каменки. Раскоп этот стал составной частью площади, исследованной в результате многолетних раскопочных работ (1978-1990 гг.) экспедицией под руководством автора. Общая изученная площадь здесь достигает почти 3 тыс. кв. м. при толщине культурного слоя в 1,5-2 м. Именно этот раскоп дает наиболее полное представление о характере застройки и планировке средневековой эпохи города. Жилые и хозяйственные постройки реконструируются на основании развалов печей, обгорелых деревянных остатков, подпольных ям, скопления керамики и находок. В результате исследований на вскрытом участке выявлено около 50 жилых и хозяйственных построек, которые можно по стратиграфическим наблюдениям разделить, в интересующий нас отрезок времени с X по ХV вв., на четыре строительных периода. Особняком стоит древнейший этап застройки конца X в., зафиксированный в незначительных остатках подполья постройки № 8а и хозяйственной яме, примыкавшей и ней.
Интенсивное же освоение этого участка относится к XI в., когда кремль обносится с напольной стороны валом и рвом. Вдоль берега р. Каменки и вдоль восточного вала в это время возникают три усадьбы ("А" и "Б" и "В"), разделенные между собой частоколами (первый строительный период). На усадьбе "А" площадью 1600 кв. м. находилось 10 различных построек, на усадьбе "Б", вскрытой лишь частично, - 4 постройки, на усадьбе "В" - 2 постройки. Это были наземные срубные сооружения с остатками печей-каменок, площадью, в среднем, 16-20 кв. м. Выделяются своими размерами две постройки площадью свыше 60 кв. м., являвшиеся, видимо, жилищами хозяев усадеб. Обращает на себя внимание при обычной, рядовой планировке жилищ их хоромный характер (т.е. соединение нескольких построек в единый жилой комплекс).
На усадьбе "А" выделяется постройка № 8 обилием и богатством находок. Это золотое перстневидное височное кольцо, фрагмент византийской стеклянной посуды, каменные и стеклянные бусы ближневосточного и византийского производства. Наибольший интерес представляет актовая вислая печать с изображением Богоматери с младенцем и Успения Богоматери, а также серебряный денарий 1031-1051 гг. чеканки. В доме кроме бытовых находок обнаружено значительное количество оружия и снаряжения воина. Единый комплекс с домом № 8 составляла постройка № 9, примыкавшая к нему с запада. Комплекс находок в постройке также очень близок первому: множество украшений из стекла и металла, стеклянная посуда, предметы вооружения и снаряжения коня и всадника, два серебряных денария, чеканенных между 1054-1076 гг. Около дома № 9 был найден клад из трех дротовых золотых браслетов весом 97,6; 98; 101,4 граммов (каждый около двух гривен). Все эти находки свидетельствуют о богатстве хозяина хором. На той же усадьбе находилось и жилище № 7, принадлежавшее, судя по обилию оружия, также воину, но воину, занимавшемуся кроме того ювелирным ремеслом. В жилище обнаружено множество тиглей и льячек (на одном тигле видны следы золота), ювелирный инструментарий и две литейные формы. Одна из форм служила для отливок круглых блях с изображениями бога Одина с воронами и кольца пожирающих друг друга чудовищ. Вокруг последнего изображения шла руническая надпись: это Олавово. На этой же усадьбе найдена целая амфора с надписью Оле. Следовательно, усадьба "А" во второй половине XI в. принадлежала некоему Олафу.
На усадьбе "Б" выделяется своими размерами и обилием находок постройка № 10. С нею связана находка серебряного донария и одного из древнейших на Руси амулета-змеевика с изображением святого воина Георгия, аналогичного изображениям на подражания монетами типа "Ярославле сребро" XI в. В постройке № 14 усадьбы "Б" находилась мастерская по обработке цветных металлов. Следовательно, на одной усадьбе жили как хозяева так и зависимые, видимо, от них ремесленники (ювелиры и костерезы), удовлетворявшие нужды большого коллектива обитателей усадьбы. Состав находок в большинстве домов (воинское снаряжение и снаряжение коня и всадника, детали воинских поясов, изделия из серебра и золота, привозные украшения и посуда) говорит о зажиточности хозяев и принадлежности их к воинскому сословию. Многие предметы носят наряду со славянским северный, скандинавский характер (например, литейная форма с рунической надписью). В устройстве жилищ также сказываются некоторые северные, не славянские традиции. Таким образом, раскопками вскрыт интереснейший комплекс жилой застройки XI в., носящий как славянские, так и скандинавские этнические черты. Судя по обилию оружия и предметов воинского снаряжения, скорей всего, это были усадьбы дружинников, причем дружинников скандинавского происхождения, осевших в славянской среде. Это предположение находит подтверждение в письменных источниках, сообщающих о варяге Шимоне, прибывшем на Русь на службу к Ярославу Мудрому, отданного Ярославом в качестве воеводы своему сыну Всеволоду, а затем Владимиру Мономаху. Шимон вместе с дружиной ("со всем домом своим"), насчитывавшей 3 тыс. человек, принял православие (между 1069-1074 гг.) и основал династию ростово-суздальских тысяцких. Видимо, раскопками открыты усадьбы дружинников Шимона или их потомков. Таким образом, в Суздале мы застаем финальный этап русско-скандинавских отношений, когда на смену наемничеству приходят политические и матриманиальные связи, и скандинавская верхушка растворяется в славянской среде. Все постройки на усадьбах погибли во время пожара, охватившего огромную территорию и выявленного нами в виде горелой прослойки, обугленных частой зданий, обугленных прослоек зерна почти на всей площади раскопа. Этот мощный пожар, видимо, следует связать с летописным упоминанием пожара 1096 г., когда "Олег же повело зажеще Суждаль город" (ПСРЛ, т. I. с. 238). Зафиксированные в слое пожарища остатки феодальных усадеб впервые позволили представать ту среду, которая породила устойчивое мнение о Суздале как о городе «старого боярства», «старой чади».
Приречно-рядовая застройка І-го строительного периода (XI в.), погибшая в пожаре, через некоторое время (а точнее около 1101 г.) была погребена под толщей вала, который был насыпан, вероятно, по указанию Владимира Мономаха. Возведение оборонительных сооружений по периметру кремля повлекло за собой перепланировку застройки и ориентировку построек на главную улицу кремля, которая пролегла от Ильинских до Дмитриевских ворот.
Второй строительный период представлен восемью жилищами, сооруженными в первой половине ХII в. Третий строительный период относится ко второй половине ХII - первой трети ХIII вв. Планцовка и застройка участка сохраняет традиции, возникшие во втором строительном периоде; постройки ставятся на прежних местах. Происходит значительное увеличение количества сооружений (их 27). Выделяются постройки, входившие в один хозяйственный комплекс, составляющие хоромы с примыкавшими к ним хозяйственными постройками. Наибольшим богатством находок отмечена постройка № 28, где обнаружена актовая вислая печать с изображениями Дмитрия Солунского и конного св. Георгия. Вероятно, печать принадлежала князю Всеволоду Георгиевичу Большое Гнездо и в жилище феодала попала вместе с несохранившейся грамотой. Вместо с жилыми сооружениями владельцев усадьбы на той же территории исследовано жилище меднолитейщика и жилище костореза, т.е. зависимые ремесленники постоянно присутствовали на хозяйском дворе. Постройки третьего строительного периода в большинстве своем погибли от пожара. Судя по датировкам вещей, найденных в домах, этот пожар можно соотнести с разгромом Суздаля отрядами татаро-монгольских орд в 1238 г.
С разрушительными последствиями этого нашествия связан нивелировочный слой светло-желтого речного песка, перекрывающий пожарище. Выше этой прослойки всегда залегали культурные отложения ХІV-ХV вв.
Сооружения ХІV-ХV вв. отнесены к четвертому строительному периоду. Всего отмечено восемь жилых и хозяйственных построек за этот длительный период, т.е. интенсивность жизни в Суздале в это время резко упала. Следует отметить невыразительный, небогатый инвентарь в жилых домах. Видимо, значительная часть населения Суздаля переселялась вместе с князьями в Нижний Новгород, где шло бурное строительство и была нужда в различного рода ремесленниках. На исследованном участке кремля на одной ремесленной мастерской в этот период не обнаружено.
Во втором разделе главы освещены итоги исследования Окольного города (острога). В 1973-1976 гг. изучался участок на Торговой площади у Скорбященской церкви. Здесь вскрыта площадь свыше 600 кв. м/ и зафиксированы остатки улицы, ограниченной с двух сторон усадебными частоколами. Сопоставление этого отрезка улицы с планом Суздаля нач. ХVIII в., снятого до перепланировки города, позволяет считать, что раскопками открыта часть улицы, носящей на плане название "Цареконстантиновский заулок". Улица эта шла радиально от кремля к одним из трех проезжих ворот окольного города, ведших в древности к с. Кидекша (загородной резиденции князя) и далее к городам Стародубу, Ярополчу, Гороховцу, Нижнему Новгороду. Как и в кремле, в окольном городе застройка была усадебная, причем площадь двух вскрытых усадеб колебалась в пределах 600-800 кв. м. Первые поселенцы на исследованном участке появились в начале ХII в., а к середине ХII в. застройка здесь достигла наибольшей плотности. Остатки сооружений можно разделить на три строительных периода. Первый период отмечен тремя углубленными постройками, ориентированными в соответствии с направлением улицы. Комплекс находок датирует эти постройки нач. XII в.
Второй строительный период характеризуется наземными постройками (их раскрыто четыре), датирующимися по комплексу находок серединой - второй половиной ХII в. На усадьбе, лежащей к югу от улицы, кроме жилых построек обнаружены остатки двух меднолитейных мастерских. То есть на территории посада наблюдается та же картина, что и в кремле, когда на усадьбе владельца располагались и жилища ремесленников.
Третий строительный период относится к рубежу ХII- XIII вв., когда вместо небольших частных домов, характерных для второго строительного периода, строится крупное деревянное сооружение, перекрывающее остатки нижележащих построек. Ориентировано оно по странам света, площадь его была около 100 кв. м. Сохранились фундаментные рвы и остатки столбов-стульев, а также фрагменты поливных молочно-желтых плиток от пола. По-видимому, это остатки деревянной церкви, единственной пока на севере Руси. Просуществовала церковь, видимо, до ХV в., когда была разобрана. Одновременно с церковью существовала и полуземляночная постройка, исследованная в 1973 г. П.Н. Куглюковским. Она отмечена яркими находками, датирующими ее концом ХII - нач. XIII вв. В комплекс найденных предметов входят такие изделия как полихромный поливной кувшин, с арабской надписью "Аллах помощь", три болгарских подлощеных сосуда, фрагменты точеной и разной деревянной посуда, остатки дорогой женской одежды с мехом и др., свидетельствующие о зажиточности хозяина. Жилище погибло от пожара, вероятно во время взятия Суздаля татарами в 1238 г.
Археологические работы на посаде проводились и вблизи кремлевских Ильинских ворот, у Мытного рва (у ц. Иоанна Предтечи). Здесь также выявлены остатки жилой застройки, которая появилась не ранее середины ХII в., т.е. примерно на полстолетия позднее, чем поселение у Скорбященской церкви. Следовательно, рост посада не был последовательным от ядра детинца к валам окольного города. Вероятно, полукольцо валов окольного города охватило ряд отдельных гнезд застройки, возникших на стратегических дорогах, ведших от проездных ворот кремля к другим крупным населенным пунктам суздальской земли. Наиболее интенсивная застройка окольного города относится к середине ХII в. Слои ХІV-ХV вв. фиксируются очень слабо; население в это время на посаде было малочисленное.
Третий раздел главы включает описание исследований за пределами оборонительных сооружений города. В первую очередь это относится к территориям монастырей, охватывающих Суздаль кольцом и стоящих на дорогах, ведущих из города.
Территория древнейшего Дмитриевского монастыря, XI в., стоявшего за р. Каменкой, на дороге к г. Владимиру, изучалась в 1968, 1971-1972 гг. В.П. Глазовым. Выявлен культурный слой древнерусского поселения, возникшего в XI - нач. ХII вв. Раскопано полуземляночное жилище с глинобитным очагом и полуземляночное сооружение, являвшееся, по мнению, автора раскопок, металлургическим комплексом (домницей и кузницей). Видимо, это остатки монастырской слободки или села, переданного епископом Ефремом монастырю. Раскопками выявлен также древний ров, опоясывавший территорию монастыря.
Территория Ризположенского монастыря исследовалась в 1983 и 1990-1991 гг. Раскопками установлено, что в XI - нач. ХII вв. на этом месте находился курганный могильник, который прекращает своё существование в связи с разрастающейся городской застройкой. В середине ХII в. через могильник пролегла улица, которая вела в сторону будущего монастыря. Вдоль улицы располагались жилые дома, разделенные частоколом. Дома были наземные, срубные с подпольями и глиняно-каменными печами. Инвентарь довольно богатый (писало, сирийская стеклянная посуда и др.). Во всяком случае, к моменту возникновения монастыря (1207 г.) он был окружен довольно плотной городской застройкой посада. Монастырь располагался к северу от проездных ворот окольного города и стоял на пути в Ростов, Кострому, Ярославль. Территория Васильевского монастыря исследовалась в 1981 г. Выявлены остатки жилой застройки второй половины ХII - начала ХIII вв. и более поздних напластований, так что время основания монастыря вполне возможно отнести к XIII в. Этот монастырь находился к востоку от окольного города и стоял на дороге, ведущей в Кидекшу и города Поклязьменья.
На территории Александровского монастыря шурфовкой выявлен культурный слой домонгольского времени. На откосе р. Каменки у стен монастыря А.Д. Варганов в 1949 г. открыл печь для обжига плинфы нач. ХIII в. Так что к ХIII в. - времени возникновения монастыря территория эта также была освоена.
На месте возникновения Спасо-Евфимиевского монастыря в 1969-1970 гг. шурфовку произвел В.П. Глазов. Им выявлен культурный слой домонгольского времени и остатки белокаменной кладки здания, сооруженного, по-видимому, в конце ХII - нач. XIII вв. Зафиксированы также остатки рва и невысокого вала, ограждавшего монастырскую территорию.
На территории Покровского монастыря на правом берегу р. Каменки находок ранее ХV в. не обнаружено.
В целом археологические наблюдения, проведенные А.Д. Варгановым в 1941-1942 гг., а затем последующими исследователями, выявили гнезда поселений с культурными напластованиями домонгольского периода на огромной территории, окружавшей собственно город Суздаль с его земляными укреплениями.

Глава 5
Городской некрополь Суздаля

В крупных центрах древней Руси городские некрополи почти не сохраняются, т.к. их поглощает разрастающаяся жилая застройка. Суздаль в этом отношении является исключением. Его некрополь, расположенный на правом берегу р. Каменки, при владении в неё р. Мжары, находится примерно в I км. от кремля. Курганный могильник занимает площадь 250 х 250 м., причем курганы расположены как бы двумя отдельными группами (группы I и II), из которых первая тяготеет к р. Каменке, а вторая - к р. Мжаре, разделяясь между собой оврагом. Сохранилось 359 насыпей, многие из которых частично раскопаны и повреждены; первоначальное количество насыпей было более значительным.
В научную литературу могильник вошел под названием могильника на Михайловской стороне у Суздаля или могильника на р. Мжара. Раскопки на нем произвел впервые А.С. Уваров в 1851—1852 гг., раскопав 109 курганов; затем работы вели А.Ф. Дубынин (2 кургана в 1927 и 1937 г.), В.В. Седов (2 кургана в 1967 г., 11 курганов в 1968 г. и 13 курганов в 1970 г.); В.А. Глазов (5 курганов в 1968 г.), М.А. Сабурова (100 курганов в 1974-1982 гг.). Таким образом, раскопано 242 насыпи, из которых 133 исследовано современной методикой. Размеры курганов от 2,5 до 8 м. диаметром, при высоте от 0,4 до 1 м. Во всех курганах обнаружены трупоположения, нередко со следами частичного сожжения, ориентированные головой на запад. Все погребения взрослых совершены в грунтовых ямах, тогда как детские чаще на материке. Наблюдается определенная зависимость размера могилы и её глубины от пола, возраста и социальной принадлежности погребенных; мужские могилы имеют наибольшие размеры, женские и подростковые меньше за исключением тех погребений, которые сопровождались богатым инвентарем. Большинство курганов имело ровики, из которых выбирали землю для холмообразной насыпи. В группе II наблюдаются глубокие ровики, огибающие могилу со всех сторон. В группе I ровики состоят из полукольца или отдельных ям. Помимо ровиков в группе I вокруг могил прослеживаются кольцевые канавки от несохранившихся оград-частоколов. Наличие нескольких кольцевых канавок под одной насыпью кургана дает возможность проследить, что вначале над новой могилой насыпался небольшой холмик внутри кольцевой оградки; затем погребения нескольких членов семьи объединялись общей высокой земляной насыпью. Благодаря большому числу захоронений в курганах можно установить относительную хронологию могил. Во всех курганах прослежены пережитки культа огня. Погребальные сооружения можно подразделить на три вида; клети, гробовины и колоды. Клети сооружались из плах или досок, поставленных на ребро и скрепленных путем врубки так, что концы деревянной конструкции упирались в стенки могильной ямы. Гробовины делались также из плах или досок, но сбивались скобами и крупными гвоздями. И клети и гробы имели прямоугольную форму, настил под погребенным и перекрытие из 2-3 плах сверху. Колода долбились из целого куска дерева и имели трапециевидную форму с расширением в верхней части захоронения; перекрытие также долбленое.
Погребальный инвентарь встречен всего в 51 погребении, причем в 21 мужском захоронении он состоит из единичных находок, бронзовых пуговок или сочетания их с остатками тканей воротников. Среди женских захоронений довольно частой находкой являются серебряные и бронзовые перстневидные височные кольца, располагавшиеся слева и справа на висках в количестве от 1 до 12. В основном, они встречены в погребениях молодых женщин и девочек. Наиболее полные и интересные комплексы зафиксированы в сочетании перстневидных с трехбусинными височными кольцами в группе I. В большинстве своем это серебряные кольца с зернеными бусинами цилиндрической формы, иногда узелковыми или из однорядной крупной зерни. Аналогии этим типам украшений известны в кладах ХІ-ХII вв. и в курганах с монетами Х-ХІ вв. Во всяком случае комплексы находок погребений с серебряными зернеными украшениями, выполненными мастерами высокого класса и являвшимися безусловно очень дорогими изделиями, свидетельствуют о высоком социальном ранге погребенных.
Материалы раскопок дают возможность исследовать остатки одежды древнего населения. При этом следует учитывать, что на Руси хоронили, судя по материалам поздней этнографии, в праздничном наряде, вместе с верхней одеждой, строго соблюдая возрастные характеристики; девушек хоронили в наряде невест; девочек, женщин и старух в одежде, соответствующей их семейному положению, с обязательным покрытием головы полотенчатым или платкообразным убором. Остатками как женской, так и мужской одежды являются золототканые и шитые золотом воротники от рубах. При этом воротники с шитьем чаще встречаются в женских погребениях, а золототканые - в мужских. Выделяются воротники в виде стоечки с застежкой слева, в виде "каре", округлой формы типа "голошеек". Под прокладкой из бересты на изнанке воротников обнаружены остатки полотняной и шелковой ткани, из которой были сшиты сами рубахи. Орнаментика на шитье воротников та же, что и на предметах прикладного и монументального искусства домонгольского периода: 5-видные фигуры, древа жизни в кругах, лунницы, крины, плетенки.
Прослеживается возрастная разница в женском головном уборе, от которого сохранились украшения из металла, бисер и фрагменты тканей. Для девочек 10-12 лет характерно наличие большого количества перстневидных височных колец, расположенных от виска до плеч и вплетавшихся, видимо, в волосы. В погребениях молодых женщин перстневидных колец меньше, и помимо них в набор украшений включались трехбусинные кольца, которые всегда находились ниже перстневидных. В погребениях старых и средних лет женщин перстневидных колец мало, чаще по одному на уровне уха.
Помимо описанных деталей костюма, в погребениях в единичном количестве отмечены перстни, браслеты, гривна, бусы, пряслице, пряжки и кольцевидная фибула, ножи; совсем нет орудий труда и оружия; лишь в одном детском захоронении обнаружен гончарный горшок. Следы же тризны в виде битой посуды отмечены во многих насыпях курганов.
Судя по находкам, могильник возник на рубеже Х-ХІ вв. или в самом начале XI в. Ранняя христианизация населения сказалась в обычае хоронить умерших в могильных ямах, что характерно для погребальных памятников этого периода и других крупных городов Руси - Киева, Новгорода, Пскова, Рязани и др.
По деталям погребальной обрядности в суздальском могильнике выделяются две группы. Для группы I характерной особенностью являются кольцевые оградки вокруг могил. В этой же группе обнаружены наиболее полные комплексы и богатые погребения с трехбусинными височными кольцами, изготовленными из серебра в технике зерни. Аналогии этим дорогим украшениям составляют украшения, обнаруженные на усадьбах "А" и "Б" в Суздале. И те и другие как бы выполнены одним мастером.
В центре могильника расположены курганы, могильные ямы которых отличаются своими большими размерами. Захоронены в этих могилах, в основном, молодые мужчины. Может быть, в большие погребальные ямы помещали представителей суздальской аристократии, дружинников, ибо другие способы выражения высокого их социального положения уже были недопустимы по нормам христианской религии.
Курганы группы II выделяются наличием полностью откопанных ровиков вокруг насыпей и полным отсутствием кольцевых канавок от оград вокруг могил. И это обстоятельство нельзя объяснить хронологическим различием, т.к. находки датируют эти курганы одним и тем же временем - XI - нач. ХII вв.
Инвентарь курганов группы II характеризуется наибольшим числом золототканых и вышитых золотой нитью фрагментов одежды и полным отсутствием в них трехбусинных височных колец с зернью. Особенности погребальной обрядности двух групп одного могильника отражают, по-видимому, наличие двух разных групп городского древнерусского населения Суздаля. Сказать с определенностью, откуда они происходят, пока не представляется возможным. Курганный могильник на Михайловской стороне безусловно является городским некрополем. Состав погребального инвентаря в нем характеризуется полным отсутствием этноопределяющих украшений, таких, например, как височные кольца, характерные для отдельных племенных групп, а также отсутствием бытовых предметов и орудий труда, столь распространенных в инвентаре сельских курганных кладбищ. Наличие во многих погребениях дорогих серебряных изделий ювелирного ремесла, привозных шелковых и золототканых одежд говорит о том, что многие люди, похороненные в могильнике, относились к знатной и зажиточной прослойке суздальского населения. Значительной степени достигла и христианизация этого населения (все погребения совершены в ямах, в большинстве курганов отсутствует инвентарь). По-видимому, в материалах могильника находит отражение свидетельство летописи о Суздале как о городе "старого боярства", "старой чади".

Суздаль и его округа в Х-ХV вв. Часть 1
Суздаль и его округа в Х-ХV вв. Часть 2

Категория: Суздаль | Добавил: Николай (29.09.2021)
Просмотров: 26 | Теги: Суздаль | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту






Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru