Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
04.12.2016
00:49
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [393]
Суздаль [150]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [81]
Камешково [24]
Ковров [28]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [34]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [10]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Великий князь Андрей Юрьевич Боголюбский
Собор Владимирских святых.

Князь АНДРЕЙ Юрьевич БОГОЛЮБСКИЙ


Икона св. мч. Андрея Боголюбского

Андрей (1111-1174 гг.) - второй по старшенству сын князя Юрия Долгорукого и его жены половецкой княжны, во святом крещении Марии, дочери половецкого хана Аэпы Асеневича.
Жена: Улита, дочь боярина Кучки.
Сыновья: Юрий, Изяслав, Владимир, Мстислав.

До крещения Андрея звали Китаем, он вырос и возмужал в Суздале, получил прекрасное образование, которое давали своим сыновьям Рюриковичи по завету князя Ярослава Мудрого (знавшего пять европейских языков, в совершенстве владевшего и воинским искусством, и знанием градостроительной науки, и богословием). Как и Владимир Мономах, князь Андрей обладал пытливым философским умом, любил читать Священное Писание, заниматься богомыслием. С детства он привык простаивать длинные церковные службы, весь годовой богослужебный круг: святцы знал наизусть. За своё благочестие и получил он наименование Боголюбский. Воспитание юного княжича включало в себя упражнения в воинском искусстве, развитие храбрости, находчивости и других качеств, необходимых для князя-военачальника. Привычка к воинской дисциплине, умение организовать себя и даже при самых неотложных делах найти время для молитвы не раз помогали ему впоследствии в жизни.

Князь Дорогобужский: 1150 - 1151 гг.


Ритуальный великокняжеский топорик Андрея Боголюбского

В битве около г. Луцка, в котором был осаждён брат Изяслава Владимир, в 1150 г. св. Андрей мужественно громил передние ряды противника, у него сломалось копьё, было пробито пикой седло и лишь горячая молитва к великомученнику Феодору Стратилату, чья память совершалась в тот день (8 февраля), спасла князя от копья немецкого наёмника.

Князь Рязанский: 1153 г.

В 1146 г. Андрей вместе со старшим братом Ростиславом изгнал из Рязани союзника Изяслава Мстиславича - Ростислава Ярославича, тот бежал к половцам.
В 1153 г. Андрей был посажен отцом на рязанское княжение, но вернувшийся из степей с половцами Ростислав Ярославич изгнал его.

Князь Андрей любил Залесский край, свою родину. По достижении совершеннолетия княжеским сыновьям давался обычно город для управления. Андрей получил от отца Владимир, в ту пору незначительный город, населённый ремесленниками, купцами, «мизинными» людьми.

Князь Вышгородский: 1149 г., 1155 г.

После того, как в 1155 г. Юрий Долгорукий становится князем киевским, он окружает себя своими сыновьями, отдав им соседние киевские уделы. Ближе всего он помещает своего старшего и талантливого сына Андрея, сделав его князем Вышгорода, расположенного от Киева всего в 10 верстах, чтобы тот был всегда «под рукой» отца. Около года княжил Андрей в Вышгороде. Но не по нраву пришлась ему здешняя жизнь. Не любил он ни разгула, ни пиров, не мог он терпеть и постоянных смут и распрей своих родственников. Понимая всю тщетность попыток изменить порядки на юге, князь Андрей начал искать возможность своего отъезда на север, чтобы там организовать жизнь на принципах сильной и мудрой княжеской власти.

Ещё в юности князь Андрей, достигнув совершеннолетия, предпринял путешествие к святыням Востока. Был в Иерусалиме и Константинополе, где прожил несколько лет, изучая быт и нравы народов Византийской империи. Греческие цари приходились ему родственниками, т.к. по линии своего деда Владимира Мономаха, рождённого от греческой царевны Ирины, он был правнуком византийского императора Константина Мономаха. Именно тогда, во время пребывания в Византии, у князя Андрея зародилась мысль о создании такого же цельного православного государства с самодержцем во главе на территории раздробленных и разобщённых на тот момент русских земель.
Он понимал, что за княжескими усобицами в борьбе за киевский престол и лучшие города, за братоубийствами и клятвопреступлениями стоит великая угроза и опасность для Руси. В Киеве великокняжеская власть была сильно ограничена влиятельным и изменчивым городским вечем.
Слишком была своевольна родовитая киевская дружина, да и южная граница с неспокойной половецкой степью лежала рядом, поэтому для осуществления замыслов князя Андрея нужна была новая столица. Промыслом Божиим был указан город Владимир.

Сразу же после начала своего княжения в Вышгороде кн. Андрей стал просить отца отпустить его на родину в Ростово-Суздальский край, но кн. Юрий категорически отказал ему, не желая лишиться своего самого надёжного и верного помощника. Кн. Андрей стал молиться, прося, чтобы Господь Сам распорядился его судьбой. В это время в Вышгородском женском монастыре находилась чудотворная икона Божией Матери.
Написанный в Византии около 1130 г. чудный образ Богоматери принадлежал к тому типу икон, которые назывались «Елеус», а на Руси это слово перевели как «Умиление». Это название и закрепилось за подобным типом композиции. Эта икона стала национальной святыней земли русской, а название «Владимирская» к ней пришло позднее.
Многие жители рассказывали об этой иконе удивительные вещи: она несколько раз сходила со своего места в храме и зависала в воздухе. Когда икону переставили в алтарь, она и там сошла с места, повернувшись лицом к выходу. Перед этой святыней часто ночами молился набожный князь Андрей, и идущие от иконы чудеса открыли ему волю Господню. Взяв с собой эту и ещё несколько икон, семью и малую дружину верных людей, кн. Андрей выехал на родину, тайно, без отчей воли.
Русские люди верили, что Богоматерь «Умиление» способна творить чудеса.


Тайное перенесение иконы Божьей Матери из Вышгорода

В.О. Ключевский говорит, что Боголюбский с иконою из Вышгорода плыл водою до Москвы, через реку Вазузу и Москва-реку, затем «через Рогожские поля на Клязьме во Владимир» (В.О. Ключевский. Соч., т.2, М., 1957, стр.9).
Первозданный городок Москва, как западный пограничный форпост Владимиро-Суздальской земли, являлся, в ХII в., по словам И.К. Кондратьева, неким центром или сборным местом «для проходивших через нее ополчений, потому что князья и воеводы владимирские, новгородские, рязанские и черниговские сходились в нее со своими войсками, направляясь в разные стороны обширной удельной России». (И.К. Кондратьев. Седая старина Москвы. М., 1893, стр.6.)
Далее Боголюбский плыл по Клязьме на ладьях во Владимир-Залесский по течению.
Князь Андрей решил везти чудотворную икону из Владимира в Ростов через Суздаль. Сухопутный путь из Владимира в Суздаль видимо проходил через современный пос. Боголюбово, по нему и поехал князь Андрей.
На пути из Владимира в Ростов, в одиннадцати верстах от Владимира, кони, везшие икону, вдруг остановились, и никакая сила не могла сдвинуть их с места. В летописном тексте говорится: «И оттоле (от Рогожских полей) дошедше близ града Владимеря и егда быша на реце на Клязьме и ту сташа кони со иконою»...
Все сочли это чудесным предзнаменованием. Отслужив молебен, решили здесь заночевать. Долго за полночь горел свет в княжеском шатре, разбитом на крутом берегу полноводной Клязьмы. Князь молился ночью перед чудотворной иконой, когда перед ним в неизречённом сиянии предстала Сама Пречистая Богородица и рекла: «Не хощу, да образ Мой несеши в Ростов, но во Владимире постави Его: на сем месте во имя Моего Рождества церковь воздвигни и обиталище инокам состави». Андрей в благоговейном трепете упал на колени, готовый в это же мгновение выполнять Небесное повеление. См. Владимирская икона Божьей Матери.
Тогда же, в память о чудесном явлении ему Богородицы, кн. Андрей повелел иконописцам написать икону Божией Матери такой, как Пречистая явилась ему, и установил празднование этой иконе 1 июля. Названная Боголюбской (Боголюбивой) иконой Божией Матери, она прославилась впоследствии многочисленными чудотворениями.


Боголюбская икона Божией Матери

1 июля - день празднования Боголюбской иконы Божией Матери.
См. Боголюбская икона Божией Матери.

В связи со всеми этими обстоятельствами новый город на месте явления Пречистой Богородицы был назван Боголюбовым («место богом любимое»), а самого князя прозвали Боголюбским.

Великий князь Владимирский
1157 - 1174 гг.

В 1157 г. князь Юрий Долгорукий был отравлен во время пира у одного из киевлян по имени Петрила, который был осмеником, т.е. старшим над восьмью дружинниками. Его смерть повлекла за собой грабежи дворов и самого князя, и других суздальцев. После того как утих бунт, киевляне стали ждать возмездия со стороны князя Андрея. Но он не торопился идти на Киев с мечом, чтобы силой, подобно его предшественникам, утвердиться на «золотом» киевском престоле. Он остался на северо-востоке, чтобы именно здесь создать новую столицу Руси, основываясь на политике укрепления единой и абсолютной власти.
После смерти отца Андрей был избран князем Ростово-Суздальским, но он не остался жить ни в Ростове, ни в Суздале, а уехал в свой любимый г. Владимир. Для того, чтобы укрепить единовластие, Андрей изгоняет несколько боярских семей из Ростова и Суздаля, самых верных слуг своего отца, а также отправляет своих родственников, чтобы уменьшить опасность возникновения междоусобных разногласий и посягательств на его княжеский авторитет. Мстислав, Василько и Всеволод вместе с вдовствующей родительницей (мачехою Андрея) уехали в Константинополь в 1162 г.

Император Мануил их принял с честью. Всеволод провёл в изгнании 7 лет. Глеб в это время княжил в Переславле Южном.

С 1149 г. Ростовская, Суздальская и Муромская епархия.
С 1164 (1172) г. Ростовская и Муромская епархия.
С 1198 г. Ростовская, Суздальская и Владимирская епархия.

До своей смерти Долгорукий просит мастеров у Фридриха Барбароссы. Сначала мастера направляются Фридрихом к Юрию, потом приход мастеров к его сыну Андрею во Владимир. Из сообщения В.Н. Татищева следует, что они строили, как минимум, Успенский собор и Золотые ворота во Владимире. Когда именно началось строительство Золотых ворот, мы не знаем (их ориентировочная датировка - 1158 - 1164 гг.). Но относительно Успенского собора доподлинно известно, что он был заложен 8 апреля 1158 г.
От Барбароссы пришли мастера по скульптурному декору и, возможно, зодчий. Но если приход последнего и имел место, то перед ним были поставлены достаточно узкие задачи:
- разработка иконографии декора и руководство соответствующими мастерами;
- увеличение размеров и повышение качества построек.
Несмотря на приход мастеров из Западной Европы, определяющее значение при Андрее всё равно имели местные строительные кадры, сформированные при Юрии.

УСПЕНСКИЙ СОБОР РОСТОВА ВЕЛИКОГО

В 1160 г. сгорела дубовая соборная Успенская церковь Ростова. В 1162 г. князь Андрей Боголюбский закладывает каменный соборный храм на месте сгоревшей церкви.
Тогда же были обретены нетленными мощи епископа Леонтия при копании рвов под стены новозаложенного храма. Князь Андрей прислал каменный гроб, в который были положены мощи Леонтия и был устроен в честь его небольшой придел с южной стороны алтаря соборного храма. Белокаменный собор был разрушен пожаром 1204 г.
См. Ростов Великий.

ЗАГОРОДНАЯ КРЕПОСТЬ - БОГОЛЮБОВО

На месте городища существовало мерянское поселение 9-10 в., возможно, укреплённого.

Строительство загородной крепости продолжалось с 1157 по 1165 гг. По замыслу Андрея Боголюбского это был небольшой, но хорошо укреплённый замок по примеру западноевропейского, окружённый мощными земляными валами, имевшими в основании до 20 м. и высоту до 6 м. Периметр их достигал 800 м. Поверх валов были воздвигнуты каменные стены с боевыми белокаменными башнями. Во время раскопок 1934-1954 гг. были обнаружены остатки основания прекрасно сложенной из белого тесаного камня стены или башни, а на гребне западного вала - подошва мощного фундамента стены, сложенного из булыжника на известковом растворе.
См. Боголюбов-Город.

Князь разворачивает грандиозное строительство во Владимире. Город превратился в огромную крепость, окружённую валами длиной 7 км, превзойдя в этом отношении и Киев (4 км.), и Новгород (6 км.).
Вокруг города были возведены боевые укрепления с высокими деревянными стенами и бойницами, перед которыми был вырыт широкий ров.
Прорезка вала в западной части Мономахова города показала, что он был сооружен несколько позднее Ивановского, на культурном слое 12 в., имел внутри мощные деревянные конструкции в виде срубов размерами 5.4х5.8 м. из бревен толщиной 0.2-0.4 м., соединенных «в обло».


Закладка г. Владимира и Успенского собора кн. Андреем Боголюбским. Миниатюра Лицевого летописного свода. Лаптевский том. 2-я пол. XVI в. (РНБ. F. IV. Л. 133)

Золотые Ворота


Золотые ворота. Реконструкция А.В. Столетова.

Золотые ворота. Реконструкция Е.И. Дешальта.

Золотые Ворота (1158-1164 гг.) были построены по аналогии с главными воротами Киева и Константинополя, имевшими такое же название.
При построении Золотых Ворот произошло следующее чудо. Князь хотел приурочить открытие Золотых Ворот к празднику Успения Божией Матери. Леса и кружала были сняты раньше срока, и извёстка ещё не успела высохнуть и укрепиться. Во время молебна, при большом стечении народа, часть ворот рухнула, и камни засыпали собой 12 человек. Тогда князь горячо взмолился к чудотворной иконе Божией Матери: «Если Ты не спасешь этих людей, я, грешный, буду повинен в их смерти!» Когда подняли врата и разобрали камни - все придавленные оказались целы и невредимы.
26 апреля 1164 г. было завершено строительство Золотых Ворот.
Над триумфальной аркой была воздвигнута надвратная Ризоположенская церковь, обновленная в 1469 г. В.Д. Ермолиным; перестроена в 1810 г.


Золотые Ворота Владимира

Въезжали во Владимир с запада через Золотые Ворота, а с востока - через Серебряные ворота. В крепости были еще Волжские ворота - выход к реке Клязьме, Медные - выход к реке Лыбеди и Иринины - недалеко от Золотых ворот.
Золотые ворота сохранились до наших дней и стали древнейшим оборонным памятником России. Это мощное сооружение из белого камня высотой более 20 метров, прорезанное высокой аркой. Створы ворот раньше были окованы золоченой медью и виделись издалека. Золотом сверкал и купол небольшого храма, завершающего постройку.
Церковь, которая издали выглядит игрушечной, на самом деле вмещает более сотни людей.
В 1238 г. Золотые ворота послужили владимирцам во время обороны города от монголо-татарского войска.
См. Золотые Ворота Владимира.

В разных частях Мономахова города исследованы остатки наземных и полуземляночных построек. Наземные постройки были срубной конструкции, преимущественно однокамерными, размеры их не превышали 5-6х4-6 м. Постройки были без фундаментных устройств или с простейшими «стульями» из обрубков бревен по углам сруба, обычно с большими и глубокими подпольными ямами. Стены полуземлянок оформлялись деревом. Как правило это были опущенные в котлован полуземлянки срубы. Печи как в наземных, так и в полуземляночных жилищах были преимущественно глинобитными.
Среди находок из древнерусского слоя Мономахова города - гончарная древнерусская и позднесредневековая керамика, многочисленные и разнообразные инструменты ремесленников, бытовые вещи, много стеклянных браслетов. Часты находки майоликовых плиток.
У Княгинина монастыря исследованы остатки наземной жилой постройки, в развале печи которой обнаружены две серебряные гривны, спрятанные, очевидно, во время одного из вражеских нашествий. У Золотых Ворот раскопана полуземлянка размерами 4.0х3.6 м. со следами облицовки стен деревом (вероятно, сруб) и глинобитной печью в юго-восточном углу.

Церковь Спаса

Князь Киевский Владимир Мономах в 1108 г. закладывает во Владимире первый каменный храм. «Того же лета свершен бысть град Владимер Залешьский Володимером Мономахом, и созда в нем церковь камену святаго Спаса». После пожара этот храм был полностью разобран.

При Андрее Боголюбском рядом с Золотыми Воротами выросла новая белокаменная церковь Спаса (1164 г.). Белокаменная церковь Спаса стояла около шести веков, пока сильнейший пожар 1778 г. не уничтожил её. Через несколько лет в конце восемнадцатого века остатки церкви были разобраны, а на ее месте построен новый храм Спаса, который сохранился до нашего времени.


Спасская церковь

Перед началом строительства были проведены археологические раскопки на месте древнего храма двенадцатого века. Исследователям удалось восстановить первозданный вид церкви Спаса Андрея Боголюбского, конечно, большинство архитектурных элементов были восстановлены, основываясь на догадках. Тем не менее, археологи нашли плиты, которыми были выстланы пол храма, фрагменты резных каменных украшений фасада.
Архитекторы попытались как можно точнее повторить образ церкви Спаса, построенной при князе Боголюбском. Археологи утверждают, что новый храм Спаса, действительно, очень похож на древний. Здание церкви опоясывает ряд полуколонн, берущих начало от середины стен и доходящих практически до ворот. Кроме того, стены богато украшены резными каменными деталями. Архитекторы использовали особый способ нанесения штукатурки, благодаря этому, создается впечатление, что церковь Спаса выложена из природного белого камня (как предшественница).
См. Спасский Золотоворотский Преображенский монастырь.

Владимирский Успенский собор

В Среднем городе Андрей создаёт белокаменный Успенский собор (1158-1160 гг.).
Успенский собор возводился по указанию Андрея Боголюбского на высоком рельефе местности и виден издалека. Храму отводилась роль, аналогичная Софии Киевской. Образцом послужил одноименный собор Печерского монастыря в Киеве. Желание сделать Владимир новым политическим и культурным центром Руси обусловило поиски неизвестных до той поры идейно-художественных средств. Внешний облик главного храма должен был соответствовать поставленным задачам. На сооружение храма князь выделил десятую часть своих доходов и пригласил мастеров из разных земель.

Ученые считают, что в сооружении Успенского собора участвовали архитекторы из Западной Европы. Они творчески использовали опыт местных строителей и традиции этой земли. Храм был щедро украшен снаружи и внутри каменной резьбой, фресками, позолотой.
Архитектору Барбароссы не удалось добиться ни принципиально новой конструкции, ни существенного увеличения размеров, ни достаточной надежности владимирского Успенского собора. Большой ростовский собор (сторона подкупольного квадрата - 6,7 м.) простоял недолго - всего 42 года.

Икона Владимирской Божией Матери украсила построенный в 1160 г. собор Успения Пресвятой Богородицы. На ее оклад, согласно преданию, князь отдал больше 30 гривен золота, кроме серебра, драгоценных камней и жемчуга.
После смерти князя много нашлось охотников завладеть этой святыней. Побывала Владимирская икона Божьей Матери в руках рязанского князя Глеба. Страшной опасности подвергалась она, когда в 1238 г. орды татар ворвались во Владимир. По преданию, долго всматривался в скорбный лик Богоматери сам хан Батый и, не выдержав Ее взгляда, вышел из храма.


Успенский собор Владимира

Исторические дни 21 мая, 23 июня и 26 августа, связанные с этой святой иконой, стали памятными днями Русской Православной Церкви.
Наиболее торжественное празднование совершается 26 августа, установленное в честь сретения Владимирской иконы при перенесении ее из Владимира в Москву.
См. Владимирский Успенский собор.

Церковь Сретения Пресвятыя Богородицы

Сретенская церковь была построена на берегу Клязьмы по приказу великого князя Андрея Боголюбского в 1164 г.

Повод для её возведения был выбран особый - в этом месте князь в сопровождении духовенства, при большом стечении местных жителей встречал перевозимую в Успенский собор из Боголюбова Владимирскую икону Божией Матери 21 сентября 1160 г. В память встречи иконы, на месте встречи для увековечения памяти о столь славном и знаменательном для Владимира событии построена была деревянная церковь «Сретения Пресвятыя Богородицы».

При постройке Сретенской церкви князем был установлен крестный ход 21 сентября (по старому стилю), который совершали священнослужители Успенского собора. Эта традиция продержалась недолго, и уже в 1177 г. соборным причтом крестный ход был отменён.

Во время разорения Владимира в 1238 г. «дикие орды монголов» сожгли среди прочих и Сретенскую церковь. С тех пор она долго не возобновлялась и лишь в 1656 г. упоминается в архивах «прибылою вновь». Перестраиваемый и обновляемый, храм позднее встречается в документах второй пол. XVII в. В это время он также был приписан к Успенскому собору, но уже в 1710 г. в Сретенской церкви богослужения проводил свой священник. См. Церковь Сретения Владимирской иконы Божией Матери в Солдатской Слободе.


Наплечник св.кн. Андрея. Эмалевая накладка с изображением Распятия Христа

Армиллы Барбароссы - две парные медные позолоченные накладки пятиугольной формы. Украшены эмалевыми миниатюрами с евангельскими сценами Распятия и Воскресения Христова. Наплечники изготовлены около 1170-1180 гг. ювелирами мозельской школы и, возможно, являются парадными наплечными браслетами - армиллами, бывшими одними из регалий императоров Священной римской империи. Вероятным их владельцем называют Фридриха Барбароссу, который, по преданию, подарил их великому князю Владимирскому Андрею Боголюбскому.


Скульптурный портрет Андрея Боголюбского

План Владимира XII-XIII вв. (по Н.Н. Воронину)

Цифрами на плане обозначены:
I - город Мономаха (Печерний город); II - Ветчаной город; III - Новый город; IV - детинец; 1 - церковь Спаса; 2 - церковь Георгия; 3 - Успенский собор; 4 - Золотые ворота; 5 - Оринины ворота; 6 - Медные ворота; 7 - Серебряные ворота; 8 - Волжские ворота; 9 - Дмитриевский собор; 10 - Вознесенский монастырь; 11 - Рождественский монастырь; 12 - Успенский (Княгинин) монастырь; 13 - Торговые ворота; 14 - Ивановские ворота; 15 - ворота детинца; 16 - церковь Воздвижения на Торгу.

В 1158-1164 гг. западная часть города, получившая название Новый город, также обносится линией оборонительных укреплений - валов (высотой около 9 м.), на которых воздвигаются деревянные стены крепости. В этой части Владимира находились четыре воротные башни, три из них были деревянными. Ворота, находившиеся в башнях, назывались «Волжские», «Иринины» и «Медные».
Раскопками здесь выявлены остатки проездных Ирининых ворот в виде деревянного основания и настила проезда.
В центральной части Нового города, в районе Торговых рядов, широкой площадью вскрыто ок. 2000 кв. м. Древнейшие сооружения здесь относились к XII-XIII вв. Это подпольные ямы наземных жилищ, развалы глинобитных печей и печей-каменок, хозяйственные ямы, следы частоколов, разделявших усадьбы. На стыке двух усадеб обнаружена строительная жертва: специальное захоронение голов и частей скелетов двух лошадей.

Посад интенсивно заселялся в XII - нач. XIII в. Здесь у предполагаемых Серебряных ворот в районе современной ул. Фрунзе исследованы остатки двух полуземлянок размерами 4.2х3.0 м., одна из которых принадлежала кузнецу.
Восточная часть города Владимира, где во второй пол. ХI в. располагался посад, в годы княжения Андрея Боголюбского, также была защищена валами и деревянными крепостными стенами. На этой стороне находились другие белокаменные ворота, известные под названием Серебряных. Но здесь деревянные стены крепости довольно скоро пришли в ветхость, и потому восточная часть Владимира получила название Ветчаный город (то есть «ветхий»).

Археологи выделили два строительных горизонта в сооружении оборонительных укреплений восточной части города (Ивановский вал). сохранившаяся высота первого строительного горизонта составляет 0.9 м., тело вала было насыпано на древнем почвенном горизонте, с внешней стороны насыпь вала была укреплена деревянным частоколом. На поверхности вала первого строительного горизонта были зафиксированы остатки примыкавших к валу деревянных конструкций, пострадавших при пожаре. Внутри срубов обнаружены печи. В слое пожара были собраны многочисленные фрагменты гончарных сосудов сер. XII - сер. XIII вв.

Слой пожара в древности разровняли и возвели насыпь второго строительного горизонта, который сохранился на высоту от 1.8 до 1.9 м. Возводили его в два приема без внутривальных конструкций: сначала было насыпано ядро вала, затем лицевую сторону дополнительно укрепили. Тело вала было значительно увеличено в высоту и ширину.

На втором строительном горизонте прослежены мощные непотревоженные почвенные напластования, сформировавшиеся на валу к XVI в. Верхняя часть вала была срыта в кон. XVIII - нач. XIX вв.
См. Оборонительные укрепления города Владимира.

К XIII в. территория ул. Б. Московская, получила четыре деревянных храма и 200 дворов. XVI - XVII вв. здесь уже располагались посадские слободы, к которым примыкали территории Сергиевского, Успенского и Богородицкого монастырей и монастырские слободы.

Большая часть находок древнерусского периода представлена стеклянными браслетами, ножами для деревообработки и резьбы по кости, костяными изделиями и инструментами для сверления кости, изделиями из камня. Самые массовые находки представлены осколками керамических изделий, из которых удалось реконструировать 3 сосуда для вина и масла. Обнаружены также элементы декорирования храмов.

За годы княжения Андреем было выстроено свыше 30 церквей. Всех приезжих: и латинян, и язычников, кн. Андрей приказывал водить в воздвигнутые храмы и показывать им истинное христианство.

Разрозненные земли объединялись вокруг г. Владимира, ставшего на тот момент духовным и культурным центром Руси.
В 1153 г. Рязань захватил Андрей Боголюбский, но был изгнан Ростиславом с половецкой помощью. Это событие Соловьёв С. М. датирует 1154 г., а Иловайский Д. И. отодвигает смерть Ростислава до 1155 г., считая последним летописным известием о нём известие Ипатьевской летописи о крестоцеловании рязанских князей Ростиславу, в то время как известие относится к занявшему в то время киевский великокняжеский престол смоленскому князю Ростиславу Мстиславичу.
В 1159 г. муромские полки участвовали в походе войск Андрея Боголюбского в поддержку Святослава Вщижского и его дяди Изяслава Давыдовича, боровшегося в то время за киевский и черниговский престолы против смоленско-волынско-галицкой коалиции.

В 1160 г. отправивший на верхний Дон сына Мстислава с войском против половцев.

Одной из поставленных перед собой государственных задач кн. Андрей видел завоевание Великого Волжского пути, проходившего через территорию Руси и связывавшего страны Скандинавии с восточными государствами. Волжская Болгария со времён походов князя Святослава (972 г.) на хазар представляла серьёзную опасность для Русского государства.
Сокрушительный удар по врагу был нанесён в 1164 г., когда русские войска сожгли и разрушили несколько болгарских крепостей.
В 1164 г. князь Муромский Юрий посылал войска на помощь Андрею Боголюбскому против волжских болгар. Андрей брал с собой в этот поход Владимирскую Икону Божией Матери и двухстороннюю икону, на которой были изображены Спас Нерукотворный на одной стороне и Поклонение Кресту на другой.
Великое чудо было явлено русскому войску от святых икон в день решающей победы над болгарами 1 августа 1164 г. После разгрома болгарского войска князья Андрей, брат его Ярослав, сын Изяслав и другие вернулись к пехоте, стоявшей под княжескими стягами у Владимирской иконы, и, поклонившись иконе, «хвалы и песни воздавающе ей». И тогда все увидели ослепительные лучи света, исходящие от лика Богородицы и от Нерукотворного Спаса. В тот год по повелению святого Андрея было установлено 14 августа празднование Всемилостивому Спасу (Медовый Спас) и Пресвятой Богородице - в память о крещении Руси святым равноапостольным Владимиром и в память победы над болгарами.

Вскоре князь учредил праздник, дотоле неизвестный ни латинскому Западу, ни греческому Востоку: праздник Покрова Божией Матери (совершается 1/14 октября), воплотивший в себе веру святого князя и всего русского народа в принятие Богородицей Святой Руси под Свой Покров. Инициативу создания праздника приписывают самому Андрею Боголюбскому и владимирскому духовенству, обошедшимся без санкции киевского митрополита. Появление нового богородичного праздника во Владимиро-Суздальском княжестве представляется явлением закономерным, вытекающим из политических устремлений князя Андрея. В «Слове на Покров» есть моление о том, чтобы Богородица защитила божественным покровом своих людей «от стрел, летящих во тьме разделения нашего», моление о необходимости единения русских земель.
В 1165 г. возникла церковь (Покрова на Нерли) в устье Нерли, посвященная новому празднику в честь Богородицы - Покрову.

Участие князя заметно в составлении Владимирского летописного свода, завершённого после смерти князя его духовником попом Микулицей, который включил в него особую «Повесть о убиении святого князя Андрея». Ко времени правления князя Андрея относится и окончательная редакция «Сказания о Борисе и Глебе», так как князь был их особым почитателем: главной домашней святыней Андрея Боголюбского были шапка и меч святого мученика князя Бориса (князь Ростова). Памятником молитвенного вдохновения святого князя осталась «Молитва», внесённая в летопись под 1906 г., после «Поучения Владимира Мономаха».
От Волжских ворот города Владимира начинался Старо-Рязанский тракт, который проходил вдоль русла рек Поль и Бужа, в обход озер – к левому берегу Оки, на Рязань.
Когда кафедра патриарха находилась еще в Киеве, по льду Пры, Мещерских озер и Буже пролегал зимний Патриарший путь из Киева через Рязань до Владимира.
В 1171 г., согласно летописям, Андрей Боголюбский заложил в южных пределах Мещеры Андреев Городок. Тогда возник еще один торговый тракт вдоль левобережья рек Колпь и Гусь, связавший Владимир с Городцом Мещерским. См. Городец Мещёрский.
С 1158 по 1165 гг. князь Андрей Боголюбский укрепил южные границы Залесской Руси: создал цепь укреплений левого берега Клязьмы: Владимир, Константино-Еленинский монастырь, крепость над Сунгирем (Седыш-град), Боголюбов-Город, - последний к тому же перекрыл путь Ростову и Суздалю по нерльскому пути в Клязьму - это был очень дерзкий и мужественный шаг князя, оно вызвало сильное недовольство старобоярской знати.

По крупным рекам и важнейшим дорогам строятся укрепленные сторожевые посты-засеки. Такими постами можно считать, очевидно, Макееву гору (Камешковский район, село Макеево), городище близ села Куницыно в том же районе, селища близ села Любец (Ковровский район).

Великий князь Андрей Боголюбский, воздавая последний долг умершему в 1157 г. родителю своему строением церквей и обителей во Владимире и вниз от города Боголюбова по течению реки Клязьмы на правом берегу ее, первую церковь построил во имя Спаса, что в Купалищах (где были еще язычники и поклонялись богу - Купале).
Ко дню Успения Божьей Матери Великий Князь прибыл к месту, где ныне село Любец (Ковровский район), имеющее самое живописное местоположение. Место это полюбилось Князю. «Любо здесь», - сказал он и велел построить церковь во имя Успения Божьей Матери.
Хотелось Князю побывать в Стародубе, но обстоятельства отвлекли его к Князьям Суздальским. Великий Князь, возвращаясь уже зимою из Суздаля опять к Стародубу, из-за вьюги сбился с пути и, не надеясь уже на спасение, попал в стан деревни Елифановки (будущий город Ковров) на канун Рождества Христова. По случаю своего чудесного избавления от верной гибели он приказал выстроить тут Рождественскую церковь.
На утро, отогревшись и отдохнув, Великий Князь отправился к обедне в Стародуб (ныне называемый Клязьминский городок). Отсюда он поехал далее и при устье реки Тары и Мстерки приказал построить церковь во имя Богоявления Господня, где ныне поселок Мстера.
С тех пор, как Великий Князь приказал построить в д. Елифановке деревянную церковь, деревня эта получила название села Рождественское.
Сын Елифана Василий Елифанов взялся срубить и поставить эту церковь. При освящении ее Великий Князь наградил его пустошами, лесами и лугами от реки Нерехты по Гремячий враг по Клязьме на кривой дуб и старую ветлу до Нерехты же, как это значится в писцовых книгах Дьяка Михаила Трусова и Федора Витовтова. Позже эти угодья переходили из рода в род под названием пустошей Елифановских.
В 1162 г., желая создать в новой столице Руси - стольном граде Владимире - епископскую кафедру, Андрей Боголюбский, просил Константинопольского патриарха выделить из Ростовской епархии город Владимир и создать отдельную от Киева митрополию. Кандидатом на митрополичью кафедру он предлагал своего любимца игумена Феодора. Но патриарх Лука Хрисоверг на это не согласился, а льстивого и пронырливого Феодора, оклеветавшего Ростовского епископа Нестора, советовал удалить от себя.
В 1168 г. в Киеве был созван большой Собор, состоящий из 150 духовных лиц, по случаю споров о посте в среду и пяток. От Владимирского князя Андрея Боголюбского был прислан на Собор игумен Феодор с предложением свергнуть Киевского митрополита Константина и избрать нового, но предложение принято не было. Тогда игумен Феодор с запасом золота и серебра отправился в Царьград к патриарху с донесением, что в Киеве якобы нет митрополита, и просил, чтобы его поставили митрополитом Киевским. Патриарх не согласился. Но это не смутило игумена Феодора. Он принес патриарху богатые дары и просил поставить его епископом Ростовским, говоря, что там якобы нет епископа, а в России некому поставлять во епископы, так как в Киеве нет митрополита. Патриарх внял его мольбе, и 16 июня 1170 г. Феодор был хиротонисан во епископа Ростовского (см. епископ Феодор II). В то же время, стремясь сохранить расположение князя Андрея, наиболее могущественного среди владетелей Русской земли, он почтил епископа Феодора правом ношения белого клобука, что было в древней Руси отличительным признаком церковной автономии.

В 1167 г. умер в Киеве святой Ростислав, двоюродный брат Андрея, умевший вносить умиротворение в сложную политическую и церковную жизнь того времени, а из Царьграда был прислан новый митрополит Константин II. Новый митрополит потребовал, чтобы епископ Феодор явился к нему для утверждения. Святой Андрей вновь обратился в Царьград за подтверждением самостоятельности Владимирской епархии и с просьбой об отдельной митрополии. Сохранилась ответная грамота патриарха Луки Хризоверга, содержащая категорический отказ в устроении митрополии, а также требование принять изгнанного епископа Леона и подчиниться Киевскому митрополиту.
Андрей убедил епископа Феодора с покаянием поехать в Киев для восстановления канонических отношений с митрополитом. Покаяние епископа Феодора не было принято. Без соборного разбирательства митрополит Константин, в соответствии с византийскими нравами, осудил его на страшную казнь: Феодору отрезали язык, отрубили правую руку и выкололи глаза. После этого он был утоплен слугами митрополита.

В 1159 г. Изяслав Давыдович был изгнан из Киева Мстиславом Изяславичем Волынским и галицким войском, киевским князем стал Ростислав Мстиславич, чей сын Святослав княжил в Новгороде. В том же году Андрей захватил новгородский пригород Волок Ламский, основанный новгородскими купцами, и праздновал здесь свадьбу своей дочери Ростиславы с князем вщижским Святославом Владимировичем, племянником Изяслава Давыдовича. Изяслав Андреевич вместе с муромской помощью был послан на помощь Святославу под Вщиж против Святослава Ольговича и Святослава Всеволодовича.
В 1160 г. новгородцы пригласили на княжение племянника Андрея, Мстислава Ростиславича, но ненадолго: в следующем году Изяслав Давыдович погиб при попытке овладеть Киевом, и в Новгород на несколько лет вернулся Святослав Ростиславич.

Взятие Киева

Мстислав (князь Киева и сын Изяслава) продолжил семейную традицию, собрав ранней весной (по примеру Мономаха) 1169 г. войска двенадцати князей - все наличные силы Южной Руси в один из самых масштабных походов на кочевников. Увенчавшийся почти бескровной победой на устье р. Орели, где снова освободили множество рабов. Половцы не пытались сопротивляться и бежали. Легкая конница черных клобуков под командованием своего воеводы Бастыя преследовала их на огромном расстоянии, захватывая толпы пленных. Приднепровская группировка вновь была существенно ослаблена, но начавшаяся очередная усобица не позволила закрепить успех.
В марте 1169 г. войска союзных князей во главе с сыном Андрея Мстиславом осадели Киев. В это время в Киеве правил князь Мстислав Изяславович. Союзники Мстислава Киевского (Ярослав Осмомысл галицкий, Святослав Всеволодович черниговский и Ярослав Изяславич Луцкий) не предприняли деблокирующего удара под осаждённый Киев.
8 марта город был разгромлен и сожжён. Участвовавшие в походе половцы не щадили даже церковные сокровища. Русские летописи рассматривали это событие как заслуженное возмездие: «се же здеяся за грехи их, паче же за митрополичью неправду». Город был взят приступом «на щит», чего прежде русские князья никогда не делали по отношению к Киеву. Киевский князь Мстислав бежал. Победители два дня грабили его, не было ничему и никому помилования. «Были в Киеве тогда,- говорил летописец,- на всех людях стон и тоска, плач неутешный и скорбь непрестанная». Множество киевлян были уведены в плен. В монастырях и церквах воины забирали не только драгоценности, но и всю святость: иконы, кресты, колокола и ризы. Половцы подожгли Печерский монастырь. Софийский собор был разграблен наравне с другими храмами.
В Киеве вокняжился младший брат Андрея Глеб, сам Андрей остался во Владимире.

Поход на Новгород

В 1168 г. новгородцы призвали себе на княжение Романа, сына Мстислава Изяславича Киевского. Первый поход был проведён против полоцких князей, союзников Андрея. Земля была разорена, войска не дошли до Полоцка 30 вёрст. Затем Роман атаковал Торопецкую волость Смоленского княжества. Посланное Мстиславом на помощь сыну войско во главе с Михаилом Юрьевичем и чёрные клобуки были перехвачены Ростиславичами по дороге.
Подчинив себе Киев, Андрей организовал и поход на Новгород. Князь Муромский Юрий посылал войска на помощь Андрею Боголюбскому в конце 1169 г. против Романа Мстиславича Новгородского.
Зимой 1170 г. пришли под Новгород Мстислав Андреевич, Роман и Мстислав Ростиславичи, Всеслав Василькович Полоцкий, рязанский и муромский полки.
К вечеру 25 февраля Роман с новгородцами победил суздальцев и их союзников. Враги бежали. Новгородцы пленили так много суздальцев, что продавали их за бесценок (по 2 ногаты). Однако, вскоре в Новгороде наступил голод, и новгородцы предпочли заключить мир с Андреем на всей своей воле и пригласили на княжение Рюрика Ростиславича, а ещё через год - Юрия Андреевича.
По другим данным владимирцы были отброшены чудом Новгородской иконы Божией Матери Знамения, которую вынес на городскую стену святой архиепископ Иоанн. Но когда вразумлённый князь сменил гнев на милость и миром привлёк к себе новгородцев, благоволение Божие вернулось к нему: Новгород принял условия, поставленные святым Андреем.

Осада Вышгорода в 1173 г.

После смерти на киевском княжении Глеба Юрьевича (1171 г.) Киев по приглашению младших Ростиславичей и втайне от Андрея и от другого главного претендента на Киев - Ярослава Изяславича Луцкого занял Владимир Мстиславич, но вскоре умер. Андрей отдал киевское княжение старшему из смоленских Ростиславичей - Роману. Вскоре Андрей потребовал от Романа выдачи киевских бояр, заподозренных в отравлении Глеба Юрьевича, но тот отказался. В ответ Андрей приказал ему и его братьям вернуться в Смоленск. Андрей планировал отдать Киев своему брату Михаилу Юрьевичу, но тот вместо себя послал в Киев брата Всеволода и племянника Ярополка, которые затем были взяты в плен Давыдом Ростиславичем.
В Киеве ненадолго вокняжился Рюрик Ростиславич. Был произведён обмен пленными, по которому Ростиславичам был выдан ранее изгнанный из Галича, пленённый Михаилом и отправленный в Чернигов княжич Владимир Ярославич, а ими был отпущен на свободу Всеволод Юрьевич. Ярополк Ростиславич был удержан, его старший брат Мстислав был изгнан из Треполя и не был принят Михаилом, находящимся тогда в Чернигове и претендовавшим кроме Торческа на Переяславль.
Момент замирения Андрея с Ростиславичами киевский летописец описывает так: «лишился Андрей брата своего и Святослава Всеволодовича Черниговского, а к Ростиславичем приступил». Но вскоре Андрей через своего мечника Михна вновь потребовал от Ростиславичей «в Русской земле не быти»: от Рюрика - уйти к брату в Смоленск, от Давыда - в Берладь. Тогда младший из Ростиславичей, Мстислав Храбрый, передал князю Андрею, что прежде Ростиславичи держали его как отца «по любви», но не допустят, чтобы с ними обращались, как с «подручниками». Роман подчинился, а его братья остригли бороду послу Андрея, чем дали повод началу военных действий.
Кроме войска Владимиро-Суздальского княжества, в походе участвовали полки из муромского, рязанского, туровского, полоцкого и городенского княжеств, новгородской земли, князья Юрий Андреевич, Михаил и Всеволод Юрьевичи, Святослав Всеволодович, Игорь Святославич. Ростиславичи избрали другую стратегию, нежели Мстислав Изяславич в 1169 г. Они не стали защищать Киев. Рюрик заперся в Белгороде, Мстислав в Вышгороде со своим полком и полком Давыда, а сам Давыд поехал в Галич просить помощи у Ярослава Осмомысла. Всё ополчение осадило Вышгород, чтобы взять в плен Мстислава, как приказал Андрей. Мстислав принял первый бой в поле перед началом осады и отступил в крепость. Тем временем Ярослав Изяславич, чьи права на Киев не признали Ольговичи, получил такое признание от Ростиславичей, двинул волынские и вспомогательные галицкие войска на помощь осаждённым. Узнав о приближении противника, огромное войско осаждавших стало беспорядочно отступать. Мстислав совершил успешную вылазку. Многие, переправляясь через Днепр, утонули. «Так-то, - говорит летописец, - князь Андрей какой был умник во всех делах, а погубил смысл свой невоздержанием: распалился гневом, возгордился и напрасно похвалился; а похвалу и гордость дьявол вселяет в сердце человеку».
Киевским князем стал Ярослав Изяславич. Но на протяжении последующих лет ему, а затем и Роману Ростиславичу пришлось уступить великое княжение Святославу Всеволодовичу Черниговскому, с помощью которого поcле гибели Андрея во Владимире утвердились младшие Юрьевичи.

Патриарший сад во Владимире, по преданию, основан святым благоверным князем Андреем Боголюбским. Во Владимире не было резиденции патриарха, но специально был высажен вишневый сад, куда приезжало отдыхать столичное духовенство. См. Патриарший Сад города Владимира.

В Грузии этого владимирского князя называли «государем Андреем Великим», а в Армении – «царём русских». Князья: киевские, смоленские, черниговские, рязанские и муромские, даже волынские князья, а в конце концов, и вольный «господин Новгород», ходили по его великокняжеской воле. Большую часть времени князь проводил в Боголюбове в уединении и молитве. Там же он принимал иноземных послов и купцов. Часто выезжал в устье Судогды на охоту с малым числом близких людей.

Совершив 20 июня 1174 г. погребальное в храме Богородицы над сыном своим Глебом (Святой Благоверный княжич Глеб Владимирский), Андрей уклонился от шумной столичной жизни в любимый им Боголюбов, чтобы здесь в тиши монастырского уединения утолить скорбь души своей благочестивыми занятиями. В то время как он здесь в уединенной своей молельне повергал печаль свою перед Господом, во Владимире, в его отсутствие, в среде родных и приближенных летом 1174 г. составился злодейский заговор.
Ему тогда шёл 63-й год. Это было дело рук бояр Кучковичей, родственников его первой жены, дочери казнённого Юрием Долгоруким боярина Кучки, первоначального владельца Москвы, и второй жены Андрея, болгарки родом, она не могла ему простить славных побед над своим племенем. Поводом к убийству послужило приказание Андрея казнить одного из Кучковичей. Заговорщиков было двадцать человек, причём никто из них не был лично обижен князем, а многие наоборот, были им облагодетельствованы, в особенности же два инородца-Анбал, по происхождению яс (осетин), и жид Ефрем Мойзич.

В ночь с 28 на 29 июня, на день памяти св.апп. Петра и Павла, пьяная толпа убийц из двадцати человек пробралась ко дворцу, вырезала стражу и вломилась в опочивальню безоружного князя. Ключник Анбал накануне предательски похитил меч святого Бориса, постоянно висевший над постелью Андрея.


Меч святого Бориса

Андрей, и в старости обладавший мощной силой, успел ударом повергнуть на пол первого из нападавших, которого заговорщики тут же зарубили мечами, приняв впотьмах за князя. Но вскоре убийцы поняли свою ошибку: «и посем познаша князя, и боряхуся с ним велми, бяше бо силен, и секоша и мечами, и саблями, и копийные язвы даша ему».

Копьём был пробит лоб святого, все остальные удары трусливые убийцы наносили сзади. Когда князь наконец упал, они бросили его, унося убитого сообщника. Но князь был ещё жив. Со стонами, обливаясь кровью, он спустился по дворцовой лестнице, созывая стражу. Но стенания его услышали убийцы, они повернули обратно. Князь успел укрыться в нише под лестницей. «Погибель нам предстоит, ибо князь жив»,- в ужасе вскричали негодяи, не найдя князя в спальне. Но кругом было тихо, никто не пришёл на помощь страдальцу. Тогда злодеи осмелели, зажгли свечи и по кровавому следу нашли свою жертву. Боярин Иоаким Кучкович отсёк ему левую руку. «Что я вам сделал? Бог отмстит вам за мою кровь и за мой хлеб! Господи, в руки Твои предаю дух мой»,- были последние слова святого князя-мученика.

Когда утром на место убиения князя пришёл его друг Кузмище Киевлянин и, не найдя его, начал спрашивать: «Где убит господин?», заговорщики ему ответили, что «вытащен в огород и там лежит, но не смей его взять, так мы все тебе говорим, что хотим бросить его псам, и ежели кто примется за него, тот наш враг и мы того убьём». Не испугавшись угроз, Косьма сказал: «Изверг Анбал! Сбрось хоть ковёр или что-либо постлать или чем прикрыть господина нашего. О, неверный! И ужели хочешь бросить его псам? Помнишь ли, жид, в чём ты пришёл сюда? Ты теперь в аксамите стоишь, а князь лежит нагой; но умоляю тебя, сбрось мне что-либо». И Анбал скинул ковёр и покрывало. Обернув ими тело князя, Косьма понес его в церковь; но она была заперта. «Отоприте», сказал он служителям церковным. «Кинь тут напарти», отвечали они, «пьяни бо бяхутъ» замечает летописец. Злодеи успели уже подпоить и их. «И слуги твои не узнают тебя, Господине», плакал и приговаривал Косьма, «а бывало придет гость из Царьграда или из других стран, ты приказываешь каждого проводить в церковь, на палати (хоры) – пусть – де посмотрят Славы Божией и украшения; а теперь тебя самого не пускают в церковь твою». Косьма вынужден был оставить тело князя на паперти, где оно и лежало двое суток. На третий день, игумен Козьмо-дамианской обители Арсений убедил клирошан боголюбовских внесли тело князя в церковь. «Хотя мы и долго ждали старших игуменов, но долго ли этому князю лежать так? Отоприте мне церковь, отпою его и положим в гроб». Верный слуга киевлянин Косьма отнёс тело своего князя в храм, которое было положено в каменный гроб и вместе с игуменом Арсением совершили чин погребения, князя отпели и опустили в гробницу, выложенную камнем.
Мятежники разграбили княжеский дом, «золото, серебро, порты и паволоки и имение, ему же не бе числа», собрали дружину, из людей готовых на все за деньги и вино, и, произведши возмущение в народе, уехали во Владимир. нашлись и во Владимире негодные люди, которыми, при помощи, вероятно, Кучковичей, и здесь произведено было возмущение в народе. Как в Боголюбове, так и здсеь мятежники грабили и избивали посадников (посадниками в древности назывались начальники в роде гражданских губернаторов), тиунов (сборщики податей), мечников и других слуг княжеских и только на 5-й день, по убеждению духовенства, поулегся мятеж. Протопоп Микулица (Николай) с духовенством в ризах с образами пошли по улицам города и унимали бунтовщиков. На 6-й день (пятницу 4 июля), владимирцы просили игумена Феодула и Луку, домественника Пречистой Богородицы, приготовить, как следует, похоронные носилки и с клиром и народом отправиться в Боголюбов для перенесения тела Благоверного князя во Владимир; а протопопа Микулицу просили со всем градским духовенством в ризах и с иконой Богоматери, встретить гроб у Серебряных ворот. Множество народа собралось для встречи похоронной процессии. Лишь только показался издали великокняжеский стяг (знамя, обыкновенно носимое перед гробом во время княжеских похорон), зарыдали все владимирцы. «Илюдье», говорится в летописи, «не могошася удержати, но вси воебяхут, от слез же не можаху прозрити и вопль далече бе слышасти». В Киев ли ты идешь, Господине, причитал народ над князем, «теми ли воротами золотыми, в ту ли церковь, которую хотел поставить на великом дворе, на Ярославовом» (Незадолго перед кончиной Андрей задумал построить в Киеве храм, подобный Владимирскому соборному «да будет память всему отечеству его» и уже отправил туда из Владимира мастеров.). По совершении торжественной панихиды в Успенском соборном храме, с подобающей честью и хвалебными песнями, гроб с телом страдальца поставили в соборном храме Богоматери.


Убиение князя Андрея. Фрески в лестничной башне княжеского замка

В 1702 г. были обретены нетленные мощи князя Андрея. «Совершилось семь веков, как Великий Князь Андрей Георгиевич Боголюбский перенес сюда из Киева престол Великокняжеский, а Владимир стал столицею Великокняжения и центром государственного управления - Владимирскому княжению первому суждено было положить начало благодетельного самодержавия в России: Великий Князь Андрей Боголюбский первый из Князей Русских выразил в действиях своих идею единодержавия» - так писал известный владимирский ученый-краевед К.Н. Тихомиров после окончания торжеств по случаю 700-летия перенесения великокняжеской столицы из Киева во Владимир, которое отмечалось 4 июля 1857 г., в день памяти святого благоверного великого князя Андрея Боголюбского. В 2007 г. исполнилось 850 лет со времени перенесения великокняжеской столицы Древней Руси из Киева во Владимир. Это событие, ставшее, несомненно, одним из ключевых событий российской истории, заставило нас задуматься об историческом значении фигуры великого князя Андрея Боголюбского, личность и деяния которого долгие годы явно недооценивались официальной советской наукой, а то и представлялись ею в искаженном свете.


Св. блгв.вл.кн. Андрей Боголюбский. Икона из иконостаса Боголюбского храма

В 2011 г. исполнилось 900 лет со дня рождения Андрея Боголюбского.

Память: 4 (17) июля.


Рака с мощами св. Андрея Боголюбского

Мощи св. Андрея Боголюбского находятся в раке в Успенском соборе Владимира.


Святой Андрей. Фреска Успенского Княгинина монастыря. Северная сторона юго - западного столба. Владимир. 1647-1648 гг.

Святой Андрей. Фреска Успенского Княгинина монастыря. Владимир. 1647-1648 гг.

Икона ап. Андрей Первозванный и св. Андрей Боголюбский. 1650 - 1660-е гг.). 167 х 112. Из Успенского собора во Владимире.


Князья Владимирские.

Князь Юрий Долгорукий. 1113 - 1149 гг. или 1096 - 1149 гг. - князь ростово-суздальский, С 1125 г. столица – Суздаль.
Князь Василько Юрьевич. 1149-1154 гг. - князь ростово-суздальский.
Князь Андрей Боголюбский. 1155-1169 гг. - князь ростово-суздальский, 1169 г. - столица перенесена во Владимир, 1169 - 1174 гг. - князь владимирский (суздальский).
Святой благоверный княжич Глеб Владимирский - сын Андрея Боголюбского.
Святой князь Борис Туровский.ум. 1158 г.
Князь Ярополк Ростиславич. 1174 - 1175 гг. - князь владимирский.
Князь Михаил Юрьевич. 1175-1176 гг. - князь владимирский (суздальский).
Князь Всеволод III Большое Гнездо. 1176-1212 гг. - великий князь владимирский.

Владимирский Успенский кафедральный собор.
Владимирские Золотые Ворота.
Патриарший Сад города Владимира.
Городищи развитого средневековья Владимиро-Суздальского княжества.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (30.04.2015)
Просмотров: 2220 | Теги: святость, князь, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика