Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
18.06.2018
01:20
Приветствую Вас Гость | RSS



ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 473

Категории раздела
Святые [132]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [898]
Суздаль [303]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [224]
Музеи Владимирской области [55]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [48]
Юрьев [113]
Судогда [34]
Москва [41]
Покров [70]
Гусь [94]
Вязники [178]
Камешково [50]
Ковров [163]
Гороховец [75]
Александров [154]
Переславль [89]
Кольчугино [26]
История [15]
Киржач [38]
Шуя [82]
Религия [2]
Иваново [33]
Селиваново [6]
Гаврилов Пасад [6]
Меленки [24]
Писатели и поэты [8]
Промышленность [29]
Учебные заведения [12]
Владимирская губерния [19]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]

Статистика

Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1
Jupiter

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Церковь Сретения Владимирской иконы Божией Матери г. Владимира

Церковь Сретения Владимирской иконы Божией Матери
Сретенская церковь
Солдатская церковь

Адрес: ул. Ломоносова, д. 17а

Престолы: Владимирской иконы Божией Матери, Сретения Господня, "Всех скорбящих Радость" иконы Божией Матери.


Сретенская церковь в Солдатской слободе

Колокольня Сретенской церкви

Церковь Сретения Владимирской иконы Божией Матери

Мозаичная икона

Впервые Сретенская церковь построена на берегу Клязьмы по приказу великого князя Андрея Боголюбского в 1164 г. Повод для её возведения был выбран особый – в этом месте князь в сопровождении духовенства, при большом стечении местных жителей встречал перевозимую по р. Клязьме в Успенский собор из Боголюбова Владимирскую икону Божией Матери. В память встречи иконы – сретения – и был выстроен деревянный храм. При постройке Сретенской церкви князем был установлен крестный ход 21 сентября (по старому стилю), который совершали священнослужители Успенского собора. Эта традиция продержалась недолго, и уже в 1177 г. соборным причтом крестный ход был отменён.
Во время разорения Владимира в 1238 г. «дикия орды монголовъ ворвались въ городъ, между прочимъ, Воложскими воротами, бывшими близъ сей церкви, она конечно была разорена или, можетъ быть, совсемъ даже уничтожена». С тех пор она долго не возобновлялась.
В 1656 г. упоминается в архивах «прибылою вновь».
Очевидно, существующая в 1656 г. церковь пришла в ветхость. В Топографическом описании г. Владимира 1761 г. упоминается «церковь Пресвятыя Богородицы, деревянная, построена въ 1674 г.» Построение церкви в 1674 г. подтверждается заметкой в документах патриаршего казенного приказа: «178 (1670) г. июня 25 по челобитной Владимирскому богородицкому протопопу Андрею на церковное строение, что онъ строитъ на берегу церковь во имя Сретения Богородицы денегъ ему 10 руб. дано». Очевидно Сретенская церковь была приписана к Успенскому собору.
В 1710 и 1715 гг., как значится в патриарших данных книгах, при этой церкви был священник, а также и в 1722 г.

«Церковь во имя Сретения Владимирския иконы Божией Матери находится въ такъ называемой Солдатской слободе, прилегающей къ г. Владимиру съ западной стороны. Приходъ этой церкви обнимаетъ слободы Солдатскую и Стрелецкую. Если первая принадлежитъ къ сравнительно позднейшимъ поселениямъ, то Стрелецкая слобода при Владимире существовала издавна».

Владимирская Стрелецкая слобода

Стрельцы в старину бывали не только при городах, но и при некоторых монастырях. Так из актов, изданных Археологической Экспедицией, узнаём о стрельцах Кирилловских, Чебоксарских, Белоозерских, Великолуцких, Псковских и на Украинской черте в Белгороде. Стрельцы имели казенные пищали, зелье (порох) и свинец и бывали обыкновенно в осаде, и бились на боях и на приступах.
Владимирские стрельцы изстари жили в особой слободе вместе с пушкарями.
При городе Владимире в прежнее время были слободы: Стрелецкая и Пушкарские - Красная и Гатилова. Стрелецкая и Пушкарская Гатилова слободы были по эту сторону речки Лыбеди, а Красная слобода на Красной горе за Лыбедью.
В кон. XVI в., как видно из грамот царей и вел. кн. Иоанна Васильевича и Феодора Иоанновича, некоторые из стрельцов поселились на Пушкарской земле в Гатиловой слободке; но по тем грамотам и по приговору окольничего и воеводы Артемья Васильевича Измайлова велено было: «очистить имъ Пушкарскую Гатилову слободу и дворы свои снести въ свою Стрелецкую слободу». В 1584 г. была дана пушкарям выпись с книг городовых приказчиков Петра Колзакова и Афонасья Максимова, из которой видно, что в Гатиловой слободе было 8 дворов Владимирских пушкарей, 3 двора стрельцов на пушкарской земле, 9 дворищ порожних отданных пушкарям, 2 дворища, на которых жили стрельцы и 1 дворище поповское. В Красной слободе на Красной горе за рекою Лыбедью был 1 двор пушкакрский, 1 двор стрельца на пушкарской земле и 9 мест пушкарских пустых. «За крестомъ идучи къ городу были пушкарские пахатные земли, а отъ креста къ Лыбеди 7 местъ пустыхъ пушкарскихъ. Межи той пушкарской слободы были – какъ видно изъ техъ же книгъ городовыхъ прикащиковъ – отъ Онашкина врага отъ вершины отъ новомонастырския земли да по за Столипскому врагу и по за Воронову да по Мельниковщикову по дорогу къ Пушкарской Красной слободке».
В Стрелецкой слободе в 1592 г., как видно из грамоты царя и в. кн. Феодора Иоанновича за приписью дьяка Андрея Щелкалова – стрельцов было 100 человек, стрелецким сотником был Василий Есипов; вместо денежного жалованья даны им были «лавочные и каменные места и сусленой и квасной промыслъ, а вместо хлебнаго жалованья дана земля и сенные покосы». Из писцовых Владимирских книг Ивана Головленкова, да подъячего Василья Львова 1625-1626 гг. видно, что во Владимире были: «внутри города полокъ стрельца Исачка Агапьева, да за торговыми воротами въ осыпи харчевня стрельца Пашки Панкратова, изба квасная стрельца Тимошки Иванова съ товарищи 32 человекъ, вдоль 3 сажени, поперекгъ тожъ, лавки всякихъ чиновъ людей торгуютъ всякими товары, а подъ лавками земля стрелецкая, нанимаютъ те люди ту землю у стрельцовъ, да отъ города на площади лавка стрельца Ондрюшки Казанца, имъ Великий Государь указали те лавочные и полочные места по писцовымъ книгамъ отдать Володимерскимъ стрельцамъ десятнику Лучке Афонасьеву съ товарищи 30 человекомъ по прежнему».
По писцовым Владимирским книгам 1639-1640 гг. написано: «Въ Володимире Стрелецкой слободы слобода старая на лыбедномъ враге, а въ ней стрелецкие дворы: дворы десятниковъ Тимошки Иванова сына Телегина, Дружинки Савина да Офоньки Микитина сына Чупашева, да 18 дворовъ рядовыхъ стрельцовъ. Слобода Красная на речке на Лыбеди, а въ той три двора стрелецкие. Слобода Гатилова на речке на Лыбеди, а въ ней место церковное, что была церковь Николы Чудотворца Воинсково съ кладбищемъ, а запустела та церковь съ Литовскаго разорения, да на церковной же земле место пустое попово, да въ той слободе шесть дворовъ стрелецкихъ, да место дворовое пустое, да место дворовое сотника стрелецкого Микифора Домнина. Да въ той же Гатиловой слободе дворы и места дворовые за Володимирскими пушкарями смешаны съ стрелецкими дворами и съ дворовыми месты черезъ дворъ и черезъ место. И всего въ Старой и въ Гатилове и въ Красной Горе слободахъ место дворовое сотничье, да 3 двора десятинниковъ, да 27 дворовъ рядовыхъ стрельцовъ обоего 30 дворовъ, а людей въ нихъ детей и братий и племянниковъ и соседъ и подъсоседниковъ и захребетниковъ 57 человекъ. Да въ Старой и въ Гатилове и въ Красной Горе въ Стрелецкихъ слободахъ по Государевой грамоте по новому письму и мере и по стрелецкой сказке лишние земли, что было за 70 человеки за стрельцами-жъ 70 местъ дворовыхъ и съ огороды, а ныне те места пашутъ къ полевой земле 30 человекъ стрельцовъ». «А прежде сего блаженные памяти Государя Царя и Великаго Князя Федора Ивановича всея Русии въ жалованной грамоте сотого году за приписью дьяка Андрея Щелканова написано по прибору сотника стрелецкого Василья Есипова въ Володимере было сто человекъ стрельцовъ, а велено имъ въ Володимире торговать и рукодельемъ промышлять и хлебъ и колачи печь и квасъ и ботвиянъ держать и торговлею торговать рубли на два и на три, а больше того не торговать и баню свою построить».
«При открытии Владимиркой губернии по имянному Высочайшему повелению Императрицы Екатерины II все жители Стрелецкой слободы по недальному разстоянию отъ города Владимира записаны во Владимирское купечество и мещанство и съ того времени Стрелецкая слобода доныне остается известною только по названию».

«Въ Стрелецкой слободе или точнее въ Гатилове слободе на реч. Лыбеди въ старину была церковь во имя св. Николая Чудотворца. Въ патриаршихъ окладныхъ книгахъ 136 (1628) г. значится: «церковь великаго чудотворца Николы за земляною осыпью въ Стрелецкой слободе… дани 4 алтына». Въ писцовыхъ книгахъ г. Владимира 1639 и 1640 гг. въ Гатилове слободе значится «место церковное», что была церковь Николы Чудотворца воинскаго съ кладбищемъ, а запустела та церковь съ литовскаго разорения, потому что положенная дань въ 1628 г. была уплачена. Въ последствии же въ патриаршихъ окладныхъ книгахъ подъ 164 (1656) г. стоитъ такая отметка: «церковь стоитъ пуста, попа и церковныхъ причетниковъ и приходскихъ людей и церковные земли и никакихъ угодий нетъ, дани иметь не съ чего и впредь той церкви въ приходную книгу не писать».
Около полутораста лет въ этой местности не было никакой церкви; затем, когда Казанская церковь Ямской слободы была перенесена на ея нынешнее место, когда сгорела и Петропавловская церковь, ближайшая къ Стрелецкой слободе, когда съ другой стороны население Владимира стало возрастать, явилась настоятельная надобность въ церкви для населения Стрелецкой и ближайших къ ней слободъ».

В 1784 г. просили епископа Владимирского и Муромского Виктора (Анисимова) о переносе к ним в слободу из города ветхой деревянной Христорождественской церкви. Преосвященный Виктор просьбу удовлетворил, но перенести повелел Сретенский храм с берега Клязьмы, который годом ранее имел в приходе всего три двора.
В кон. XIX века о старой деревянной церкви напоминал полуразвалившийся каменный столбик близ наплавного моста через р. Клязьму.
К весне 1785 г. храм разобрали и поставили в новом месте – Солдатской слободе. Холодный храм освящен в честь Владимирской иконы Божией Матери.
В 1788 г. к храму прибавилась тёплая церковь в честь Сретения Господня с иконостасом из упразднённого мужского Покровского монастыря на Нерли.
В нач. XIX в., когда в губернии вовсю велось каменное церковное строительство, Сретенский храм оставался единственным деревянным во Владимире. В нач. 1805 г. прихожане церкви во главе со старостой Захаром Гавриловым и священником Степаном Ивановым подали прошение в духовную консисторию о разрешении возведения каменного храма: «всепокорнейшее просим на построение оной каменной церкви по малости церковной суммы в сборе повелеть дать для сбору при указе книгу на 5 лет». Менее чем через полгода, 22 июня 1805 г., епископ Владимирский и Суздальский Ксенофонт (Троепольский) дал благословенную грамоту и разрешил сбор средств на постройку нового храма.
Каменная церковь, усердием прихожан с значительным пособием Владимирского купца Андрея Иванова Свешникова, была построена в 1807 г. в стиле классицизма. В 1807 г. был освящён придельный храм в честь Сретения Господня, а в 1809 г. освятили главный престол в честь Владимирской иконы Божией Матери. Тогда была выстроена и колокольня, увенчанная шпилем, но мелкое строительство продолжалось ещё какое-то время. Несмотря на то, что храм стал Владимирским (причём ещё до постройки каменного), его продолжали называть Сретенским в память о церкви, основанной князем Андреем Боголюбским.
Как отмечает опись, составленная в 1809 г., церковь не отличалась ни богатством, ни роскошью. Богослужебная утварь была большей частью медной, и особой ценностью отличался лишь запрестольный образ Богоматери, украшенный мелким жемчугом. В храмовой библиотеке среди богослужебных книг упоминается экземпляр «книжки о способе коим избавиться от оспиной заразы», надо полагать весьма популярное чтиво в те времена повальных эпидемий оспы, чумы и холеры.
Изначально тесовая крыша Сретенской церкви в 1829 г. заменена железной, позолочена единственная глава над холодным храмом и маленькие главки над приделом и на конце шпиля колокольни.
Приблизительно в те же годы прежний трёхъярусный «гладкий» иконостас служитель Спасо-Евфимиева монастыря Иван Сомов заменил новым резным. Иконостас тёплого храма был заменён в 1834 г. Стены придела в 1830-1832 гг. покрыли священные картины, а холодная церковь спустя десятилетие расписана ярославским мещанином Михаилом Швецовым. Всё это говорит об увеличении церковного капитала, который теперь тратился не только на ремонт храма, но и на более значительные изменения. Так, в 1866 г. был выстроен северный придел, престол которого освящён в честь иконы Божией матери «Всех Скорбящих Радость», ещё больше тёплая церковь расширена в 1870-1780 гг., когда с запада была пристроена паперть.
Тогда же все три иконостаса заменили новыми. Интересна история колоколов Сретенской церкви. По описи 1809 г. на храмовой звоннице числилось 4 колокола, из которых самый большой весил 26 пудов 2 фунта (424 кг). В 1816 г. колокол заменили другим, весом в 51 пуд 27 фунтов (842 кг). Почти сразу же – в 1817 г. – и этот колокол сняли, заменив его более тяжёлым, весившим 66 пудов 2 фунтов (1084 кг). В 1875 г. был установлен 100-пудовый «голос», а прежний разбили. Этот колокол провисел на звоннице до известных событий, порождённых Октябрьским переворотом 1917 г.
В 1876 г. д. Семязино приписана к Казанской церкви Ямской слободы, часть сельца Тельмячева (4 вер. от Владимира, при р. Дериножке, 27 дворов, 200 жит. в 1877 г.) – к церкви Сретения Владимирской иконы Божией Матери, что в Солдатской слободе.
В 1877 и 1878 гг. эта церковь ремонтировалась. В 1878 г. объявляется признательность Епархиального Начальства Владимирскому купцу Семену Васильеву, заштатному священнику Сергею Лебедеву и прихожанам гор. Владимира Сретенской, что в Солдатской слободе, церкви, за пожертвования в свою церковь первым 250 р., вторым 50 р. и последними 619 р.; чиновнику Александру Либеровскому, за пожертвование в пользу причта той же церкви билета в 50 руб. и Владимирскому мещанину Андрею Новикову, за пожертвование 5% билета в 500 р.
В кон. XIX в. причт Сретенской церкви составляли священник и псаломщик. Кроме дохода от требоисправлений и процентов с причтового капитала, священнослужители получали арендную плату с церковных земель – практика довольно частая. В приходе числились жители Владимира и близлежащего сельца Тельмячеево – всего более 1200 душ, «все православные».
О месте бывшего Сретенского храма у Клязьмы в те времена напоминала ветхая и всеми забытая часовня-столбик.

Благочинный IV Владимирского округа, протоиерей Сретенской гор. Владимира церкви, Михаил Беляев, 19 июня 1913 г. назначен благочинным градо-Владимирских церквей.
2 декабря 1913 года диакон-псаломщик Сретенской гор. Владимира церкви Иоанн Орлов определен на священническую вакансию к церкви Николо-Волосова женского монастыря.
27 августа 1916 г. диакон Сретенской ц. Михаил Доброхотов согласно прошению перемещен на штатное место к церкви с. Горки, Ковровского уезда.
16 сентября 1916 г. диакон псаломщик с. Эдемского Полетаев согласно прошению перемещен к Сретенской церкви г. Владимира.

Первый удар по храму нанесён в апреле 1922 г., когда изъяли серебряную церковную утварь общим весом 26 килограммов. В ноябре 1923 г. была зарегистрирована община при храме в составе 148 человек. Казалось, беда миновала: богослужения проходили регулярно, хоть и приходилось получать разрешение на их проведение.
7 марта 1930 г. Сретенская церковь была «приговорена» к закрытию решением горсовета. Причина – обращение жителей Солдатской слободы и Красного городка с требованием передачи храма «под культурно-просветительное учреждение, какового указанные районы лишены». Прихожане встали на защиту своей церкви, написав жалобу во ВЦИК, и церковь оставили общине. Вторая попытка закрыть Сретенский храм также не увенчалась успехом. Доводы о «контрреволюционной поповщине, выколачивающей деньгу» и «богобоязненных старушках», «религиозном дурмане» и ненавистном колокольном звоне снова не возымели действия. Правда, церковь лишилась своих голосов, среди которых был и тот самый колокол в 100 пудов весом.
До самого последнего дня в храме продолжал служить Михаил Степанович Беляев, ставший настоятелем в далёком уже 1888 г. Отважный батюшка вместе с прихожанами всеми силами препятствовал его закрытию, продолжая проповедовать слово Божие среди повальных арестов и расстрелов. 29 апреля 1937 г. НКВД направляет в горсовет циркуляр о закрытии Сретенской церкви…
15 февраля 1939 г. горсовет закрыл Сретенскую церковь, 9 мая облисполком утвердил закрытие, передав здание храма горсовету для использования под хозяйственные нужды военного ведомства. Верующие опротестовали закрытие, написав жалобу в Президиум Верховного Сонета РСФСР. 4 августа последний затребовал у облисполкома материалы о закрытии; 10 августа дело было выслано. Началась переписка между инстанциями, но в ней не шла речь о защите интересов верующих. 4 сентября информационно-статистический отдел Президиума Верховного Совета РСФСР напомнил Ивановскому облисполкому, что «на основании постановления Президиума Верховною Сонета РСФСР от 16 декабря 1938 г. здания закрытых церквей должны использоваться под культурные учреждения». 19 сентября он же спрашивал, почему церковь используется под хозяйственные цели. 10 октября облисполком ответил: «Передача Стретинской церкви … для использования под хозяйственные цели произведена в силу крайне затруднительного положения со складским хозяйством у военведа … Передать молитвенное здание какой-либо другой организации под культурные цели не представляется возможным, т.к. церковь расположена в полосе отчуждения военведа ... Военвед культурно-бытовыми учреждениями на сегодняшний день обеспечен». 16 января 1940 г. Верховный Совет РСФСР утвердил постановление Ивановского облисполкома от 9 мая 1939 г. о закрытии Сретенской церкви и о передаче здания церкви владимирскому горсовету. 20 января облисполком переслал постановление в горсовет для объявления его верующим.
Осквернённый храм побывал и мебельным складом, а в перестроечный период в почти развалившемся храме (его причислили к I категории разрушений) обосновался деревоперерабатывающий кооператив.
В начале февраля 1992 года о. Маркел, проходя мимо развалин Свято-Сретенского храма, спросил местных жителей: "Ну, что, восстановим храм?". И услышал гул всеобщего одобрения и в то же время недоверия: многим казалось, что дело это – неподъемное. Однако разрешение от Ленинского райисполкома было получено.
Первое Богослужение после открытия храма было совершено архимандритом Маркеллом Егоровским 15 февраля 1992 г., в 10 утра отслужен водосвятный молебен и совершен первый Крестный ход вокруг храма. Отопления не было, окна на время были заложены кирпичом, хламу, как писал архимандрит Маркелл в Богослужебном журнале, было до потолка. Одного мусора и грязи вывезли более 20 машин. Окна затянули целлофаном, провели электропроводку-времянку.
К началу Великого поста, в том же 1992 г., службы в храме стали проходить ежедневно утром и вечером. Отопление уже было готово к Святой Пасхе, снята кирпичная кладка с окон, были остеклены новые и частично отремонтированы старые рамы, покрыта и покрашена крыша, отремонтированы полы.
Пасху отслужили первую полную литургию. Верующие убеждены: ничто так не лечит храм, как литургия.


У Сретенского храма архимандрит Маркелл с прихожанами

С 1994 г. началось строительство двух иконостасов и по благословению архиепископа Евлогия положено начало фресковой живописи по образцу древнерусской московской школы. Ремонтные работы по восстановлению храма продолжались.
12 июля 1998 г., Высокопреосвященнейшим Елогием был освящен главный престол храма в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери в городе Владимире. Так был открыт новый период в жизни храма.


Деревянный, пристроенный с северо-западной стороны тёплый флигель церкви.


Архимандрит Маркелл весной 2005 года

У настоятеля храма о. Маркела светлое, умное лицо. В глазах спокойствие, долготерпение и бесконечная любовь к людям. Даже не верится, что после 70 лет тяжких жизненных испытаний, выпавших на его долю, можно сохранить такую силу духа и человеколюбие, не озлобиться, не почернеть душой. Внешний облик, стать, походка, манера говорить и двигаться, удивительно молодой сильный голос – все говорит о том, что он из тех еще священников, из бывших. И действительно, корни династии священнослужителей Егоровских (поскольку служили в селе Егоровка, что в Тамбовской области) уходят в далекий XV век.
Его мать Мария Васильевна, урожденная Вельская, из княжеского рода. Она вышла замуж за молодого семинариста Виктора Ивановича Егоровского. А в январе 1929 года у них родился уже шестой ребенок, которого нарекли Михаилом. Это и был о. Маркел, будущий настоятель Свято-Сретенского храма.
То было время воинствующего атеизма. В 1930 году отца арестовали. Мать осталась одна с шестью малышами на руках мал мала меньше, да еще дедушка Иван. Справляя церковные обряды, он хоть как-то помогал свести концы с концами. Но в 1931 году семью "раскулачили", выкинули на улицу, разместив в их доме сельскую школу. Поразительно, хотя о. Маркелу было всего два года, он уверяет, что именно к этому времени относятся его первые детские воспоминания: "Я дрожу, мать дрожит, и скрипят колеса телеги... ". Помнит, как мать приносила его к отцу в тюрьму показать. Охранник сказал тогда отказавшемуся отречься от Бога священнику: "Смотри, все равно больше никогда не увидишь". В столь давних детских воспоминаниях можно было бы усомниться, если бы не феноменальная память о. Маркела. Он помнит многие имена, фамилии, даты, названия улиц, извлекая их из кладовой своей памяти с поразительной быстротой.
У семьи отобрали все: отца, родной дом, 50 ульев (их пасека славилась на всю округу) и выбросили на улицу. Спасли их прихожане (уж очень они любили о. Виктора), помогли им разместиться в омшаннике (строение для хранения зимой ульев). Холод был страшный, да и голод стал долгим спутником семьи Егоровских. Сошли в могилу сестры Михаила Нина и Зина (пяти и шести лет от роду), за ними умер и дедушка.
Отец был сослан на лесоповал в Красноярский край. В лютую стужу заключенных высадили в глухой сибирской тайге. Ночевали под открытым небом на лапнике. К весне от 1700 человек прибывших в лагере осталось лишь 700. Пять лет каторги не прошли даром. Отец вернулся домой больной туберкулезом и еще через пять лет, за две недели до начала войны, умер в больнице в Тамбове.
Война... Долгая и тяжкая. Мария Васильевна, чтобы хоть как-то прокормить четверых подрастающих сыновей, работала по договору пасечницей сразу в двух колхозах. Но по трудодням ей не платили, а в городе не давали паек, поскольку она числилась в колхозе. "Страшные мучения и вечный голод, – вспоминает о. Маркел. – Мама с утра варит желуди, чтобы хоть чем-то нас накормить".
Мария Васильевна мечтала видеть сыновей священниками. Молилась, чтобы Господь услышал ее. И надо же – в 1945 году под Москвой в Загорске впервые за годы советской власти открылся Богословский институт. А в 1947 году – Ленинградская семинария, куда сразу же и поступил Михаил Егоровский, а после её окончания - в Московскую Духовную академию. Учился на "отлично".
Первым духовным наставником его был архимандрит Клавдиан (Моденов), монах ещё с дореволюционного времени, знавший родителей юноши.
11 сентября 1954 года, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, Михаила рукоположили во диаконы, а вскоре, 25 сентября, в день Воздвижения Креста Господня, - во священника. В 1954 году о. Михаил получает приход в селе Шульги в Псковской области. Через год перебрался в селе Завидово, где в лесу был всего один дом и одна церковь, которую во время войны открыли... немцы. По ночам на церковный двор забегали волки. Но патриархия всеми силами пыталась приход сохранить, поскольку в советские времена закрыть церковь было проще простого, а открыть – практически невозможно.
Непросто складывались отношения у о. Михаила с советской властью. Прямой и открытый, он говорил что думал. А несуразностей в отношении к церкви в те времена хватало. Например, служить священник мог только исключительно в храме. Ни о каком соборовании или отпевании на дому и речи быть не могло. Запрещалось причащать детей, если они пришли в церковь с бабушкой. А проповеди надо было представлять для контроля за целый месяц.
В 1958 году он получил звание протоиерея.
В 1961 году уполномоченный по делам религии (была такая должность при исполкоме) лишил строптивого священника регистрации. Это означало, что служить он больше не имел права. И о. Михаил не служил восемь месяцев, до тех пор, пока не был назначен новый уполномоченный.
В те времена и в кошмарном сне не могло бы присниться, что наступят времена, когда лидер коммунистов Геннадий Зюганов с экрана телевизора открыто и откровенно заявит, что он человек верующий. А его дочь и зять особенно. И что православие – это образ жизни, без которого России не выжить.
В том же 1961 году Михаил Егоровский получил назначение в Меленки. И навсегда связал свою судьбу с древней Владимирской землей: Собинский район, Ковров, Владимир, в кафедральном соборе которого из-за наплыва туристов служба тогда мало была похожа на службу. А потом 15 лет в Петушках.
3 июля 1975 года в дом Егоровских нагрянула страшная беда: в автомобильной катастрофе погибла их двадцатилетняя дочь Таня, студентка института им. Плеханова. Нет ничего страшнее, чем хоронить собственных детей. Матушка не перенесла горя и через год сошла следом за дочерью в могилу. После этого о. Михаил принимает постриг и становится в монашестве о. Маркелом.
Люди верующие знают: кого Бог любит, того он наказывает в этой жизни, а не в той, вечной. Вот и о. Маркелу живется тяжко – два обширных инфаркта, тяжелейшая операция. Несколько лет упорной борьбы за жизнь.
В 1977 году рукоположен в архимандрита. Награждён двумя орденами преподобного Сергия Радонежского.
В 1985 году непокорного священника вновь лишают регистрации. И когда о. Маркел не служил в храме, а ездил по командировкам, тогда-то и вызрело у него в душе страстное желание возродить Свято-Сретенский храм.

Любвеобильный и кроткий, отец Маркелл врачевал души, утешал в скорбях, утверждал в делании добра. Не раз приходилось видеть, как во время исповеди прихожан батюшка обливается слезами вместе с ними. Поистине прав святой Василий Великий, который писал, что "духовный отец должен быть не отцом, а матерью".
Архимандрит Маркелл с 1992 по 1999 год окормлял следственный изолятор г. Владимира. Храма в СИЗО тогда ещё не было. По настоянию батюшки в красном уголке была оборудована молельная комната, он передал туда много православной литературы, осуждённые вырезали из дерева Крест с распятием Иисуса Христа. Первые же встречи со священником оказались для них воистину живительными. Об осуждённых отец Маркелл говорил так: "Заключённые - это люди, которых до такого состояния часто доводят чёрствые сердца ближних или дальних, недостаток любви и воспитания. Им более, чем другим, необходимы любовь и Слово Божие. Кто о них позаботится? Родные часто отказываются, или их нет. Вот почему среди них много несчастных, которых следует любить и жалеть от чистого сердца. У Бога нет неисправимых. А загляни каждый в свою душу - увидишь, что тоже не праведник перед Богом...".
Когда священнослужитель приходил в СИЗО, то лица осуждённых светлели, все хотели пообщаться с ним и получить благословение. Они чувствовали такое облегчение, словно свежего воздуха глотнули, душа их отогревалась при виде скромного и тихого старца.

Каждый месяц 15 числа в Свято-Сретенскую церковь на утреннюю службу приезжали люди не только со всех концов области, но даже и из Москвы. Служба, которую вел в этот день о. Маркел в течение 5 часов, в своем роде уникальна: в области только настоятель Свято-Сретенской церкви имел благословение владыки читать этот чин. К небу возносились молитва об исцелении тяжко больных, скорбящих и одержимых. А в народе говорили по-простому: "Отец Маркел снимает порчу и сглаз".
В середине каждого месяца в Свято-Сретенском храме им проводилось освящение продуктов, и в эти дни церковь была полна народу.
В 1994 году одна прихожанка принесла в храм старую икону, найденную на чердаке. Лика святого не было видно. Батюшка поставил икону в алтарь на Престол - и к концу литургии икона обновилась. Она стала яркой, как только что написанная. Это был лик Пресвятой Богородицы Владимирской. После службы батюшка поставил икону на аналой, прихожане к ней прикладывались.
В 1998 году во время всенощной в храм вошёл молодой человек и встал неподалёку от алтаря. Когда открылись Царские врата, отец Маркелл вышел, подошёл к парню и сказал: "Я знаю, что ты убивать меня пришёл. Отдай нож!". Парень дрожащими руками вытащил из-за пазухи кинжал (он до сей поры хранится в семье батюшки), встал на четвереньки и пополз за батюшкой. Все стояли в оцепенении. А парень рассказал, что он - сатанист, что действительно пришёл убивать, но когда отец Маркелл вышел из алтаря, ему захотелось целовать его ноги, т.к. священник был весь в небесном сиянии.
Слух об уникальных способностях о. Маркела давно шла по земле Русской. Этот бесценный дар, видимо, дарован ему Господом за его долгую, полную испытаний, праведную жизнь, и шли к нему с бедой прихожане, уверенные, что он обязательно поможет.
Именно потому, что люди шли к нему за помощью денно и нощно, чтобы помочь не единицам, а всем страждущим, и стал о. Маркел проводить в храме свои удивительные службы. Для его возраста и здоровья – нагрузка непомерная, но силу придавали счастливые лица людей, приезжающие со словами благодарности, избавившиеся от тяжких недугов, бросившие пить, курить, обретшие душевный мир и спокойствие, почувствовавшие благодать, дарованную свыше.
Сам священнослужитель считал, что исцеляет молитва. Поэтому предостерегал от искушения лечить свои душевные и физические недуги у экстрасенсов, которые тоже порой не без способностей. Но они, по его мнению, могут дать лишь временное облегчение, за которым неминуемо – как наказание – последует резкое ухудшение.
- Должен признаться, что да, есть люди, которые обладают исцеляющим даром божиим. Но они лечат только молитвою и не берут за это денег, зная, что в противном случае будут лишены своих способностей. Лично мне, например, помогла избавиться от болей в ногах одна из моих прихожанок, – говорил о. Маркел.
Его очень беспокоило состояние православной церкви. Слишком тяжело и медленно шло воцерковление людей. На ветрах разгула "демократии" слишком велика конкуренция среди всевозможных религиозных учений, направлений, сект. И ослабленное традиционное российское православие не всегда ее выдерживает. Понимал о. Маркел, что есть вина в этом и самой православной церкви, которая не проявляет порой гибкости, не идет активно сама навстречу людям, ищущим свою дорогу к храму. И столько табу на вхождение в храм: например, современному молодому человеку, особенно девушке в брюках, зайти в церковь противопоказано, в короткой юбке, с макияжем, с непокрытой головой – тоже нельзя.
В Свято-Сретенскую церковь при нем мог войти каждый желающий.
- Ни в коем случае ни одного грубого слова. Человек должен понять, что его здесь ждут, ему рады, – говорил настоятель храма. – А потом мы попытаемся осторожно ему подсказать, в каком виде подобает на службу приходить. Главное вначале – чтобы душа человека оживилась, чтобы услышала она: вот мой верный и правильный путь.
Особая боль о. Маркела – пьянство, как ржа разъедающее духовность человека. И тут, по мнению батюшки, церковь может и должна сыграть свою решающую роль. Это уже было в истории государства Российского. Когда при церквах было создано общество трезвости им. Святого Александра Невского. Душу лечили молитвою. И результаты не замедлили сказаться. Ежегодно потребление водки сокращалось на 10 тыс. ведер. Дошло до того, что под давлением народа в 1914 году Николай II вынужден был ввести в стране сухой закон, который просуществовал целых 10 лет.

... В храме идет служба. С хоров льется дивное многоголосье. Из алтаря выходит о. Маркел: высокий, статный, торжественно-величественный. И не остается никаких сомнений, что он и есть истинный посредник между Богом и людьми. А это так важно сегодня для многих и многих из нас, живущих во тьме грехов, без покаяния, без всеобъемлющей любви к ближним своим. И невольно склоняешься в низком поклоне перед Священнослужителем и Человеком.

Сын о. Маркела, проучившись год в Ивановском медицинском институте, все же пошел по стопам своих предков, закончил семинарию и служил в Спасо-Преображенском соборе в Коврове.
- У меня три внука, – с гордостью говорил о. Маркел. – Молю Господа Бога нашего, чтобы даровал Он им свое святое и многомощное заступление.
Сам себя о. Маркел подвижником не считал.

Батюшка отошёл ко Господу в 2005 году.
Батюшка похоронен в ограде храма. Кто с верой в Бога и молитвой приходит в храм к его могилке, - неутешен не уходит, всем батюшка помогает.



Могила архимандрита Маркелла (1929 – 2005)


Владимирская икона Божьей Матери

Храмы города Владимира

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (05.05.2015)
Просмотров: 2913 | Теги: Владимирское благочиние, Церковь, Владимир | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика