Главная
Регистрация
Вход
Понедельник
05.12.2016
21:37
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [396]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [82]
Камешково [24]
Ковров [28]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [35]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [14]
Религия [1]
Иваново [10]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 20
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Князь Владимирский Михаил Юрьевич (Михалко)

Михаил Юрьевич

Годы жизни:? – 1176 г.

Михаил Юрьевич был одним из младших сыновей Юрия Долгорукого (от второй жены, дочери или сестры императора византийского Мануила I Комнина, царевны Ольги).
Когда Юрий в последний раз занял Киев Михаил находился при отце и остался без удела после внезапной смерти того в 1157 г. По договору Юрия Владимировича с суздальскими и ростовскими боярами младшие братья Андрея должны были получить владения в Суздальской земле, но Андрей Юрьевич к тому времени сумел заработать авторитет не только во Владимире, но и в "старейших” городах - Ростове и Суздале.
В конце весны - начале лета 1157 г. состоялся Собор феодальных корпораций и духовенства Суздаля, Ростова, Владимира и Переяславля Залесского. Представители этих городов разорвали ряд с Юрием, а духовенство освободило их от крестного целования. Михаилу и Всеволоду Юрьевичам даже не разрешили присутствовать на Соборе. Младшие Юрьевичи не получили ничего. До 1162 г. Михаил продолжал жить в Ростово-Суздальском княжестве, без удела, под присмотром Андрея.


Михайлова слобода

На территории современного Суздаля в месте впадения реки Мжары в Каменку, в древности располагалась Михайлова слобода, принадлежащая брату Всеволода Михалке. Напротив, в излучине Каменки, и по сей день находится обширный Михайловский луг, с трех сторон окружённый руслом реки. На протяжении столетий луг использовался для выгона скота: деревянная ограда с единственной неприкрытой рекой северной стороны не позволяла скоту разбредаться.
- Селище Михали (Михайловская Слобода), 11-13, 14-17 вв. Территория близ церкви Флора и Лавра, правый берег р. Каменка. Протянулось от перекрестка ул. Михайловская и Колхозная вверх по течению реки, размеры ок. 300х80 м. Керамика гончарная древнерусская и позднесредневековая.
В XV в. на месте бывшей Михайловой слободы стояло село Михайлова сторона, принадлежавшее церковным властям. Земля Михайловского луга была собственностью суздальского архиепископа, а затем перешла к городскому посаду.
Михайловский луг площадью 25 га расположен на берегу Каменки, в юго-восточной части города. С юга и востока естественной границей служит левый берег реки. С севера луг граничит с индивидуальной жилой застройкой по ул. Южной. Западная граница проходит вдоль усадеб по ул. Шевченко.
См. церковь Александра Невского.

Опасаясь заговоров и усобиц, Андрей Боголюбский выжил мачеху и младших братьев из своего княжества, княгиня Ольга с младшими детьми в 1162 г. уехала в Константинополь, а Михаил ушел к брату Глебу в Переяславль Южный. Спустя какое-то время Михаилу отдали пограничный со степью Торческ, не очень завидное княжение. Почти о таком городе горько жаловался Святослав черниговский, что "сидят в нем только псари да половцы”. Вокруг Торческа, на правах федератов поздней Римской империи, жили торки - степные племена, послушные при сильной власти и своевольные при слабых князьях и во время княжеских усобиц. В борьбе с половцами Михаил Юрьевич приобрел большой полководческий опыт.

В 1167 г. киевский князь Мстислав Изяславич собрал большое войско - пришли смоленские, черниговские, волынские и другие князья, в их числе были Глеб и Михаил Юрьевичи. По рекам Углу и Снопороду захвачены были половецкие вежи, а у Черного леса русские настигли половцев и наголову разгромили их. Потери русских войск были незначительны, а добыча огромна. После этого князья по приказу Мстислава пошли к Каневу встретить торговцев из Греции и защитить их при необходимости от половцев.

В 1168 г. Михаил Юрьевич не участвовал во взятии и разграблении Киева войсками Боголюбского, а оставался на стороне Мстислава Изяславича киевского. Мстислав отправил его с черными клобуками (союзными берендеями и торками) в Новгород на помощь своему сыну Роману, но смоленские Ростиславичи - Рюрик и Давыд, узнав, что рать Боголюбского и их родного брата Романа уже близко, послали погоню за Михаилом и схватили его недалеко от Мозыря благодаря измене черных клобуков.

Новый киевский князь Глеб Юрьевич хорошо относился к брату и Михаил не пострадал из-за союза с Мстиславом Изяславичем. Сразу после ухода суздальских войск в Переяславское и Киевское княжества вошли половцы. Киевский князь сумел договориться с частью из них, на левой стороне Днепра против Переяславля, а другие степняки тем временем грабили села на правобережье у Корсуня. На них Глеб отправил Михаила с отрядом берендеев и переяславцев. Михаилу помогла внезапность и скрытность нападения, но битва была жестокой, половцы во много раз численно превосходили дружину Михаила. Сам князь был трижды ранен, но не вышел из боя. Эти раны впоследствии привели Михаила к болезням и ранней смерти. Половцы были разбиты, часть их попала в плен, переяславцы и берендеи освободили много русских, которых половцы вели в неволю.

В 1170 г. снова пришли половцы из-за Буга, со стороны Черного моря. Глеб киевский был уже тяжело болен и не мог сам вести войско. Михаил и его брат Всеволод, с торками и берендеями разбили врагов и многих взяли в плен. Воевода Михаила, Володислав, дал князю совет умертвить пленных, потому что другие толпы неприятелей были впереди. В то время это казалось не жестокостью, а разумной предосторожностью. Освободив русских пленных Юрьевичи вернулись в Киев.

После смерти великого князя киевского Владимира Мстиславича в 1171 г. Михаил хотел занять Киев, но Андрей Юрьевич посадил там Романа Ростиславича смоленского. Михаил вернулся в Торческ.

В дальнейшем отношения между Андреем Юрьевичем и Михаилом теплеют. В 1173 г., после ссоры Андрея с Романом, по указу Андрея Михаил должен был идти в Киев, но побоялся смоленских Ростиславичей и вместо себя послал туда Всеволода Юрьевича и племянника - Ярополка Ростиславича. Смоленские князья вскоре пленили их, а новый киевский князь Рюрик Ростиславич осадил Торческ. После шестидневной осады Михаил вынужденно признал себя вассалом Рюрика. За это в придачу к Торческу Михаилу обещали Переяславль (где сидел Владимир Глебович, племянник Михаила).
В это же время Михаил Юрьевич оказался участником драмы, разыгравшейся в Галицком княжестве. У него нашли приют его сестра Ольга, жена Ярослава галицкого с сыном - княжичем Владимиром. Князь Ярослав был в плохих отношениях с Ольгой и старшим сыном Владимиром, жил с любовницей - Настасьей, имел от нее сына Олега. Последовал боярский бунт, своевольные галицкие бояре Настасью сожгли, сына ее, Олега "Настасьича”, заточили, а Ярослава заставили помириться с Ольгой и Владимиром. Мир этот был непрочен и Владимир с матерью скоро оказались у Михаила. Ростиславичи смоленские, союзники Ярослава галицкого, просили Михаила отправить Владимира к отцу в Галич, обещая отпустить Всеволода и Ярополка, но галицкий княжич каким-то образом очутился в Чернигове, а лишь затем в Галиче. Рюрик Ростиславич киевский выпустил только Всеволода, Ярополк освободился позднее. Затем последовало вторжение войск Андрея Боголюбского в Киевское княжество, Юрьевичи и их племянники перешли на сторону старшего брата. Михаил надеялся получить Киев, но поход Андрея Боголюбского провалился, в основном из-за несогласия князей и из-за того, что неясно было - кто же получит Киев? Михаил не получил ни Переяславля, обещанного Рюриком, ни Киева, который надеялся получить от Андрея и потерял Торческ. Вместе со Всеволодом и племянниками Ростиславичами Михаил бежал в Чернигов.

В 1174 г. Андрей Боголюбский пал жертвой заговора.
Мятежники разграбили княжеский дом, «золото, серебро, порты и паволоки и имение, ему же не бе числа», собрали дружину, из людей готовых на все за деньги и вино, и, произведши возмущение в народе, уехали во Владимир. нашлись и во Владимире негодные люди, которыми, при помощи, вероятно, Кучковичей, и здесь произведено было возмущение в народе. Как в Боголюбове, так и здсеь мятежники грабили и избивали посадников (посадниками в древности назывались начальники в роде гражданских губернаторов), тиунов (сборщики податей), мечников и других слуг княжеских и только на 5-й день, по убеждению духовенства, поулегся мятеж. Протопоп Микулица (Николай) с духовенством в ризах с образами пошли по улицам города и унимали бунтовщиков. На 6-й день (пятницу 4 июля), владимирцы просили игумена Феодула и Луку, домественника Пречистой Богородицы, приготовить, как следует, похоронные носилки и с клиром и народом отправиться в Боголюбов для перенесения тела Благоверного князя во Владимир; а протопопа Микулицу просили со всем градским духовенством в ризах и с иконой Богоматери, встретить гроб у Серебряных ворот. Множество народа собралось для встречи похоронной процессии. Лишь только показался издали великокняжеский стяг (знамя, обыкновенно носимое перед гробом во время княжеских похорон), зарыдали все владимирцы. «Илюдье», говорится в летописи, «не могошася удержати, но вси воебяхут, от слез же не можаху прозрити и вопль далече бе слышасти». В Киев ли ты идешь, Господине, причитал народ над князем, «теми ли воротами золотыми, в ту ли церковь, которую хотел поставить на великом дворе, на Ярославовом» (Незадолго перед кончиной Андрей задумал построить в Киеве храм, подобный Владимирскому соборному «да будет память всему отечеству его» и уже отправил туда из Владимира мастеров.). По совершении торжественной панихиды в Успенском соборном храме, с подобающей честью и хвалебными песнями, гроб с телом страдальца поставили в соборном храме Богоматери.

Началась борьба за власть в Суздальском княжестве. Правящие круги Ростова и Суздаля не хотели пускать на княжение младших Юрьевичей - Михаила и Всеволода. "Старейшие” города, видимо, опасались, что братья Андрея будут продолжать его самовластную политику, а Ростиславичей (сыновей старшего сына Юрия Владимировича) знали с выгодной для себя стороны. Поддерживал Ростиславичей и рязанский князь Глеб, которому вряд ли нравилась полная зависимость от Андрея Юрьевича. "Князя нашего бог взял, так мы хотим Ростиславичей Мстислава и Ярополка, твоих шурьев". Так говорили послы суздальской земли Глебу рязанскому. Посольство суздальцев и Глеба отправилось в Чернигов, где жили Ростиславичи и Михаил со Всеволодом после бегства из Киевского княжества. Послы сказали Ростиславичам: "Ваш отец добр был, когда жил у нас; поезжайте к нам княжить, а других не хотим". Эти другие были младшие Юрьевичи, Михаил и Всеволод. Князья-изгнанники заключили между собой договор: Михаил признавался старшим, Всеволод и Ростиславичи получали уделы. Договор скрепил черниговский епископ. Но бояре Ростова и Суздаля не приняли Михаила, велев ждать ему в Москве, то есть на границе с Черниговом. Ярополк Ростиславич поехал к Переяславлю, где стояла вся дружина, выехавшая навстречу к князьям, а Михаил, узнав, что Ростиславич отправился по ростовской дороге, поехал во Владимир и затворился здесь с одними гражданами, потому что дружина владимирская отправилась также в Переяславль по приказанию ростовцев. В Переяславле вся дружина поцеловала крест Ярополку и отправилась с ним к Владимиру выгонять Михаила. К ростовским полкам присоединились муромские и рязанские полки, окрестности были разорены и сожжены, город обложен.
Михаил вернулся в Чернигов. Семь недель сопротивлялись горожане мужественно отбивались от врагов, но измученные голодом, проводивши Михаила в Приднепровье, сдались Ростиславичам. С крестным ходом встретили граждане Владимирские победителей и торжественно в храме Богоматери объявили Ярополка своим князем (Старший брат Мстислав, сел в Ростове.). В первый же день своего княжения он отобрал ключи от соборного храма, завладел всей его казной, расхитил все золотые и серебряные украшения его, и главную святыню города, чудотворную икону Богоматери отдал в Рязань, зятю своему князю Глебу, за то что он помог изгнать из Владимира Великого князя Михаила Юрьевича. Княжеские бояре не уступали своему новому князю в хищничестве. Мздоимство на суде, обиды богатым гражданам, вымогательство всевозможным образом денег, наконец грабительство храмов Божиих вывела из терпения владимирцев. они жаловались ростовцам и суздальцам на свои обиды; но те не обратили внимания на их жалобы: «Сами будем промышлять о себе, братья».

Великий князь Владимирский: 1175 – 1176 гг.


Великий князь Михаил Юрьевич. Рис. В.П. Верещагина.

В 1175 г. владимирцы, видя явное недоброжелательство старших городов и бояр, решились вместе с переяславцами действовать собственными силами и послали в Чернигов за Михаилом. Михаил с братом Всеволодом и с Владимиром Святославичем, сыном черниговского князя, отправился на север, но едва успел он отъехать 11 верст от Чернигова, как сильно заболел и больной приехал в Москву, где дожидался его отряд владимирцев с молодым князем Юрием Андреевичем, сыном Боголюбского, который жил у них после изгнания из Новгорода. Ярополк со своим войском вышел против Юрьевичей к Москве, что бы заслонить им путь на Владимир. Михаил узнав, что племянник Ярополк идет на него, пошел по владимирской дороге навстречу, но разошелся с Ярополком в лесах. Московская дружина повернула обратно для обороны Москвы, потому что Ярополк, миновав их войско, продолжал идти к Москве. Ярополк, узнав, что разошелся с Михаилом, пошел от Москвы вслед за ним, послав гонца с вестями к брату Мстиславу в Суздаль: "Михалко болен, несут его на носилках и дружины у него мало; я иду за ним, захватывая задние его отряды, а ты, брат, ступай поскорее к нему навстречу, чтоб он не вошел во Владимир". Мстислав на другой день рано утром быстрым маршем выехал из Суздаля и в пяти верстах от Владимира встретился с Юрьевичами и с ходу вступил в бой. Но Михаил оказался более опытным полководцем, а войско Мстислава слабым: не схватившись ни разу с неприятелем суздальцы побежали, Мстислав убежал в Новгород; Ярополк, узнав о его поражении, побежал в Рязань, а их семьи попали в руки владимирцам. «Гоними страшно гневом Божиим и Пречистыя Богородицы; не попусти бо Мати Божия дому Своему в обидении быти».

В день победы Михаил и Всеволод с торжеством вступили во Владимир. Впереди их были ведены пленные ростовцы и суздальцы, по сторонам ехали бояре и знатнейшие граждане Владимира, а сзади отборное войско. У Золотых ворот князья-братья были встречены духовенством в ризах с крестным ходом и всем народом. Отсюда церемониальное шествие направилось прямо в соборный храм где, по принесении Господу Богу благодарственного молебствования, принята была Михаилом от владимирцев присяга.
Вскоре во Владимир прибыло посольство из Суздаля и признало его своим князем, Ростов тоже не оказал сопротивления. По примеру старшего брата Андрея Михаил сделал столицей княжества Владимир, Всеволода посадил в Переяславле-Залесском.
Михаил отпустил своего союзника - Владимира Святославича, а вскоре черниговский князь отправил во Владимир жен Михаила и Всеволода с сыном Олегом, который сопровождал их до Москвы.

После своего утверждения в Ростовской земле Михаил пошел войной на рязанского князя Глеба, в руках которого также находилось много сокровищ, награбленных во Владимире и владимирской церкви святой Богородицы, даже образ Богородицы, привезенный Андреем из Вышгорода, и много книг.
Михаил отправился с полками на Рязань, но встретил на дороге послов князя Глеба. Глеб обязался не поддерживать Ростиславичей и вернуть все захваченное во Владимире. На этом князья помирились, Михаил вернулся во Владимир. Чудотворная икона Богоматери, возвращенная из Рязани, была поставлена в соборном храме на прежнее место; церковные вещи, утварь и прочее, что только отыскать было можно, возвращено было по принадлежности. Потерпевшие во время смутного времени граждане также не были забыты добрым князем: нищие, сироты, раненые в битвах, получили все вознаграждение за свои потери.

Партия Кучковичей была еще сильна, нужно было выждать удобное время и мудрый князь выждал его. По возвращении из путешествия по великому княжеству, он отдал приказ, чтобы все бояре и вельможи его княжества собрались во Владимир для решения важного дела. Никто не подозревал цели собрания. Кучковичи, вероятно, даже с восхищением спешили на зов князя в той мысли, что и они почтены князем. Но увы! Скоро пришлось им разочароваться в своих мечтах: для их осуждения и собиралось собрание. «Вы меня хвалите», обратился вел. князь с такой речью к собрания, «что я, по вступлении на великокняжеский престол, восстановил правосудие, удовольствовал обиженных, и дал пособие бедным. Вам приятно видеть возвращенными сокровища церковные и имение; но первого требовал долг мой, как князя, а второе, как вы сами знаете, пожаловано не мной, а братом молим вел. кн. Андреем. Но вот что не хорошо: вы за все милости покойного брата моего к вам ни сами собой не учинили ему никакой чести, ни мне о том не представляете». Собрание со вниманием слушало речь своего князя, и не могло не осознать справедливости ее. «Мы предаем все на твою волю», отвечало оно, «что тебе угодно, того и мы желаем и готовы исполнить безприкословно; ибо всем известно, что брать твой достоин вечной памяти и похвалы». Михаилу это только и было нужно. После публичного признания со стороны собрания великих заслуг Андрея, он тотчас заявил, что следует, по долгу правосудия, казнить убийц Андреевых. Собрание единогласно подтвердило определение князя. Вследствие того тотчас были схвачены на собрании Кучковичи воинами и отведены под стражу. Здесь же на собрании произнесен был и приговор над ними: казнить смертью. Убийцы князя Андрея Боголюбского были казнены. Заговорщиков вели к месту казни с подрезанными пятами, затем их зашили в рогожные мешки и подожгли. Останки казнённых сложили в деревянные коробы и утопили в озере Плавучем.


Озеро Плавучее в Мкр. Мостострой

Среди владимирских жителей ещё в нач. ХХ в. существовало предание о таинственном Плавучем озере. Окружённое с юго-запада густым сосновым бором, а с остальных сторон мелким лесом и кустарником, оно было расположено в семи верстах от Владимира, в районе Ямской слободы, недалеко от левого берега Клязьмы. Озеро было глубоким, и вода в нём необыкновенно черна. На поверхности его плавали мшистые зелёные кочки - людская молва утверждает, что будто бы это и есть те самые коробы с останками казнённых убийц. Говорят, что в ночь на 29 июня, когда был убит князь, из озера якобы доносятся протяжные и тяжкие стоны, пугающие одиноких путников.


Озеро Поганое на Судогодском шоссе

Другое предание рассказывает ещё об одном озере с болотистыми берегами и черной водой; месторасположение его в семи верстах от Владимира, невдалеке от муромской дороги и деревни Байгуши. В народе оно называлось Поганым или Поганцом. Своё название оно получило с того дня, как в глубине его с камнем на шее была утоплена жена святого Андрея, соучастница его убийства.
"Поганое озеро или Поганец (как оно называется в народе) - озеро Владимирской губ. и у. в 8 в. от г. Владимира. П. имеет кругловатую форму, в ½ в. длины и ширины; берега болотисты. В П., по преданию, была утоплена супруга вел. кн. Андрея Боголюбского Улита, замешанная в убийстве своего мужа.
/Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. - С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907"./
См. Озеро Поганое.


В 1176 г. вел. князь отправился Городец на Волге, там он тяжко заболел и после непродолжительной болезни умер 20 июня.
Тело его было привезено во Владимир и похоронено во Владимире в церкви св. Богородицы.

В 1176 г. Михалко умер, и владимирцы призвали к себе Всеволода.
В 1176 г. владимирцы присягнули Всеволоду как великому князю.

О вел. князе Михаиле Георгиевиче, повествуется, что он был кроток, милостив, правосуден, искусен в ратном деле, по тогдашнему времени очень образован. Он знал греческий и латинский языки и любил чтение полезных книг. Ростом был не велик и сух, бороду имел узкую и длинную, волосы кудрявые, долгие, нос нагнутый.

Актовые печати князя Михаила

Актовые печати остаются редкими находками на археологических памятниках центральных районов Ростово-Суздальской земли. В Суздале и Ростове за всю историю их археологического изучения найдено лишь по 2 печати, 6 находок происходит из Владимира. Основным источником новых сфрагистических поступлений в этом регионе в последние десятилетия являются несанкционированные раскопки и сборы частных лиц. Потенциал подобных находок как исторических источников в значительной степени обесценивается отсутствием точных географических привязок и недокументированным археологическим контекстом. Среди немногочисленных вновь найденных печатей, полученных в результате научных полевых исследований и имеющих в силу этого надежный археологический паспорт, – булла с селища Мордыш 1 на р. Нерль.

Печать обнаружена в 2012 г. в ходе обследования селища на распаханной поверхности вместе с большой серией средневековых вещей и керамики. Ее диаметр - 23-27 мм, толщина 2,0-2,5 мм. На одной стороне печати помещено изображение архангела Михаила в рост с жезлом в правой руке и со сферой в левой. Справа, под крылом, колончатая надпись «МIХАIЛ», вокруг точечный ободок. На другой стороне печати изображение св. Георгия в полный рост с копьем в правой руке и со щитом в левой. Слева колончатая зеркальная надпись «ГЕОРГIО», надпись справа («О АГIОС») не видна, вокруг точечный ободок.


Актовая печать, найденная на селище Мордыш 1

Тип печатей с изображениями святых на обеих сторонах составляет наиболее многочисленный разряд в древнерусской сфрагистике XI–XIII вв. Н.П. Лихачев, а вслед за ним В.Л. Янин убедительно атрибутировали их как личные печати князей. При этом на одной стороне буллы оттискивалось изображение святого патрона князя, а на другой – его отца. Владелец печати, обнаруженной на селище Мордыш 1, таким образом, именовался Михаилом Юрьевичем или Юрием Михайловичем. Представляется возможным отнести ее к заметной фигуре в политической истории Руси 1160–1170-х гг., одному из младших сыновей Юрия Долгорукого, князю Михалке Юрьевичу.
Известно уже две печати, оттиснутые теми же матрицами, что и публикуемая булла, но ранее не была проведена их персональная атрибуция. Первая обнаружена на Новгородском городище, вторая – на селище Могутово 2 в Щелковском р-не Московской области.


Актовая печать Михалки Юрьевича. Прорись И.В. Волкова по 3 экземплярам

Селище Мордыш 1 входит в состав Васильковского археологического комплекса – крупного гнезда средневековых поселений на правом берегу Нерли между Суздалем и Владимиром. Комплекс включает четыре компактно расположенных селища общей площадью 23 га, небольшое мысовое городище с культурным слоем железного века и средневековья и остатки нескольких курганных групп с частично сохранившимися или полностью снивелированными насыпями. А.С. Уваровым в 1851 г. здесь было исследовано около 300 курганов. Период существования центрального поселения – селища Васильково 1 (площадь его около 13 га) охватывает X–XIII вв., включая вторую половину этого столетия. Селище Мордыш 1, отделенное от Васильково 1 небольшим оврагом, внешне ничем не выделяется среди общей массы суздальских селищ. Площадь его составляет около 6 га, а большинство собранных здесь находок – в коллекции около 130 предметов – можно считать обычными для сельских поселений XII–XIII вв. Тем не менее, помимо печати в коллекции выделяется еще несколько предметов, не характерных для повседневного обихода рядовых сельчан. Это бронзовая книжная застежка, целый энколпион, фрагменты крестов-складней и фрагмент украшения белого металла (серебра?), декорированного зернью, возможно, колта.


Вещевые находки с селища Мордыш 1

Присутствие на ряде селищ Суздальского Ополья некоторых категорий вещей, не соответствующих традиционным представлениям об уровне бытовой культуры и потребления рядового сельского населения, было выявлено в последние годы после первичной систематизации большой коллекции средневековых вещевых материалов, собранных в ходе обследований и раскопок. Серии подобных вещей зафиксированы на 25 поселениях, обследованных в 2001–2011 гг. Условия находки не позволяют установить связь печати с изображением архангела Михаила и св. Георгия, найденной на селище Мордыш 1, с конкретными сооружениями или усадьбами. Однако следует отметить, что перечисленные артефакты, выделяющиеся из «обычного» набора, обнаружены на одном участке размером 45 х 10 м. Таким образом, актовую печать из Мордыша нельзя рассматривать как обособленную находку, она представляет собой часть комплекса вещей, включавших дорогие украшения, книги и предметы личного благочестия со сложной символикой. Набор «статусных» предметов с селища Мордыш 1 пополняет серию вещевых комплексов, которые могут быть идентифицированы как свидетельства присутствия социальной элиты на сельских поселениях Суздальского Ополья.

Владельца печати с изображением архангела Михаила и св. Георгия следует искать среди князей с соответствующими крестильными именами. В числе князей, занимавших столы в Ростово-Суздальской земле в XII–XIII вв., известен лишь один, на печати которого можно было ожидать подобное сочетание патрональных святых. Это Михалко Юрьевич, младший брат Андрея Боголюбского, приглашенный владимирцами на княжение после смерти Андрея, изгнанный из Владимира в 1175 г. своими племянниками, Мстиславом и Ярополком Ростиславичами при поддержке ростовцев и вновь вернувший себе владимирское княжение летом 1175 г.

Появление документов, скрепленных печатью Михалки Юрьевича, можно с большой долей вероятности относить к непродолжительному периоду его правления во Владимире и связывать с новой регламентацией административного управления и имущественных отношений после изгнания Ростиславичей.

При исключительном обилии археологических материалов второй пол. XII в. на территории центра Ростово-Суздальской земли, среди этих древностей почти нет находок, непосредственно связанных с политическими потрясениями 1174-1176 гг., когда статус Владимира как доминирующего центра на короткое время оказался поколеблен, а перспектива сохранения Ростово-Суздальской земли как консолидированного политического образования с сильной княжеской властью была поставлена под вопрос. Печать Михалки Юрьевича - одно из немногих археологических свидетельств этих событий.
Макаров Н.А., академик РАН, Гайдуков П.Г., чл.-корр. РАН

См. Село Мордыш.

Князья Владимирские.

Князь Юрий Долгорукий.С 1125 г. столица в Суздале. 1120-1149 гг. - князь ростово-суздальский.
Князь Василько Юрьевич. 1149-1154 гг. - князь ростово-суздальский.
Владимирская Русь
Князь Андрей Боголюбский.1155-1169 гг. - князь ростово-суздальский, 1169 г. - столица перенесена во Владимир, 1169 - 1174 гг. - князь владимирский (суздальский).
Князь Ярополк Ростиславич. 1174 - 1175 гг. - князь владимирский.
Князь Михаил Юрьевич. 1175-1176 гг. - князь владимирский (суздальский).
Князь Всеволод III Большое Гнездо. 1176-1212 гг. - великий князь владимирский.
Князь Константин Всеволодович. 1216-1219 гг. – великий князь владимирский.
Князь Юрий II Всеволодович. 1212-1216 гг. и 1219-1238 гг. - великий князь владимирский.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (30.04.2015)
Просмотров: 597 | Теги: князь, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика