Главная
Регистрация
Вход
Среда
07.12.2016
17:28
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 194

Категории раздела
Святые [129]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [397]
Суздаль [151]
Русколания [8]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [101]
Музеи Владимирской области [51]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [28]
Юрьев [60]
Судогда [14]
Москва [41]
Покров [22]
Гусь [31]
Вязники [85]
Камешково [24]
Ковров [28]
Гороховец [14]
Александров [44]
Переславль [36]
Кольчугино [13]
История [13]
Киржач [11]
Шуя [17]
Религия [1]
Иваново [11]
Селиваново [3]
Гаврилов Пасад [1]
Меленки [5]

Статистика

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Татаро-монгольское нашествие 1235-1242 гг.

Западный поход монголов в 1235-1242 гг.

К середине тридцатых годов монголы почувствовали себя достаточно сильными для завоевания территорий к западу от Урала. Рейд Джэбе и Субудая в 1220-1224 гг. выявил у тамошних народов немало слабых мест. Решающую роль сыграл тот факт, что после успешного завершения войн с Цзинь в 1234 г. у монголов высвободились значительные военные силы.

В 1235 г. состоялся очередной сьезд монгольской аристократии - курултай. Решения по обсуждавшимся на нем военным вопросам свелись к продолжению войны. Театров военных действий было несколько: неожиданно начавшаяся в прошлом году война с Южной Сун оставалась главным обьектом военной экспансии, хотя монголы отчетливо сознавали трудности покорения многомиллионного государства. Далее шла Корея, куда также были посланы войска (хотя в военном смысле Корея была уже разгромлена в 1231-32 гг.). Немалые силы курултай отрядил на Кавказ, для его окончательного завоевания.

Западное направление также рассматривалось на курултае. Вопрос о послании войск на Европу и половецкие степи поднимался уже на курултае 1229 г., но не получил достаточной поддержки. Теперь же обстоятельства изменились и подготовка к походу началась немедленно. Численность собранных формирований была невелика - 4000 собственно монгольских воинов. Но это небольшое, как кажется, количество солдат уравновешивалось качеством командного состава.

А командиры подобрались отменные. Достаточно упомянуть одного Субудай, которого можно по праву назвать лучшим полководцем столетия, одерживавший всюду одни победы. А кроме него в высшее командование входил Джэбе, вместе с Субудаем проделавший в 1220-1224 гг. тысячекилометровый рейд через многочисленные вражеские царства, молодой и талантливый Бурундай.. Ошеломляет количество аристократов в армии. Кроме сына Джучи - Бату (Батыя) осуществлявшего формальное руководство походом, командовать отдельными частями были назначены братья Бату - Орда и Шейбан, сыновья Угедэя - Гуюк и Кадан, сыновья Джагатая - Бури и Байдар, сын Толуя - Мункэ.

Начало похода весьма темно. В записках отца Юлиана сообщается о покорении монголами "Великой Венгрии, откуда происходят наши венгры". Весьма похоже, что речь идет о степях между Уралом и Волгой. Судя по всему упомянутые восточные венгры долгое время составляли барьер монгольской экспансии на запад, частично входя в состав Волжской Болгарии, они вместе с войсками последней нанесли монголам Субудая поражение в 1223 г. Видимо с тех пор их земли подвергались атакам монголов.

К середине июня 1236 г. монголы достигли границ Волжской Болгарии. Там они продолжили формирование армии, за счет присоединившихся удальцов из кипчакских степей, несомненно сильно разросшейся. Ожидалось также прибытие подкреплений от армии, оперировавшей на Кавказе, но о их прибытии сведений до нас не дошло.

Готовясь к прыжку на Болгарию, монголы активно оперировали в близлежащих местностях. Были покорены волжские венгры; на нижней Волге был взят Саксин. Но это стало лишь прелюдией.

Осенью 1237 г. монголы обрушились на Волжскую Болгарию и раздавили ее. Государство было стерто с лица земли, письменность исчезла, города (числом до 60!) пали, народ частью бежал в леса, частью был забран в полон и двинут защитной стеной перед армией. Похожая участь постигла соседние племена мерян (мари), вотяков, обе ветви мордвинов (мокса-мордвинов и эрзя-мордвинов) из которых южные - мокса (буртасы), предпочли покориться а северные ушли в леса и начали отчаянную партизанскую войну. С подчинением упомянутых племен монгольские армии вышли на русские рубежи.

На Руси как и всегда не было единства, хотя о татарах знали и слышали - на дорогах было полно беженцев из зоны военных действий, сам великий князь Георгий Всеволодович Владимиро-Суздальский поймал татарских гонцов к королю Венгрии - словом о готовящемся нападении знали все. Но вот договориться о совместной обороне не смогли.

Тем временем монголы тремя группами армий заняли исходные позиции на границах и вступили в переговоры с рязанскими князьями, одновременно ожидая пока не замерзнут все бесчисленные реки и речушки Северо-Восточной Руси - необходимое условия для быстрого передвижения больших конных отрядов. Ровное ледовое покрытие служило идеальным путем для конницы кочевников, да и все русские города стояли на речном берегу. По мере утолщения льда условия монголов становились все более издевательскими, пока рязанцы их в конце концов не отвергли. Миссия рязанского княжича Федора, посланного с богатыми дарами к Бату, дабы предотвратить нападение татар, провалилась - все участники были перебиты.

Одновременно в лагерь Бату пришла весть о восстании на Волге. Вожди Баян и Джику подняли волжских болгар, половецкий князь Бачман - своих соплеменников (поволжских половцев). На помощь к восставшим прибыли аланские отряды предводителя Качир-Укуле. Отправленный против восставших Мункэ (Менгу) долго не мог справиться с восставшими, наносившими ему неожиданные и жестокие удары. Вскоре борьба переместилась к устью Волги. Там, на острове у левого берега Волги Мункэ выследил Бачмана и разбил его отряды, завершив таким образом покорение половцев, живших к востоку от Волги.

Реки стали подо льдом. И одновременно пришли в движение огромные массы татарских войск и полона сконцентрированные у истоков Дона, на рязанском пограничье и около Волги, в районе современного Нижнего Новгорода. Первый удар обрушился на Рязанcкие земли.

Рязанцы, чьи просьбы о помощи были отвергнуты князем Георгием Всеволодовичем во Владимире (он не забыл еще войны 1207 и 1209 гг.) и черниговско-северскими князьями (те припомнили рязанцам майский день 1223 г. когда на Калке рязанцы не помогли им) остались в одиночестве перед полчищами противника. В битве на р. Воронеже в «Диком поле» рязанские войска были разгромлены. Затем монголы приступили к взятию рязанских городов. Пронск, Белгород, Борисов-Глебов, Ижеславец были захвачены ими без большого труда. Послы Батыя явились в Рязань и Владимир с требованием дани, в Рязани получили отказ, во Владимире были одарены. 16.12.1237 г. началась осада Старой Рязани, продолжавшаяся пять дней, по истечении которых на месте города осталось пепелище с разбросанными там и сям телами убитых. В результате разорения город был полностью разрушен и в сер. XIV в. центр Рязанского княжества был перенесен на 50 километров к северо-западу в г. Переяславль-Рязанский.
Взяв Переяславль-Рязанский, войска татаро-монголов двинулись по Оке в сторону Коломны. Остатки рязанских войск отошли к Коломне, находившемся в то время на границе Рязанского княжества с Владимиро-Суздальской Русью, и приготовились к последней битве с кочевниками.
Владимирский князь Юрий послал войска во главе со своим старшим сыном Всеволодом в помощь отступившему из Рязани Роману Ингваревичу.
В январе 1238 г. войска монголов у Коломны встретились не только с остатками рязанских войск, но и с многочисленной дружиной Всеволода, усиленной ополчением всей Владимиро-Суздальской Руси. Не ожидавшие вмешательства нового врага, передовые монгольские отряды поначалу были потеснены. Но вскоре подошли основные силы джехангира и степная конница, взяла верх над менее подвижными пешими войсками противника.
К этому же времени - конец декабря - относится и довольно спорный факт рейда Евпатия Коловрата. Находившийся в Чернигове Ингор Игоревич, один из князей рязанских, узнав о нашествии татар, собрал 1700 воинов и поставив их начальником боярина Евпатия Коловрата, (наверняка опытного в военном деле) двинулся на Рязанщину. Однако когда дело дошло до соприкосновения с врагом численный перевес оказался не на стороне черниговцев. Немногие витязи, израненными попавшие в плен, были за проявленную храбрость отпущены Батыем. В «Повести о разорении Рязани Батыем» рассказывается о торжественных похоронах Евпатия Коловрата в Рязанском соборе 11 января 1238 г.

Пограничная владимирская крепость Коломна имела сильный гарнизон, и немалый оборонительный потенциал. Однако сын великого князя Всеволод, направленный в Коломну для организации обороны, возжелал дать бой в поле. Исход сражения под Коломной можно было предсказать заранее - погибла большая часть русских воинов, а уцелевшие не смогли эффективно оборонить город, взятый татарами в последующие дни.
1 января 1238 г. Бату-хан (хан Батый) захватил град Коломну. Слабые стены деревянного Коломенского Кремля не позволили защитить город от нашествия татар и город был разграблен и сожжён дотла. Лишь небольшая часть владимирской дружины уцелела. Много светлых голов потеряла русская рать в этом бою. В этом бою сложил свою голову владимирский воевода Иеремия Глебович, рязанский князь Роман. Понесли серьёзные потери и войско Ордынского хана, лишившись военачальника Кюльхана — младшего сына Чингисхана (один из наиболее влиятельных противников Бату) и существенной части своего войска. Кюльхан был единственным потомком Чингисхана, убитым в ходе завоевания Руси.
Всеволод был разбит и бежал во Владимир.

Падение Коломны открыло всадникам Бату путь на древние столицы - Суздаль и Владимир.
Бату, оставив основные силы осаждать Коломну, двинулся к Москве, к которой от Коломны вела прямая дорога - замерзшее русло Москвы-реки. Москву защищали младший сын Юрия Владимир и воевода Филипп Нянка «с малым войском». 20 января после 5-ти дневного сопротивление пала Москва. Был взят в плен княжич Владимир, второй сына Юрия.

Получив весть об этих событиях, Юрий созвал на совет князей и бояр и после долгих размышлений, оставив во Владимире сыновей Всеволода и Мстислава, Юрий ушел с племянниками за Волгу (Ярославскую область). Там он расположился на берегах реки Сити и начал собирать войско против татар. Во Владимире остались жена Агафия Всеволодовна, сыновья Всеволод и Мстислав, дочь Феодора, жена Всеволода Марина, жена Мстислава Мария и жена Владимира Христина, внуки и воевода Пётр Оследюкович. Оборону города возглавили сыновья князя Георгия - Всеволод и Мстислав.

С востока, по Волге, наступала еще одна группа монгольских армий. Соединение полчищ кочевников произошло под Владимиром.
2 февраля монголы обложили Владимир. Спустя пять дней непрерывного штурма город превратился в груду развалин.

Отдельный отряд кочевников захватил и разрушил Суздаль. Весть о падении столиц - наиболее укрепленных городов - надо думать, сильно подточила мораль защитников остальных населенных пунктов. В том кровавом феврале монголы захватили по крайней мере 14 городов. Различные части их воинств напали на Ростов, Ярославль, Городец Волжский. Эти последние не удовлетворились разрушением Городца, опустошая все на своем пути они двинулись далее по Волге, их жертвами стали Кострома и Галич. Опустошено было все междуречье Клязьмы и Волги: Переяславль-Залесский, Тверь, Кснятин, Кашин, Юрьев, Волок-Ламский, Дмитров были обращены в руины, пылали селения, население массами спасалось по немногочисленным трактам и дорогам, свободным от татарских разьездов.

В этом хаосе трудно было как-то собрать информацию о происходящем, сведения о перемещении высокомобильных татарских отрядов быстро устаревали, а местонахождения главных сил и ставки Батыя видимо так и не стало известно великому князю Георгию концентрировавшему войска на Сити. То что в сложившейся обстановке трудно удержать в секрете местоположеие своих частей, князю было ясно. И разумеется, на рекогносцировку им ежеутренне посылались разведотряды (сторожа). Утром 4 марта 1238 г. сторожевой отряд вышедший на обычную разведку наткнулся на какие-то отряды всадников. Это были монгольские полки Батыя.


Наконечники стрел монголо-татаров. XIII в.

Оружие монголо-татарского воина: лук, стрелы. XIII в.

В завязавшемееся сражение быстро подключилось и остальное русское войско, не успевшее, по видимому, принять боевые построения. Резня на льду Сити и в окрестных перелесках завершилась полным поражением русских дружин. Организованное сопротивление Северо-Востока Руси было сломлено.

На следующий день, 5 марта 1238 г. толпы татар предваряемые валом пленных, гонимых перед войском, взошли на стены Торжка. Этим завершились двухнедельные (с 20.02.1238) бои за город, который прибавился к длинному списку разоренных монголами городов.

***

Операции монголов в половецких степях с лета 1238 г. до осени 1240 г. источники передают гадательно. Плано Карпини сообщает о городе Орна населенном христианами, осаждавшемся Батыем. Поняв тщетность своих усилий, Батый запрудил Дон и затопил город 15. Было нанесено поражение половцам. Избежавшие физического истребления половцы обращались в рабов или пополняли армии Бату-хана. Хан Котян, один из сильнейших половецких ханов, не дожидаясь поголовного истребления своих подданных откочевал в Венгрию - просить там убежища. В 1239 г. какое-то монгольское войско напало на Мордовию, взяло Муром, Гороховец и опустошив районы по Клязьме, отошло в степи.

В 1239 г. было произведено первое вторжение монгольских армий. Нападению подверглись Переяславльское и Черниговское княжества. Пал Переяславль. Вокруг Чернингова сомкнулось кольцо осады. На помощь Чернигову пришел Мстислав Турский, но, разбитый, вынужден был отойти из зоны боев. При осаде Чернигова монголы использовали метательные машины огромной силы. Взятие города произошло 18 октября 1239 г.

Главные же события безусловно развивались на юге. Осенью 1240 г. Бату опять бросил свое отдохнувшее, пополненое, и переформированное войско на Южную Русь. Кульминационным моментом кампании явилась десятинедельная осада монголами Киева. Киев они взяли непрерывным штурмом (5.12.1240), длившимся днем и ночью. Горожане являли чудеса мужества, но численное и техническое превосходство осаждавших делало свое дело. Воевода Дмитр, оставленный Даниилом Галицким оборонять город, за беспримерное мужество был помилован монголами.

Следует заметить что болоховцы, как всегда, заняли особую позицию. "Уходя из пределов Руси на запад, монгольские воеводы решили обеспечить себе базу снабжения на Киевщине, для чего вошли в соглашения с боярством Болоховской земли; они не тронули тамошних городов и сел, но обязали население снабжать свое войско пшеницей и просом. После ухода монголов в поход Князь Даниил Романович, вернувшись на Русь, разрушил и сжег города бояр-изменников; тем самым было подорвано и снабжение монгольских войск".

После завоевания Поднепровья, путь армий Бату лежал далее на запад; нападению подверглись Волынь и Галичина. Пал Колодяжин и Каменец, Владимир-Волынский и Галич, Брест и "множество иных городов". Лишь воздвигнутые в защищенных природой местах, твердыни - Кременец и Данилов - устояли. Князья даже не пытались возглавить сопротивление - Михаил Черниговский равно как и Даниил Галицкий (его злейший враг) искали спасения в Венгрии а затем (когда монголы достигли Венгрии) и в Польше. Зимой 1240-1241 гг. монголы впервые появились на границах Западной Европы.

Подойдя к границам Венгерского и Польского королевств, на расстояние трех-четырех дней пути (около 100-120 км.), монголы неожидано повернули обратно. Источники обьясняют этот маневр тем, что Бату хотел сохранить запасы фуража в пограничных районах для последующего вторжения.

Венгры не слишком усердно готовились к отражению захватчиков. Король Бела IV больше времени уделял внутренним проблемам, таким как интеграция половцев (последние, будучи кочевниками, имели немало поводов для столкновений с местным, в подавляющей своей массе оседлым населением), или же противоречия с баронами, подстрекаемыми против короля Австрийским герцогом Фридрихом Бабенбергом.

Для охраны восточных границ, приказом короля войско (которым командовал палатин Дионисий Томай) было дислоцировано у т.н. Русского прохода (Верецкий перевал в Карпатах). Усиливались засеки на границах. Надо добавить, что средневековая Венгрия была защищена от неожиданных вражеских нападений мощной системой пограничных укрепленных зон и засек. Лесные же перевалы в Карпатах, соседствующие с Галицко-Волынским княжеством (далеко не всегда дружественным) были укреплены особенно хорошо.

В начале марта, Бату начал очередную фазу своего предприятия. Войска двинулись на запад, гоня перед собой десятки тысяч пленников, топорами расчищавших дорогу сквозь засеки. Благодаря недавнему отходу кочевников пограничные регионы остались до сих пор неразоренными, питая монгольские войска.

Гуюк, всегда бывший недругом Бату, (он страдал главным образом оттого, что вынужден подчиняться человеку которого считал равным ему по рождению), наконец покинул войска, отозванный в Монголию.

Монголы разбились на три большие группы армий Хайду и Байдар двинулись к польской границе, части Бохетура, Кадана и Бучжэка были посланы на юг, в то время как главные силы прорывались к Верецкому перевалу. В этом войске Бату сконцентрировал тумены Орду, Бирюя, Бурундая... В середине марта его войска прорвались через Верецкий перевал.

Одновременно началось наступление в Польше. Еще во время боев в Волыни, в январе, монголы совершили набег на восточную Польшу; захватили Люблин и Завихост, отдельный отряд кочевников дошел до Рацибужа. В начале февраля рейд был повторен. Взяв Сандомир и нанеся поражение малопольскому рыцарству под Турском (13.02.1241), монголы отошли на Русь.

Генеральное наступление началось одновременно с ударом по Венгрии - в начале марта. 10 марта 1241 г. Байдар перешел Вислу у Сандомира, захватив город. Отсюда Хайду был отряжен в направлении Ленчицы с последующим выходом к Кракову, сам же Байдар совершил рейд до окрестностей Кельц. Пытаясь прикрыть Краков, краковский и сандомирский воеводы, Владислав и Пакослав дали бой и потерпели сокрушительное поражение - 16 марта 1241 г. под Хмельником. Войска монголов соединились у Кракова взяв его после недолгой осады (22 или 28 марта).

В рамках защитных мероприятий польские князья собирали в западе страны, в окрестностях Вроцлава, общенациональное ополчение. Мешко Опольский привел воинов Верхней Силезии, Нижняя Силезия была представлена полками Генриха II Благочестивого, князя великопольского (осуществлявшего посему верховное руководство). Прибыли ополчения с юга Великой Польши, и даже разоренные татарами малопольские области выставили некоторое количество бойцов. В формировании войска приняли участие также и иностранные контингенты; как-то: немецкие рыцари из метрополии и прибалтийских владений Тевтонского Ордена, приславшего сильный отряд солдат. На соединение с поляками двигались чешские дружины Вацлава I.

Но монголы были уже близко. Перейдя Одру (Одер) у Ратибора, они взяли Вроцлав (2.04.1241), разгромив его полностью, устояла лишь городская цитадель. Неделей позже у Легницы разыгралось сражение с армией Генриха Благочестивого, так и не дождавшегося подхода чехов, и монголы одержали блистательную победу. Мешки отрезанных ушей были позднее доставлены в ставку Бату. В письме к французскому королю, Людовику Благочествому, магистр Тевтонского Ордена не скрывает горечи: "Мы сообщаем Вашей Милости, что татары землю погибшего герцога Генриха полностью разорили и разграбили, они убили его самого, вместе с многими его баронами; погибло шесть наших братьев (монахов-рыцарей Ордена), три рыцаря, два сержанта и 500 солдат. Только три наших рыцаря, известные нам поименно, бежали".

На венгерском направлении события развивались также стремительно; войска Бату просочились сквозь укрепления Верецкого перевала и 12 марта 1241 г. разгромили поджидавшее их за засеками венгерское войско палатина Дионисия. Карпаты остались позади. Перед монголами расстилались бескрайние просторы знаменитых венгерских степей - пушты.

Весть о форсировании монголами Верецкого перевала достигла королевского двора спустя пару суток. Среди воцарившегося хаоса Бела IV не потерял голову, как некоторые его коллеги в других странах, не ударился в бегство, а начал принимать небходимые меры; укреплялись города, расылались письма с просьбами о помощи ко всем окрестным государям, в т.ч. к папе Римскому и императору Священной Римской империи знаменитому Фридриху II.

И если папа оживленно реагировал на присходящее, принуждая европейских правителей, таких как воинственный Людовик IX Благочестивый, носившийся с идеей организации совместного антимонгольского фронта, и вообще всячески пытался воодушевить народы Западной Европы на сопротивление монголам, то император Фридрих не подавал признаков жизни. Т.е. жизнь-то он вел как и прежде, занимался войнами с гибеллинами в Италии. Проблема организации отпора татарам занимала его наименьшим образом.

Зато на призыв короля Белы живо откликнулись австрийцы, а точнее их герцог Фридрих Бабенберг, успевший перессориться практически со всеми соседями, и заслуживший в летописях прозвище Сварливый. Сей муж, еще совсем недавно подбивавший венгерскую знать на выступление против короны (знать эта, надо сказать, охотно внимала его проискам), и претерпевший за это немалый урон от покойного короля Андрея II (Андреаса), узрел в нашествии монголов прекрасную возможность округлить свои владения за счет Венгрии. Он прибыл в Пешт "с немногими сопровождающими, а также без оружия и знакомства с происходящим".

Туда же в Пешт стекались войска со всех остальных областей государства, (однако, свою жену и некоторых церковных иерархов он отослал на запад, к австрийской границе "ожидать исхода событий". Были мобилизованы куманы-половцы, которым предоставилась возможность послужить своей новой родине. Их отряды, стекавшиеся в Пешт, привычно возглавлял хан Котян.

15 марта 1241 г. монголы, двигаясь ускоренным маршем, находились всего в половине дневного пути от лагеря венгров под Пештом. Отсюда Бату выпустил к вражескому войску сильные щупальца конных разъездов. Несмотря на строжайший запрет Белы IV производить вылазки, Уголин, калошский архиепископ, не утерпел, погнался за монгольскими наездниками (16.03.1241). И попал в засаду. Обратно Уголин привел лишь трех или четырех кавалеристов.

На следующий день часть войск Бату упорным штурмом взяла город Вайцен (Вач), расположенный на Дунае и лишь на пол-дневного перехода удаленный от Пешта (ок. 40 км.) и истребила всех жителей. А что же король? Он вынужден был довольствоваться зрелищами стычек под Пештом. Героем дня стал Фридрих Бабенберг. Тот показал себя во всей красе - набросился на татарский отряд, по неосторожности подошедший к Пешту слишком близко и, показывая личный пример храбрости, обратил его в бегство.

Даже в лагере Белы было не все ладно. Отдельные солдатские элементы, бароны и некоторые другие дворяне, дали волю давно копившейся злобе на половцев, стоявших в своих таборах рядом с венграми. Огромные толпы собирались перед палаткой короля громко требуя смерти Котяна. После недолгих раздумий в лагерь половцев поскакал нарочный с приказом - Котяну срочно явиться в королевкий шатер. Хан колебался, слыша дикий вой толпы и это промедление было немедленно расценено солдатами как слабость и фактическое признание своей вины. Ярость масс вылилась наружу; они ворвались в шатер Котяна и, перебив охрану, зарубили пожилого хана. Ходили слухи, что это сделал герцог Фридрих собственноручно.

После этого кровопролития в лагере воцарилась гулкая тишина. Теперь, когда выяснилась невиновность Котяна и его подданных, бароны примолкли. Когда весть о смерти Котяна распространилась по местности, окрестные крестьяне (мстя за все, что им причинили половцы, те вовсе не были ангелами и вызывали соответствующую реакцию сельского населения) начали истреблять тех из половцев, которые заезжали или, разделясь на мелкие отряды, стояли в этих деревнях. Куманы отвечали адекватно и вскоре к небу начали подниматься столбы дыма от деревенских пожарищ.

Ввиду продолжающихся нападений, куманы откололись от соединенной армии. Дело дошло до настоящего сражения, с венграми: половцы уничтожили колонну Бульцо, чанадского архиепископа, состоявшую из женщин и детей (двигавшихся к северной границе), и сопровождаемую отрядом воинов, планировавшим влиться в общевенгерское войско. Согдасно сведениям Рогериуса, епископ оказался единственным выжившим венгром, из всей колонны.

Дальнейший путь куманов лежал в сторону Пограничной Марки. Перейдя Дунай, большая часть из них двинулась на север разоряя все на своем пути. На границе Марки дело дошло до сражения с ее жителями, прослышавшими о приближении кочевников и вышедших им навстречу. Но половцы оказались явно сильнее немцев, к войнам с которыми местные жители так привыкли, и венгры скоро обратились в бегство. Заняв Марку, половцы отомстили населению, сожгли не одну деревню. (Испепелены были многие деревни как-то например: Франкавилла, или ст. Мартин). При приближении монголов куманы поспешно покинули эти места, удалившись в Болгарию.

Вернемся в лагерь венгерской армии. Там происходили значительные перемены: один из высших аристократов убедил Белу IV наконец начать движение на соприкосновение с противником (успевшим уже взять Ерлау и Кевешд). Во время этого марша произошла ссора венгерского короля с Фридрихом Бабенбергом. Король требовал беспрекословного исполнения своих приказов, что не могло не взбесить своевольного австрийца. Спор кончился отьездом Фридриха (и его воинских контингентов) от войска.

Военные действия мало-помалу распространялись по остальной территории королевства. В конце марта - начале апреля монгольский отряд захватил Эгер, обычным порядком расправляясь с населением. Реакция венгров - епископ Варадина (совр. Орадя в Румынии) выступает навстречу захватчикам, предвкушая легкую победу - он знает о немногочисленности врагов и, к тому же, недавно победил другой разьезд монголов (вероятно оперировавший вблизи Варадина). Тем не менее он потерпел поражение: преследующие татар, венгерские всадники, увидев за холмом ряды воинов (ими были куклы, посаженные монголами на запасных коней) решили, что попали в засаду и ударились в бегство. Епископ вернулся в Варадин "с немногими людьми".

Тем временем Бела осторожно двигал войско вперед, на восток, вслед за уходившей с такой же скоростью армией Бату. Последний имел поводы для тревоги - венгры ощутимо превосходили его числом, в их войске преобладала знаменитая венгерская конница - лучшая в Европе. Надо полагать в те апрельские дни Батый крупно пожалел о распылении сил: войска Орды и Байдара воевали в Польше, Кадан, Бучжэк и Бельгутай только-только прорывались в Венгрию через горные проходы Южных Карпат. Таким медленным синхронным движением оба войска достигли реки Шайо (приток Тиссы) и разбили свои лагеря на разных ее сторонах.

После рекогносцировки обе стороны приступили к активным операциям. Т.к из-за половодья река не давала возможности перейти ее вброд, монголы, в некотором отдалении от лагеря, навели (09.10.1241) понтонный мост по которому ночью на западный берег потекли ряды воинов. Там их уже ждали. За день до этого к королю явился русский перебежчик и рассказал о намерениях монголов и теперь их встретили железные ряды венгерских латников. Их не сумели расклинить фронтальные удары кочевников, которым на небольшом плацдарме просто негде было развернуться. Нанеся монголам большие потери, королевские воины отбросили их к мосту, у которого немедленно возникла давка. Многие татарские всадники бросались в воду оставив в разлившейся реке немало трупов.

На другом берегу царило смятение. Огромные потери поколебали решимость как простых воинов так и высших военачальников к продолжению войны. Бату самолично, с обнаженным мечом бросился останавливать беглецов. В войске вовсю начались разговоры о необходимости прекращения похода и возвращения в степи. Эта возможность на полном серьезе рассматривалась самим Батыем. Именно в это время произошел его разговор со старым Субудаем, донесенный до нас "Юань Ши" (историей династии Юань - Thietmar). Последний, видимо исчерпав аргументы, воздействовал на растерянного хана личным примером: "Господин, если ты решил возвратиться, я не могу тебя задерживать, но я, для себя лично, принял решение не возвращаться ..". Этого хватило. Бату успокоился и приказал готовиться к дальнейшим операциям.

Ликующие венгры возвратились в свой лагерь, к своим, в целях лучшей защиты поставленым тесно одна к одной, палаткам, и заснули крепким сном победителей. У остатков моста была выставлена стража.

В это время их монголы развили бурную деятельность на переправе. Первым делом они установили напротив охранявших мост аж 7 метательных машин, и камнями отогнали их. Затем они восстановили мост и начали переправу масс войск. Все монгольская армия переходила реку. Когда вестники об этом примчались в королевский лагерь, там все спали беспробудным сном. Пока войска просыпалось и, вместо того, чтобы вскочив на коня строиться в боеые построения, занималось утренним туалетом, монгольские конные лучники успели окружить лагерь и наполнили воздух свистом множества стрел.

Только тогда венгры бросились в бой. Но не цельной армией - в ближний бой с татарами вступили только части брата короля, герцога Коломана, остальные же попыталисьб воспользоваться "коридором", специально оставленным монголами дабы истреблять как можно больше венгров в бегстве. Постепенно в сражение подключились все отряды королевской армии, но с их стороны не было никакого организованого управления боем и все больше и больше воинов устремлялось в заветный "коридор". Они еще не знали, что дальше "коридор" сужался и заканчивался стеной отборных монгольских конных лучников...

Венгерская армия подверглась полнейшему разгрому. Массы бегущих, преследуемые татарской легкой кавалерией заполнили дорогу на Пешт. Король и его брат, Коломан, с немногочисленной свитой в отличие от основных толп беглецов, двигались от поля боя обходными путями.

Поспешное бегство Белы IV с залитых кровью берегов Шайо не избавило его от вражеского преследования. татарские разьезды висели на плечах у небольшого королевского отряда, мчавшегося к северу, к польской границе. В комитате Комор он повернул к западу и через Нитру вышел к Пресбургу (совр.Братислава) - западной границе своего королевства. Стремясь в Австрию (куда он загодя отправил королеву) он прошел пограничной заставой Девин и оказался во владениях Фридриха Бабенберга, выехавшего к границе, чтобы встретить короля-неудачника.

Встреча обеих правителей закончилась неожиданно - Фридрих, осознав что Бела находится полностью в его власти, стал требовать возмещения выплат, произведенных им, Фридрихом, в 1235 г., стоявшему под Веной венгерскому королю. А т.к соответствующих сумм у короля естественно не нашлось, ему ничего не осталось, кроме как заложить три западных комитата: Мозон (Визельбург), Шопрон (Эдельбург) и Лочманд (Лутцманнбург), замки которых Фридрих не замедлил занять. Рассчитавшись с вымогателем, Бела забрал жену (находившуюся неподалеку) и со всей возможной скоростью выехал в Венгрию, где у Сегеда начал формирование войска. Одновременно епископ Вайцена был направлен к папе и императору с письмом, содержавшим просьбу о помощи и жалобу на австрийского герцога.

Фридрих Австрийский не удовлетворился занятием трех венгерских комитатов. Вскоре вторжению его войск подверглись и комитаты Пресбург и Рааб. Город Рааб, центр одноименного комитата, был взят австрийцами. Правда ненадолго - вооруженные отряды местного населения вскоре захватили город, перебив находившийся в нем гарнизон Фридриха.

Катастрофа постигшая венгров в генеральной битве у р. Шайо (по названию близлежащего населенного пункта, называемой также битвой при Мохаче (Mohi)), в принципе прекратила существование венгерской полевой армии. Единственная возможность добиться перелома в ходе войны состояла в удержании монголов на левом берегу Дуная, и распылении, а также ослаблении их сил обороной многочисленных крепостей. Пользуясь этими обстоятельствами Бела IV мог бы еще собрать войска в западных комитатах и попытаться повернуть колесо Фортуны в свою сторону. При этом надо принимать во внимание, что группа армий Бату, с самого начала численно не очень сильная, понесла большие потери в боях при Шайо и сейчас, сократив до минимума наступательные операции, ожидала подхода частей, действовавших на флангах.

На флангах же дела обстояли следующим образом. Посланные в обход Карпат монгольские войска дробились на несколько частей. Одна из этих армий, ведомая Каданом, сыном великого хана Угедэя, пройдя в Венгрию перевалом Борго, заняла Родну - большое селение немецких горняков (31.03.1241), Быстриц (Бестерце в Румынии) (02.04) и Колочвар. Имея проводников из местного населения Кадан, пройдя через горы и леса неожиданно появился перед Варадином. Быстро взяв город монголы расправились с населением и отошли в укромное место неподалеку от него, так что защитники цитадели и жители, укрывавшиеся в ней, уверовав в уход кочевников вышли на руины города. Тут-то монголы и нагрянули снова. Перерезав всех не успевших скрыться они приступили к осаде цитадели, задействовав метательные машины, и, немного погодя, взяли ее.

Остальные формирования монголов вливались в Венгрию через перевалы Ойтоц (в последний день марта взятый с боем частями Бельгутая ) и Красная башня (полки Бучжэка). Продвигаясь вдоль горного хребта Бельгутай взял Кронштадт, двинулся далее и - на руинах Херманнштадта (взятого монголами 11 апреля 1241 г.) соединился с Бучжэком. Обьединившись, они продолжили наступление на запад, захватив Вейссенбург и Арад. Превратив в развалины Сегед они достигли зоны операций Кадана, чьи войска также не мешкали - ими были взяты Егрес, Темешвар, Дьюлафехервар, Перег, не говоря уж о бесчисленных мелких укрепленных местах, вроде острова на р. Фекете Корош, чья судьба красочно описана у Рогериуса.

После победы у Шайо армия Бату неспешно начала движение на Пешт. Торопиться было некуда, армия венгров рассеяна, причем так, что собрать ее в ближайшее время не представлялось возможным, а гарнизоны городов и крепостей непосредственной угрозы не представляли. Пешт был взят после трехдневных боев, 29-30 апреля.

Взятием Пешта монголы закончили завоевание венгерских областей, лежавших к востоку от Дуная. Отдельные места (такие как деревня Перег, между Арадом и Чанадом) еще брались ими штурмом, но в целом военные действия прекратились, монголы начали устанавливать свою администрацию.

Наряду с завоеванием Венгрии полным ходом развивались операции войск кочевников в Польше и Чехии. После блистательной победы под Легницей они безуспешно осаждали Легниц. Затем последовало двухнедельное пребывание монголов у Одмухова (возможно они занимались восстановлением боеспособности войска) и осада ими Рацибужа. Но каменные стены города оказались крепче чем ожидалось и сняв 16.04.1241 г. осаду, монголы направились в Моравию. Отдельные небольшие отряды разоряли немецкое пограничье. Одному из них удалось продвинуться до Мейсена.

Весть о том что монгольское нашествие минуло немецкие земли была встречена в Германии с облегчением. Император Римской империи Фридрих II Гогенштауфен немедленно начал поход на Рим.

В Моравии монголы столкнулись с народной войной. Горные луга могли предложить лишь ограниченное количество пищи для скота, а небольшие деревушки (Моравия и сегодня негусто населена) - для людей. Боевые действия велись в районах Опавы, Градищенского и Оломоуцкого монастырей, Бенешова, Пржерова, Литовела, Евичко .. В декабре кочевники двинулись на соединение с Батыем готовившимся перейти замерзший Дунай.

Из Моравии часть монголов проникла в конце апреля в Словакию, входившую в состав Венгерского королевства. Пройдя Грозенковским и Яблоновким перевалами они устроили погром в этой тихой стране. Пали города Банска Штявница, Пуканец, Крупина; словацкие жупы (территориальная единица) Земилин, Абов, Турна, Гемер вплоть до Зволенского лесного массива, подверглись опустошению. Пал Ясовский монастырь. Но стены городов и здесь были возведены на совесть - устояли Пресбург (Братислава), Комарно (Коморн), Нитра, Тренчин и Бецков. В декабре 1241 г. оперировавшие в Словакии отряды перешли Дунай у Коморна и соединились с отрядами Бату.

Во второй половине января 1242 г. Бату перевел по льду свои, снова соединенные войска через Дунай. Первостепенной целью монголов стало пленение венгерского короля Белы, который после своего бегства из Австрии некоторое время обретался в Сегеде. Понимая, что монголы не оставят мысль о погоне за ним, король направился к адриатическому побережью и провел там лето и осень 1241 г.. Посчитав, однако, приморские города недостаточно надежными, он двинулся на самые крайние рубежи своей державы - перебрался на один из островов (остров Трау) близ Спалато, перевезя туда же свою семью.

В погоню за ним был брошен стремительный Кадан, остальная же армия продолжила город за городом покорять Венгрию. После напряженной осады, был взят Гран (Эстергом) - резиденция венгерских королей и важнейший перевалочный торговый пункт на среднем Дунае. Одновременно кочевниками были захвачены практически все города правобережной Венгрии, отбиться удалось лишь немногим. Так спаслись Секешфехервар и эстергомская цитадель. В районе Чернхаде монголы разбили действовавший против них крестьянский отряд. Ожесточенному обстрелу подвергся также и монастырь св. Мартина Паннонского (Паннонхалма), но, вместо того чтобы штурмовать стены, монголы совершенно неожиданно свернули все осадные приготовления и отошли.

Это их странное поведение объяснялось смертью верховного хана Угедэя и необходимостью Батыя (да и всех монгольских царевичей, бывших в войске) участвовать в выборе нового хана. На этот титул претендовал без сомнения в первую очередь сам Бату, к великому неудовольствию его двоюродного брата - Гуюка. Именно поэтому всем монгольским армиям действовавшим в Европе Бату разослал один и тот же приказ - поворачивать на восток и идти на соединение с главной армией.

Пройдя к побережью Адриатики, Кадан начал с осады Загреба, где, как он предполагал укрывается король Венгрии (действительно ненадолго останавливавшийся там в 1241 г.). Взяв его, он кинулся на юг по следу короля который в свое время двигался вдоль побережья. Так Кадан прибыл в окрестности Спалато намного раньше, чем его ожидали. Штурм замка Клис ( в 9 км. от Спалато), одного из предыдущих местопребываний Белы IV, уже почти завершившийся успехом, был немедленно прекращен, как только Кадан узнал о настоящем местопребывании короля. Молниеносный рейд - и монгольские всадники стоят на берегу пролива, отделяющего остров со стоящим на нем городом, от берега. Все переправочные средства здесь были заблаговременно уничтожены и Кадану ничего не осталось кроме как кидаться в море, пробуя достичь стен Трау на коне.

Поняв всю тщету своих усилий, он попытался "сохранить лицо". Высланный парламентер, прокричал защитникам Трау предложение сдаться, не дожидаясь, пока монголы пройдут на остров. К несчастью Кадана, жители Трау не отличались впечатлительностью, в отличие от венгерского короля, уже подготовившего корабль для бегства.

Быстро взять город возможным не представлялось. В то же время очевидно, что Кадану был дан ясный приказ - любой ценой поймать короля. Отойдя в Хорватию и Далматию, Кадан весь март держался в господствующих над побережьем, горах "пять-шесть раз спустившись к городам вниз". В конце концов иссякло даже и его безграничное терпение. Бела IV, явно не собирался выходить из своих островных укреплений, а время уходило - растояние до главных сил Бату становилось все больше и больше. После продолжительных и тяжких размышлений, монгольский принц плюнул на все.

Он еще раз прошел к Трау, и тщательно исследовал все возможности переправы. Найдя их равными нулю он направился на юг, в Боснию и Сербию. Дойдя до Рагузы, Кадан попытался было взять город но, согласно Тамасу Спалатскому "смог нанести лишь небольшие повреждения". Продолжив марш по побережью монголы полностью уничтожили города Котор, Свач и Дривасто. Эти места и стали самым крайним рубежом продвижения монголов на запад. Отсюда монголы повернули на восток и вскоре вышли в пределы Болгарии и половецкие степи. Великий западный поход был закончен.

Католическая Европа тоже не была подготовлена ко встрече с полчищами Бату, хотя сведения об их приближении поступали давно. Было известно о вторжении 1223 г. на Русь; тогда же грузинская царица Русудан писала о монголах папе. Король Бела IV отправлял доминиканские и францисканские миссии для разведки; из них особенно известна миссия доминиканца Юлиана. Да и сам великий хан писал венгерскому королю, требуя подчинения, остерегая его принимать половцев и упрекая в том, что множество ханских посольств не вернулось из Венгрии.

Император Фридрих II в письме к английскому королю Генриху III обвинял Белу в беспечности. Сам Фридрих II тоже получил письмо хана с требованием покорности и якобы ответил не без иронии, что, будучи знатоком пернатых, мог бы стать ханским сокольничим. Впрочем, тогда курсировали слухи, которым верил и папа, о тайном соглашении императора с ханом - определить достоверность этих слухов было бы весьма интересно.

Завоевание монгольскими войсками Руси, вторжение их в Польшу, Венгрию и другие земли вызвало панику в Европе. В хронике монастыря св. Пантелеона (Кельн) читаем: «Значительный страх перед этим варварским народом охватил отдаленные страны, не только Францию, по и Бургундию и Испанию, которым имя татар было дотоле неизвестно».

Во французской хронике отмечено, что страх перед монголами во Франции повлек за собой полный застой торговли; английский хронист Матвей Парижский сообщает, что на время прервалась торговля Англии с континентом, а в Германии даже возникла молитва: «Господи, избави нас от ярости татар».

Обращение Белы IV за помощью и к империи, и к папству породило переписку между государственными деятелями, анализ которой обнаружил ее полную бесполезность. Из этих писем особенно известно послание императора Фридриха II королям Англии и Франции. Император Венгрии не помог, папа ограничился призывами, собственные папские вооруженные силы ввиду из незначительности вообще не могли идти в расчет. Ближайшие соседи Венгрии - Венеция и Австрия не помогли Беле IV. Более того, венецианский хронист Андрей Дандоло писал: «Лишь принимая во внимание христианскую веру, венецианцы не причинили тогда королю вреда, хотя очень многое могли против него предпринять».

Страны Европы надолго запомнят испытанный ими ужас, само имя монголов на долгое время, вплоть до начала XIV века, будет вызывать страх, впрочем обоснованный (в Венгрии от военных действий и их непосредственных последствий (голода, болезней) население уполовинилось). Несмотря на многочисленные монгольские походы последующих десятилетий на Польшу, Венгрию и Болгарию, вторжение подобных размеров не повторится более никогда.

Источники и литература:
1. Греков Якубовский Золотая орда и ее падение.
2. Der Mongolensturm/Ungarns Geschichtsschreiber 3. Koln 1985
3. Карамзин Н.М. История государства Российского. тт.2-3 М.1991
4. Карамзин Н.М. История государства Российского. тт.4 М.1991
5. Die ungarische Bilderchronik. Budapest. 1961.
6. Пашуто В.Т. Внешняя политика древней Руси. М.1968
Князья Владимирские.
Собор Владимирских святых.
Князь Юрий Долгорукий. С 1125 г. столица в Суздале, 1120-1149 гг. - князь ростово-суздальский
Князь Василько Юрьевич. 1149-1154 гг. - князь ростово-суздальский
Владимирская Русь
Князь Андрей Боголюбский. 1155-1169 гг. - князь ростово-суздальский, 1169 г. - столица перенесена во Владимир, 1169 - 1174 гг. - князь владимирский (суздальский)
Святой благоверный княжич Глеб Владимирский - сын Андрея Боголюбского.
Князь Ярополк Ростиславич. 1174 - 1175 гг. - князь владимирский
Князь Михаил Юрьевич.1175-1176 гг. - князь владимирский (суздальский)
Князь Всеволод III Большое Гнездо. 1176-1212 гг. - великий князь владимирский
Переяславль-Залесское княжество.
Князь Константин Всеволодович. 1216-1219 гг. - великий князь владимирский
Князь Юрий II Всеволодович. 1212-1216 гг. и 1219-1238 гг. - великий князь владимирский
Святитель Симон Печерский епископ Владимирский. ум. 1226 г.
Татаро-монгольское нашествие. 1235 - 1242 гг.
Митрофан, архиепископ Владимирский.ум. 1238 г.
Владимирское Залесье и Ярополчье Гороховецкое.
Пановы горы и Китеж-град на Светлояре.
Князь Ярослав II Всеволодович. 1238-1246 гг. - великий князь владимирский
Стародубское княжество.
Юрьевское княжество
Князь Святослав III Всеволодович. 1246-1248 гг. - великий князь владимирский.

Copyright © 2015 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (02.05.2015)
Просмотров: 625 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

Поиск


Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика