Главная
Регистрация
Вход
Пятница
20.10.2017
13:44
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Славянский ВЕДИЗМ

Оцените мой сайт
Оцените мой сайт
Всего ответов: 370

Категории раздела
Святые [132]
Русь [12]
Метаистория [7]
Владимир [686]
Суздаль [236]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [175]
Музеи Владимирской области [56]
Монастыри [4]
Судогда [4]
Собинка [46]
Юрьев [98]
Судогда [30]
Москва [41]
Покров [51]
Гусь [46]
Вязники [115]
Камешково [46]
Ковров [131]
Гороховец [29]
Александров [132]
Переславль [80]
Кольчугино [21]
История [14]
Киржач [35]
Шуя [63]
Религия [2]
Иваново [26]
Селиваново [5]
Гаврилов Пасад [4]
Меленки [14]
Писатели и поэты [7]
Промышленность [0]
Учебные заведения [0]
Владимирская губерния [1]

Статистика

Онлайн всего: 24
Гостей: 24
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Губернский город. В.А. Соллогуб

В.А. Соллогуб
Тарантас
Путевые впечатления

Год: 1840
Гостиница.

ГУБЕРНСКИЙ ГОРОД

Рано утром, когда Василий Иванович потрясал еще стены своим богатырским храпом, Иван Васильевич отправился отыскивать древнюю Русь. Ревностный отчизнолюбец, он желал, как читатель уже знает, отодвинуть снова свою родину в допетровскую старину и начертать ей новый путь для народного преобразования. Ему это казалось совершенно возможным, во-первых, потому, что несколько приятелей его были одинакового с ним мнения; во-вторых, потому, что он России не знал вовсе. Итак, рано утром, с любимой мыслью в голове, отправился он бродить по Владимиру. Прежде всего он отправился в книжную лавку и, полагая, что у нас, как за границей, ученость продается задешево, потребовал "указателя городских древностей и достопримечательностей". На такое требование книгопродавец предложил ему новый перевод "Монфермельской молочницы", сочинение Поль де Кока, важнейшую, по его словам, книгу, а если не угодно, так "Пещеру разбойников", "Кровавое привидение" и прочие ужасы новейшей русской словесности.
Не удовлетворенный таким заменом, Иван Васильевич потребовал по крайней мере "Виды губернского города". На это книгопродавец отвечал, что виды у него точно есть, и что он их дешево уступит, и что ими останутся довольны, но только они изображают не Владимир, а Царьград. Иван Васильевич пожал плечами и вышел из лавки. Книжный торговец преследовал его до улицы, предлагая попеременно новые парижские карикатуры с русским переводом, "Правила в игру преферанс", "Новейший лечебник" и "Ключ к таинствам природы".
Бедный Иван Васильевич пошел осматривать город без руководства и невольно изумился своему глубокому невежеству. Даром что он читал некогда историю, но он ничего твердого и определительного удержать из нее не мог. В голове его был какой-то туманный хаос - имена без образов, образы без цвета. Он припомнил и Мономаха, и Всеволода, и Боголюбского, и Александра Невского, и удельное время, и набеги татар, но припомнил, как школьник твердит свой урок. Как они тут жили? что тут делалось? - кто может это теперь рассказать? Иван Васильевич осмотрел Золотые ворота с белыми стенами и зеленой крышкой, постоял у них, поглядел на них, потом опять постоял да поглядел и пошел далее. Золотые ворота ему ничего не сказали. Потом он пошел в церкви, сперва к Дмитриевской, где подивился необъяснимым иероглифам, потом в собор, помолился усердно, поклонился праху князей... но могилы остались для него закрыты и немы. Он вышел из собора с тяжелою думою, с тяжким сомнением... На площади толпился народ, расхаживали господа в круглых шляпах, дамы с зонтиками; в гостином дворе, набитом галантерейной дрянью, крикливые сидельцы вцеплялись в проходящих; из огромного здания присутственных мест выглядывали чиновники с перьями за ушами; в каждом окне было по два, по три чиновника, и Ивану Васильевичу показалось, что все они его дразнят... Он понял тогда или начал понимать, что сделанное сделано, что его никакой силой переделать нельзя; он понял, что старина наша не помещается в книжонке, не продается за двугривенный, а должна приобретаться неусыпным изучением целой жизни. И иначе быть не может. Там, где так мало следов и памятников, там, в особенности, где нравы изменяются и отрезывают историю на две половины, прошедшее не составляет народных воспоминаний, а служит лишь загадкой для ученых. Такая грустная истина останавливала Ивана Васильевича в самом начале великого подвига. Он решился выкинуть из книги путевых впечатлений статью о древностях и пошел рассеяться на городской бульвар. Местоположение этого бульвара прекрасно: на высокой горе, над самой Клязьмой; вдали расстилается равнина, сливаясь с небосклоном. Иван Васильевич сел на скамейку и начал задумчиво глядеть в даль, неопределенную и туманную, как судьба народов. Он долго думал и не замечал, что какой-то господин, отвернувшись к нему спиной, сидел с ним на одной скамейке и тоже размышлял, насвистывая какой-то итальянский мотив.
"Ба! Да это из "Нормы"", - подумал Иван Васильевич и обернулся.
Оба вскрикнули в одно время:
- Федя!
- Ваня!
- Каким образом!
- Какими судьбами!
- Сколько лет, сколько зим!
- Да, кажется, с самого пансиона.
- Да, да... лет шесть.
- Нет, брат, восемь лет. Время-то как идет! Ты как здесь?..
- Проездом; а ты?..
- А я живу...
- В губернском городе!
- Да; что делать!
- Эх! Да как ты постарел!
- А ты, брат, так переменился, что если бы не голос, так просто узнать нельзя. Откуда взялись бакенбарды?
- А право, мы хорошо живали в пансионе.
- Веселое было время.
- Помнишь ли Ивана Лукича, инспектора, и Сидорку-разносчика, и углового кондитера?
- А помнишь, как мы впотьмах забросали Ивана Лукича картофелем и как мы у учителя арифметики парик сожгли? Правду сказать, ты лениво учился.
- А ты никогда урока не знал.
- Что, ты играешь еще на флейте?
- Бросил. А ты все еще пишешь стихи?
- Давно перестал... Скажи-ка... что же ты теперь поделываешь?
- Я был четыре года за границей.
- Счастливый человек! Я чай, скучно было возвращаться?
- Совсем нет, я с нетерпением ожидал возвращения.
- Право?
- Мне совестно было шататься по белому свету, не знав собственного отечества.
- Как! Неужели ты своего отечества не знаешь?
- Не знаю, а хочу знать, хочу учиться.
- Ах, братец, возьми меня в учители, я это только и знаю.
- Без шуток: я хочу поездить да посмотреть...
- На что же?
- Да на все: на людей и на предметы... Во-первых, я хочу знать все губернские города.
- Зачем?
- Как зачем? Чтоб видеть их жизнь, их различие.
- Да между ними нет различия.
- Как?
- У нас все губернские города похожи друг на друга. Посмотри на один - все будешь знать.
- Быть не может!
- Могу тебя уверить. Везде одна большая улица, один главный магазин, где собираются помещики и покупают шелковые материи для жен и шампанское для себя; потом присутственные места, дворянское собрание, аптека, река, площадь, гостиный двор, два или три фонаря, будки и губернский дом.
- Однако ж общества не похожи друг на друга.
- Напротив, общества еще более похожи, чем здания.
- Как это?
- А вот как. В каждом губернском городе есть губернатор. Не все губернаторы одинаковы: перед иным бегают квартальные, суетятся секретари, кланяются купцы и мещане, а дворяне дуются с некоторым страхом. Куда он ни явится, является шампанское, вино, любимое в губерниях, и все пьют с поклонами за многолетие отца губернии... Губернаторы вообще люди образованные и иногда несколько надменные. Они любят давать, обеды и благосклонно играют в вист с откупщиками и богатыми помещиками.
- Это дело обыкновенное, - заметил Иван Васильевич.
- Постой! Кроме губернатора, почти в каждом Губернском городе есть и губернаторша. Губернаторша - лицо довольно странное. Она обыкновенно образована столичной жизнью и избалована губернским низкопоклонством. В первое время она приветлива и учтива; потом ей надоедают беспрерывные сплетни; она привыкает к угождениям и начинает их требовать. Тогда она окружает себя голодными дворянками, ссорится с вице-губернаторшей, хвастает Петербургом, презрительно относится о своем губернском круге и наконец навлекает на себя общее негодование до самого дня ее отъезда, в каковой день все забывается, все прощается, и ее провожают со слезами.
- Да два лица не составляют города, - прервал Иван Васильевич.
- Постой, постой! В каждом губернском городе есть еще много лиц: вице-губернатор с супругой, разные председатели с супругами и несчетное число служащих по разным ведомствам. Жены ссорятся между собой на словах, а мужья на бумаге. Председатели, большею частью люди старые и занятые, с большими крестами на шее, высовываются из присутствия только в табельные дни для поздравления начальства. Прокурор почти всегда человек холостой и завидный жених. Жандармский штаб-офицер - добрый малый. Дворянский предводитель - охотник до собак. Кроме служащих, в каждом городе живут и помещики, обыкновенно скупые или промотавшиеся. Они постигли великую тайну, что как карты созданы для человека, так и человек создан для карт. А потому с утра до вечера, а иногда и с вечера до утра козыряют они себе в пички да и бубандрясы без малейшей усталости. Разумеется, что и служащие от них не отстают. Ты играешь в вист?
- Нет.
- В преферанс?
- Нет.
- Ну, так тебе и беспокоиться не нужно; ты в губернии пропадешь. Да, может быть, ты жениться хочешь?
- Сохрани Бог!
- Так и не заглядывай к нам. Тебя насильно женят. У нас барышень вдоволь. Все они, по природному внушению, поют варламовские романсы и целой шеренгой расхаживают по столовым, где толкуют о московском дворянском собрании. Почти в каждом губернском городе есть вдова с двумя дочерьми, принужденная прозябать в провинции после мнимой блистательной жизни, в Петербурге. Прочие дамы обыкновенно над ней смеются, но не менее того стараются попасть в ее партию, потому что в губерниях одни барышни не играют в карты, да и те, правду сказать, играют в дурачки на орехи. Несколько офицеров в отпуску, несколько тунеядцев без состояния и цели, губернский остряк, сочиняющий на всех стишки да прозвания, один старый доктор, двое молодых, архитектор, землемер и иностранный купец заключают городское общество.
- Ну, а образ жизни? - спросил Иван Васильевич.
- Образ жизни довольно скучный. Размен церемонных визитов. Сплетни, карты, карты, сплетни... Иногда встречаешь доброе, радушное семейство, но чаще наталкиваешься на карикатурные ужимки, будто бы подражающие какому-то небывалому большому свету. Общих удовольствий почти нет. Зимой назначаются балы в собрании, но по какому-то странному жеманству на эти балы мало ездят, потому что никто не хочет приехать первым. Bon genre [Приличный человек (фр.)] сидит дома и играет в карты. Вообще я заметил, что когда приедешь нечаянно в губернский город, то это всегда как-то случается накануне, а еще чаще на другой день после какого-нибудь замечательного события. Тебя всегда встречают восклицаниями: "Как жаль, что вас тогда-то не было или что вас тогда-то не будет!" Теперь губернатор поехал ревизовать уезды; помещики разъехались по деревням, и в городе никого нет. Не всякому дано попасть в благополучные минуты шумного съезда. Такие памятные эпохи бывают только во время выборов и сдачи рекрут, во время сбора полков, а иногда в урожайные годы и во время святок. Самые приятные губернские города, в особенности по мнению барышень, те, в которых военный постой. Где офицеры, там музыка, ученья, танцы, свадьбы, любовные интриги - словом, такое раздолье, что чудо!
- Все это хорошо; только одного я не понимаю, - сказал Иван Васильевич, - зачем же ты здесь живешь?
- Зачем?.. Ах, братец, моя история - простая и глупая история.
- Расскажи, пожалуйста.
- Тебе почти все наши дворяне расскажут почти то же, что и я... Сперва богатство, потом бедность: сперва столичная жизнь, потом хорошо, когда и в губернском городе жить можешь.
- Да отчего же это?
- Оттого, что мы почти все легкомысленные до сумасбродства; оттого, что мы с самого детства все заражены одною болезнью...
- Право? Да как же называется эта болезнь?
- Она называется просто: "Жизнь сверх состояния".

***

Еще Россия не осушила слез своих об утрате одного Ангела, еще раны сердца сокрушенных сею утратою не закрылись, как новый страшный неожиданный удар поразил Августейшее Семейство и с ним всю Россию! 1-го февраля 1845 года получена в здешнем городе горестная весть о внезапной кончине Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елизаветы Михайловны, Супруги Владетельного Герцога Нассауского, последовавшей 16 января сего года, на другой день после разрешения от бремени Принцем, не прожившим и одних суток! В следующий день по получении сего печального известия жители города спешили в Храм Божий соединить молитвы свои с молитвами Августейшего Дома о успокоении души новопреставившейся. Здесь Его Преосвященством Архиепископом Владимирским и Суздальским, и в присутствии Гражданского Губернатора и прочих Воинских и Гражданских Чинов, перед Божественною Литургией, соборне совершена была и панихида. Искренни, усердны были молитвы, восходившие к Царю Царей из глубины печальных сердец верноподданных; но притворны были скорбь и слезы молящихся, сокрушенных сею неожиданною потерею. Давно ли мы провожали юную Царевну, украшенную всеми добродетелями своего пола, всеми доблестями Высокого Своего Рода, цветущую здоровьем и красотою, на счастливое новоселье, молим Бога о ее благоденствии; давно ли слышали мы о той любви народной, которую она приобрела в новом Своем отечестве Своею душевною благостью, кротостью и своими благодеяниями,- и Ее уже нет - и все надежды, все счастие Августейшего Семейства и Высоких Ее Родителей, вся радость Супруга и все желания двух народов о ее благополучии слегли в могилу. Каждый отец, каждая мать постигают вполне неизмеримость сей утраты и всю тяжесть бедствия; но в языке человеческом нет слов для их излияния! Бог дал нам для этого только слезы и рыдания, и мы с горькими слезами молим Бога, да прольет луч утешения на Августейшее Семейство, на Высоких Родителей перенесшейся в лучшую жизнь и на нас, верных Престолу Россиян, душою сочувствующих всем радостям и всем горестям нашего благодетельного Царственного Рода, которому мы обязаны и славою и счастием и спокойствием нашего любезного Отечества! Боже Всемогущий, услышь мольбы верного и доброго народа: Счастие России в сердце Царя, а сердце Царево руце Божией.— «Боже Царя храни».
(Прибавление к Владимирским Губернским Ведомостям. № 6. Суббота, 10 февраля 1845 года/).
Владимирская губерния
Владимир в XVI-XVIII веках
Руководители города Владимира с 1785 по 2015 гг.
Губернский город Владимир в 1877 году
Город Владимир в 1900 году

Copyright © 2016 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Jupiter (10.08.2016)
Просмотров: 284 | Теги: Владимир, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край

РОЗА МИРА

Меню

Вход на сайт

Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика