Главная
Регистрация
Вход
Пятница
25.09.2020
00:03
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1298]
Суздаль [412]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [422]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [109]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [131]
Гусь [151]
Вязники [276]
Камешково [93]
Ковров [375]
Гороховец [119]
Александров [244]
Переславль [112]
Кольчугино [74]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [105]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [104]
Писатели и поэты [100]
Промышленность [90]
Учебные заведения [114]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [48]
Муромские поэты [5]
художники [24]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [242]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 15
Гостей: 14
Пользователей: 1
Николай
Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Кулачные бои во Владимирской губернии

Кулачные бои во Владимирской губернии

Кулачные бои велись на Руси еще в глубокой древности. Первое упоминание о них встречается в летописях Нестора, где говорилось: «видим бо игрища уточена, и людей много множество, яко упихати друг друга». Церковь отрицательно относилась к этим «богомерзким потехам». В 1274 г. митрополит Кирилл на соборе во Владимире предложил отлучать кулачных бойцов от церкви, а убитых в таких боях не отпевать. Светские власти в царское время также предпринимали законодательные попытки смягчения народных нравов.
После Петра I сложилась определенная практика проведения боев. Ногами не дрались, лежачего не трогали. Их выносили с «поля боя» даже противники. Тех, кто «вкладыши» в руку брал, с позором, пинками гнали прочь. Найдя под ногами сбитую с кого-нибудь шапку, кидали ее вверх со словами: «Где ты, потерявший?». Иногда богатые купцы ставили угощение для бойцов - бочку вина.
Как проходили кулачные бои? Начинали дети 7-13 лет. Стоило крикнуть: «Давай!» - и точно из-под земли вырастали мальчишки, на «помощь» которым приходили взрослые. И уже мелькали над толпой кулаки, шатались, падали «горячие головы». Каждый садил без разбору, в первую соседнюю морду, получая тумаки спереди, сзади и с боков. От своих и чужих. Всех охватывал какой-то азарт бить. Толпа как единое ужасное существо орала, махала кулаками, валилась, вставала и вновь катилась кубарем, одновременно хохоча, ругаясь и гикая. После побоища на «поле брани» лежало с десяток сильно побитых бойцов. Однако случаев увечий почти не было.
Кулачные бои пользовались большой популярностью у простого народа. Иные любители «почесать кулаки» специально брали отпуск у хозяина, «чтоб на Маслену побиться». На бои съезжалось большое количество зрителей, которые иногда не выдерживали и вступали в «битву».

Кулачные бои оставались любимым развлечением в России, в том числе и во Владимирском крае, и в нач. XX веке. Целые деревни и села выходили, чаще всего «стенка на стенку» - друг против друга. Да что там села! Целые волости, по 15 тысяч крестьян, бились друг с другом (например, Стародворская и соседняя с ней).
«О кулачных боях
В деревне отсутствуют культурные развлечения, и жители иногда заполняют свой досуг дикими забавами. До сего времени еще держится обычай кулачных боев, и не где-нибудь в отдаленных углах, а в восемнадцати верстах от губернского города Владимира. Мне в прошлом году пришлось наблюдать бой возле села Брутова. Пишу на основании личных наблюдений и слов участников.
Бои ведутся в течение масляной недели, начиная с мясопустного воскресенья и кончая чистым понедельником. бьются жители села Брутова с сел. Овчухами. Село на село, конец на конец. Начинается обычно с детской драки. Дети школьного возраста, с 7 лет, являются зачинщиками. Заводят драку с ровесниками. Пример ребят заражает взрослых, до стариков включительно. Выходят на драку целыми семьями. «Как отец кулачный, так и дети за ним». Женщины участия не принимают, но смотрят с любопытством. Никаких законов «боя» не установлено. Бьют и лежачих. Некоторые выходят иногда с «закладками» (закладывают в кулаки гирьки и т. п.). До смерти не забивают, но избивают иногда так больно, что иной хворает весь Великий пост. Бьют куда попало, стараются попасть в лицо.
Бои начинаются обычно с 4 часов дня, до темноты. Иногда принимает участие и интеллигенция (например, в одном селе псаломщик). Бьются в одних рубахах, без шапок, но на руках обязательно рукавицы. «Не то руки собьешь». Иногда из боя выбегают совершенно нагие. «Все сдерут». Это зимой то! Валят побежденных в кучу, под кучей снег в крови. Никаких начальников нет, бьют без правил и приказов. Побитый не обижается, и с избившими его сохраняет приятельские отношения. Нападают и несколько на одного, «как придется». Один старик – «кулачник» - рассказывает: «Встретили меня четверо, как начали класть,- голову в четырех местах проломили». – «А что же вы на них в суд не подали?» - «Боже сохрани, дело любовное».
Женщины, являющиеся зрительницами, подстрекают бойцов, смеясь над поверженными, и похваливая победителей. «Бойко дерется – хорош парень», - складывается мнение.
Когда я записывал вышесказанное, рассказчики обеспокоились. «Зачем пишешь?» - «Хочу в газету написать!» - «Как бы нам не запретило начальство драться. Мы к этому делу больно привычны».
В том же с. Брутове, районе боев, население охотно посещает лекции агрономов, беседы и собрания. Культурные запросы у деревни пробуждаются, но не находят удовлетворения, и заглушаются дикими развлечениями. Деревня нуждается в просвещении. Открытие народных домов, всеобщее обучение, внешкольное образование, развитие кооперативного дела – вот средства для ускорения естественной смерти диких пережитков старины, какими являются практикующиеся доныне кулачные бои. Больше света деревне!
Г. М. (газета «Старый владимирец», 25 января 1917 г.).

Многие владимирцы собирались на бой в «чистый» понедельник, в первый день после масленицы, на правом берегу р. Рпень, а красносельцы на ее левом берегу. Также крупными во Владимирском уезде были бои между жителями Боголюбова и Суромны. Их поддерживали прилегавшие к ним селения. Всего в боях там участвовало до 4 тыс. крестьян из 11 населенных пунктов.
В Ковровском уезде бились у сусловской мельницы на Клязьме. С одной стороны - Гатиха, Андрейцево, Второво, Мостцы, Кижаны, Патакино, с другой - Пенкино, Симоново, Лубенково, Терехово. В березовой роще Зеленино Вязниковского уезда сходились «на кулачки» до 15 деревень. У села Городок, на озере, на престольный праздник Николы-зимнего собиралось до восьми деревень с каждой стороны.
Кое-где (в Суздальском и Вязниковском уездах) бои проводились не только на кулаках, но на палках и колах. В Суздальском уезде бились с палками на Масленицу (у речушки Уловки), а «палочные» бойцы Вязниковского уезда - на лугу, возле д. Порзанка, рядом с дубравой, во время Троицы и августовских Спасов.
Всеобщими любимцами среди кулачных бойцов становились такие богатыри как крестьянин Солин из деревни Крутово, который мог поднять из глубокой ямы быка. Во Владимире и его окрестностях не было равных в потешных забавах Николаю Астапову. Этот железнодорожник был к тому же прекрасным спортсменом.

Советская власть отрицательно относилась к кулачным боям. В печати постоянно подчеркивались негативные моменты. Читатель газеты «Призыв» с гневом писал в 1923 году о том, как взрослые «любовались и подбадривали» 40 50 боголюбовских мальчуганов в возрасте 15 16 лет, которые, разделившись на две «стенки», дрались меж собой.
«Каждое воскресенье в Свердловском поселке (б. Камешках) происходят кулачные бои.
Поселок дерется на деревню Пропасти; дерется здорово.
— Ванька, дуй сильней! Сильней, ребята! Черт возьми то!
Драка в разгаре,— полыщатся рукавицы, скулы трещат, кровь орошает землю.
Эх,— думаешь, сколько темноты то еще осталось!
Неужели нет ничего лучше и занятнее.
Вот где темнота то кромешная. Вот где отупение.
Комсомолец» («Призыв», 22 марта 1923).
«Рыцарь кулачных боев.
Большинство сел и деревень Владимирского уезда, помимо других положительных и отрицательных качеств, славятся кулачными боями. Задолго до наступления «масленицы» начинаются разговоры о том, как лучше намять бока ребятам из соседней деревни, куда ловчее ударить, чтобы «дух вышибить», «скулу своротить» и т. д.
Чем ближе «масленица», тем сильнее чешутся кулаки, тем выше поднимают нос «лучшие бойцы деревни».
Пришла и «масленица».
В чистом поле собирается стенка, на стенку. Челочек по двести с той и с другой стороны. Дерутся с увлечением до тех пор, пока десятка полтора ребят с одной стороны не уйдут с поля битвы с разбитыми носами, подбитыми глазами, свороченными скулами. Тогда бой прекращается, чтобы наутро начаться снова — и так до «чистого понедельника».
Село Красное находится в 2-3 верстах от Владимира и ежегодно дерется с ребятами села Доброе. Дерется яростно, ожесточенно, потому что добровцам приходят помогать из Владимира.
В Красном есть ячейка РЛКСМ, а секретарем в ней — некто Хватов, большой любитель кулачных боев. В прошлом году за участие в этих боях ячейка ему сделала выговор, поэтому можно было ждать, что в этом году он и сам не пойдет, и других удержит от участия в варварском обычае.
Не тут-то было!
Первый день в общей схватке он не участвовал, а подрался лишь в стороне с одним парнем из Доброго, но на второй день не утерпел. Увидя, что молодежь села Красного начинают одолевать, бравый секретарь засучил рукава и яростно заработал кулаками направо и налево. Это послужило сигналом к тому, чтобы и остальные члены ячейки, не принимавшие до сих пор участия в побоище, ввязались в драку.
- «Поддержи, ребята, секретаря бьют!»— пронеслось по селу, и ячейка заработала так, как никогда не работала в кружке политграмоты или в избе-читальне…» («Призыв», 4 марта 1925 г.).

После мощной пропагандистской кампании местные власти стали принимать решения о прекращении кулачных боев. Владимирский волостной исполком совместно с представителями сельсоветов издал такое постановление в 1924 году. В этой административно-территориальной единице кулачных бойцов стали штрафовать - рублей по 200 с небольшой деревеньки (45 дворов). Платили те, кто дрался. Однако другие волости не приняли подобных мер. Поэтому в начале 1925 года вышло постановление губернского исполнительного комитета о повсеместном запрещении кулачных боев.
Власти широко использовали административные меры. Создавались тройки по борьбе с кулачными боями, небольшие (до 10 человек) конные милицейские отряды. Они смело, как говорилось в отчетах, призывали разойтись возбужденные толпы, иногда насчитывавшие по нескольку тысяч крестьян. Как правило, они покорно расходились по домам. Участников приговаривали к штрафу до 10 рублей или к принудительным работам до 2 недель. Местные власти постоянно требовали ужесточения наказаний.
В письме Владимирского губернского совета физкультуры 11 февраля 1927 г. спортивные функционеры предлагали свои методы борьбы с проклятым наследием царского режима. «...Губсовет ФК (физкультуры) считает необходимым в числе других мероприятий, отвлекающих население от кулачных боев, со стороны СФК провести широкую физкультурную кампанию, приуроченную к дням Масленицы, путем выезда в те селения, где предполагаются бои, и проведения там среди населения собраний и докладов... игр на улице: эстафеты, индийский бокс, карусель, катание на санях, примитивные лыжные соревнования на самодельных лыжах и т.п. В селениях, лежащих поблизости города или деревни, обязательно провести лыжные соревнования и другие спортивные выступления силами кружков ФК».
Губернский исполнительный комитет 14 февраля 1927 г. издал обязательное постановление, запрещающее устройство кулачных боев на территории всей Владимирской губернии.
В 1927 г. зачинщики и организаторы кулачных боев приговаривались по «хулиганской» статье 74 (ч. 1, 2) УК РСФСР уже на месяц заключения. Наряду с административными методами использовались «драматические культсилы», духовые оркестры, плакаты, лозунги, стенгазеты и агитсуды. В более «азартные пункты» посылали кинопередвижки.
«Разве утерпишь!»
Предпринятые меры сократили общее число кулачных боев, но полностью извести их не удалось. Волостное начальство оправдывалось в отчетах: «Были случаи, маленько подрались». За такие случайности в 1927 г. во Владимирском уезде на Масленицу были привлечены в судебном порядке 26 человек, в административном 184.
Борьба с этим, как говорил и.о. председателя губисполкома Евсей Самойлович Первин, пережитком и наследием царизма встречала сопротивление среди различных слоев населения. Школьники села Чириково решительно заявили своим учителям: «Мы все уйдем на кулачный бой». И ушли, несмотря на запрет своих педагогов. Даже председатели сельсоветов и комсомольцы продолжали «кулачиться». В свое оправдание они говорили: «Разве утерпишь!». Даже при задержании многие жители Суходола заявляли милиционерам, что все равно они будут биться. Один из них, Аксенов Павел Иванович, 22 лет, беспартийный, холостой и грамотный, сказал: «отдадим по 5 и 10 руб., но драться все-таки будем». Особенно упорно и долго держались за этот пережиток прошлого жители Быковской волости.
«В этом году, благодаря принятым мерам, масленичных кулачных боев по губернии совсем не было. «Отличился» только Владимирский уезд, где случаи боев все же наблюдались. Виновные понесли наказание.
Губисполком в этом году своевременно принял энергичные меры к предупреждению и воспрещению кулачных боев в губернии. Обязательное постановление ГИК-a было широко объявлено среди населения и, в особенности, в тех районах, где в прошлые годы наблюдались кулачные бои. В деревню были брошены культурные силы, кино-передвижки, радио-установки, оркестры духовой музыки и т. д. Для наблюдения за проведением в жизнь решений ГИК-а на места были командированы небольшие специальные группы милиционеров. Граждане многих селений сами учли вред кулачных боев и выносили постановления о недопущения подобного позора.
В результате, на территории всей губернии, за исключением Владимирского уезда, кулачных боев в этом году совершенно не было.
Владимирский же уезд все прошлые годы «отличался», как наиболее «драчливый». Редко какой год масленичные кулачные бои не уносили здесь несколько человеческих жертв.
По Суздальской и Боголюбовской волостям, где все предыдущие годы происходили крупные кулачные бои в 14 районах, при участии 3-4 тысяч человек в каждом бою,— в нынешнем году кулачных боев не было. Правда, попытки были, но драку разжечь не удавалось и все зачинщики понесли соответствующую кару.
В Суздальской волости граждане и, в особенности женщины сел Гавриловского и Вышеславского, благодарили через представителей милиции губернскую власть за то, что в этом году не были допущены кулачные бои, а поэтому нет искалеченных и убитых членов семейств.
По Владимирской волости, вплоть до 1926 года, драки происходили в 19 районах; в этом году наблюдались небольшие схватки лишь в одном пункте в дер. Броднице с селом Суходолом. По Второвской волости кулачных боев также не было, за исключением лишь с. Лаптево, где незначительные схватки были.
По Торчинской волости предполагалось по опыту прошлых лет, что драки будут в семи районах; но небольшие схватки произошли только в бабинском и скотовском районах, а по прибытии члена ВИК-а и нач. волмилиции, граждане совершенно разошлись.
По Борисовской волости, где ранее происходили бои на территории всей волости, в нынешнем году дрались в 3-х селах.
Хуже обстояло дело в Быковской волости. Ранее здесь дрались целую неделю 27 селений; в этом году, правда, хотя и в уменьшенном размере, но все же, к стыду граждан этой волости и местной власти, кулачные бои наблюдались в 19 селениях. Конечно, главная вина здесь ложится на ВИК и сельсоветы.
По Стародворской волости в прошлые годы кулачные бои были на территории всей волости, в течение всей недели. В этом году дралась одна сотая часть.
В некоторых селениях, расположенных вблизи границ Иваново-Вознесенской губернии, бои происходили по вине ивановцев, где, видимо, кампания по предупреждению кулачных боев не проводилась. Например, в села Григоровское и Ивано-Шуйское, Суздальской волости, прибыл большой отряд из села Перелоги, Ивановской губернии, во главе со «святым отцом» — попом Сперанском, с исключительной целью подраться. Но дело не выгорело, милиция просто разогнала непрошенных гостей. Сперанский ускакал на лошади, но протокол на него все же составлен. После чего, 7 марта, ивановцы пригласили граждан с. Ивано-Шуйское на территорию своей губернии, в с. Козлово (10 верст), где и устроили побоище. Конечно, если бы в селе Ивано-Шуйском председатель сельсовета соответствовал своему назначению, граждане не поплелись бы в другую губернию драться. Но беда в том, что в это время, когда гражданам села Ивано-Шуйского «мылили» бока на территории Ивановской губернии, председателя сельсовета (молодая девушка) таскали по снежным улицам, веря предрассудкам, что от этого уродится длинный лен.
Точно также и в Торчинской волости ивановцы являлись главными зачинщиками наблюдавшихся схваток.
Всего по Владимирскому уезду привлечено к ответственности за участие и подстрекательство к кулачным боям в уголовном порядке 27 человек и в административном—184 человека.
В заключение нужно отметить, что хотя в этом году полностью кулачные бои предотвратить и не удалось, но те достижения, которые имеются сейчас, дают возможность надеяться, что в следующем году этот жестокий пережиток прошлого удастся уничтожить» («Призыв», 22 марта 1927 г.).
«КУЛАЧНЫЕ БОИ ЗАБРОСИЛИ. Из года в год между селами Красным и Добрым в дни «масленицы» проводились кулачные бои. Не раз об этих селах писали в газетах, но ничего не помогало. В текущем 1927 г. красносельцы не дрались, заменив бои развлечениями: кино, спектаклем и массовым гуляньем по селу.
28 февраля ячейка ВЛКСМ созывала общее собрание беспартийной молодежи. После доклада о «новом быте молодежи»,— слушатели заявили:
— Мы против кулачных боев.
И оправдали данное слово.
— Боев не было. Хватов.» («Призыв», 16 марта 1927 г.).

В некоторых местах бои продолжались вплоть до Великой Отечественной войны. Старожилы вспоминали, как на лугу между Спас-Евфимьевским и Покровским монастырями в Суздале уже в 1940 году на Масленицу новосельские парни вечером начали кричать, заводить и дразнить кидекшанских. На другой день после обеда мальчишки начали было драку, но приехала конная милиция, разогнала их, оштрафовала несколько человек.
В следующем году Германия напала на нашу страну. Деревни обезлюдели. Почти все здоровые мужчины ушли воевать. Только тогда и угасла окончательно вековая народная традиция кулачных боев. Впрочем, люди старшего поколения еще помнят, что вплоть до 1980-х годов владимирская молодежь развлекалась массовыми драками «улица на улицу».



Масленица в Лесопарке «Загородный». Кулачные бои «Стенка на стенку». 2017 год.

Источник:
В бой идут одни кулаки. Анатолий Дорофеев, научный сотрудник Владимиро-Суздальского музея-заповедника: [Электронный ресурс] // Владимирские Ведомости: [сайт]. – 2013. – URL: https://vedom.ru/news/2013/05/30/9526-v-boy
Владимирская губерния.

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (15.06.2020)
Просмотров: 78 | Теги: Владимир, владимирская губерния | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край


Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика