Главная
Регистрация
Вход
Воскресенье
25.08.2019
18:30
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [135]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1079]
Суздаль [344]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [365]
Музеи Владимирской области [58]
Монастыри [5]
Судогда [9]
Собинка [80]
Юрьев [198]
Судогда [84]
Москва [42]
Покров [109]
Гусь [123]
Вязники [233]
Камешково [66]
Ковров [290]
Гороховец [94]
Александров [215]
Переславль [99]
Кольчугино [62]
История [23]
Киржач [66]
Шуя [90]
Религия [4]
Иваново [46]
Селиваново [27]
Гаврилов Пасад [8]
Меленки [67]
Писатели и поэты [12]
Промышленность [65]
Учебные заведения [31]
Владимирская губерния [28]
Революция 1917 [44]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [30]
Муромские поэты [5]

Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Владимирская губернская земская больница в 1911-13 годы

Владимирская губернская земская больница в 1911-13 годы

Соматическое отделение

Н.А. Орлов.
На мою долю уже не первый раз (пятый съезд) выпадает честь быть делегатом губернской земской больницы на съездах врачей и представителей земств нашей губернии. За истекшее десятилетие во Владимирской губернской земской больнице произошли такие коренные изменения как в отношении ее внешней обстановки, так и в самом характере ее деятельности, что невольно при составлении настоящего доклада является желание подвести итог всему сделанному, представить в одной связной картине результат солидарной деятельности губернского земства и наших врачебных общегубернских съездов. Нам думается, что эта история пройденного нами пути будет далеко не лишней; она быть может скажет нам, что сделанное в больнице уже не позволяет останавливаться на полпути, наоборот — оно — мотив дальнейшего движения впредь.
Десять лет тому назад на XI съезде членов и представителей земств нашей губернии в 1904 г., если не на общих собраниях этого съезда, то в кулуарных разговорах раздавались голоса, что соматическая губернская больница, как работающая больше на город и его уезд, чем на всю губернию, не должна быть улучшаема и расширяема; вот почему и в своих ходатайствах по губернской больнице съезд говорит лишь о мелких реформах, не касаясь существа дела.
XII съезд бывший, в мае 1907 года, взглянул на дело шире и пошел на встречу предложенной больницей идее коренного ее реформирования, он указал ей новые роль и значение в здании общегубернской земской медицины, вот почему 1907 год мы считаем поворотным пунктом в истории больницы, началом новой эры в ее жизни и деятельности.
Съезд в своих постановлениях говорит о необходимости клинической постановки дела исследования и лечения в губернской больнице, о снабжении ее всеми новейшими аппаратами и приспособлениями в этом отношении, которые стали доступны науке в последнее время и которыми обладают столичные больничные учреждения; он говорит о постройке новых зданий для специальных хирургических отделений, об учреждении фельдшерско-акушерской школы, об электрическом освещении и т. д. и т. д.
Тот же XII съезд, «констатируя широкую постановку оперативной деятельности губернской земской больницы и ежегодный рост ее в количественном и качественном отношении», рекомендовал больницу «для желающих участковых врачей, как учреждение по обилию оперативного материала, могущее служить для приобретения практических знаний и навыка в производстве операций». Наконец тот же съезд высказался и за терапевтическое отделение поскольку дело исследования и лечения в нем больных будет поставлено на клиническую основу — лечение электричеством, теплом, светом, водой и т. д.
Губернское земское собрание согласилось с этим новым взглядом съезда врачей на губернскую больницу и, не останавливаясь пред большими материальными затратами, произвело целый ряд капитальных на десятки тысяч рублей построек, ремонтов и новых приобретений.
Так в 1908 году построена электрическая станция и оборудовано электрическое освещение во всех зданиях соматического и психиатрического отделений.
В 1908 году устроен рентгеновский кабинет для целей исследования больных, приобретена электрическая ванна, все необходимое для электротерапии, для лечения красным и синим светом, в хирургическое отделение приобретены приборы для цистоскопии, ректоскопии, эзофогоскопии и катетеризации мочеточников. Тогда же построено новое каменное здание для кухни.
В 1909 году открыта фельдшерско-акушерская женская школа, каменное здание старой кухни заново перестроено и в нем помещено венерическое отделение.
С января 1910 г. учреждена новая штатная должность постоянного ассистента при хирургическом и гинекологическом отделениях; в том же году установлены должности двух сверхштатных, избираемых на три года, ассистентов, — одного при терапевтическом и другого при хирургическом отделениях.

За время, отчет за которое предлагается теперь вниманию настоящего врачебного съезда — годы 1911, 1912 и 1913 в нашей больнице были произведены следующие постройки и улучшения.
В 1911 г. построено новое каменное здание для фельдшерско-акушерской школы с четырьмя аудиториями, в одной из которых помещен микроскопический кабинет, в другой — секционная комната; в подвальном этаже помещение для опытных животных.
В 1911 году в родильном отделении произведены необходимые приспособления для целей преподавания — устроены смотровая, дежурная для акушерок и учениц и проч. Приобретены некоторые новые приборы в кабинеты офтальмологический и прозекторский, как то — микроскоп, термостат, ледяной шкаф и все приборы, необходимые для исследования крови по Wassermanny, так что кабинеты эти в настоящее время достаточно полно обставлены. В 1911 году установлены периодические прибавки по 60 руб. в год через каждые пять лет аптекарским помощникам, акушеркам и фельдшерам.
В 1912 г. выстроена новая покойницкая (каменное здание) с холодильником для сохранения трупов, и новая часовня при ней.
В строительный сезон 1912 года произведен капитальный ремонт белого корпуса (мужское соматическое отделение) — устроены водяное отопление и вентиляция; операционная, обе перевязочные, центральный коридор и приемная выстланы метлахскими плитками, полы во всех палатах покрыты линолеумом. В этом году проведены асфальтовые дорожки между всеми больничными зданиями.
В 1913 году установлен новый порядок научных командировок для врачей — вместо двух врачей, командируемых по одному на каждое полугодие на три месяца, теперь командируются два врача один соматического отделения и другой психиатрического в каждое полугодие на два месяца с субсидией от земства по 250 р. на каждого, вместо прежнего полуторного оклада. Кроме того больница считает своим долгом сказать, что губернское земство, в тех же целях пополнения врачами больницы их знаний, каждый год командирует врачей на очередные врачебные съезды — хирургический, гинекологический, терапевтический и офтальмологический, предоставляя необходимые средства на проезд и проживание в столицах. В 1913 году учреждены штаты для низших служащих — установлено в повышенном размере жалованье с прибавками палатным надзирательницам, нянькам и служителям; приобретены новые железные койки одного образца с сетками и столика при них.
Наконец губернское земское собрание, бывшее в январе текущего года, постановило и ассигновало необходимую сумму на капитальный ремонт красного корпуса — женское соматическое отделение — устройство центрального водяного отопления и вентиляции; подготовительные работы по этому ремонту уже начаты. Оно же увеличило жалованье всем врачам больницы на 500 руб. в год и заведующему хирургическим отделением на 1000 руб. Кроме всех этих крупных нововведений, новых построек и капитальных ремонтов, иногда на десятки тысяч рублей, в нашей больнице ежегодно имеют место расходы более мелкого масштаба на рентгеновский кабинет, на приобретение новых инструментов, приборов и проч., о которых мы считаем излишним говорить здесь.
Вот все то, что было сделано в губернской больнице как за отчетные годы 1911 — 1913, так и в предшествующее время главным образом по ходатайству наших врачебных съездов, а отчасти по инициативе самой больницы и губернской управы.
Смеем думать, что усилия и средства, вложенные в больницу губернским земством, не пропали даром — на месте больницы старого образца с ее теснотой, скученностью и происходящими отсюда последствиями губернское земство в настоящее время имеет больничное учреждение, которое при хорошей внешней обстановке располагает тем многим новым, чем владеет теперь наука в области клинического исследования и лечения больных. Осенью минувшего года во время своей командировки мы имели случай более или менее близко познакомиться с некоторыми больницами Петербурга — Обуховской, Петропавловской и другими и в отношении палатных помещений, белья, коек и проч. по справедливости должны отдать преимущество нашей губернской больнице, где такого переполнения и тесноты, какие наблюдаются там, давно уже нет.
Кончая о внешней обстановке губернской больницы, мы все же повторим сказанное нами на прошедшем XIV съезде, что заветной мечтой больницы, которую разделял с ней в своих постановлениях и XII врачебный съезд, будет мечта о постройке нового здания, хотя бы для специальных хирургических отделений, здания, которое бы отвечало всем требованиям современной науки; потому что в настоящее время, например, в отношении белого корпуса нами использовано все, что может поднять его гигиеничность, чистоту и удобства. И быть может мечта эта не так уже неосуществима...

Теперь переходим к деятельности больницы за отчетное время.
Губернским земским собранием 1901 года установлен штат коек 121, не считая 24 коек инфекционного отделения и 6 родильного, всего 151 койка.
Койки эти распределяются так:
Мужское отделение.
Терапевтическое – 20, Хирургическое – 30, Глазное – 12, Сифилитическое – 9. Итого – 71.
Женское отделение.
Терапевтическое – 10, Хирургическое – 16, Гинекологическое – 12, Глазное – 6, Сифилитическое – 6. Итого - 50.
Родильное – 6, Инфекционное – 24. Итого – 151.
В 1911 году проведено больничных дней – 59787.
В 1911 году на одного больного дней - 16,606.
Среднее число больных в день – 163.
В 1912 году больными проведено дней – 52983.
В 1912 году на одного больного дней - 15,073.
Среднее число больных в день – 144.
Амбулаторных операций ежегодно бывает около 600, из них около 400 в хирургическом кабинете, 100 — 150 в глазном, остальные в кабинете ушных и горловых болезней.
По примеру уездных и участковых больниц и мы можем констатировать, что стремление населения к лечению вообще и хирургическому в частности растет из года в год, по крайней мере в хирургическом отделении в последние годы часто приходится отказывать в приеме за недостатком мест больному, подлежащему не экстренному оперативному пособию, так что такие больные принуждены бывают по неделям ждать очереди — этого 5, 6 лет тому назад у нас не наблюдалось. Эту мысль нашу о росте доверия к больнице и больничному лечению косвенно подтверждает и то обстоятельство, что больница принимает на свои койки, главным образом оперативных больных, вот почему в гинекологическом отделении % оперированных больных к общему числу лежащих достигает цифры 90 и выше; то же наблюдается и в глазном отделении.
Детальное ознакомление с деятельностью больницы желающие найдут в подробных отчетах ее, ежегодно издаваемых губернской управой.
По примеру прошлых своих докладов считаем нужным коснуться и нашего больного вопроса, вопроса о том, какие районы губернии обслуживает больница и в какой степени.
Жителей города Владимира во всех отделениях лечится 47% — 45%, жителей Владимирского уезда 26%, а на все остальные уезды падает лишь 26% — 28%, при чем отдаленные уезды Переславский, Александровский дают лишь десятые, сотые доли %.
Итак, если поспешить сделать заключение, то придется сказать, что почти 3/4 больничной работы поглощает город и его уезд и лишь не много более идет на все остальные уезды.
Если ни в уезде, ни в городе заразных бараков нет, то ясно, что и корь и скарлатина будут лечиться в губернской больнице, на что в ней и имеются 24 койки. То же в известной мере приложимо и к трем другим отделениям в силу самого характера заболеваний пользуемых в них больных. Но в отделениях собственно хирургическом, глазном и гинекологическом, которые по существу дела могут и призваны обслуживать интересы губернии, % аборигенов города будет очень не велик.
От 63% до 90% работы в хирургических отделениях отдается уездам, и лишь остальная незначительная часть городу.
Даже если в этих отделениях больных гор. Владимира и его уезда соединить вместе, то все же на все остальные уезды; падает еще значительный % — или больше ½, как в глазном или немного меньше, как в хирургическом и гинекологическом.
Наверное можно сказать, что больных из уездов было бы в губернской больнице больше, если бы город не снабжал нас так щедро побитыми, пораненными, обмороженными, отравленными, которых доставляют родственники и полиция и которых хотя бы на короткое время мы не можем не принять.
В гинекологическом отделении больных с абортами из города и ближайших к нему мест с каждым годом растет и растет и в 1913 году достигло внушительной цифры (74); всем этим % жителей города и его уезда в больнице искусственно повышается.
Нам думается, что в городе с населением в 35 — 40 тысяч жителей, не имеющем своей больницы, и уездом, в котором больничная помощь развита недостаточно, едва ли есть твердое основание предъявлять претензию к единственной больнице в том, что она много уделяет внимания больным города и уезда и не в той степени, как бы желалось, работает на губернию. Имеющиеся в городе небольшие больнички гимназические, семинарская, больнички обоих духовных училищ больных, требующих оперативного пособия, направляют к нам; железная дорога, тюремная больница, а в экстренных случаях и полковые лазареты делают то же. Три существующие в городе больницы не удовлетворяют предъявляемый к ним запрос в помещении и если от уездных хроников мы можем отказаться, направляя их в уезды, то умирающие городские марантики, бездомные и одинокие подчас не могут не быть неприняты. Губернская больница не факультетская клиника, имеющая завидную привилегию класть интересующих ее больных; мы лишены возможности отказать в приеме и городскому больному с ожогой, дисторзией, флегмоной, хотя и сознаем, что таким больным не место в губернской больнице.
И вот получаются цифры в 1908 году на 151 койке среднее число больных в день было 171, в 1909 году — 157, в 1910 г. — 153, в 1911 году — 163 и только в 1912 году — 144 и конечно потому, что целое лето не функционировал белый корпус вследствие бывшего в нем капитального ремонта.
Вопрос о переполнении больницы вообще и больными города в частности поднимался на последних съездах, но практического результата здесь не было достигнуто; доминирующим было мнение — придерживаться установленных штатов, что больница по мере сил и старается выполнить и не ее вина, что и при всем том на 6 койках родильного отделения почти как правило лежит 10 — 20 рожениц, в женском терапевтическом на 9 койках 15 — 18 человек и т. д.
На XIII врачебном съезде раздавались единичные голоса, что врач в своем стремлении соблюсти штаты не ответит, если откажет такому хронику, который вследствие общей слабости умрет на обратном пути к себе. Мы думаем, что такой врач, если и будет оправдан судом присяжных, то своей совестью будет обвинен несомненно; а что общественная молва не пощадит его репутации — в этом можно быть уверенным.
Итак мы думаем, что одно предписание соблюдать штаты не есть решение вопроса.
По нашему мнению 1) в городе должна быть выстроена новая (четвертая) богадельня в целях удовлетворения назревшей нужды в помещении городских хроников и 2) должна быть другая больница, содержимая городом или уездным земством, или обеими этими организациями совместно, больница, которая взяла бы к себе часть больных города из губернской больницы и тогда эта последняя получила бы большую возможность работать на остальные уезды губернии.
В недалеком будущем в нашем городе ожидается открытие больницы красного креста на 22 койки, но мы сомневаемся, чтобы эта больница сколько-нибудь существенно помогла губернской, так как, если не ошибаемся, содержание, больных в ней предполагается платным.
В заключение приходится повторить сказанное нами в прошлом докладе — закон предоставляющий городам лишь «право» — иметь свою больницу, но не вменяющий им это в «обязанность» — закон очень удобный для городских самоуправлений и тяжелый для губернского земства.

С сентября 1909 года начала функционировать при губернской больнице фельдшерско-акушерская женская школа, а в мае 1913 г. был первый выпуск; окончило школу восемь человек: с званием фельдшериц-акушерок 1-го разряда.
Для ознакомления с постановкой дела в школе предлагаем вниманию собрания распределение уроков в 1912 — 1913 учебном году на всех курсах.
Первый курс.
Анатомия 5 уроков круглый год; латинский язык 6 уроков в первом полугодии; физика 4 урока в первом полугодии; химия 6 уроков в первом полугодии; фармация и фармакогнозия 5 уроков во втором полугодии; механургия, десмургия и массаж 5 уроков во втором полугодии.
Второй курс.
Бактериология 2 урока в первом полугодии; акушерство, женские болезни и болезни новорожденных 6 уроков круглый год; нервные и душевные болезни 2 урока круглый год; общая патология, диагностика, частная патология и терапия 6 уроков круглый год; хирургическая патология 4 урока круглый год; фармакология 3 урока круглый год; практические занятия в аптеке 6 часов круглый год.
Третий курс.
Кожные и венерические болезни 3 урока круглый год; патологическое акушерство и акушерская клиника 6 уроков круглый год; хирургическая клиника 4 урока круглый год; нервные и душевные болезни 2 урока круглый год; гигиена 5 уроков круглый год; уход за больными, первая помощь и токсикология 2 урока круглый год; детские болезни 2 урока круглый год; терапевтическая клиника 3 урока круглый год; глазные болезни с клиникой 2 урока, круглый год; зубные болезни 1 урок круглый год.
Четвертый курс.
Оспопрививание 1 урок круглый год. Клиники: хирургическая 2 месяца, акушерская и гинекологическая 2 месяца, терапевтическая, инфекционная и глазная 2 месяца, психиатрическая 1 месяц и практические занятия в аптеке 1 месяц. Амбулатории: хирургическая 2 месяца, акушерская и гинекологическая 2 месяца, терапевтическая, венерическая и глазная 2 месяца.
На обязанности учениц 4-го курса лежит ежедневное посещение утром и вечером назначенных им отделений и исполнение всех фельдшерских обязанностей наравне с палатными фельдшерами, а также очередное дежурство в родильном отделении и активное участие в родовспоможении под наблюдением дежурной акушерки.
Из практических занятий на первом курсе следует отметить работы на трупах, в специально приспособленном помещении, под руководством преподавателя анатомии и ознакомления с гистологическими препаратами под руководством прозектора больницы. Чтение лекций по и десмургии, механургии и массажу сопровождается демонстрацией приемов на подходящих больных. Чтение лекций по химии демонстрируется химическими опытами.
На втором курсе — чтение бактериологии и патологической анатомии идет параллельно с практическими занятиями под руководством прозектора больницы, в его кабинете. Лекции по акушерству и женским болезням, нервным и душевным болезням, внутренним болезням и хирургической патологии демонстрируются подходящими к данному случаю больными. Практические занятия в аптеке ведутся под руководством и личным наблюдением провизора аптеки.
На третьем курсе чтение лекций по кожным и венерическим болезням, детским болезням, акушерству, нервным и душевным болезням, глазным и зубным болезням, также сопровождается демонстрацией подходящих больных. Кроме того, на третьем же курсе введены клиники: терапевтическая, хирургическая и акушерская. Здесь ученицы школы, под руководством преподавателей (они же и ординаторы отделений), у кровати больного знакомятся с этиологией, течением и лечением болезней, а также со всеми диагностическими методами исследования больных; пишут истории болезней и представляют их преподавателям. Затем, дежурят по очереди в родильном отделении и под руководством и наблюдением дежурной акушерки участвуют в родовспоможении. О каждом проведенном случае родов ученицы 3-го и 4-го курсов дают отчет заведующему отделением ординатору.
В 1913 — 14 учебном году введено суточное дежурство учениц IV курса в больнице по очереди.
При ближайшем знакомстве с программой видно, что школа, имея целью подготовку опытных и знающих фельдшериц-акушерок, преподавание ставит на практическую почву, она стремится приблизить учениц к больным, к фактическому уходу за ними.
При открытии школы предполагалось установить норму для каждого курса от 10 до 15 человек. В настоящее время на четвертом курсе обучается 7 учениц, на третьем — 6, на втором — 5 и на первом — 11, т. е. полного комплекта нет. Это по мнению педагогического совета объясняется во 1-х, высоким образовательным цензом, установленным для поступления в школу — 7 — 8 классов гимназии или полный курс епархиальных духовных училищ и во 2-х, малой осведомленностью о школе населения губернии.
Так как кончившие женские гимназии всегда будут тяготеть к высшим курсам столицы, то контингент наших слушательниц будет состоять из лиц, не могущих поступить в высшие учебные заведения главным образом по недостатку средств.
В настоящее время в школе имеется одиннадцать стипендий — четыре губернского земства по одной на каждом курсе и по одной от семи уездов.
Если бы от, всех уездных земств было по четыре стипендии, то можно было бы надеяться, что комплект на всех четырех курсах был-бы заполнен.
Во всяком случае понизить вступительный ценз до курса женских прогимназий педагогический совет во главе с директором школы находит крайне нежелательным и полагает, что с этой мерой в настоящее по крайней мере время следует повременить.
Школа снабжена в достаточной мере всеми необходимыми для преподавания пособиями. Педагогический совет в учебном году имеет собрания ежемесячно.

В заключение своего доклада мы должны сказать о нуждах больницы.
Во время написания настоящего доклада уже начаты подготовительные работы по ремонту красного корпуса — женского отделения, устройство центрального водяного, отопления и вентиляции. Это первая и главная нужда наша.
Старым и больным местом нашей больницы является вопрос о канализации.
В настоящее время все нечистоты спускаются по трубам в речку Рпень, на больничной усадьбе имеются отстойные колодцы, из которых твердые остатки периодически по мере накопления убираются.
Насколько загрязняется почва при такой первобытной канализации - всем известно. Об этом мы говорили в своем докладе XIII съезду, но практического решения съезд не вынес.
Так как биологическая очистка нечистот требует значительных затрат, то губернская управа вошла в соглашение с городом, где вопрос о городской канализации поставлен на очередь; но разрешение его городом все же тянется вот уже несколько лет.
Больнице в силу необходимости приходится мириться с этим.

Давно назревшая нужда наша — это помещение для низших служащих и прислуги. В обоих отделениях больницы — соматическом и психиатрическом — прислуги насчитывается: служителей и нянек 344, низшего медицинского персонала 37, всего 381. Из этого числа только 90 имеют квартиры при больнице. О постройке особого здания для прислуги было возбуждено ходатайство на одном из предшествующих съездов, но исполнено оно не было в виду материальных соображений. Кроме этого необходимо устройство и школы для детей больничной прислуги. По нашему подсчету всего детей, нянек и служителей в больнице до 400, из них около 100 школьного возраста. Больничная прислуга имеет квартиры поблизости от больницы, от которой до городских училищ довольно далеко. В этих видах мы представляли свое ходатайство о школе для детей прислуги XIII съезду, представляем его и теперь.

В настоящее время, когда и в общей, и в специальной прессе поднят вопрос о радиотерапии и рентгенотерапий, больница не может не коснуться и этого вопроса.
Считая вопрос о радии лишь в начале его разработки, больница признает такие постановления, как постановление Пермского земства о приобретении радия на 20 тысяч рублей преждевременными и не оправдывающими таких затрат. Но лечение кожных болезней лучами Рентгена, а равно применение их в гинекологии уже и теперь имеют под собой более или менее твердую почву. В настоящее время имеющийся в больнице рентгеновский кабинет служит исключительно для целей диагностики — снимки конечностей, головы, почечных камней и т. д., а также просвечивание при заболевании сердца, плевры, легких и проч.
Больница полагает, что если не теперь, то в ближайшем будущем вопрос о приглашении специалиста рентгенолога и снабжении нашего рентгеновского кабинета всем необходимым для целей лечения — должен быть поставлен на очередь, о чем и просит настоящее собрание принципиально высказаться.

Психиатрическое отделение Владимирской губернской земской больницы

К.М. Беляев.
Прежде чем описывать настоящее положение нашего психиатрического отделения, обратимся к времени давнему, а именно к отчетным 84 — 85 гг. К1-му октября 1884 года оставалось больных мужчин 57, женщин 24; в течение года поступило всего 135 человек, а 1-го октября 1885 года имелось в наличности всего 96 человек (65 мужч. + 31 женщина) + 21 т. н. утвержденных.
К двум старым корпусам времен общественного призрения были прибавлены 3 новых павильона, построенные и заселенные больными к концу 1884 года. Новые павильоны были выстроены по плану министерства внутренних дел при казенной субсидии и, по словам заведывавшего отделением психиатра С.Н. Советова, не оставляли желать ничего лучшего.
В каждом павильоне свободно помещалось по 30 человек, хотя по плану министерства павильон предназначался только на 20 человек. При 30-ти душевнобольных павильоны имели по 4 ванны, что давало возможность щедро пользоваться гидротерапией. Вода в павильоны проводилась из колодцев и доставлялась, по словам Советова, в обильном количестве. Больные, как видно из отчета, пользовались всеми удобствами; света, воздуха было вполне достаточно; отопление производилось голландскими печами, соединенными с вентиляционными трубами. Что касается прислуги, то в среднем на каждого служителя (няньку) приходилось 3, 7 больных; с марта 1885 года была открыта при мужском психич. отделении мастерская для клейки коробок и гильз; с мая того же года были введены черные работы для хроников и выздоравливающих во дворе и садах богоугодных заведений. Для работы женщин были приобретены швейные машины, причем материалом для работы служила заготовка и чинка больничного белья; была работа и частная в виде вязания чулок и кружев. Женщины работали также и на открытом воздухе, напр. пололи гряды, ухаживали за садиками, устроенными при павильонах. Деньги, заработанные трудами больных, шли на удовлетворение нужд самих же больных, напр. на отправку домой и снабжение всем необходимым выздоровевших бедняков, на покупку табаку, лакомств и т. п. По отчету Советова за 7 месяцев со времени организации работ было заработано больными 193 рубля; счет заработанных денег велся в конторе по особой приходо-расходной книге.
Из вышеприведенного видно, что правильная организация ведения больнично-психиатрического дела при нашей Владимирской губернской больнице началась с 1884 — 5 годов. Раньше этого психиатрическое отделение ютилось в двух старых корпусах приказа общественного призрения (ныне аптека и венерическое отделение), эти корпуса были лишены самых примитивных удобств и напоминали грязную захолустную тюрьму; в те старые годы не было даже и особого ординатора для психиатрического отделения.
В 1884 — 85 годах психиатрическое отделение нашей больницы сделалось в полном смысле слова правильно организованным лечебным заведением, и при этом наша психиатрическая больница в те годы еще не испытывала переполнения - этого великого зла всех современных психиатрических больниц.
Перенесемся на 10 лет вперед, т. е. к 1894 — 95 отчетным годам. Врачом, составлявшим в то время отчет, был указан высокий % смертности между душевнобольными, а именно 15.5, при чем были случаи смерти и от скорбута. В это время переполнение психического отделения уже сильно давало себя чувствовать, хотя к 1893 году и были выстроены для хроников 5 деревянных т. н. задорожных бараков. Эти бараки были построены самым примитивным способом, г. е. без ванн, без вентиляции (одни оконные форточки), с плохими клозетами, какие бывают в дешевых городских квартирах. Каждый такой барак мог еще служить помещением для 12 — 15 тихих и опрятных хроников, но в них приходилось помещать также и беспокойных, неопрятных и при том в количестве до 25 пациентов и более. Земство вынуждено было нанимать для излишка душевно больных частные квартиры в городе, которые были так же плохо приспособлены для житья в них психич. больных, как новопостроенные, задорожные бараки.
К 1-му октября 1895 года уже оставалась наличность душевнобольных, равная 289, стало быть за десятилетие число психических возросло почти в 2 ½ раза. К 1895 году среднее ежемесячное число поступлений мужчин равнялось 20 2/3, а женщин 10 5/12; число мужских ежемесячных поступлений превышало число поступления женщин в 2 раза. Нужно сказать, что приблизительно такое же отношение между поступлением мужчин и женщин держалось и во все последующие годы до настоящего времени.
В 1884 — 85 годах доктор Советов называл вновь выстроенные павильоны благоустроенным лечебным заведением, в них содержалось не больше 30-ти больных, но в 1895 году уже слышится жалоба на переполненность павильонов, т. к. каждый из них вмещал по 55 больных.
Перейдем теперь к следующему десятилетию. По имеющимся данным к 1-му октября 1904 года оставалось больных в психиатрическом отделении 578 (374 муж.+ 204 жен.). В сравнении с прежним десятилетием число больных удвоилось, за истекшее десятилетие количество врачей в психиатрическом отделении постепенно увеличивалось, так что, начиная с 1903 года, всего врачей при психиатрическом отделении было 5, включая сюда заведующего отделением; сообразно с увеличением числа душевнобольных возросла и наличность среднего и низшего медицинского персонала. Организация работ была значительно усилена; функционировали мастерская переплетная, столярная, малярная, портняжная и сапожная. Женщины занимались шитьем, работой при больничной кухне. Важно отметить, что земством была у подгородных крестьян куплена земля в количестве 5 десятин, смежная с больничной землей. На купленном участке строились новые здания, для душевнобольных, а кроме того обширный участок был отведен для полевых и огородных работ, что давало возможность больным того и другого пола заниматься работой на открытом воздухе; для огородного дела служит также участок земли, смежный с вышеописанными, задорожными бараками.
В числе важных мероприятий земства за время от 1894 — по 1904 год нужно еще указать 1) учреждение патронажа в селе Красном и рядом с гор. Владимиром, для спокойных и уживчивых хроников. Патронаж существует и сейчас; долго число больных в патронаже оставалось неизменным, а именно 104; с 1913 же года, когда был приглашен на службу 6-й психиатр, специально заведующий патронажем, число больных в патронаже повысилось и вероятно будет повышаться в дальнейшем. В патронаже постоянно живет фельдшер и помощник его надзиратель; врач для патронажа живет в городе и навещает больных через 2 дня на третий (в случае надобности и чаще). Больные живут в квартирах по двое и за каждого земство платит хозяевам по 7 руб. 50 коп. в месяц при казенном белье и верхнем платье. С течением времени плата за больных стала неодинаковой; за более спокойных плата ниже, за требующих большого ухода плата выше. Разница в цене за содержание больного такова.
Вначале общество села Красного не особенно дружелюбно относилось к жильцам-психопатам; в виду этого земство платило обществу за каждого больного по 6 руб. в год. Вскоре число желающих иметь больных квартирантов стало все более и более возрастать, — теперь уже имеются кандидаты, ожидающие для себя психических нахлебников. Опыт показал, что душевнобольные жильцы прекрасно уживаются с хозяевами. Плата за содержание больных является немалым подспорьем для крестьян в их хозяйстве, а на больных пребывание в среде здоровых людей оказывается очень благотворным; больной приучается к опрятности, у него является нередко охота к труду, он сживается с семьей, живет ее интересами, получает гораздо большее количество впечатлений, чем при однообразной больничной обстановке в хронических бараках. 2) На очередном земском собрании 1901 года было также признано желательным оказание денежного пособия семьям больных в уездах и городах, если эти семьи имеют душевнобольного, не нуждающегося в больничном пребывании. Назначение таких пособий не свыше 5 рублей было решено предоставить уездным земствам, но с тем, чтобы половина пособия отпускалась от губернского земства, а другая за счет подлежащего уезда из 250000 р., ассигнуемых уездами в пособие на медицинскую часть. Наблюдение за субсидируемыми при родственниках душевнобольными предполагалось поручить участковым земским врачам или другим лицам, которые будут признаны для этого пригодными. Согласно ходатайству съезда земских врачей Владимирской губернии было постановлено собранием обратиться к Московскому психиатрическому обществу с просьбой рассмотреть установленный Владимирским губернским земством план призрения психических больных и указать, какие, по мнению общества, необходимо внести поправки и дополнения в пределах установленного земством плана.
По поводу сказанного приходится отметить, что план субсидирования денежным пособием душевнобольных, живущих при родственниках, до сих пор не приведен в исполнение, хотя в соседнем с нами Московском земстве эта мера широко практикуется. К этому вопросу мы в настоящем отчете вернемся ниже. 3) Перечисляя важные мероприятия земства за десятилетие 1894 — 1904 года, укажем еще на постройку общебольничной паровой прачечной; 4) на постройку трех новых корпусов для душевнобольных т. н. бараков № 8, 9 и 10. Барак № 9 деревянный с проведенной водой и двумя ваннами был предназначен для слабых и неопрятных больных. Каменный барак № 8 без ванн служит для помещения спокойных, физически крепких и работающих больных-хроников. Каменный барак № 10 предназначался для спокойных больных, выздоравливающих, в нем имеется обширный зал для дневного пребывания, библиотека, комнаты для помещения одного больного, ванны. Бараки № 10 и 9 имеют в верхнем этаже комнаты, могущие служить квартирами для среднего медицинского персонала. Барак № 10 имеет водяное отопление и может служить помещением не только для хроников, но и для острых больных.
За истекшее время были уничтожены помещения для душевнобольных в частных городских квартирах; излишек хроников был размещен в двух новых больничных зданиях, раньше предназначавшихся для прислуги; эти 2 здания т. н. бараки № 6 и 7 и сейчас служат для помещения мужчин-хроников.
Патронаж в Красном селе, отвлекавший в 1904 — 5 году из стен больницы 104 человека хроников, приобретение новых бараков в самой больнице (№ 6, 7, 8, 9 и 10) — все это должно было бы способствовать уменьшению переполненности психич. отделения, на самом же деле переполнение не только не уменьшалось, но. увеличивалось; прилив больных значительно превышал нарастание количества свободных мест. За один 1904-й год число психических больных возросло на 116 человек; за 1905-й тоже на 116, за 1906-й на 102 человека. Приходилось волей—неволей переполнять больными не только помещения для хроников, но и здания, служащие для лечения свежепоступающих больных. Здание, приспособленное для лечения 30 — 40 человек, перестает служить лечебным целям, если в нем вместо законного числа помещено вдвое (или слишком вдвое) большее число пациентов, так как во-первых количество ванн не соответствует лечебных потребностям, а во вторых больные лишены хорошего воздуха, свободы движения. Залы для дневного пребывания в павильонах (I, II и III) были хороши при докторе Советове, когда они служили для 15 больных, но напр. в 1906 году в них же помещалось по 35 — 40 человек, что превращало залы не в место для отдыха и развлечения, а в «толкучку», где больные только шумели и раздражали друг — друга. Стесненные в малом пространстве больные рвали белье, возбуждались, а это вело к помещению их в изолятор, ибо успокоить больного продолжительной ванной очень часто бывает невозможно вследствие недостатка ванн и воды.
Из сказанного видно, что земство тратило большие средства на постройку новых помещений для душевнобольных, но рост больных значительно превышал количество новых мест. Данные за 14 лет, кончая 1906 годом, как видно по отчетам, показывают на увеличение числа содержащихся у нас душевно больных ежегодно по 55 человек.
В 1906 году в докладах по губернской больнице уже усиленно ходатайствуется о постройке новых двух больших павильонов для психических больных на 50 — 60 человек каждый. В 1908 году 90 хроников эвакуируется в окружную Московскую больницу с платой по 180 руб. в год за каждого больного. Выстроен т. н. 11-й барак — благоустроенное каменное здание с водяным отоплением, вполне годное для лечения, а не только для призрения душевнобольных, но в настоящем 1914 году последний по времени постройки ХI-й барак уже переполнен до последних пределов, вмещая в себе более сотни психических больных. По постановлению последнего губернского земского собрания уже в этом году приступят к постройке нового большого ХII-го павильона (барака), план которого уже составлен и одобрен управою.
В одном из отчетов, ходатайствующих о постройке новых помещений для душевнобольных, составитель отчета задает себе вопрос, долго ли мы будем строить все новые и новые бараки для душевно-больных, где-же мы их будем строить, когда площадь больничного участка покроется ими? Не нужно ли будет организовать патронаж на более широких началах? Не возникает ли вопрос о необходимости децентрализации психических больных по уездам?
Все эти вопросы ждут пока своего разрешения, а между тем число душевно-больных все растет и растет в нашей губернской земской больнице; нужно при этом прибавить, что повсюду в России психиатрические больницы переполнены до нельзя и на съездах психиатров дебатируются вопросы о количестве душевно-больных в России и о проценте душевнобольных, нуждающихся в больничном лечении и призрении. Мы еще к этим вопросам вернемся, но теперь укажем, что к 1 января 1910 года в нашей больнице находилось душевнобольных 776: 520 мужчин и 256 женщин — отношение почти равное 2:1. Совместно с патронажем и Московской окружной лечебницей число больных, содержавшихся на средства губернского земства было равно 970.
Распределение душевно-больных по званию и сословию таково, что всегда в числе пользованных больных господствовали крестьяне, а за ними мещане, потом в значительно меньшем числе другие сословия.
Жители Владимирской губернии, как известно, освобождены платы за лечение душевно-больных. Особого привилегированного отделения нет, не имеется также и платного пансионата.
Иногубернские больные, число пользования которых в отчетном 1912 — 13 году было очень значительно, да и вообще каждый год бывает велико, попадают в нашу психиатрическую больницу из фабричных уездов главным образом; затем поступают случайно проезжающие по железным дорогам нашей губернии, наконец отправляются к нам полицией разные прохожие, богомольцы, признанные в каком-нибудь уезде душевнобольными. Что касается душевно-больных арестантов и судебных испытуемых, то таковые больные с 1908 г. поступали не к нам, а в Московскую окружную психиатрическую больницу, но в 1913 году вследствие переполнения правительственных больниц снова во Владимирскую земскую больницу стало тюремное ведомство направлять душевнобольных преступников и испытуемых.
К 1 января 1912 г. вместе с патронажными губернское земство содержало 913 чел. душевно-больных, а если считать 90 человек, находящихся в Московской окружной больнице и содержимых там за плату по 180 р. за каждого ежегодно, то все число содержимых земством больных равнялось к 1912 г. 1003.
В настоящем 1914 году к 1 января губернским земством содержится душевно-больных при губернской больнице 781, в патронаже 112 и в Московской окружной больнице 90, всего 983. Некоторое уменьшение числа душевно-больных — обстоятельство совершенно случайное, например в 1912 году общее число поступлений было меньше, чем в 1911 году, а число смертных случаев наоборот, в 1912 г. несколько больше, чем в 1911 г.
% смертности за 12 лет — от 1901 — 1912 года все время колеблется между 9 — 12%.
Главный контингент смертных случаев дает прогрессивный паралич, затем старческий маразм, туберкулез легких.
Увеличению % смертности, к сожалению, способствует доставление из уездов в психическое отделение дряхлых стариков и соматических больных, у которых соматическая болезнь осложнилась бредом. Например в течение января 1914 года в мужское отделение поступило трое больных из уездов, из которых один, будучи в последних градусах чахотки, перед смертью утратил сознание и, будучи доставлен к нам, через 2 дня умер; двое были привезены с бредом вследствие крупозной пневмонии; из них один вскоре умер. Таких случаев каждый год набирается не мало, а между тем этого легко было-бы избегнуть, если-бы в уездных больницах предполагаемому душевно-больному измеряли температуру и вообще подвергали бы больного соматическому исследованию. Ведь одна уже перевозка тяжелого лихорадящего больного в губернию может обусловить смертельный исход болезни.
Переполнение помещений больными в психиатрическом отделении, к сожалению, обусловливает, заболевания скорбутом; заболевания скорбутом бывают ежегодно, например в 1912 году было 38 случаев скорбута с двумя смертельными исходами.
К 1 января 1914 г. мы находим все помещения для душевнобольных переполненными. Если предположить достаточными на каждого душевно-больного 2 ½ кубич. сажени воздуха, то окажется, что все здания у нас содержат вдвое больше больных, чем следует. В I, II, III павильонах, например, на каждого больного приходится maximum 1,5 куб. сажени, в большинстве же случаев значительно меньше; в залах для дневного пребывания даже приходится 0,6 куб. саж. на человека.
Некоторые бараки, например женские задорожные, выстроенные без всяких больничных удобств и содержащие неопрятных и беспокойных женщин, наполнены даже втрое больше, чем следует.
Губернское земство сделало и теперь много делает для улучшения положения дела в нашем психиатрическом отделении. Будет, как выше было сказано, выстроен новый большой павильон для душевно-больных. Улучшено положение низшего и среднего медицинского персонала по постановлению земского собрания 1913 года. В настоящее время служителя острого и беспокойного отделений поступают на жалованье в 11 руб. + 2 рубля квартирных. Служителя хронического отделения начинают службу с 9 рублей в месяц + 2 рубля квартирных; няньки поступают на 7 рублей с двумя рублями на квартиру. Весь низший служащий персонал получает кроме того ежегодную прибавку по 10% жалованья в течение первых трех лет службы. Надзиратели начинают жалованье с 20 руб.+ 5 квартирных; к этому периодические пятилетние прибавки до оклада в 35 рублей в месяц. Фельдшера (не школьные) поступают на 25 р. в месяц + 8 р. квартирных; к этому периодические пятилетние прибавки до оклада=40 руб. в месяц.
Много мер принимает Владимирское губернское земство для улучшения положения душевно-больных; далеко мы ушли вперед от времен приказа общественного призрения, когда существовали т. н. желтые дома, но все еще предстоит много борьбы со злом и главное зло — это, по общему признанию психиатров, переполнение психиатрических больниц. Наша психиатрия, по словам Е. К. Иогансона, теперь целые десятилетия идет рука об руку с переполнением. Какую бы психиатрическую больницу ни взять — всюду мы встречаем несоответствие помещений числу душевно-больных. Кислородное голодание, недостаточность площади пола, стеснение свободного передвижения больных порождает, по словам психиатра Иогансона, повышение смертности особенно от туберкулеза. В переполненной больнице больной плохо поправляется (Якобий), переходит в разряд неизлечимых хроников; такой больной влияет дурно на других больных, способствует еще большему переполнению, и таким образом получается circulus vitiosus. Переполненная больница, по выражению психиатра Якобия, превращается в фабрику неизлечимых хроников.
Каждая больница, как наша в 1884 году при Советове, пережила хорошее время, когда не было переполнения и радовало глаз благоустройство, а потом с каждым годом наплыв больных все растет и растет и, как мы видим у нас, начинают раздаваться жалобы на тесноту и невозможность лечить. «Более половины наших больных» — говорит Иогансон про Уфу, «составляют беспокойных хроников; больные эти живут в отделениях с сетками в окнах» — все это точь-в-точь, как в нашей больнице. Чем больше развивается переполнение больницы, тем больше накопляется беспокойных хроников, которые мешают поправляться другим. Иогансон категорически утверждает, что почти все наши земские больницы страшно переполнены; «переполнение — это проклятие русской психиатрии» — говорит тот же автор. На каких бы широких началах ни устраивалась психиатрическая земская больница — ее уже в скором времени ожидает переполнение и, что всего хуже, беспокойными хрониками, которых девать некуда. Если накопляются беспокойные хроники, то на патронаж особенно надеяться не приходится, т. к. туда возможно переводить лишь спокойных и неопасных больных, а таковых в наших больницах можно набрать лишь 10 — 12%. Наш, но крайней мере, Владимирский патронаж, вмещающий теперь 112 больных, скоро дойдет до своего возможного предела.

Во Владимире в селе Красном патронаж устроен с 1902 г. Число больных в патронаже долго было довольно постоянным 104, с 1914 г. число больных начинает увеличиваться. Дальнейшее увеличение патронажа старший психиатр А.Л. Верблюнский считает очень желательным, он думает, что при улучшении постановки дела как в больнице, так и в патронаже число душевно-больных нашей больницы, пригодных для патронажа, увеличится; только меры, улучшения постановки патронажного дела связаны с некоторым удорожанием содержания душевно-больных.
В настоящее время плата за содержание больных колеблется между 7 руб. 50 коп. — и 8 руб. 50 коп. в месяц. Следовало бы установить плату между 7 — 11 руб., т. е. среднее 9 руб. в месяц.
Так как жители села Красного теперь уже привыкли к обитанию среди них душевно-больных, то А. Л. Верблюнский считает лишней плату за больных обществу, которая составляет более 600 р. в год теперь. Эти 600 р. могли бы идти на благоустройство села Красного например на содержание в порядке пруда, плотины и т. д., на вознаграждение крестьян, задержавших больного, пытавшегося бежать из патронажа, на увеличение платы за больных, требующих особо трудного ухода.
В докладах последнего времени г. старшего врача больницы и заведующего отделением настойчиво проводились пожелания устроить особое дежурство психиатров при нашей больнице; необходимость этого мероприятия доказывать не приходится и, надо думать, что дежурство в скором времени не замедлит быть. Об обязанностях дежурных врачей психиатров, о программе их деятельности подробно сказано в докладе земскому собранию старшего психиатра А.Л. Верблюнского (1913-й год). Введение особого дежурства психиатров, число которых — 6, увеличивает труд психиатров, ибо им через пять дней на 6-й приходится проводить безотлучно в отделении по целым суткам, а во время командировок и отпусков дежурство будет еще чаще — через 4 дня на 5-й. В виду прибавления работы утомительной и сопровождаемой бессонными ночами, доктором А.Л. Верблюнским в докладе 1913 года было возбуждено ходатайство перед собранием об увеличении жалованья врачам психиатрического отделения. В самом деле не проходит ни одной почти ночи, когда в наше отделение не поступал бы больной, а часто бывает, что больные прибывают ночью по нескольку человек и в разную пору; дежурному по программе и приходится осмотреть больного, решить вопрос о принятии больного, отбирать от родных подробные анамнестические сведения, делать дневные и ночные обходы для наблюдения за порядком отделения, следить за питанием больных, за обедом и ужином и т. д. — словом прибавление труда предстоит очень большое. Ходатайство старшего психиатра, однако, совпало с общим увеличением жалованья всем ординаторам губернской земской больницы в размере 500 руб. в год; так решило губернское собрание 1914 года (хирург получил 1000 руб. прибавки годового содержания). С введением отдельного дежурства психиатров наступает время, когда больные психиатрического отделения будут иметь при себе врача беспрерывно. Это поведет к усилению контроля над низшим и средним медицинским персоналами и, надо думать; будет способствовать урегулированию приема душевнобольных в нашу больницу, а также развитию патронажного дела; постоянный суточный врач, в случае возможности, получит от сопровождающих родных все нужные сведения не только относительно острых больных, но и хроников, требующих призрения. Дежурство психиатров — это крупный шаг к исправлению разных недочетов постановки нашего психиатрического дела. Само собою разумеется, что при психиатрическом отделении должен дежурить врач — психиатр и недопустимо, чтобы при параллельном существовании в нашей больнице саматич. и психиатрич. дежурств врач-соматик хотя бы заменял на время психиатра в его отделении.
Делая сводку всего, в чем нуждается в настоящее время наша психиатрическая больница, мы теперь вкратце резюмируем пожелания высказанные в 1912 году г. старшим врачом больницы и пожелания старшего психиатра (1913 г.) и сделаем вывод из всего сообщенного нами в настоящем докладе.
1) Хронические отделения для женщин (задорожные бараки) сильно переполнены, лишены примитивных удобств и не могут никоим образом служить помещением для беспокойных и неопрятных больных. Эти бараки до некоторой степени могли бы обслуживать мастерские, могли бы служить жилищем спокойных работающих хроников, но не более (1912 г. старш. врач).
2) Правильное ведение лечения душевнобольных не может быть проводимо при тесноте и скученности. При скученности один пришедший в возбуждение больной приводит в шумное состояние и других. Чистота, простор, опрятность одежды, возможность прогуляться в светлой, обширной зале для дневного пребывания, сердечное и ласковое обращение со стороны низшего и среднего персонала, игры, посильная работа, музыка, прогулки — все это должно быть спутником жизни для душевнобольного в психиатрическом заведении (доклад 1912 г. старш. врача).
Для правильного хода лечения в психиатрических заведениях нужна широкая организация работ для душевно-больных. Д-р А. Л. Верблюнский в своем докладе говорит о более тесном соприкосновении душевно-больных к больничному хозяйству, а г. старший врач в докладе 1912 г. ходатайствует об устройстве особого здания для мастерских псих, отделения, так как теперь существующие мастерские ютятся в больничных бараках и естественно лишают нас значительного числа кроватей для душевно-больных.
«Желательно бы» — говорится в докладе старшего врача, — «чтобы на земле, окружающей психиатрические бараки и павильоны, у нас были посажены деревья, посеяны клевер, луговая трава. Очень грустное впечатление производят перед окнами психиатрических зданий сваленные огромные кучи дров на тех местах, где должны быть лужайки и палисадники».

Источник:
Труды пятнадцатого съезда членов и представителей земских учреждений по врачебно-санитарной части во Владимирской губернии с 27 мая по 5 июня 1914 года. Часть I. Издание Владимирского губернского земства
Губернская земская больница
Фельдшерско-акушерская школа
Состояние Здравоохранения города Владимира

Copyright © 2019 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (18.07.2019)
Просмотров: 33 | Теги: медицина, Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край



Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:


Счетчики
ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика


Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика