Главная
Регистрация
Вход
Суббота
19.09.2020
15:04
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [139]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1298]
Суздаль [408]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [422]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [109]
Юрьев [219]
Судогда [103]
Москва [42]
Покров [131]
Гусь [151]
Вязники [276]
Камешково [93]
Ковров [375]
Гороховец [119]
Александров [244]
Переславль [112]
Кольчугино [74]
История [39]
Киржач [81]
Шуя [105]
Религия [5]
Иваново [59]
Селиваново [37]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [104]
Писатели и поэты [100]
Промышленность [90]
Учебные заведения [114]
Владимирская губерния [37]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [75]
Медицина [48]
Муромские поэты [5]
художники [24]
Лесное хозяйство [16]
священники [6]
архитекторы [6]
краеведение [41]
Отечественная война [242]
архив [6]
обряды [15]

Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Условия жизни и быта рабочих в поселке ФУБРа

Условия жизни и быта рабочих в поселке ФУБРа

Начало »»» «Грамзаводская слободка» (ФУБРА)

Какими были жилищные условия в домах нового посёлка? Когда здесь были построены первые дома, их осмотрели члены фабкома и отметили, что с точки зрения бытовых условий они никуда не годились. Не были оборудованы чёрные ходы, уборные, чуланы, не были построены сараи, не было водопровода и электричества. Жилые дома были построены с тем расчётом, что каждую комнату займёт отдельная семья, а кухней стали бы пользоваться 3-5 семей. Однако из-за острого недостатка жилья при размещении рабочих некоторые квартиры разделили пополам. Дома оказались набиты жильцами до отказа. При постройке некоторых домов были упущены из виду надворные постройки, и т.к. жильцам некуда было положить запасы овощей, то они складывали их в комнатах. Комнаты в домах отапливались русскими печами, на кухнях были сложены дровяные плиты, но из-за того, что плиты были небольшими, не все успевали приготовить пищу. В сильные морозы в некоторых квартирах промерзали стены. Туалеты (или, как тогда говорили, «уборные») были не промывные, а в виде выгребных ям. В коридорах фабричных домов часто воровали лампочки, и рабочие до своих комнат добирались на ощупь. «Одна из женщин пошла в потёмках выливать воду в ватер-уборной, да там и провалилась на глубину до 3-х аршин».
Ещё хуже были жилищные условия в фабричных общежитиях. В комнатах жили по 15-20 человек. «Дым, холод в каморках, через потолок льётся вода» - такой была зачастую картина в рабочих общежитиях. Зимой в общежитиях было очень холодно, всё свободное время рабочие грелись на кухне, дети сидели дома в рукавицах и шапках. В одном из общежитий обвалились потолки, поэтому в сентябре там произвели капитальный ремонт, на который истратили 20 000 рублей. Двери уборных часто не закрывались из-за неряшливости и нечистоплотности проживающих, «смрад густой волной» заливал коридоры. В комнатах общежитий всё было завешено старой одеждой, завалено валенками, старыми калошами и ботинками. Нередко можно было наблюдать такую картину: «Вот девочка лет 5 подходит к койке, приподнимает одеяло, выдвигает из-под кровати жаровню с жареной рыбой, поела - и опять задвинула жаровник под кровать. Туда же сейчас пойдёт кошка, туда летит пыль с постели, из мешков, грязных ботинок, тоже брошенных под кровать». Вдоль коридоров стояли кадушки с кислой капустой, вёдра, горшки с молоком, лари с мукой, мешки с картошкой.
Только 500 человек из 1000 работающих на фабрике «Пионер» в конце 1920-х гг. жили в общежитиях или в фабричных домах. Остальные проживали на частных квартирах. Их жилищные условия тоже были не лучше. В одной комнате жили 3-4 семьи, спали на полатях, на полу, на сундуках, иногда даже посменно. Платили за частную квартиру 10-15 рублей в месяц, а кое-где - до 30 рублей.
Отношение к содержанию жилищ в конце 1920-х гг. часто было бесхозяйственным, небрежным: жильцы кололи в квартирах дрова, особенно зимой, занимали жилую площадь вещами, делали в комнатах перегородки. В 1927 г. Совнаркомом РСФСР было издано постановление о наложении штрафов за «хищническое» обращение с жилой и вспомогательной площадью; по этому постановлению первый штраф составлял 10 рублей, второй - 25 рублей. Многие жильцы в те годы подолгу, а то и совсем не платили за своё жильё. Горкомхоз решил бороться с этим через суд и даже печатать списки неплательщиков в газете «Призыв». В июне 1928 г. горсовет утвердил новые, пониженные цены за пользование водой и электроэнергией. За воду, отпускаемую из водоразборных будок и колонок, из домовых вводов жители платили по 0,4 коп. за ведро. За электроэнергию с пенсионеров, рабочих и служащих, получающих до 30 рублей в месяц, взимали по 16,23 коп. за 1 кВт, с рабочих и служащих, получающих от 50 до 100 рублей, - до 18 коп., с тех, кто получал от 125 рублей и с кустарей - по 20 коп. В среднем семья рабочего во Владимире в 1929 г. платила в месяц 10 рублей 03 коп. при заработке в семье 128 рублей 30 коп., то есть квартплата составляла 7,81% от зарплаты (1 кв. м во Владимире стоил 31,6 коп.).
Чем населённее был дом, тем чаще там возникали жилищные неурядицы, споры. Вначале их разрешали народные суды, которые были очень перегружены, поэтому в 1928 г. при горкомхозе была создана конфликтно-примирительная комиссия, которая разбирала такие вопросы, как установка и снятие перегородок в комнатах, оплата коммунальных услуг, порядок использования нежилой полезной площади (кухни, коридора), использование домовых служб (сарая, погреба). Комиссия рассматривала конфликты и ссоры, связанные с внутренним распорядком в квартирах (уборка, открывание и запирание дверей, приём посетителей и т.д.). «Рабочие страдают от своей неряшливости и нечистоплотности!» — заявлял корреспондент одной из газет и призывал: «Вместе с революцией в производстве - революция в быту!». Был объявлен поход «за здоровье, культурный отдых, чистоту и опрятность». Одновременно началась борьба против... пижонства, щегольства, против всяких излишеств, к которым были отнесены пудра, духи, кармин, шёлк, кашне, фильдеперсовые чулки. Они, якобы, отнимали у молодёжи деньги, необходимые для сохранения здоровья, для обеспечения высокой производительности труда, для питания и культурного развития. Борьбе против «тряпок» должны были помочь все средства, даже частушки, которые печатались на страницах газет и журналов:
На горе стоит ольха,
Под горой капуста.
Все пижоны наряжёны,
А в кармане пусто.
Что, пижон, ты гордо смотришь,
Или брюки новые?
А в кино берёшь билеты
Самые дешёвые!
Если поле городить —
Много надо лесу.
А с пижонами дружить —
Нету интересу!
Отчего конфеты сладки?
На них сахарный песок.
Отчего девчата гладки?
На них пудры на вершок!
Жилищные условия рабочих оставались очень плохими и в 1930-40-е гг. Во многих домах не было водопровода. За водой ходили на колонки: к бане или в деревню Владимировку к яслям (сейчас улица 1-я Пионерская). Также брали воду в колодцах в деревнях Михайловке и Архангеловке. Иногда рабочие из общежитий и фабричных домов брали воду даже в овраге. Это происходило из-за того, что трубы водопровода, ведущие к колонкам и домовым вводам, были врыты в землю неглубоко, и зимой замерзали, да и толщина труб составляла только 2 дюйма вместо 4-х. Почти все рабочие семьи, проживавшие в посёлке жилкооперации, даже в 1933 г. сидели по вечерам без электроэнергии, при свете коптилок, т.к. дирекция фабрики «Пионер» не смогла достать электропровод. Темно было в самих рабочих посёлках, тёмной была и дорога до фабрики. Эта дорога была выложена булыжником, её называли «каменка». Вдоль неё была вырыта канава для стока воды. Вдоль дороги, ведущей к фабрике, у домов был сделан дощатый настил для пешеходов, а от дома к дому и к магазинам вели тропы. К домам через канавы были устроены деревянные мостки.
Транспортных средств на дорогах было мало, в основном использовались лошади, на которых перевозили продукцию с фабрики, сырьё на фабрику, продукты - в магазины, дрова - жителям. При фабрике «Пионер» была деревянная конюшня, которая стояла там, где сейчас находится Дворец культуры завода «Точмаш».
В конце 1930-х гг. всё чаще стали появляться грузовые машины, реже - легковые автомобили. Жители часто ездили за дровами на санках. Дрова для горожан заготавливали три организации: Владлеспромтоп, коммунальный трест, гублесотдел. Дрова можно было купить со склада самим или с доставкой на дом. В конце 1920-х - начале 30-х гг. 1 кубическая сажень хвойных дров стоила 52 рубля, а берёзовых - 62 рубля. В центр города (или, как тогда говорили, «в город») добирались пешком, поэтому весной 1929 г. губтранстрест принял решение отремонтировать 5 автобусов и пустить их по городу, а именно - от фабрики «Пионер» до Московской заставы, приурочив работу автобусов ко времени начала и окончания рабочих смен.
Район вокруг фабрики «Пионер» был довольно зелёный, т.к. там стояло много частных домов бывших деревень Архангеловки и Владимировки, около которых были небольшие сады, под окнами - палисадники с цветами. Жители новых фабричных домов тоже старались высадить что-то, т.к. сами были выходцами из сёл и деревень. Некоторые жители посёлков сумели разбить у домов огороды. Вокруг посёлков ФУБРа и «Пионер - Строитель» (там, где сейчас ул. Лермонтова, ул. Мира, Дом культуры молодёжи) были поля, которые отдавались под огороды. На них и основном высаживался картофель. Были случаи, когда правление кооперации неправильно распределяло землю под огороды.
В 1944 г. администрация грамзавода выделила многодетным семьям участки земли под огороды и 4 тонны семенного картофеля. Также земля была выделена и семьям фронтовиков, а заводская молодёжь помогала в обработке участков, в посадке картофеля и его транспортировке.
Условия проживания в фабричных домах и общежитиях в 1930-40-е гг. оставляли желать лучшего. Квартиры оставались коммунальными, а значит, в каждой квартире проживало несколько семей. Каждая семья заготавливала и хранила продукты, готовила пищу, стирала бельё часто в неприспособленных помещениях. В жилых комнатах чадили керосинки, сушилось бельё, комнаты были загромождены. Не было необходимых удобств, звукопроницаемые перегородки не давали возможности создать тишину, жилплощади не хватало до нормы; общие печи, тесные кухни — всё это давало повод к недоразумениям и спорам о порядке их содержания и пользования, а это, в свою очередь, приводило к конфликтам и ссорам между соседями.
В зимнее время во многих домах было холодно, зимние рамы в некоторых квартирах не прикрывались, а правление ЖСК не принимало никаких мер. Также зимой узкие проходы в уборных замерзали, поэтому не было возможности пользоваться ими. В помещении общежитий в годы войны проживали вчерашние выпускники школы ФЗО завода. В каждом общежитии было 40 жильцов, а плита для приготовления пищи была рассчитана на 4-5 человек, поэтому около неё всегда толпилось по 15-20 человек, из-за чего многие рабочие приходили на работу голодными.
С самого основания фабрики «Пионер» ставился вопрос о строительстве клуба. Первоначально под клуб использовалось здание бывшей богадельни. Корреспондент газеты «Призыва» назвал клуб «богадельней культуры», в которой музыкальный кружок, например, «играл на бутылках», то есть вместо занятий пьянствовал.
В 1927 г. здание клуба было построено, его отвели под «дом ожиданий». Это название сохранялось за клубом ещё долго. Деревянное здание клуба было построено недалеко от фабрики. Там же, в «доме ожиданий», размещалась одно время и заводская столовая, пока не переехала в новое помещение. Несмотря на эти трудности, клуб действовал. Он предусматривал постоянное членство его участников. Членом клуба мог стать любой работник фабрики, член профсоюза, желавший повысить свой культурный уровень.
В апреле 1927 г. в клубе работали 7 кружков: кройки и шитья, «живая газета», рабкоровский, драматический, общеобразовательный (по подготовке в учебные заведения), музыкальный и физкультурный. Во все кружки записалось около 130 человек. Ставился вопрос об устройстве при клубе спортивной площадки. Работе клуба мешало отсутствие у кружков постоянного места для занятий. При клубе было создано экскурсионное бюро, которое летом организовало и провело две экскурсии в лес. Но, как отмечает автор заметки в газете «Призыв» Зенкович, были в работе клуба и недостатки: не построили летнюю сцену и спортивную площадку, в клубе бывало много пьяных. Как образно подметил автор одной из заметок - «музыкальный кружок играл на бутылках, то есть попросту пьянствовал». «Клуб - в руках хулиганов» - восклицал автор другой заметки. «Молодёжь приходит в клуб с водкой, устраивают бузу, бьёт инструменты, цветы, дерётся, кусается, а председатель и члены клуба запираются в комнате, спасаясь от хулиганов».
Очень широко среди рабочих фабрики «Пионер» была распространена картёжная игра. Играли с 6-ти вечера до 2-х часов ночи. «Не посёлок, а игорный приют» - так называли газеты поселок ФУБРа и призывали: «Разорите картёжные гнёзда!». В карты играли и старики, и молодёжь. Проигрывали деньги, одежду, обувь. Играли, как говорили, «в большую». На кон ставили сотни рублей, а однажды дело дошло до попытки заложить лошадь. Особой популярностью пользовались игры в «девятку», «петуха», «трынку», «21», «тёмную». Игры, как правило, сопровождались скандалами, а иногда поножовщиной. От картёжников страдали, прежде всего, жены игроков, т.к. проигрывались заработки и пожитки. В семьях из-за игр происходили неурядицы. Конечно, были рабочие, которые в свободное время играли в шашки и шахматы, читали литературу, устраивали семейные вечера.
1 мая 1930 г. в пос. ФУБРа были открыты детские ясли, названные «Первое Мая», которые работали круглосуточно. В 1930-е гг., кроме детских яслей, в посёлке действовали деточаги (так назывались детские сады). В январе 1933 г. Владимирский хлопчатобумажный трест отпустил фабрике «Пионер» 3000 рублей на расширение детских учреждений. Детские ясли получили 1000 рублей, деточаг - 1000 рублей, деточаг № 42 - 500 руб. Воспитательная работа в детских учреждениях была политизированной. Вот один факт: «23 февраля в деточаге царило оживление. Проходило общее собрание детворы очага. Их 19 человек, возрастом от 4 до 7,5 лет. Слушали тетю Наташу с докладом о Дне Красной армии. Постановили собрать среди воспитанников деньги и сдать их в фонд обороны страны, а также вызвать на соревнование детский сад им. Ворошилова ».


Подробная довоенная карта окрестностей Владимира. Геодезический комитет ВСНХ-СССР. 1926-1928 гг.

Карта Владимира, 1927 г.

Школы в пос. ФУБРа не было, и дети рабочих и служащих фабрики посещали школу в д. Михайловке, поэтому и фабрика «Пионер», и трест помогали школе. Здание школы было деревянное, одноэтажное, в комнатах - высокие потолки, большие окна, изразцовые печи. Здание было построено ещё в XIX веке. В 1920-е гг. освещение в школе было керосиновое, и занятия проводились в одну смену. В школе было всего две классные комнаты, в каждом классе занимались сразу по две группы учеников: первый класс вместе с четвёртым, а второй класс вместе с третьим. В школе работали всего две учительницы и сторожиха, которая одновременно была и истопником, и уборщицей. Вечерами в школе проводились лекции для взрослых, ставились спектакли, позднее стали показывать кино. Школа была начальной. Как вспоминает старожил пос. ФУБРа А. Бобков, дети вступали в «Союз воинствующих безбожников» и вели беседы с верующими о вреде религии. Ученики школы помогали в «ликбезе» - ликвидации безграмотности: ходили по домам, выявляли неграмотных, учили их писать и читать.


Школа в бывшей д. Михайловке

«Между городом и Михайловкой недалеко от теперешнего ВНИПТИЭМа росла берёзовая рощица, в тени которой долгое время стояла деревянная одноэтажная школа, скорее всего — начальная. В ней учились дети из ближайших городских и деревенских домов. Потом построили в том месте коллективные гаражи…» (Юрий Никитин «О чем напомнила улица». Штрихи истории завода «Точмаш». Владимир 2009.).

В конце 1920-х гг. в рабочем посёлке была построена баня, имевшая 50 мест и пропускную способность 800 человек в день.Б аню посещали не только рабочие фабрики, но и жители ближайших деревень и сёл.
В рабочих посёлках ФУБРа и «Пионер-Строитель» в 1920-е - 40-е гг. было несколько магазинов, они были небольшие, одноэтажные и деревянные. Первый магазин открылся в 1927 г. и обслуживал не только рабочих фабрики «Пионер», но и крестьян из окрестных деревень. Этот магазинчик, чуть больше базарной палатки, принадлежал ЦРКоопу. В нём всегда были очереди и толчея, слышны были ругань, ссоры, жалобы на грубое обращение продавцов и кассира. Встал вопрос о расширении магазина, поэтому уже весной 1927 г. ЦРКооп арендовал у крестьян деревни Архангеловки землю на 10 лет под магазин. Вместо арендной платы крестьяне получили права членства в ЦРКоопе, а взносы за них платил кооператив. Обороты магазина достигли после расширения 50 000 рублей в месяц. В октябре 1927 г. кооперативная секция горсовета провела обследование кооперативных магазинов Владимира, в том числе и в рабочих посёлках ФУБРа и жилкооперации. Проверка выявила такие недостатки, как очереди, грубость продавцов, недоброкачественные продукты, перебои в продаже хлеба, отсутствие мелкой разменной монеты, недовесы, преждевременное закрытие магазинов. Тогда же ЦРКооп получил ссуду от Центросоюза в 16 000 рублей на постройку и оборудование нового магазина при фабрике «Пионер». В 1928 г. продолжали поступать жалобы на работу магазинов и качество продаваемого товара: «хлеб в фабричную лавку привозят мороженный. Продавцы отказываются резать его, продавая только целые буханки». «В магазин № 8 при фабрике доставляют только ситный хлеб, а в магазин № 14 при деревне Архангеловка, где живут многие рабочие с семьями, - только чёрный. Колбаса тоже мороженная, приходится отогревать её кипятком». «Сукна рабочие “Пионера” и в глаза не видят. За последние три месяца ЦРК выдавал его 2 раза». «Продажа масла не упорядочена, не проверяется членская книжка пайщика». «Необходимо приспособить торговлю керосином к свободному времени рабочих». В 1928 г. в городе были перебои в снабжении хлебными продуктами, не хватило в продаже суконных товаров, круп, готовой одежды, растительного масла, чая. Так как готовили пищу не только на дровяных плитах, но и на керосинках и керогазах, то недалеко от фабрики «Пионер» был построен в 1930-е гг. магазин по продаже керосина, как говорили тогда - «керосинка». Перебои с керосином в городе бывали постоянно.


Улица Северная, д. 30а. «Керосинка».

Улица Северная, д. 30а.
ООО "Северная Корона". Директор - Саркисов Виталий Эдуардович. Прокат и аренда товаров для отдыха и спортивных товаров.
ООО "Торгсервис". Директор - Саркисов Виталий Эдуардович. Аренда и управление собственным или арендованным нежилым недвижимым имуществом.

Современные удобства в домах рабочих посёлков появлялись постепенно. Так, в 1947 г. к очередной годовщине Октябрьской революции жильцы домов №№ 12, 13 (тех самых «домов-кораблей») по улице Бульварной написали в заводскую газету «Вперёд»: «дома №№ 12, 13 на улице Бульварной подготовлены к зиме. Приведены в порядок все наружные двери, которые плотно закрываются, застеклены лестничные клетки, побелены стены коридоров. Нынешний сезон, как никогда, начала хорошо работать отопительная система. Тепло стало не только в квартирах, но и в коридорах». В феврале 1948 г. провели рейд по проверке санитарного состояния домов и отношения проживающих к жилому фонду. Начался рейд с домов посёлка ФУБРа. Проморили во время рейда и рабочие общежития. На партийном собрании завода заслушали итоги рейда и пришли к выводу, что общежития молодых рабочих находились в плохом состоянии, в них грязно, дрова доставлялись нерегулярно, не было хороших постельных принадлежностей. В марте 1948 г. завком организовал смотр общежитий завода. В общежитии № 16 в посёлке ФУБРа было чисто, на стенах висели портреты вождей, убраны были кровати. А вот в общежитии № 3 стены были голые, в коридорах - темнота. Общежитие № 26 вообще, как показал смотр, пришло в ветхость, кругом были мусор и грязь. В домах были злоупотребления теплом: некоторые для стирки белья брали горячую воду из отопительной системы, что приводило к снижению тепла. Отапливались дома местными котельными, которые работали в 1940-50-е гг. на дровах. Заместитель директора завода Брусникина, говоря о подготовке домов к зиме, отмечала, что мало заготовили дров для жилого фонда завода. Рабочие методом самозаготовки приобрели себе дрова ещё в 1946 г., но не смогли их вывезти. Жилой фонд из-за сырости и промерзания, разрушался: падала штукатурка, лопались трубы водопровода. Как результат - случаи простудных заболеваний у детей и взрослых. В 1948 г. встал вопрос об установке новых котлов, обслуживающих дома №№ 12, 13, 14, 15 по улице Бульварной.
После войны началось озеленение района, т.к. в военное время были для отопления вырублены многие деревья. В 1946-47 гг. сажали деревья на улицах посёлков, но они не сохранились, т.к. вокруг них не было ограждений, а жильцы относились к новым посадкам небрежно. Поэтому в 1948 г. завод решил благоустроить рабочие посёлки, а именно: посадить 700 высокорастущих деревьев, сделать ограду для каждого дерева, посадить 200 кустарников, заасфальтировать 750 метров тротуаров, около каждого дома сделать сараи и помойки, отремонтировать канализацию и водопровод, оборудовать детские площадки. Как только растаял снег, была проведена работа по наведению чистоты в посёлке ФУБРа. С 1 по 6 апреля 1948 г. был организован массовый выход жильцов на уборку посёлка. Но не все поддержали эту инициативу, и, например, из дома № 2 никто не вышел на уборку, хотя около дома было много мусора. В апреле на территории посёлка было посажено 80 деревьев. Деревья были также высажены на улицах Бульварной, Северной, им. Крупской. Все деревья были ограждены.
В 1948 г. началась подготовка к асфальтированию пешеходных дорожек. К этой работе привлекались и жильцы: они разбирали деревянные настилы вдоль домов, рыли ямы под тротуары. На улицах рабочих посёлков после войны стали появляться мотоциклы, на которых многие рабочие ездили на завод. Очень многие рабочие приезжали на работу на велосипедах. В сентябре 1948 г. отремонтировали фундаменты деревянных домов посёлка, покрасили крыши, построили сараи, в которых жители стали держать кур, свиней, кроликов. Ещё летом рабочие завода, жившие в сёлах Красном, Добром, Суходоле, обратились в завком с просьбой построить мост через реку Рпень. Но мост был построен плохо, он шатался, когда по нему ходили, и были случаи, когда люди падали в воду. Осенью около завода построили ларёк для снабжения рабочих продуктами. Но рабочие были недовольны его работой, так как он был постоянно закрыт, а если и открыт, то купить в нём было нечего.
В 1951 г. жильцы заводских домов по примеру ленинградцев включились в соревнование по сохранности жилого фонда и взяли на себя обязательства бережного отношения к жилью: правильно пользоваться канализацией и водопроводом, электрооборудованием, центральным и печным отоплением, содержать в чистоте квартиры, лестничные клетки. Для этого были избраны общественные санитарно-бытовые комиссии. Одним из пунктов обязательств было своевременное внесение квартплаты, но неплательщики были. Вновь и вновь поднимался вопрос о состоянии общежитий. Проверки снова показали много недостатков в жилищных условиях: двери в общежитиях посёлка ФУБРа выбиты, девушки жили в очень сырых и холодных комнатах, и одежда, висящая на стенах, т.к. шкафов не было, заплесневела. К общежитиям не было подхода, поэтому было предложено засыпать дороги шлаком. Плохие дороги вели и к магазинам. В работе магазинов на территории посёлков ФУБРа и «Пионер-Строитель» тоже имелись недостатки: мало завозилось молочных и рыбных продуктов, неудовлетворительным было санитарное состояние хлебного отдела, сам хлеб завозили несвоевременно, покупателей обслуживали медленно.
В конце 1951 г. в посёлках были открыты новые магазины. Многие жители по-прежнему ходили за водой на колонки («фонтанки»). В ноябре 1951 г. жителям домов №№ 3, 4, 5, 6 было запрещено пользоваться водой из фонтанки, расположенной рядом с домами, т.к. она была признана непригодной к употреблению. Был вырыт колодец, но и в нём вода оказалась грязной.
В 1952 г. вновь стоял вопрос о благоустройстве рабочего посёлка. У клуба было решено разбить сквер. Продолжалось благоустройство тротуаров, т.е. их асфальтирование. Для этого в мае 1952 г. были проведены воскресники. Участки мастеров Семёнова, Вдовина, Бедина разбирали старое шоссе, вынули грунт и переместили его на место будущего тротуара.

Источник:
В.Н. Иванова, И.Л. Кузьминова. МАТЕРИАЛЫ Третьей и Четвёртой городских краеведческих конференций. Владимир, 2010

Copyright © 2020 Любовь безусловная


Категория: Владимир | Добавил: Николай (25.08.2020)
Просмотров: 25 | Теги: Владимир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Поиск

Владимирский Край


Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2020
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика