Главная
Регистрация
Вход
Четверг
23.09.2021
17:32
Приветствую Вас Гость | RSS


ЛЮБОВЬ БЕЗУСЛОВНАЯ

ПРАВОСЛАВИЕ

Меню

Категории раздела
Святые [141]
Русь [11]
Метаистория [7]
Владимир [1400]
Суздаль [421]
Русколания [10]
Киев [15]
Пирамиды [3]
Ведизм [33]
Муром [447]
Музеи Владимирской области [60]
Монастыри [7]
Судогда [10]
Собинка [132]
Юрьев [236]
Судогодский район [107]
Москва [42]
Петушки [155]
Гусь [166]
Вязники [315]
Камешково [105]
Ковров [398]
Гороховец [125]
Александров [260]
Переславль [114]
Кольчугино [80]
История [39]
Киржач [88]
Шуя [109]
Религия [5]
Иваново [63]
Селиваново [40]
Гаврилов Пасад [9]
Меленки [107]
Писатели и поэты [148]
Промышленность [91]
Учебные заведения [133]
Владимирская губерния [39]
Революция 1917 [50]
Новгород [4]
Лимурия [1]
Сельское хозяйство [76]
Медицина [54]
Муромские поэты [5]
художники [31]
Лесное хозяйство [17]
Владимирская энциклопедия [1546]
архитекторы [6]
краеведение [47]
Отечественная война [252]
архив [6]
обряды [17]
История Земли [12]
Тюрьма [26]
Жертвы политических репрессий [16]
Воины-интернационалисты [14]
спорт [28]
Оргтруд [26]

Статистика

Онлайн всего: 27
Гостей: 27
Пользователей: 0

Яндекс.Метрика ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека

 Каталог статей 
Главная » Статьи » История » Владимир

Император Николай II

Император Николай II

20 октября 1894 г. умер Император Александр III Александрович.
Через полтора часа после кончины Александра III в Ливадийской Крестовоздвиженской церкви присягнул на верность престолу новый император — Николай II.
ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ:
БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
ИМПЕРАТОР и САМОДЕРЖЕЦ ВСЕРОССИЙСКИЙ,
ЦАРЬ ПОЛЬСКИЙ, ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ФИНЛЯНДСКИЙ, и прочая, и прочая, и прочая.
Объявляем всем верным Нашим подданным. Богу Всемогущему угодно было в неисповедимых путях Своих прервать драгоценную жизнь горячо любимого Родителя Нашего ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА. Тяжкая болезнь не уступила ни лечению, ни благодатному климату Крыма, и 20-го октября Он скончался в Ливадии, окруженный Августейшей Семьей Своей, на руках Ее ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ и Наших.
Горя Нашего не выразить словами, но его поймет каждое русское сердце, и Мы верим, что не будет места в обширном Государстве Нашем, где бы не пролились горячие слезы по ГОСУДАРЮ, безвременно отошедшему в вечность и оставившему родную землю, которую Он любил всею силою Своей русской души и на благоденствие которой Он полагал все помыслы Свои, не щадя ни здоровья Своего, ни жизни. И не в России только, а далеко за ее пределами никогда не перестанут чтить память Царя, олицетворявшего непоколебимую правду и мир, ни разу не нарушенный во все Его Царствование.
Но да будет святая воля Всевышнего и да укрепит Нас незыблемая вера в премудрость Небесного Промысла, да утешит Нас сознание, что скорбь Наша — скорбь всего возлюбленного народа Нашего, и да не забудет он, что сила и крепость святой Руси — в ее единении с Нами и в беспредельной Нам преданности. Мы же, в этот скорбный, но торжественный час вступления Нашего на Прародительский Престол Российской Империи и нераздельных с нею Царства Польского и Великого Княжества Финляндского, вспоминаем заветы усопшего Родителя Нашего и, проникшись ими, приемлем священный обет перед Лицом Всевышнего всегда иметь единою целью мирное преуспеяние, могущество и славу дорогой России и устроение счастья всех Наших верноподданных.
Всемогущий Бог, Ему же угодно было призвать Нас к сему великому служению, да поможет Нам. Вознося горячие молитвы к Престолу Вседержителя об упокоении чистой души незабвенного Родителя Нашего, повелеваем всем Нашим подданным учинить присягу в верности Нам и Наследнику Нашему Его ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ ВЕЛИКОМУ Князю ГЕОРГИЮ АЛЕКСАНДРОВИЧУ, которому быть и титуловаться Наследником Цесаревичем, доколе Богу угодно будет благословить рождением Сына предстоящий брак Наш с Принцессою Алисою Гессен-Дармштадтскою.
Дан в Ливадии, лета от Рождества Христова в тысяча восемьсот девяносто четвертое, Царствования же Нашего в первое. Октября 20-го дня.
На подлинном Собственною Его ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою подписано:
«НИКОЛАЙ».

21 октября 1894 г. в 9 ½ час. утра, по совершении архиерейским служением молебствия по случаю восшествия на престол Государя Императора Николая Александровича, во Владимире в Успенском соборе происходило принесение присяги на верность подданства. Затем совершена была заупокойная литургия и панихида по в Бозе почившем Императоре Александре III.
26 октября 1894 г. во Владимирском Успенском соборе после литургии был обнародован Высочайший манифест о восшествии на престол Государя Императора Николая Александровича.
ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ:
БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
МЫ НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
Император и Самодержец Всероссийский,
ЦАРЬ ПОЛЬСКИЙ, ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ФИНЛЯНДСКИЙ, и прочая, и прочая, и прочая.
Сегодня совершилось Священное Миропомазание над Нареченною Невестою Нашей. Прияв имя Александры, Она стала Дщерию Православной Нашей Церкви, к великому утешению Нашему и всей России.
Посреди скорбного испытания, которое всем Нам послано по неисповедимым судьбам Всевышнего, веруем со всем народом Нашим, что душа возлюбленного Родителя Нашего в селениях небесных благословила избранную по сердцу Его и Нашему разделять с Нами верующею и любящею душою непрестанные заботы о благе и преуспеянии Нашего Отечества.
Все верные подданные Наши соединятся с Нами в молитве, да ниспошлет Господь благословение Свое на судьбы Наши и вверенного Нам волею Его народа.
Возвещая всем верным Нашим подданным о сем желанном событии, повелеваем Высоконареченную Невесту Нашу, Ее Великогерцогское Высочество Принцессу Алису именовать Благоверною Великою Княжною Александрою Феодоровною с титулом Императорского Высочества.
Дан в Ливадии, в 21-й день октября, в лето от Рождества Христова тысяча восемьсот девяносто четвертое, Царствования же Нашего в первое.
На подлинном Собственною Его ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано:
«НИКОЛАЙ».

ВЫСОЧАЙШИЙ МАНИФЕСТ:
БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
ИМПЕРАТОР и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий князь Финляндский, и прочая, и прочая, и прочая.
Объявляем всем верным Нашим подданным: Благословением Божиим совершилось сегодня в Соборной церкви Зимнего Дворца, в присутствии духовных и светских особ, Бракосочетание Наше с возлюбленною Невестою Нашей, Благоверною Великою Княжною Александрою Феодоровной, Дочерью Великого Герцога Гессенского. Посреди глубокой скорби, коею преисполнены сердца Наше и всех верных сынов России, да будет день сей светлым вестником упований народных на продолжение к Нам милости Божией в наступившее новое Царствование.
Помышляя о судьбах его, сочли Мы за благо не отдалять совершение сердечного желания Нашего, священного к Нам завета в Бозе Почившего Родителя и радостных ожиданий всего народа, — да укреплен будет таинством святой Церкви благословенный Родителями Нашими Брачный Союз Наш.
Все верные подданные Наши соединятся с Нами в молитве, да ниспошлет Господь благословение Союзу Нашему и дарует Нам, во благо России, то же безмятежное счастие, коим благословен был в Доме Своем Незабвенный Наш Родитель, к назиданию и утешению всего народа.
Дан в С.-Петербурге, в 14-й день ноября, в лето от Рождества Христова тысяча восемьсот девяносто четвертое, Царствования же Нашего в первое.
На подлинном Собственною Его ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано:
«НИКОЛАЙ»

18 ноября 1894 г. по случаю совершившегося бракосочетания Их Императорских Величеств – Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Феодоровны в Успенском соборе архиерейским служением совершена литургия и молебен; при чем объявлен Высочайший манифест о совершившемся бракосочетании.
«Всеподданнейший адрес, посланный Дворянством Владимирской губернии Его Императорскому Величеству Государю Императору.
ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО.
Дворянство Владимирской губернии ныне впервые в Царствование Ваше собралось в Чрезвычайное Собрание для избрания своих представителей на торжество Священного Коронования ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА. С благоговением вспоминая знаменательные события вступления ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА на Прародительский Престол и изъявления МОНАРШЕЙ МИЛОСТИ, коими ВАШЕМУ ВЕЛИЧЕСТВУ угодно было осчастливить наше сословие, дворяне Владимирской губернии осмеливаются повергнуть к стопам ВАШИМ свои чувства верноподданнической и глубокой преданности, почитая для себя священным долгом, службою и действием следовать предначертаниям Своего Самодержавного ГОСУДАРЯ на пользу, преуспеяние и славу Нашего дорогого Отечества. ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА верноподданнейший Владимирский Губернский Предводитель Дворянства, Михаил Леонтьев.

Коронационные торжества в мае 1896 года

Длинный ряд блестящих коронационных торжеств открылся прибытием ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА и ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ в Москву. Торжественная встреча Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ, состоявшаяся 6-го мая, была первым великим празднеством в ряду дальнейших бесподобных празднеств, к которым Москва готовилась во всю свою ширь и мощь, чтобы предстать перед целым светом в незабвенные дни Священного Коронования истиною носительницей царского величия, достойною представительницею подъема русского духа и неложною выразительницею патриотических чувств и неизменной любви всего русского народа в отношении к своим Монархам.
Для встречи ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ, на Ходынском поле близь Брестского вокзала, был выстроен великолепнейший павильон, к которому царский поезд должен был подойти от Николаевского вокзала по одной из соединительных железнодорожных линий. Много было приготовлено в Москве прекраснейших сооружений ко дням Священного Коронования, но павильон, — где Москва готовилась повергнуть к стопам ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ первый привет своей любви и преданности, — превосходил все подобного рода постройки, как изяществом архитектуры, так и красотою убранства. Особенное внимание зрителя привлекала центральная часть этого павильона, возвышавшаяся своим красивым куполом над боковыми пристройками в виде превосходнейших галерей. Ко времени приезда Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ эта часть павильона имела вид роскошнейшей гостиной. Высокий потолок ее был украшен изящною живописью; стены были убраны дорогими материями; огромные пролеты арок, отделявших центральную часть павильона от боковых его пристроек, были эффектно задрапированы тяжелыми бархатными портьерами с фестонами, обшитыми шнурами, кистями, бахрамой и золотым позументом; полы были устланы богатейшими коврами; стороны гостиной, а также вся входная лестница были обставлены тропическими растениями и множеством благоухавших цветов; под сенью растений стояла великолепнейшая мебель; для вечернего освещения гостиной по стенам были прикреплены бронзовые бра, по углам были расставлены металлические фигуры с электрическими лампочками, а с купола была спущена изящной работы хрустальная люстра с электрическим же светом. Снаружи Императорский павильон также блистал убранством: его высокий купол увенчан был флагштоком, на котором с прибытием ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ должен был взвиться Императорский штандарт: превосходнейшей архитектуры крыльцо, приводившее в павильон, было украшено блестящим Государственным гербом; весь фасад здания утопал в массе разноцветных флагов.
Весьма красивую картину представляла к 6-му мая и вся местность, окружавшая Императорский павильон. Тысячами флагов была покрыта она, — флаги развевались и пестрели везде, где только представилась возможность к их установке. Но красивее всего выглядывали на местность, окружавшую Императорский павильон, две грандиозные колонны, увенчанные шапками Мономаха, и монументальные Триумфальные ворота. Трудно изобразить весь тот художественный вкус, который вложен был в декоративное убранство этих двух колонн, поставленных как бы на страже въезда в первопрестольную столицу. Колонны устроены были на четырехсторонних основаниях, окрашены были в сиреневый цвет и расписаны были по этому полю так, что представлялись как бы перевитыми нежно-зеленого цвета лентами. Нижняя часть колонн была прикрыта с двух сторон великолепными, из национальных цветов, стягами, украшенными вензелевым изображением инициалов Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ, золотой бахромой и таковыми же кистями. Ниже стягов, несколько выступая из-за них, красовались гербы Московской губернии. Верхняя часть колонн, под карнизами, была покрыта следующими серебряными надписями: гряди с миром! Москва Твоя радостно встречает Тебя! Да укрепит Господь десницу Твою и да возвеличит державу Твою! Над колоннами, на миниатюрных светло-голубых балясинах, лежали алые, как бы бархатные подушки, обрамленные золотыми шнурами и украшенные таковыми же кистями, а на этих подушках покоились великолепные шапки Мономаха, убранные как бы драгоценными разноцветными камнями и увенчанные золотыми яблоками и крестами. Не менее вложено было художественного вкуса и в превосходное убранство Триумфальных ворот: на них картинно расположены были национальные флаги и стяги, блестящие гербы и щиты, изящные венки и вензелевые изображения Августейших Виновников торжества; а вдали, через пролет Триумфальной арки, видна была волшебная панорама декораций Тверской улицы, ожидавшей торжественного въезда Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ в столицу.
Вся площадь, окружавшая Императорский павильон, 6-го мая стала оживляться с самого раннего утра. Народ массами спешил на эту площадь, чтобы заранее занять место поближе к Императорскому павильону и удостоиться редкого счастья вблизи приветствовать Царя и Царицу. К полудню вся площадь уже заполнена была народом, и чем дальше заходило время за полдень, тем теснее и теснее становилась она. Наконец, эта площадь превратилась в живое волнующееся море, на котором уже нельзя было найти ни одной пяди свободной земли. Не находя места на площади, народ стал занимать все, что только мог занять, и располагаться везде, где только мог рассчитывать на счастье взглянуть на Царя и Царицу. Народ огромными массами стал по всей соединительной железнодорожной линии, по которой царский поезд должен был подойти к Императорскому павильону, тысячами разместился по всему Петербургскому шоссе, по которому ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ должны были проследовать в Петровский дворец, и плотными стенами выстроился перед Петровским дворцом, где Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА должны были жить до своего торжественного въезда в Москву. Не оставались, при этом, свободными ни подходящие к цели крыши домов, ни высокие заборы, ни взрослые деревья от множества лиц, желавших, хотя издали, видеть что-нибудь из торжественной встречи Царя и Царицы.
Около 4-х часов пополудни, на площади, где многотысячная народная толпа давно уже ожидала царского поезда, показались войска, чтобы занять свои позиции при встрече ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ. Перед входом в Императорский павильон, на просторной платформе, стал почетный караул, с штандартом и хором музыки, под командой Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича. Перед выходом из павильона, на довольно обширной площадке, выстроились верхами офицеры в разнообразных блестящих мундирах, чтобы сопровождать царский экипаж до Петровского дворца. По Петербургскому шоссе, от Императорского павильона до Петровского дворца, вытянулись двумя красивыми лентами войска Московского гарнизона, стоявшие лагерем на Ходынском поле.
Около 5-ти часов пополудни собрались в Императорский павильон Особы Царской фамилии и иностранные принцы, находившиеся в это время в Москве, а также все высшие чины Петербурга и Москвы: министры, чины Государственного Совета, представители генералитета, начальники частей войска, входившего в состав коронационного отряда, чины Двора, лица Государевой свиты, Московский губернатор, Московский комендант, Московский губернский предводитель дворянства, Московский городской голова и многие другие высокопоставленные и почетные лица.
Время приближалось к половине шестого часа: скоро должен был показаться царский поезд; для всех участников торжественной встречи ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ, от высших представителей до самых низших, наступила минута напряженного ожидания: все взоры были обращены в одну сторону, по направлению железно-дорожной линии, все как бы притихли и притаили дыхание. Вдруг раздался сигнальный звонок на железнодорожной станции, а вдали послышался сильный гул человеческих голосов. В эту минуту по всей многотысячной массе народа, окружавшей Императорский павильон, как бы пробежала электрическая искра, потому что по отдаленному гулу голосов, все до единого догадались, что народ, далеко растянувшийся по железнодорожной линии, уже заметил царский поезд и что желанный миг наступает. Посему вся эта масса вдруг вздрогнула, задвигалась и заволновалась, а отдаленные голоса, между тем, все больше и больше крепли, росли и приближались. Вот совсем вблизи раздался свисток паровоза, и перед взорами многотысячной толпы показался Императорский поезд. В эту торжественную минуту все головы мужчин мгновенно обнажились, тысячи рук поднялись, чтобы сотворить крестное знамение, и грянуло мощное русское ура, перекатываясь из края в край обширной площади.
Ровно в половине шестого часа подошел Императорский поезд к павильону. Хор военной музыки заиграл торжественную встречу. Немедленно отворился салон-вагон и из него вышли ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ. ГОСУДАРЬ был в мундире лейб-гвардии Преображенского полка, а ГОСУДАРЫНЯ была в белом платье и в такой же накидке. С Императором и с Императрицей прибыли Их Императорские Высочества: Московский Генерал Губернатор Великий Князь Сергий Александрович, Великий Князь Александр Михайлович, Великая Княгиня Ксения Александровна и Великая Княжна Ольга Николаевна. Пройдя в павильон, ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ приветливо поздоровались со всеми ожидавшими их здесь Великими Князьями, иностранными принцами и разными высокопоставленными лицами, а затем, обойдя почетный караул и начальников всех частей коронационного отряда, ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ направились к выходу из павильона и сели в крытую карету, чтобы проследовать в Петровский дворец. При появлении ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ на подъездном крыльце павильона, народный восторг достиг высшего своего напряжения: шапки полетели в воздух, а громовое ура, раскатившись всею своею могучею силою около павильона, не смолкало, затем, во все время, пока царский экипаж, окруженный блестящею кавалькадою конвоиров, следовал к Петровскому дворцу.
По приезде во дворец, ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ, при звуках военной музыки, встречены были у крыльца представителями Московского уездного земства с хлебом и солью на изящном блюде, а в самом дворце, в так называемой круглой зале, Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА встречены были придворным духовенством, всеми Великими Княгинями, Княжнами и Принцессами, находившимися в это время в Москве, всеми Великими Князьями и Принцами, успевшими приехать сюда с Брестского вокзала, министром Двора, Заведующим дворцовой частью в Москве и некоторыми другими лицами. Первое вступление ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ в Петровский дворец было освящено молитвой. В круглой зале, в присутствии Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ и ВЫСОЧЕСТВ, придворным духовенством, при участии прекрасного хора певчих, было совершено благодарственное Господу Богу молебствие и провозглашено многолетие ГОСУДАРЮ и ГОСУДАРЫНЯМ, НАСЛЕДНИКУ ЦЕСАРЕВИЧУ и всему Царствующему Дому. После молебна, все Великие Князья и Княгини, Принцы и Принцессы удалились из дворца, а народ в той надежде, что не увидит ли как либо Царя и Царицу, — долго-долго еще не расходился от дворца и не возвращался к своим домам.
Петровский дворец, в котором ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ пребывали до дня своего торжественного въезда в Москву, расположен, по Петербургскому шоссе, в трех верстах от Москвы. Он отстроен в три этажа, украшен башнями и выступами и своим внешним видом напоминает средневековые замки рыцарей. С трех сторон дворец окружен парком, простирающимся почти до городской черты. Этот дворец возник в прошлом столетии и со времени Императора Павла I стал обычным местом, где Государи наши останавливались перед своим торжественным въездом в Москву на коронацию. Перед приездом Императора Николая II, Петровский дворец был заново реставрирован.
В течение своего двухдневного пребывания в Петровском дворце, до торжественного вступления в Москву, Император и Императрица имели один выезд. Этот выезд состоялся 8-го мая по случаю прибытия в Москву, ко дням коронования, Ее ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны с Августейшими детьми: с Великим Князем Михаилом Александровичем и Великой Княжной Ольгой Александровной. Императрица Мария Феодоровна должна была сойти с поезда железной дороги в тот же самый павильон, в котором, день тому назад, Москва торжественно встречала ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНЮ. Посему в этот павильон, около 4 час. пополудни, собрались все Великие Князья и Княгини, Принцы и Принцессы, все высшие чины и высокопоставленные лица, а за несколько минут до прихода царского поезда сюда же прибыли, для встречи Августейшей Матери, Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА, ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ. Лишь только показался на площади поезд, приветствуемый восторженными криками народа, ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ вышли на платформу и здесь первыми встретили свою царственную Мать. Приветливо поздоровавшись со всеми членами Императорской фамилии, со всеми иностранными Принцами и Принцессами, находившимися в павильоне, ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА МАРИЯ ФЕОДОРОВНА села вместе с ГОСУДАРЕМ ИМПЕРАТОРОМ и ГОСУДАРЫНЕЙ ИМПЕРАТРИЦЕЙ. В открытый экипаж и отбыла в Петровский дворец, куда проследовал и Великий Князь Михаил Александрович с Великой Княжной Ольгой Александровной. Толпы народа, стоявшие на площади и на всем царском пути, несмолкаемо приветствовали проезд Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ.
В четверг, 9-го мая, в день Святителя и Чудотворца Николая состоялся торжественный въезд ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ в Москву. К этому дню Москва так украсила царский путь, что он представлял собою какой-то чудный проспект, поражавший зрителя разнообразием своих контур и красок и трудно поддававшийся кисти художника и слову искусного писателя. На всем царском пути, от Петровского дворца и до Спасских кремлевских ворот, расположено было так много декоративных диковинок, что их трудно было сосчитать, а тем более сказать, какая из них поразительнее и эффектнее. На этом пути повсюду красовались огромные мачты, грандиозные колонны, двуглавые орлы, изящная позолота, цветные ткани, транспаранты, щиты, вензеля, бюсты Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ, гирлянды зелени, обрамлявшие архитектурные линии домов, арки из флагов и зелени, перекинутые через путь, знамена, стяги, хоругви, обшитые бахромой, шнурами и кистями, бесчисленные эмблемы, приветственные надписи и т. п.
Прекрасен был царский путь сам по себе, но еще прекраснее он стал, когда оживился многочисленными толпами народа в его разнообразных праздничных одеждах. В знаменательный день 9-го мая народ, без различия пола и возраста, звания и состояния, устремился к царскому пути с самой ранней поры и стал занимать подходящие места на всем его протяжении. К 10 часам утра, по пути царского шествия, занято было народом все, что только можно было занять: все окна, все лестницы, все нарочито устроенные трибуны, все наскоро сколоченные подставки, даже деревья были унизаны народом, собравшимся приветствовать ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНЮ со всей горячностью беспредельно преданного Им сердца. На Красной площади, близ памятника Пожарскому и Минину, выделялись, среди многочисленного народа, пестротой своих национальных нарядов выборные от инородцев Сибири и Средне-азиатских владений, здесь, в ожидании царского шествия, стояли: якуты, тунгусы, самоеды, киргизы, бухарцы, корейцы, китайцы, сибирские татары и друг.
Последней степени своей красоты и оживления путь царского шествия достиг в то время, когда на всем его протяжении установились стройные ряды войска в его щегольской парадной форме и когда в этих рядах то здесь, то там засверкали в лучах майского солнца великолепные мундиры войсковых начальников. Войска расположились по обе стороны царского пути и образовали две огромных шпалеры. В состав этих шпалер входили все войска коронационного отряда и все войска Московского гарнизона. Наблюдение за расположением войск от Петровского дворца до Тверских ворот возложено было на штаб Московского округа, а на остальном пути, от Тверских ворот до Кремля, — на штаб сводного гвардейского корпуса. Общее начальствование над всеми войсками, собранными в Москве, — принадлежало Его Императорскому Высочеству, Великому Князю Владимиру Александровичу. Все части войск были со знаменами и хорами музыки. Такова была блестящая рамка, среди которой, во всей славе своего земного могущества, должен был предстать Державный Вождь Русского народа.
В 12 часов дня по пути царского шествия жизнь била полным ключом. Богатые экипажи Великих Князей и Княгинь, Принцев и Принцесс мчались по направлению к Петровскому дворцу; начальники объезжали войска и давали последние распоряжения; несметные толпы народа, укрепившись на определенных местах, волновались и гудели. Но вот грянули девять выстрелов с Тайницкой башни и раздался могучий звон со всех церквей Москвы. Жизнь на царском пути притихла, все теперь знали, что к торжественному шествию ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ все готово и что знаменательный момент близок.
В это время, перед началом царского шествия, собрались в Большом Успенском соборе все митрополиты, архиепископы и епископы, находившиеся в Москве по случаю предстоявших торжеств Священного Коронования, и совершили благодарственное Господу Богу молебствие. За этим молебствием присутствовали представители Восточных патриархов и многие сановники, не входившие в состав кортежа, при торжественном везде ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ в Москву. При окончании молебна, было провозглашено многолетие Их ИМПЕРАТОРСКИМ ВЕЛИЧЕСТВАМ ГОСУДАРЮ и ГОСУДАРЫНЯМ, НАСЛЕДНИКУ ЦЕСАРЕВИЧУ и всему царствующему дому.
Прошло еще немного времени, и грянули три новых орудийных выстрела. Это было знаком, что торжественное шествие ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ началось. Народ снял шапки и набожно перекрестился. Но вот еще грянул орудийный салют и загудел колокол Ивана Великого. Это было знаком, — что блестящий кортеж ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ, своими передовыми отрядами, уже вступил в Москву. Взоры всех теперь обращены были в одну сторону и всецело прикованы к месту торжественного шествия.
По своему великолепию, царский кортеж представлял необычайное, поразительное зрелище. Среди масс народа и войска, он тянулся наподобие сказочной реки, образованной как-бы из золота и драгоценных камней. Все в этом кортеже горело, блистало и переливалось цветами радуги. Шествие кортежа открывал Московский полицеймейстер; за ним мчался собственный Его Императорского Величества конвой. Далее, ехали в числе 40 человек депутаты азиатских, подвластных России, народов. Тут были: туркмены, текинцы, сарты, киргизы и представители многочисленных кавказских народностей, привлекавшие всеобщее внимание своею наружностью, богатыми и живописными нарядами и конскими уборами. За ними ехали 27 депутатов казачьих войск. Около 60 лиц, принадлежавших к родовитому российскому дворянству, следовали по 4 в ряд, имея во главе московского уездного предводителя дворянства. Затем, шли: придворные лакеи, скороходы и арабы, обращавшие внимание своими богатыми золотыми одеждами. За арабами следовали: придворный хор и Государева охота. Шествие камер-юнкеров и камергеров, бывших верхами, открывали коронационные церемониймейстеры и верховный церемониймейстер, с жезлами, ехавшие в открытых фаэтонах, запряженных цугом в шесть лошадей.
Затем, следовали золотые кареты с чинами Двора и с членами Государственного Совета. Между золотыми каретами ехали в открытых фаэтонах, запряженных цугом в шесть лошадей, гофмаршал и обер-гофмаршал ВЫСОЧАЙШАГО Двора. За каретами шли лейб-эскадроны конного полка и кавалерградского Ее ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ ФЕОДОРОВНЫ полка. Последний эскадрон непосредственно предшествовал ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ.
За ГОСУДАРЕМ ИМПЕРАТОРОМ ехали Великие Князья, все иностранные Принцы, прибывшие на Коронацию, и многочисленная и блестящая свита. Затем следовали золотые кареты Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ ГОСУДАРЫНЬ ИМПЕРАТРИЦ. За ГОСУДАРЫНЕЙ ИМПЕРАТРИЦЕЙ АЛЕКСАНДРОЙ ФЕОДОРОВНОЙ ехали в роскошных золотых каретах: Ее Величество Королева Эллинов, Их Императорские Высочества: Великая Княгиня Анастасия Михайловна, Великая Герцогиня Мекленбург-Шверинская; Великая Княгиня Мария Александровна, Герцогиня Саксен-Кобург-Готская, Мария Павловна, Елисавета Феодоровна, Александра Иосифовна, Елисавета Маврикиевна, Милица Николаевна, Ксения Александровна, Великая княжна Ольга Александровна, Великая Княжна Елена Владимировна, Великая Княгиня Вера Константиновна, Герцогиня Виртембергская, Княгиня Анастасия Николаевна Романовская, Герцогиня Лейхтенбергская и Принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская. После Высочайших Особ шли: лейб-эскадроны кирасирского Его ВЕЛИЧЕСТВА полка и уланского Ее ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ АЛЕКСАНДРЫ ФЕОДОРОВНЫ полка; затем ехали парадные кареты придворных дам и, наконец, шествие замыкали лейб-эскадроны гусарского Его ВЕЛИЧЕСТВА и уланского Его ВЕЛИЧЕСТВА полков.
У въезда в столицу ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА встретил у Тверской заставы Его Императорское Высочество Московский Генерал-Губернатор Великий Князь Сергий Александрович, имея при Себе офицеров особых поручений и адъютантов, верхом, с которыми присоединился к Свите Его ВЕЛИЧЕСТВА. У Старых Триумфальных ворот, при въезде в Земляной город, встретили Его ВЕЛИЧЕСТВО Московский городской голова К.В. Рукавишников, гласные Думы и члены Московской городской Управы; а также Московские купеческие, мещанские и ремесленные цехи с их значками. Там же находились и представители биржевого комитета. У Страстного монастыря, при въезде в белый город, ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА встретили председатель и члены московской губернской земской Управы, на Тверской площади, против Дома Генерал-Губернатора, — дворянство Московской губернии, имея во главе Московского губернского предводителя дворянства князя П.А. Трубецкого, при Воскресенских воротах — Московский Губернатор с губернскими административными и судебными учреждениями. На всем пути следования жители, Москвы восторженно приветствовали Их ВЕЛИЧЕСТВА.
В половине четвертого часа торжественное шествие приблизилось к Иверской часовне. На встречу Их ИМПЕРАТОРСКИМ ВЕЛИЧЕСТВАМ из часовни вышли в богатых облачениях: преосвященный Тихон, епископ Можайский, с крестом к руке, с оо. архимандритами: настоятелем Перервинского монастыря Викентием и Казначеем Чудова монастыря Паисием, настоятелем Давидовой пустыни о. Валентином, экономом Троицкого подворья о. Памвою, казначеем Перервинского монастыря о. Дометием и братией часовни. Чудовские певчие пели тропарь Божией Матери. Приблизившись к Иверской часовне, Его ВЕЛИЧЕСТВО сошел с коня, а ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ вышли из карет и, сотворив поклонение Чудотворному образу Пресв. Богородицы, приложившись ко Кресту и св. Иконе, — вышли из часовни. Его ВЕЛИЧЕСТВО ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР изволил сесть на копя, а Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ в кареты, и шествие в порядке, указанном в церемониале, направилось чрез Воскресенские ворота на Красную площадь. При въезде в Воскресенские ворота, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР обнажил голову и перекрестился. У Спасских ворот ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА встретил Московский комендант генерал-лейтенант С.С. Унковский. На всем протяжении Царского шествия из храмов, стоящих на пути, выходило духовенство с св. иконами и крестом.
В четыре часа ГОСУДАРЬ въехал в Спасские ворота. Когда было дано знать о том, что торжественная процессия вступила в Кремль, из алтаря Успенского собора вышли на южную паперть Высокопреосвященные Митрополиты: Палладий, Иоанникий и Сергий; пресвитеры собора вынесли Корсунские кресты и запрестольную икону Богоматери; по бокам митрополитов поместились оо. Сакелларии, из которых один, протоиерей Росляков, держал на блюде св. крест, а другой сосуд со святой водой. Преосвященные архиепископы расположились сзади митрополитов на паперти, а архимандриты и прочее духовенство в два ряда до самых Царских врат. Два протодиакона, — В.И. Попов и А.З. Шаховцев, с кадилами стали впереди митрополитов. Когда Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР и ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ приблизились к паперти, Митрополит Палладий св. крестом осенил Их ВЕЛИЧЕСТВА и поднес его для целования, а Митрополит Иоанникий окропил св. водой. Затем Их ВЕЛИЧЕСТВА, с шедшим впереди Их с крестом Митрополитом Палладием, в начале пятого часа вечера вступили в собор. В эту минуту, по сигналу, данному комендантом, был произведен салют из орудий, а звон прекратился. Придворная капелла исполнила концерт: «Воспойте людие благолепно в Сионе». Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА прикладывались к местным иконам Спасителя и чудотворной иконе Владимирской Божией Матери, а затем направились к северной двери собора; здесь Они изволили приложиться к ковчегам с многоцелебной ризой Господней, гвоздем Христовым и ризой Божией Матери; ковчеги держали пресвитеры собора. Потом Их ВЕЛИЧЕСТВА проследовали в Петропавловский придел и здесь прикладывались к мощам Св. Петра Митрополита, а отсюда проследовали через солею главного храма к местной иконе Успения Богоматери и к мощам Св. Филиппа Митрополита и прикладывались к ним. Затем Их ВЕЛИЧЕСТВА сошли с амвона и у южного столба, возле патриаршего места, дослушали концерт; по окончании его, Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА, предшествуемые Митрополитом Московским Сергием с крестом в руке, двумя иподиаконами с трикирием и дикирием, изволили выйти из Успенского собора через южные двери и по помосту, покрытому коврами и красным сукном, проследовали в Архангельский собор. Начался вновь торжественный звон; крики «ура» оглашали воздух. При входе в собор, Их ВЕЛИЧЕСТВА у южных дверей были встречены членом Св. Синода архиепископом новгородским Феогностом с свв. крестом и водой. В соборе Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА изволили прикладываться к местным иконам Спасителя и Божией Матери, именуемой «Благодатное Небо», а также к мощам свв. Царевича Дмитрия, князя Михаила Черниговского и боярина его Феодора; поклонившись гробам Царственных своих предтеч, Их ВЕЛИЧЕСТВА вышли из Архангельского собора и, предшествуемые митрополитом московским со св. крестом, при торжественном колокольном звоне и кликах «ура» проследовали в Благовещенский собор, где при входе были встречены духовником Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВА о. протопресвитером И.Л. Янышевым с придворным духовенством. Владыка Митрополит Сергий, осенив Их ВЕЛИЧЕСТВА св. крестом, возвратился в Успенский собор. В Благовещенском соборе Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА изволили прикладываться к иконе Спасителя, чудотворному образу Донской Божией Матери. Затем, в предшествии о. духовника протопресвитера Янышева и хора придворной капеллы, исполнявшего тропарь «Спаси, Господи», ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ с прочими Особами Царской Фамилии, изволили направиться из собора через красное крыльцо во дворец. Поднявшись на верхнюю площадку, ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ поклонились народу. Трудно передать словами то, что произошло среди народа в эту высокознаменательную и глубоко взволновавшую всех минуту. Площадь огласилась таким восторженным «ура», что казалось, заколыхались стены Кремля. Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА через внутренние покои дворца вступили в святые сени, где Их ВЕЛИЧЕСТВА встретило духовенство придворного Верхо-Спасского собора; приложившись к св. кресту и приняв окропление св. водой, Их ВЕЛИЧЕСТВА изволили проследовать во Владимирский зал, при входе в который духовник Их ВЕЛИЧЕСТВ протопресвитер о. Янышев, осенив Их св. крестом, направился в храм Спаса, что за золотой решеткой. Из Владимирской залы Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА в предшествии верховного маршала, проследовали через Георгиевский, Александровский, Тронный и Екатерининский залы во внутренние покои. В то время, когда Их ВЕЛИЧЕСТВА вступили в Большой Кремлевский дворец, во всех храмах Москвы совершены были благодарственные молебствия. Вечером Их ВЕЛИЧЕСТВА отбыли в Александрийский дворец для говения.
Со времени торжественного вступления Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ в Москву, Александровский дворец, находящийся в Нескучном саду, стал центром всеобщего внимания; потому что в этом дворце, по давно установившемуся обычаю, ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ проводили все свои дни перед наступлением Священного коронования; здесь же, вместе с ГОСУДАРЕМ и ГОСУДАРЫНЕЙ, пребывала и Августейшая Мать Их, ГОСУДАРЫНЯ ИМПЕРАТРИЦА МАРИЯ ФЕОДОРОВНА.
Нескучный сад раскинут на окраине Москвы, недалеко от Воробьевых гор. Он изобилует вековыми деревьями, холмами и обрывами. Дворец, находящийся в этом саду, отстроен чрезвычайно просто, но изящно. Лучшим помещением этого дворца, по отделке, считается Большая парадная зала в два света: стены ее обложены белым мрамором, а потолок украшен великолепными фресками и отличной живописью. В третьем этаже дворца, в средине здания, помещается прекраснейший храм, привлекающий к себе внимание не столько блеском золота, сколько изяществом отделки. Свет льется в этот храм сверху, с потолка; стены храма покрыты малиновым сукном; одноярусный, простой работы, иконостас украшен превосходнейшею итальянской живописью; престол и жертвенник обтянуты серебряным глазетом с золотым позументом.
Уединенный храм Александрийского дворца был для ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ местом ежедневной молитвы во все время Их говения перед Священным коронованием: здесь Их ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА присутствовали за всеми Литургиями и Всенощными бдениями; только накануне Священного коронования ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ слушали Всенощное бдение не в Александрийском дворце, а в Кремле, в церкви у Спаса за золотой решеткой.
Уединение ГОСУДАРЯ и ГОСУДАРЫНИ на окраине Москвы, в Александрийском дворце, прерывалось на короткое время только двумя торжествами, имевшими характер подготовительных действий к великому дню Священного коронования, именно приемом чрезвычайных послов, прибывших в Москву для представительства от иностранных держав на коронационных торжествах, и освящением Государственного знамени в Оружейной палате.
Высочайший прием чрезвычайных послов происходил 10-го и 11-го мая в Большом Кремлевском дворце, в Екатерининском зале, от двух до четырех часов пополудни. По требованиям церемониала, этот прием обставлен был особенной торжественностью. Послы со всем своим персоналом являлись ко дворцу в полной парадной форме, в блестящих придворных каретах, в сопровождении церемониймейстеров и других чинов церемониальной экспедиции. По выходе из карет, послы со всем персоналом поднимались по почетной лестнице к блестящим залам дворца. По этой лестнице послов сопровождали скороходы, камер-фурьеры, гоф-фурьеры, церемониймейстер и два его помощника. В залах дворца послов встречали: обер-церемониймейстер, гофмаршал и обер-гофмаршал Высочайшего Двора. По вступлении в аудиенц-залу, послы вручали ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ свои вверительные грамоты и представлялись ГОСУДАРЫНЕ ИМПЕРАТРИЦЕ. После представления каждого посла, вводилась для той же цели в аудиенц-залу и вся посольская свита. По окончании всех представлений, послы с своими свитами выходили из дворца по тому же церемониальному порядку, по какому являлись во дворец.
Одно из почтеннейших мест между чрезвычайными послами, представлявшимися ГОСУДАРЮ и ГОСУДАРЫНЕ, принадлежало депутациям восточных патриархов: Константинопольского, Иерусалимского, Александрийского и Антиохийского. Представители первых двух патриархов,— Константинопольского и Иерусалимского, представив ГОСУДАРЮ свои грамоты, имели счастье, при этом, вручить Его ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ великолепнейшие подношения: Митрополит Филофей, представитель Константинопольского патриарха, поднес ГОСУДАРЮ икону Святителя и Чудотворца Николая в золотой ризе и драгоценных камнях, а Архиепископ Дамиан, представитель Иерусалимского патриарха, вручил Его ВЕЛИЧЕСТВУ серебряно-вызолоченное изображение Св. гроба Господня.
Освящение Государственного знамени происходило 12-го мая, около трех с половиной часов пополудни. Государственное знамя представляет собой квадратную, золотую ткань, обшитую по краям превосходной бахромой из нитей государственных цветов. На этой ткани, с обеих сторон, красиво изображен ИМПЕРАТОРСКИЙ орел с разными гербами. Древко, к которому прикреплено знамя, раскрашено в виде шахматных квадратиков из трех цветов: черного, серебряного и золотого. На самом верху древка находится золотой орел, а под ним красуется великолепный бант с двумя длинными концами из андреевской ленты. На этих концах вышиты серебром важнейшие даты из истории нашего отечества: год основания Российского государства, год крещения Руси, год избрания на царство Михаила Феодоровича Романова и год принятия Петром I Императорского титула. Вместе с длинными концами лент свешиваются по древку на длинных же шнурах две кисти, сделанные из нитей золотых, серебряных и черного шелка.
Порядок всей торжественной церемонии освящения знамени был следующий. В небольшом Трофейном зале Оружейной палаты были приготовлены два аналоя, из коих на одном положена была икона Спасителя, а на другом — Крест и Евангелие; рядом с аналоями поставлен был отделанный парчой столик с великолепной водосвятной чашей, а впереди аналоев и столика укреплено было в золоченой стойке Государственное знамя. Затем, в Трофейном зале собрались Великие Князья и Княгини, иностранные Принцы и Принцессы, министры и члены Государственного Совета, высшие чины царской свиты и некоторые другие лица. Наконец, в том же зале появились из внутренних покоев ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ. Немедленно после этого духовником Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ начат был чин освящения знамени.
По окроплении знамени Св. водой, духовник Их ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ, обратившись лицом к ГОСУДАРЮ, произнес следующую речь:
БЛАГОЧЕСТИВЫЙ ГОСУДАРЬ! Божественному промыслу благоугодно, законом престолонаследия, вручить Тебе, Самодержавному Вождю народов Всероссийского царства,— сие священное знамя его единства и могущества. Да объединяет же оно,— молимся Отцу Небесному,— всех Твоих подданных в беззаветной преданности Престолу и Отечеству и в самоотверженном исполнении каждым своего патриотического долга. Страшное врагам России, да будет оно Тебе в знамение помощи от Господа Бога, чтобы во славу Его Пресвятого имени, путем православной веры, добра и правды, мужественно, не взирая ни на какие преграды, вести народ свой к благоденствию, величию и славе. Да разумеют языцы, яко с нами Бог!
Освящение знамени закончилось многолетием ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ, ГОСУДАРЫНЯМ ИМПЕРАТРИЦАМ, НАСЛЕДНИКУ ЦЕСАРЕВИЧУ, всему Царствующему Дому и всему христолюбивому воинству. При исполнении многолетия хором певческой капеллы, ГОСУДАРЬ и ГОСУДАРЫНЯ прикладывались ко кресту и принимали окропление Св. водой.
13-го мая состоялось последнее всенародное оповещение через герольдов о дне Священного коронования. Для исполнения этой церемонии, повторявшейся в течение трех дней, назначен был особый отряд, в состав которого входили: два дивизиона кавалергардов и конно-гвардейцев, два хора трубачей и литаврщиков, церемониймейстеры и обер-церемониймейстеры, герольды и сенатские секретари, начальник всего отряда и его помощники — генерал-лейтенанты. Во всем этом отряде, по оригинальности одежд, представляли самую живописную группу герольды. На них были надеты: великолепные кафтаны из золотой парчи и роскошные оплечья, в виде далматиков, с вышитыми на них государственными гербами, темно-красные бархатные шляпы с золотыми галунами и страусовыми перьями государственных цветов, желтые сапоги с золотыми шпорами и таковыми же вышивками. На всех же остальных чинах: на начальнике отряда и его помощниках, на церемониймейстерах и обер-церемониймейстерах, а также на сенатских секретарях имелись через плечо только шелковые шарфы трех цветов Империи с золотой бахромой по концам.

Далее » » » Коронация Императора Николая II-го и его супруги 14 мая 1896 года

Категория: Владимир | Добавил: Николай (04.05.2021)
Просмотров: 73 | Теги: Владимир, Император | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

ПОИСК по сайту






Владимирский Край


>

Славянский ВЕДИЗМ

РОЗА МИРА

Вход на сайт

Обратная связь
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Web-site:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:



Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz

ТОП-777: рейтинг сайтов, развивающих Человека Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru